"Ложные друзья" переводчика

Межъязыковое явление "ложные друзья переводчика": возникновение, история вопроса, практические проблемы. Способы перевода псевдоинтернационализмов, амбивалентные синтаксические конструкции в структуре английского высказывания и фразеологических единиц.

Федеральное агентство по образованию

Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования

Томский государственный педагогический университет

Факультет иностранных языков

Кафедра перевода и переводоведения

Курсовая работа

ЛОЖНЫЕ ДРУЗЬЯ ПЕРЕВОДЧИКА

Выполнила: студентка 3 курса, 276 гр.,

Селемехина Стелла Атомовна

Научный руководитель:

старший преподаватель Голубев С.Н.

Томск 2010


Оглавление

Глава 1. Теоретические и практические вопросы межъязыкового явления «ложные друзья переводчика»

1.1 Возникновение «ложных друзей переводчика». История вопроса

1.2 Проблема «ложных друзей переводчика» при переводе

Выводы к главе 1

Глава 2. Практические вопросы межъязыкового явления «ложные друзья переводчика». Основные аспекты перевода

2.1 Способы перевода псевдоинтернационализмов

2.2 «Ложные друзья переводчика» в структуре английского высказывания. Амбивалентные синтаксические конструкции.

2.3 «Ложные друзья переводчика» в структуре фразеологических единиц

Выводы к главе 2

Заключение

Список литературы


Введение

Перевод имеет долгую историю. Своими корнями он восходит к тем далеким временам, когда праязык начал распадаться на отдельные языки и возникла необходимость в людях, знавших несколько языков и способных выступать в роли посредников при общении представителей разных языковых общин. Тем не менее, по ряду причин, в частности в силу его междисциплинарного характера, перевод оформился в самостоятельную науку лишь в начале ХХ столетия. В условиях расширения международных связей и обмена информацией переводоведение стремительно развивалось и в настоящее время пользуется статусом самостоятельной научной дисциплины со своей теоретической базой, концептуальным аппаратом и системой терминов. Известный отечественный переводовед В.Н. Крупнов так говорит о переводе: «перевод — это такая языковая деятельность, в которой нет места шаблону...» [Крупнов 1976: 6]

Как наука, переводоведение по мере своего развития охватывает все большее количество проблем и спорных положений. Пытаясь ответить на вопрос «как переводить?», исследователи фокусируют внимание на различных объектах перевода, которые зачастую являются источниками противоречивых мнений.

За последние годы возрос интерес исследователей к категории слов, называемых в литературе по переводу «ложными друзьями переводчика» (калька с французского fauxamisdutraducteur), т. н. межъязыковые относительные синонимы сходного вида, а также межъязыковые омонимы и паронимы. При переводе данной категории слов могут происходить ложные отождествления, поскольку межъязычные аналогизмы имеют некоторую графическую (или фонетическую), грамматическую, а часто и семантическую общность. Анализ примеров «ложных друзей» показывает, что наибольшее количество ошибок возникает при переводе интернациональной лексики. Интернациональные параллели характеризуются общностью смысловой структуры и поэтому легко отождествляются при переводе. Однако в результате таких отождествлений нередко возникают ложные эквиваленты, поскольку наряду с общностью в их смысловых структурах имеются и существенные различия, о которых переводчик часто забывает.

Исходя из всего вышесказанного, актуальность данной работы заключается в том, что это явление достаточно широко распространено, а количество ошибок, которые совершают не только обычные люди, но и сами переводчики высоко.

Объект исследования:межъязыковое явление «ложные друзья переводчика» в практике переводоведения.

Предмет исследования: «ложные друзья переводчика» в процессе перевода текста.

Цель исследования: попытаться разобраться с проблематикой данного явления и установить то, как можно избежать ошибок при переводе «ложных друзей переводчика».

Задачи исследования: разобраться в природе межъязыкового явления «ложные друзья переводчика»; проанализировать возможные ошибки при переводе данной категории слов; разобраться в приёмах и техниках, помогающих избежать неправильной интерпретации текста.

Методы исследования: анализ специализированной литературы по данному вопросу с целью обобщения имеющихся знаний; проведение исследования по данной проблеме.

Гипотеза исследования: знание специфики явления «ложные друзья переводчика» поможет избежать «подводных камней» при интерпретации текста.

Источниками для нашей курсовой работы послужили труды таких известных исследователей как Акуленко В.В., Бархударова Л.С., Комисарова В.Н., Коралловой С.П.


Глава 1. Теоретические и практические вопросы межъязыкового явления «ложные друзья переводчика»

1.1 Возникновение «ложных друзей переводчика». История вопроса

В практике переводческой и лексикографической работы, а также преподавания иностранных языков особые трудности представляет особая категория слов, известная как «ложные друзья переводчика». Роль межъязыковых синонимов играют слова обоих языков, полностью или частично совпадающие по значению и употреблению (и, соответственно, являющиеся эквивалентами при переводе). Межъязыковыми омонимами можно назвать слова обоих языков, сходные по степени отождествления звуковой (или графической) формы, но имеющие разные значения. Наконец, к межъязыковым паронимам следует отнести слова сопоставляемых языков, не вполне сходные по форме, но могущие вызвать у большего или меньшего числа лиц ложные ассоциации и отождествляться друг с другом, несмотря на фактическое расхождение их значений.

Все эти семантически несколько разнородные случаи объединяет то практическое обстоятельство, что слова, ассоциируемые и отождествляемые (благодаря сходству в плане выражения) в двух языках, в плане содержания или по употреблению не полностью соответствуют или даже полностью не соответствуют друг другу.

Принципиально следует различать «ложных друзей переводчика» в устной и письменной формах речи. Это требование обязательно в случае сопоставления языков с совершенно различными письменностями или, напротив, в случае языков с общей письменностью, но фонематически несходной лексикой.

Исторически «ложные друзья переводчика» являются результатом взаимовлияний языков, в ограниченном числе случаев могут возникать в результате случайных совпадений, а в родственных, особенно близкородственных, языках основываются на родственных словах, восходящих к общим прототипам в языке-основе.

В английском и русском языках слова этого рода в подавляющем большинстве случаев представляют собой прямые или опосредствованные заимствования из общего третьего источника (часто это интернациональная или псевдоинтернациональная лексика или параллельные производные от таких заимствований). Значительно меньше представлены результаты собственно англо-русских языковых контактов: слова английского происхождения в русском языке и русского происхождения в английском, хотя среди заимствованных слов этой группы иногда наблюдаются существенные расхождения со словами-образцами, затрудняющие носителям языка-источника понимание, казалось бы, «своего» слова в другом языке.

В английском и русском языках «ложные друзья переводчика», насчитывающие несколько тысяч слов, встречаются в пределах четырех частей речи: существительных, прилагательных, наречий и глаголов. В большом числе случаев в данной роли выступают не единичные слова, а все представители соответствующих словообразовательных гнезд. Естественно, для лиц, владеющих основами второго из языков, ложные отождествления имеют место лишь в сфере одинаковых частей речи: так, существительные ассоциируются с существительными и т. д., омонимия же частей речи, как правило, не вызывает затруднений. С семантической точки зрения вводящими в заблуждение оказываются слова, принадлежащие к аналогичным или смежным семантическим сферам или, во всяком случае, могущие оказаться в сходных контекстах; явно случайно совпадающие лексемы, по сути не встречающиеся в одинаковых контекстах (типа англ. rock «скала» — русск. рок), не вызывают ложных ассоциаций. Расхождения в парах «ложных друзей переводчика» могут намечаться в понятийном содержании, реалиях, стилистических характеристиках и лексической сочетаемости; на практике все эти типы расхождений нередко переплетаются.


1.2 Проблема «ложных друзей переводчика» при переводе

При изучении и использовании иностранного языка мы часто склонны переносить наши языковые привычки на чужую языковую систему. Родной язык, прочно укоренившийся в нас, толкает на ложные аналогии. Изучение «псевдоинтернациональных» слов помогает переводчику избежать многих ошибок, вызванных сходством формы слов при различии в их содержании.

«Ложные друзья переводчика», констатирует В.В. Акуленко [Акуленко: 14], вводят в заблуждение не только начинающих переводчиков, но и опытных мастеров.В действительности, как отмечают многие исследователи этой лексической категории, «ложные друзья переводчика» способны вводить в заблуждение не только людей, начинающих изучение языка и плохо владеющих им. Также опасно это языковое явление и для лиц, уверенно и практически удовлетворительно пользующихся иностранным языком, и даже иногда для специалистов-филологов (в том числе лексикографов, переводчиков-профессионалов, преподавателей). Так возникают многочисленные заблуждения, которые направляют переводчика в семантические кальки и случаи нарушений лексической сочетаемости или стилистического согласования не только в процессах пользования иностранной речью, но и при переводах на родной язык. Смысловая структура высказывания кажется переводчику вполне очевидной, но на самом деле оно может иметь совсем иное содержание. Обнаруживается, что английское высказывание специально направляет переводчика в ложном направлении. Возьмёмпростуюанглийскуюпоговорку: It is a long lane that has no turning. Казалось бы, на русский язык она переводится дословно: «Это длинная дорога, которая никуда не сворачивает». Но этот простой перевод оказывается «ложным другом». Англичанин таким странным для русского переводчика образом выражает совсем другую мысль: «Дорога, которая нигде не сворачивает, была бы такой длинной, что и существовать не может». Аналогичным образом направляет переводчика по ложному пути и другая английская поговорка: Itisagoodhorsethatneverstumbles. На первый раз взгляд, перевод элементарен: «Это хороший конь, который никогда не споткнётся». На самом деле смысл здесь таков: конь, который никогда не спотыкается, должен быть таким хорошим, что подобных коней вообще не бывает. При этом нельзя считать, что любые ошибки этого рода свидетельствуют о недостаточном владении чужим языком или о небрежности говорящего. Как признаётся в современной теоретической лингвистике, владение вторым языком в большинстве случаев не бывает вполне безукоризненным, а равно свободное абсолютно правильное параллельное использование двух языков является лишь теоретически допустимой абстракцией. Отсюда следует, что подавляющее большинство людей, знающих языки, может в различной степени допускать ошибки в словоупотреблении и переводе. И именно потребности практики перевода обуславливают исследования данного явления. Особенно это актуально для устного перевода, при котором очень важным навыком профессионального переводчика является навык переключения с одного языка на другой. Одной из закономерностей функционирования этого навыка является то, что навык переключения отдаёт предпочтение формально-знаковым связям. Имеются в виду прямые связи между эквивалентами двух языков при переводе без идентификации денотата (ситуации). Эта закономерность приводит к парадоксальному выводу, что смысловой анализ, который необходим для избегания ошибок в явлении «ложных друзей переводчика», становится фактором, тормозящим функционирование навыка переключения. В этом заключается одно из противоречий деятельности устного переводчика. Отказ в целом ряде случаев от денотативных связей (смысловой анализ) повышает эффективность функционирования навыка переключения, но игнорирование денотата приводит к таким ошибкам, как буквализмы.

В настоящее время термин «буквальный перевод» понимается некоторыми исследователями гораздо шире. Если в 1949 году Я.И. Рецкер ещё рассматривал буквализм как перевод по внешнему – графическому или фонетическому – сходству, то в 1970 году В.Г. Гак уже различает лексический, фразеологический, грамматический и стилистический буквализмы, считая их переводческой ошибкой в результате дословного воспроизведения форм подлинника.

Р.К. Миньяр-Белоручев считает, что ограничивать понятие «буквализм» неудачным воспроизведением форм подлинника нельзя. Если исходить из признаков, лежащих в основе этого явления, то следует различать:

– во-первых, элементарные буквализмы, при которых устанавливаются ложные связи между сходными буквенными и графическими знаками двух языков в результате доминирования семантологических связей разного или сходного языка (например: magazine – «магазин» вместо «журнала»);

– во-вторых, семантические буквализмы, при которых устанавливаются ложные звуковые связи двух языков в результате перевода по семантическим компонентам слова, словосочетания или по основному значению слова без учёта речевой ситуации (например: to take the chair – занять стул, вместо председательствовать; Smirnov speaking – говорит Смирнов, вместо Смирнов слушает);

– в-третьих, грамматические буквализмы, при которых в двух языках устанавливаются прямые ложные связи между способами исходного языка.

Грамматический буквализм представляет собой довольно распространённое явление в практике обучения иностранному языку, известное как явление интерференции. Исследование различных видов буквализмов показывает, что речь идёт не о замене более сложных связей простыми, а об отказе от дальнейшего поиска за счёт использования уже имеющихся простых и сложных связей. Так в случае элементарного буквализма поиск решения на перекодирование ограничивается источником денотативной связи. В случае буквального семантического перевода на первый план выступают доминирующие сигнификативные связи. Это же наблюдается и при грамматическом буквализме, если сигнификативными связями называть отношения грамматического значения. Однако же, в некоторых случаях буквальный перевод имеет место быть в случае с интернациональной лексикой, которую мы рассмотрим во второй главе нашей работы.

Выводы к главе 1

В первой главе нашей работы было дано определение межъязыкового явления «ложные друзья переводчика» и был сделан экскурс в историю вопроса данной проблемы. Нами было исследовано отражение такого феномена как «ложные друзья переводчика» в русском и английском языках. Всё это тесно связано с понятием «буквализм», которое рассматривалось известными учеными, такими как Рецкер, Миньяр-Белоручев и др. Кроме того, были приведены примеры переводческих заблуждений при рассмотрении английских поговорок.


Глава 2. Практические вопросы межъязыкового явления «ложные друзья переводчика». Основные аспекты перевода

2.1 Способы перевода псевдоинтернационализмов

При сравнении английского и русского языков можно выявить значительное количество слов, имеющих сходное написание или звучание. В основном эти заимствования − либо из одного языка в другой, либо − это чаще − обоими языками из третьего, общего источника: как правило, латинского, греческого, французского (parliament, diplomat, method, theory, organization, etc.). Слова такого рода могут, как помогать, так и мешать переводчику. Помощь они оказывают в тех случаях, когда за внешним сходством стоит совпадение значений. Независимо от контекста слово zink будет переводиться как цинк, chameleon как хамелеон, panorama как панорама, а classical music как классическая музыка. Такую лексику принято называть интернациональной. Не следует недооценивать её роль в переводе. Для изучающего язык эти слова как бы служат опорами, на которых строится смысл текста. Обратите внимание на то, как много сходных с русскими лексических единиц, в предложении, взятом из журнальной статьи:

The logic and strategy behind the U. S. Administration proposals were that the country might, over time, be willing to reduce drastically, perhaps someday to eliminate , its garrisons on this territory .

Однако, будучи заимствованным другим языком, слово может обрести новые значения, его семантическая структура может полностью измениться. Не исключены и чисто случайные совпадения. Такие слова принято называть псевдоинтернациональными. Как было выше сказано, они получили своё название от французского faux amis de traducteur − «ложные друзья переводчика». В той же мере, в какой интернациональная лексика служит подспорьем переводчику, псевдоинтернациональная может являться помехой − вводить в заблуждение, толкать к разного рода оплошностям и ошибкам. «Ложные друзья» не так опасны, когда их значения настолько расходятся со значениями сходных с ними русских слов, что ближайший контекст исключает возможность неправильного понимания, а, следовательно, и перевода. Никому не придёт в голову переводить toreadamagazine как читать магазин или tolaysmb. underanobligation как положить кого-либо под облигацию. Любой учащийся сам или с помощью словаря переведёт эти словосочетания как читать журнал и связать кого-либо обязательством.

В устной речи сама экстралингвистическая ситуация нередко подсказывает правильный смысл. При переводе письменного текста мы лишены такой дополнительной опоры. Однако магия внешнего сходства слов настолько велика, что даже опытные переводчики подчас, попадая под неё, допускают ошибки. Для начинающего переводчика псевдоинтернациональная лексика особенно опасна. Возможно, определённую помощь ему окажут следующие напутствия:

1. нельзя забывать о том, что у ряда слов в обоих языках сходство чисто формальное − у них нет ни одного общего, пересекающегося значения. При этом контекст зачастую не подаёт сигналов о том, что напрашивающееся по аналогии «соответствие» − ложное. В основном, это бывает следствием того, что разноязычные «аналоги» принадлежат к одному кругу понятий. К примеру, английское слово decade и русское декада означают определённый отрезок времени, но первое − десятилетие, а второе − десять дней. Английское biscuit и русское бисквит относятся к гастрономической сфере, но первое − это сухое печенье, галета, а второе − выпечка из сладкого сдобного теста. Вот ещё несколько примеров:

She has a very fine complexion. У неё чудесный цвет лица (а не «комплекция»).

This work is done accurately. Эта работа выполнена точно (а не «аккуратно»).

Well, he must be a lunatic . Он, должно быть, сумасшедший (а не «лунатик»).

This is a literal translation of the text. Это буквальный перевод текста (а не «литературный»).

This boy is very intelligent . Это очень умный мальчик (а не «интеллигентный»).

2. еще большую опасность несут в себе слова, которые при наличии общего значения с соотносимыми с ними русскими словами имеют и другие значения, не присущие последним. Например, fiction − это не только фикция, но и художественная литература, беллетристика, false − это не только фальшивый, но и ошибочный, искусственный (о волосах, зубах), officer − это не только офицер, но и чиновник, полицейский, капитан на торговом судне и т. д.

3. Такая лексика составляет большую часть «ложных друзей переводчика» и поэтому требует особого внимания. Страховкой от ошибок может быть лишь очень внимательный анализ контекста и проверка всех значений слова по словарю. Приводимый ниже пример − иллюстрация того, насколько необходимо пристально вчитываться в оригинал, чтобы выбрать нужное значение слова и увязать все звенья текста:

The African nation of Togo has sent more physicians and professors to France than France has sent to Togo.

Эта, на первый взгляд, кажущаяся очень простой фраза содержит в себе две «ловушки». Даже миновав первую − слово physician, которое означает врач, доктор (а не физик), − можно попасть во вторую и перевести: «Африканское государство Того отправило больше врачей и профессоров во Францию, чем Франция в Того». Однако логическая неувязка даже в рамках внутрифразового контекста должна насторожить переводчика: ведь врач может быть профессором и наоборот (т. е. одно понятие включает в себя другое, которое, соответственно, является частным случаем первого).

Английское предложение не содержит в себе этого логического сбоя, так как слово professor имеет и значение преподаватель. Дополнительное подтверждение правильности выбора именно этого значения содержится в другом месте той же самой статьи, посвящённой утечке умов из развивающихся стран:

Young physicians, nurses, engineers and teachers are abandoning poor countries for richer ones.

В этой же группе «ложных друзей переводчика» есть немалое количество слов, у которых общее с русским сходным словом значение не является основным, ведущим, оно менее частотно и находится на периферии словарной статьи: novel − это в первую очередь роман и гораздо реже новелла; partisan − это сторонник, приверженец и значительно реже партизан; sympathetic − это сочувственный, полный сочувствия и исключительно редко симпатичный и т. д. Фактор частотности надо принимать во внимание, нередко он играет не последнюю роль в выборе нужного соответствия в переводе.

4. очень часто, даже в тех случаях, когда в контексте реализуется как раз то значение, которое является общим для английского и русского слов, приходится отказываться от одноимённого соответствия из-за различных норм сочетаемости в русском языке. К примеру, если Administration of the U. S. переводится как администрация США, то coalition Administration как коалиционное правительство. При переводе целиком состоящего из интернациональных слов словосочетания theoretical and organizational defects желательно из соображения более привычной, естественной сочетаемости заменить последнее слово: теоретические и организационные просчёты (промахи). Иногда − опять-таки под давлением норм сочетаемости − в переводе удобно воспользоваться готовыми клише: «…the general and his fellow-officers» «…генерал и его товарищи по оружию»; «…unpopular nature of the KKK bands» «…дурная слава ку-клукс-клановских банд».

Использование подобных устойчивых сочетаний придаёт переводу естественность звучания и в какой-то мере компенсирует возможные стилистические потери в других участках текста.

5. нельзя упускать из виду, что одноимённые соответствия в обоих языках могут иметь разную эмоционально-оценочную окраску. Так, до недавнего времени слово бизнесмен в русском языке несло в себе отрицательный заряд, хотя в английском языке, из которого оно было заимствовано, употребляется в основном нейтрально. Поэтому в переводах часто приходилось пользоваться сочетанием деловые люди, представители деловых кругов.

Семантическая структура английского слова nationalism представлена как значением с отрицательными коннотациями − национализм − так и значениями с явно выраженной положительной оценкой − национальное самосознание; патриотизм, стремление к национальной независимости.

6. за сходной оболочкой в разных языках могут стоять различные понятия, связанные с жизнью и историей данной страны.

У носителей русского языка слово «революция» связано, в первую очередь, с представлениями о событиях 1917 года, у англичан the Revolution − с происшедшим в 1688 году свержением с престола Якова II, у американцев − с войной за независимость 1775-1783 гг.

Во избежание ложных ассоциаций в переводе нередко приходится отказываться от внешне сходного соответствия и использовать обозначение, явное и недвусмысленное для читателей:

The American Revolution was, in truth, a close parallel to the wars of national liberation that have erupted in the colonial and semi-colonial regions of the present… Война за независимость в Америке − прямой прототип национально-освободительных войн в колониальных и полуколониальных странах в настоящее время…

Но в другом контексте слово revolution реализует своё другое значение, зарегистрированное в словаре, с коннотациями отнюдь не положительными:

The Revolution in Chile was headed by Pinochet. Переворот в Чили возглавил Пиночет.

Экстралингвистикаиучётфоновыхзнанийчитателяопределяютвыборвариантаивследующемслучае: «…the counter-revolutionary organization was set up to suppress the Negro-poor white alliance, that sought to bring democracy to the South in the Reconstruction period …»

По-видимому, не каждому читателю будет понятно, что такое период Реконструкции, хотя в специальной исторической литературе это сочетание переводится именно так. Здесь предпочтительнее перевод, несущий в себе разъяснение, − в таком случае любой читатель получит необходимый для понимания объём информации: «…эта контрреволюционная организация была создана плантаторами юга для подавления совместной борьбы негров и белых бедняков, которые добивались установления демократии на юге после отмены рабства…»

В другом случае наличие фоновых знаний у переводчика поможет ему правильно перевести такое сочетание как The Emancipation Proclamation − название закона об отмене рабства, который был принят правительством президента Линкольна. С «эмансипацией» в нашем понимании этого слова оно не имеет прямых связей, поэтому вероятность ошибки не исключена.

Из всего сказанного нетрудно заключить, что данная группа лексики требует повышенного внимания со стороны переводчика. Тщательный анализ контекста − как узкого, так и широкого, − словари и энциклопедии могут обезопасить «ложных друзей переводчика» и даже превратить их в помощников при переводе.

2.2 «Ложные друзья переводчика» в структуре английского высказывания. Амбивалентные синтаксические конструкции

В практике перевода остаётся несистематизированным и неизученным другой вид «ложных друзей», где причиной ошибки служит не слово, а целое высказывание, неправильно понятое переводчиком, вследствие чего имеет смысл призадуматься о том, можно ли распространить понятие «ложный друг» на уровень структуры высказывания.

По ложному пути могут направить мысль переводчика и структуры таких высказываний, как You can't be too careful или I don't think much of him. Действительно, можно ошибиться и перевести их соответственно как «Нельзя быть слишком осторожным» (вместо правильного варианта «Лишняя осторожность не помешает») и «Я не так много о нём думаю» (вместо «Я о нём невысокого мнения»). В последнем примере весьма сложным для русского языкового мышления образом выражается мысль, что при указанном условии, как бы вы ни были осторожны, это никогда не будет «слишком». То есть вам советуют быть как можно осторожнее. В основе английского высказывания лежит особое ударение на понятии «слишком». В той же роли может выступать и понятие «достаточно», с помощью которого создаётся вариант «ложного друга». Например, английской хозяйке дома надоели засидевшиеся гости, и она может произнести следующую фразу: They can not go fast enough. То есть, как бы скоро они ни ушли, это не будет для неё достаточно быстро. Дело не в том, что гости не умеют двигаться, а просто за этим «ложным другом» скрывается пожелание: «Скорее бы они ушли».

Разумеется, опытный переводчик знает, что public house — это не «публичный дом», а всего навсего британская разновидность пивной, а public school — вовсе не публичная, а, напротив, привилегированная частная школа в Британии. Однако и его может озадачить английское высказывание типа: I am satisfied that I alone am guilty of the disaster, поскольку выражение to be satisfied он во многих случаях переводил «быть удовлетворенным, довольным» и не встречал его в значении «быть убежденным, уверенным».

Нередко подводят переводчика и высказывания с хорошо знакомыми ему союзами и предлогами. Они, как правило, многозначны и могут обозначать разные отношения между знаменательными словами (например, as может быть союзом времени, причины, сравнения). Вотфраза: «He was as liberal with his money as any other officer in the British army». Казалось бы, это должно означать, что все английские офицеры отличаются такой же щедростью, как тот, о котором идёт речь. На самом деле имеется в виду, что он не уступал в щедрости никому из них. В крайнем случае, можно назвать его «одним из самых», но структура as...any как будто предназначена для того, чтобы переводчик решил, что речь идёт о всеобщем равенстве какого-то признака.

Мы знаем, что good — это «хорошо», но as good as вовсе не означает сравнение двух положительных признаков, а может просто выражать равенство или подобие любых признаков — положительных или отрицательных. В некоторых случаях as good as фактически означает as bad as — например, в поговорке a miss as good as a mile, где утверждается, что слегка промахнуться — это ничуть не лучше, чем промахнуться на целую милю. Любопытно, что само по себе as bad as не употребляется для обозначения простого равенства, и во всех случаях bad — это плохо.

Не менее «вредным» может оказаться и союз if. С его помощью создаётся десяток типов английских высказываний, не имеющих отношения к условию или переводимых без участия союза «если». Вот группа эмфатических высказываний: She is a sixty if a day! — Да ей же все шестьдесят!; It is a wonderful day there ever was one. — День сегодня действительно великолепный. Или группа эмоциональных высказываний: If it is not wonderful for words! — Как это замечательно! Просто нет слов!; If it is not Mr. Smith! — Ды ведь это сам г-н Смит! [Ермолович 2007: 3]

Далее следуют ошибки, сделанные переводчиком на основе неправильно понятой синтаксической структуры предложения. Под синтаксическими структурами понимают «чистые» схемы высказываний или его частей, определяемых по составу частей речи и словоизменительных форм. В качестве примера можно привести предложение, построенное по схеме: «подлежащее + сказуемое + инфинитивная группа»: He came in to find her in bed. В отличие от чисто синтаксических структур в лексико-синтаксические конструкции обязательно включены конкретные лексические единицы. Примером такой конструкции является оборот «подлежащее + глагольное сказуемое + only + инфинитивная группа»: He drove all the way to Wyoming, only to find that his friend could not meet with him. К лексическим единицам, встречающимся как устойчивая часть лексико-синтаксических конструкций, относятся союзы, местоимения, местоимённые наречия и другие служебные слова. Теперь посмотрим, при каких обстоятельствах подобные конструкции могут вводить переводчика в заблуждение. Возьмёмпредложение: He did not leave you because of my influence. Возможны два варианта интерпретации высказывания:

а) Он не ушёл от тебя, потому что это я повлиял на него.

б) Он ушёл от тебя не потому, что это я повлиял на него.

Разница в смысле этих двух предложений огромна: в первом предложении речь о том, как был предотвращён разрыв отношений, во втором — о том, из-за чего такой разрыв состоялся. Что же является причиной ошибки переводчика, если он дал неверный ответ и исказил смысл высказывания? Видимо, неправильная интерпретация структуры высказывания, которая допускает два варианта логико-семантических связей между его компонентами. В первом случае отрицание относится к сказуемому, в другом — к обстоятельству.

Теперь рассмотрим другой тип неопределённости внешней структуры высказывания, реализованный в предложении: He went to the United States to settle down there. Данное предложение может быть истолковано двояко:

а) Он уехал в Соединенные Штаты, чтобы обосноваться там навсегда.

б) Он уехал в Соединенные Штаты и обосновался там.

Различие в двух высказываниях определяется разными логическими значениями обстоятельства, выраженного инфинитивом: в одном случае это значение цели (намерения), а в другом — значение последующего действия. Я.И. Рецкером был предложен специальный термин «амбивалентные синтаксические конструкции». Он выделил следующие амбивалентные синтаксические конструкции:

- «глагол have + существительное + причастие» (пример: He had his horse killed), которая может обозначать либо действие, совершённое без участия или даже против желания субъекта, либо действие,инициатором которого был сам этот субъект («Он отправил свою лошадь на живодёрню»);

- «глагол be + the + порядковое числительное + инфинитив» (пример: He was the first to speak), которая может иметь модальное значение долженствования («Он должен был выступать первым») или значение изъявительного действия («Он выступал первым»);

- «существительное либо местоимение во множественном числе + плюс группа однородных глаголов» (пример: He begged and bribed and threatened the others»): такая конструкция может обозначать либо последовательные действия в отношении группы лиц или объектов («Других он то уговаривал, то задабривал, то угрожал им»), либо параллельные действия в отношении нескольких разных лиц или объектов («Одних он завербовал уговорами, других — задабриванием, третьих — угрозами»);

- «as + прилагательное или наречие + as + any» (пример: I learned to dance as well as any of them) — сравнительный оборот со значением либо равенства объектов, сопоставляемых по какому-то признаку (« Я научилась танцевать не хуже любой из них»), либо превосходства одного объекта над другими («Я научилась танцевать, как ни одна из них»).

- Категории, выделенные Я.И. Рецкером показывают, что среди амбивалентных конструкций есть как чисто синтаксические конструкции, так и лексико-синтаксические обороты.

Как видно из приведённых примеров, английское высказывание может направить переводчика по ложному пути либо всем своим содержанием в целом, либо вследствие наличия в нём слов или словосочетаний, которые переводчик привык понимать совсем иначе. Эту интересную тему стоит изучать и дальше. Возможно, удастся выявить другие категории синтаксических структур, вызывающих трудности в истолковании и переводе.


2.3 «Ложные друзья переводчика» на примере фразеологических единиц

Термин «ложные друзья переводчика» является по сути дела метафорой и, как любая метафора, может допускать различные толкования. Возможность многообразной интерпретации этого термина оказывается даже удобной, когда предметом исследования становятся фразеологизмы, эти «капризы языка», во многом определяющие его колорит и специфику.

Если на лексическом уровне проблема «ложных друзей» переводчика уже рассматривалась нами выше, то на уровне фразеологии она требует повышенного внимания. А между тем ошибок, допущенных при передаче фразеологизмов с одного языка на другой, как в учебных, так и в опубликованных переводах немалое количество, и сам этот факт говорит о том, что проблема стоит достаточно остро.

Отнюдь не претендуя дать полное разрешение данного вопроса, мы постараемся раскрыть причины наиболее типичных ошибок, наметить так называемые «зоны повышенной опасности».

Под фразеологизмом принято понимать устойчивые словообразования полностью или частично с переосмысленным значением.

Иносказательность содержания, свойственная фразеологической единице (ФЕ), уже как будто призвана выделить ее из речевого потока, в большей мере фиксировать на себе внимание получателя сообщения. Правда, это в первую очередь относится к фразеологизмам с частично переосмысленным значением, в которых нарушена лексическая (реже лексико-грамматическая) дистрибуция.

Отсутствие прототипов в числе свободных словосочетаний служит гарантией того, что ложными друзьями переводчика никогда не окажутся такие ФЕ, как sun’s eyelashes – сноп солнечных лучей сквозь тучи, make head against smth. – успешно сопротивляться, подниматься, восставать против, go the whole hog – делать (что-л.) основательно, доводить до конца, make headlines – стать темой газетных заголовков, попасть на страницы газет и т. п. Даже если переводчик не знаком с тем или иным оборотом, его насторожит нарушение привычной логической связи, и он непременно заглянет в словарь.

Иначе обстоит дело с устойчивыми выражениями, имеющими прототип в виде свободного словосочетания. Правда, во многих случаях на выручку приходит контекст. Из него нередко поступают сигналы к недопустимости буквального толкования фразеологизма, надо только эти сигналы не просмотреть. Однако иногда ограниченность объема контекста или отсутствие специфически выраженной связи с ним фразеологизма приводят к грубым переводческим ошибкам. Все компоненты выражения воспринимаются буквально, и смысл соответственно искажается.

Очевидно, это «зона наиболее повышенной опасности» для переводчика, которую мы обозначим как зону № 1.

1. Например, не во всех контекстах легко узнать такие ФЕ, как to hang one’s hat – поселиться или надолго остановиться (у кого-л.), to measure one’s length – растянуться во весь рост, грохнуться, to hold the baby – отдуваться за кого-л. и т. д. Предложения Не measuredhis length или He left me holding the baby не содержат в себе необходимых сигналов на то, что их надо понимать иносказательно.

Фразеологизм to dine with duke Humphrey – уст. остаться без обеда может по ошибке быть истолкован буквально в таком отрезке текста: «Не will have no choice but to dine againwithDikeHumphrey» . Выражение toletone’shairdown (букв. «распустить волосы») подверглось двойному переосмыслению, что дало в результате фразеологизм, наделенный двумя значениями: 1. вести себя непринужденно, не считаться с условностями; 2. разоткровенничаться, излить душу. Однако не всегда легко разграничить свободное и фигуральное значения в контексте.

Например: Jane is a very nice girl. I’m sorry I’ve never seen her let her hair down.

Только тщательный учет всех текстовых и ситуативных факторов может помочь найти правильное решение, когда фразовый контекст оказывается недостаточным.

2. «Ложными друзьями» можно назвать фразеологизмы и в тех случаях, когда они вызывают ошибочные, ложные ассоциации как фразеологического, так и нефразеологического характера.

Английское выражение more dead than alive, иногда ошибочно переводимое как ни жив, ни мертв, означает в самом деле состояние крайней усталости.

Фразеологизм to pull the devil by the tail (быть в затруднительном положении, в стесненных обстоятельствах) может направить русского читателя, пытающегося опереться на его внутреннюю форму, по ложному следу. Эту фразу по аналогии с русскими выражениями «держать бога за бороду» или «поймать за хвост жар-птицу» можно ошибочно истолковать чуть ли не в обратном смысле («быть хозяином положения», «быть везучим»).

Образ, лежащий в основе английской идиомы a heart of oak, также может привести к ложным ассоциациям, связанным с представлением о душевной глухоте, черствости или даже жестокости человека. В действительности же идиома имеет определенно положительную оценочность и характеризует человека как храброго, мужественного, отважного.

Встретив устойчивый оборот to pass the time of the day, невнимательный переводчик может пойти по самому легкому пути и по аналогии с русским, формально напоминающим его «соответствием», передать как «проводить время, проводить день», особенно, если в контексте не имеется к этому никаких противопоказаний, как, например, в предложении: Не waspassingthetimeofthedaywithoneofhissecretaries.

На самом деле фразеологизм означает следующее:

1. здороваться, обмениваться приветствиями с кем-л.;

2. поболтать, коротать время с кем-л.

Если не искаженным, то, по крайней мере, неточным окажется перевод ФЕ every so often оборотом очень часто. Синонимом данного выражения является фразеологизм every nowandthen, и правильным переводом предложения EverysooftenheandIgotoafootball together будет: Время от времени (иногда) мы вместе с ним ходим на футбол.

Не следует опираться на буквальные значения компонентов и при переводе устойчивого комплекса to give the lie to smb., так как это может привести к прямо противоположному результату, т. е. к семантическому антониму исходного выражения. Данная ФЕ означает не «обмануть кого-л.», а уличить, изобличить кого-либо во лжи.

3. Другая опасная зона представлена оборотами, имеющими в рамках иностранного языка сходные по форме выражения, наделенные совершенно отличной семантикой. Неумение внимательно вчитаться в текст и увидеть в каждом выражении самостоятельную языковую единицу с определенным кругом значений является причиной того, что такие фразеологизмы могут превратиться в «ложных друзей» и сослужить недобрую службу. Многолетняя практика преподавания перевода показывает, что выражение to wait onsmb. нередко принимается студентами за очень схожее сочетание с послелогом – tо waitforsmb. и в результате простейшая фраза Abeautifulgirlwaswaitingonmeinthiscafй может быть переведена неправильно:

«В этом кафе меня ждала (а надо: обслуживала) очень красивая девушка».

ФЕ to make good time втакомнейтральномпредложении, как We made very good time on our trip to Florida, можетбытьошибочнопринятозавыражение to have a good time. На самом деле первое относится только к быстрой езде и означает: быстро пройти или проехать какое-либо расстояние, развить (большую) скорость. Эту фразу следовало бы перевести так: Мы очень быстро добрались до Флориды.

Фразеологизм to put one’s nose in означает показываться, появляться где-либо, и его не следует путать с выражением to put one’s nose into – совать нос в чужие дела.

4. К четвертой «зоне повышенной опасности» мы отнесем фразеологизмы, у которых имеются ложные двойники, т.е. ФЕ, совпадающие с ними по форме, но полностью расходящиеся по содержанию.

Это такие выражения, как: wind in the head – пустое воображение, зазнайство (а не «ветер в голове»); see eye to eye (with smb.) – быть полностью согласным с кем-либо, (а не «видеться сглазу на глаз»); lead bу the nose – всецело подчинить себе (а не «водить за нос»); stretch one’s legs – размять ноги, прогуляться (а не «протянуть ноги»); stew in one’s own juice – страдать по своей собственной глупости, расхлебывать кашу, которую сам заварил (а не «вариться в собственном соку»); run smb. to earth – разыскать, достать из-под земли (а не «загнать кого-л. в землю»); under one’s hand – собственноручно, за собственной подписью (а не «под рукой»); put (throw) salt on smb. tail – поймать, изловить кого-л. (а не «насыпать соли на хвост» т. е. сделать неприятность, сильно досадить кому-л.).

Эти ФЕ — «ложные друзья» — настоящие ловушки для переводчиков но, к счастью, число таких совпадений в сопоставляемой нами паре языков невелико, и количество ошибок относительно небольшое.

5. К пятой зоне мы отнесем многозначные ФЕ, у которых в ПЯ имеются соответствия, совпадающие по форме и частично по содержанию. Собственно говоря, «ложными друзьями» оказываются фразео-семантические варианты этих выражений, т.е. те значения ФЕ, которые не совпадают в двух языках. К примеру, английский фразеологизм over smb.’s head – через чью-либо голову, совпадает с русским только в одном из своих значений – «не посоветовавшись с кем-л., обойдя кого-л.», но не совпадает в других значениях: 1. Выше чьего-л. понимания; 2. амер. не по средствам ; не имея возможности расплатиться.

Устойчивый оборот on the side имеет с русским фразеологизмом на стороне два совпадающих значения: 1. дополнительно, в придачу: to make money on the side — зарабатывать на стороне; 2. тайком, по секрету: “Ihateditwhenyouhadyourtiresomelittleaffairsontheside – «Я ненавижу все эти твои любовные интрижки на стороне».

6. В последнюю группу «ложных друзей» включены соответствия, которые можно было бы назвать формально-семантическими, т.е. это ФЕ, совпадающие в соотносимой паре языков как по форме, так и по содержанию. Но по целому ряду причин – либо в силу расхождения объема содержания, либо из-за различий в лексико-грамматических дистрибуциях, либо из-за специфики оценочных нюансов значений, переводчик нередко вынужден отказываться от таких соответствий.

Так, английскому фразеологизму to get out of hand соответствием можно считать совпадающий по значению и сходный по форме (за исключением числа существительного) русский оборот отбиться от рук. Это соответствие нас вполне устраивает при переводе следующей фразы: “Thechildrengotoutofhandwhiletheirparentswereaway” – За время отсутствия родителей дети совсем отбились от рук.

Но в предложении Whatcausedthemeetingtogetoutofhandyesterday? мы вынуждены отказаться от этого соответствия. «Почему собрание вчера прошло так неорганизованно?» – вот один из возможных вариантов перевода этого предложения. Следовательно, объем семантики сопоставляемых единиц различен. В английском языке сфера употребления фразеологизма шире: togetoutofhand = togetoutofcontrol.

Давая краткий обзор вышесказанному, мы считаем нужным еще раз остановиться на следующих моментах:

Фразеологизмы – как и слова – могут оказываться «ложными друзьями переводчика». Разнообразие их типов велико, и это, к сожалению, приводит к многочисленным переводческим ошибкам. Мы попытались выделить несколько «зон повышенной опасности» при переводе ФЕ, т. е. вскрыть следующие наиболее типичные причины, ведущие к ошибочному переводу:

1. Буквальное восприятие фразеологизма и, соответственно, перевод его как свободного словосочетания.

2. Перевод ФЕ по ложной ассоциации оборотом как фразеологического, так и нефразеологического характера.

3. Смешение в рамках иностранного языка на этапе восприятия текста сходных по форме, но различных по содержанию ФЕ.

4. Перевод ФЕ формальным соответствием, т.е. идиоматичным оборотом, имеющим ту же форму, но другое содержание.

5. Полное отождествление частичных соответствий, имеющих несовпадающие фразео-семантические варианты.

6. Использование для перевода ФЕ формалъно-семантических эквивалентов без учёта специфики их дистрибуции, семантических нюансов и оценочных факторов.

Представляется, что внимательный подход к проблеме перевода фразеологических оборотов помог бы значительно сократить число переводческих оши6ок.

Выводы к главе 2

Вторая глава посвящена видам «ложных друзей» переводчика. Каждый имеет свои особенности и создает определённые трудности переводчику при интерпретации текста. На конкретных примерах мы сопоставили и систематизировали возможные ошибки при переводе данной категории слов. Подробно составлены соответствующие рекомендации, помогающие избежать «подводных камней» при встрече с «ложными друзьями».


Заключение

Перевод — это, несомненно, очень древний вид человеческой деятельности. В переводческой практике существует понятие трудностей перевода. Одним из составляющих этого понятия являются «ложные друзья переводчика»,−− межъязыковое явление, достаточно изученное в переводческой литературе, но, тем не менее, представляющее особый интерес для переводчиков и лингвистов. Ведь данная категория слов может вводить в заблуждение даже опытных переводчиков, на высоком уровне владеющих языком, приводя к возможным искажениям смысла при переводе.

Мы выяснили, что данное межъязыковое явление возникло в результате взаимного влияния двух родственных языков. Это так называемые омонимы и паронимы - пары слов в двух языках, похожих по написанию или произношению, часто с общим происхождением, но отличающихся в значении. Эти слова могут создавать определенные трудности при переводе текста. Во второй главе мы описали виды «ложных друзей». Помимо отдельных слов, «ложных друзей» переводчика можно рассматривать на уровне отдельных высказываний и синтаксических структур, а, кроме того, на уровне фразеологических единиц. Подробно рассмотрены особенности каждого из них и непосредственно на примерах разобраны характерные ошибки, которые могут возникнуть при переводе. Исходя из этого, были предложены рекомендации, помогающие переводчику не допустить возможного искажения семантики переводимого текста.

Безусловно, данная тема довольно распространена в переводческой литературе и требует более подробного тщательного исследования. В силу её актуальности в будущем мы планируем углубиться в изучение данного вопроса.


Список литературы

1. Алимов, В.В. Теория перевода. Перевод в сфере профессиональной коммуникации / В.В. Алимов.— М.: Ком Книга, 2006.— 158с.

2. Борисова, Л.И. Ложные друзья переводчика / Л.И. Борисова.— М.: НВИ-Тезаурус, 2005.—211с.

3. Ермолович, Д.И. «Ложный друг» оказался вдруг и не друг, и не враг, а так // Журнал переводчиков «Мосты».—2007.—№4.—.С. 33-40

4. Коваленко, А.Я. Общий курс научно-технического перевода / А.Я.Коваленко.— Киев: ИНКОС, 2004.—313с.

5. Комиссаров, В.Н. «Ложные друзья» переводчика в структуре английского высказывания // Журнал переводчиков «Мосты».—2005.—№2.—С.15-17

6. Крупнов. В.Н. В творческой лаборатории переводчика / В.Н. Крупнов.— М.: Международные отношения, 1976.—189с.

7. Миньяр-Белоручев, Р.К. Теория и методы перевода / Р.К. Миньяр-Белоручев.—М.: 1996.—154с.

8. Мухортов, Д.С. Практика перевода. Английский↔Русский / Д.С. Мухортов.—М.: Высшая школа, 2006.—256с.

9. Рецкер, Я.И. Пособие по переводу с английского на русский / Я.И. Рецкер.—М.: Наука, 1976.—215с.

10.Рецкер, Я.И. Теория перевода и переводческая практика / Я.И. Рецкер.—М.:Р. Валент, 2004.—189с.

11.Сдобников, В.В. Теория перевода / В.В. Сдобников, О.В. Петрова.—М.:Изд-во «Восток-Запад», 2006.—С.5-425

12.Слепович, В.С. Настольная книга переводчика с русского языка на английский / В.С. Слепович.— Минск: ТетраСистемс,2006.—298с.

13.Тюленев, С.В. Теория перевода / С.В. Тюленев.— М.: Гардарики, 2004.—330с.

Интернет-ресурсы

14. Акуленко, В.В. О «Ложных друзьях переводчика». [Электронный ресурс] — Режим доступа: http://linguistic.ru/index.php?id=79&op=content

15. Коралова, А.Л. Осторожно — фразеологизм. [Электронный ресурс] — Режим доступа: http:// thinkaloud.ru

16. Самойлов, Д.В. Ложные друзья переводчика. [Электронный ресурс] — Режим доступа: http://www.lingvotech.com/lognie_dryzya1

17. «Ложные друзья переводчика». [Электронный ресурс] — Режим доступа: http://www.norma-tm.ru/false_friends.html

18. «Ложные друзья переводчика». [Электронный ресурс] — Режим доступа: http://ru.wikipedia.org/wiki/