Германская филология

Российская Федерация Министерство образования и науки Федеральное агентство по образованию ГОУ ВПО Тюменский государственный университет Лекции

Российская Федерация

Министерство образования и науки

Федеральное агентство по образованию

ГОУ ВПО Тюменский государственный университет

Лекции

ГЕРМАНСКАЯ ФИЛОЛОГИЯ

Н.В. Дрожащих

Издательство Тюменского государственного университета

2009


УДК: 811.11 (075.8)

ББК Ш 143-293

Д 753

Дрожащих Н.В. Германская филология. Лекции по курсу: Учебное пособие. Тюмень: Издательство Тюменского государственного университета, 2009. 120 с.

В учебном пособии в 14 лекциях рассматриваются основные теоретические понятия и категории германистики, базовые принципы анализа древнего текста.

Для студентов высших учебных заведений, специализирующихся в области германских языков.

Рецензент:

С.А. Питина, проф., д. ф. н., зав.кафедрой теории языка Челябинского государственного университета

© ГОУ ВПО Тюменский государственный университет, 2009.

© Н.В. Дрожащих, 2009.


Пояснительная записка

Курс «Древние языки и культуры» имеет большое общеобразовательное значение и закладывает основы теоретической подготовки лингвистов и филологов-германистов. Курс подготавливает студентов к более детальному и углубленному изучению истории отдельных германских языков, в частности, он призван заложить теоретическую базу для успешного усвоения студентами материала «Истории английского языка и введения в спецфилологию» и последующему написанию курсовых и дипломных работ по исторической лингвистике.

При изучении курса особое внимание уделяется понятиям территориальных и хронологических границ древних культур, основным этапам развития истории и культуры германцев, выдающимся деятелям, представляющим эти культуры; религии, образованию и различным сторонам повседневной жизни германцев. Изучается место древних германских языков в классификации языков мира, их роль в дальнейшем языковом развитии народов мира; закладываются основы сведений о грамматической системе древних германских языков в сопоставлении с системами русского и изучаемых современных иностранных языков; вскрывается роль германских языков в формировании лексического тезауруса современных языков – родственных древнему или имеющих с ним исторические и культурные связи.

Цель курса – дать студентам общие сведения о специфике германских языков и об особенностях исторического развития отдельных языков этой группы, показать эволюцию фонетической, лексической, грамматической и синтаксической подсистем германских языков в связи с историей германцев и сформировать у студентов представление об эволюции форм германских языков. Задачи курса – показать родственные черты, которые объединяют германские языки и выделяют их из общей индоевропейской языковой семьи, проследить основные этапы развития германских языков, выявить общие закономерности и определенные специфические черты, присущие разным германским языкам, ознакомить студентов с фактическим материалом по истории развития фонетики, грамматики и словарного состава германских языков и с причинами исторических изменений, выявить специфику исторического развития древних германских языков, в частности, готского языка как одного из самых древних германских языков, дать целостное представление о культуре германцев. При изучении теоретического курса студенты овладевают практическими навыками системного – фонетического / фонологического, грамматического, лексического, этимологического анализа древних текстов, приобретают умения дать историческое объяснение основных особенностей древних германских языков.

Пособие построено как курс лекций, снабжено заданиями к семинарам, глоссарием, приложением.


Лекция 1. Курс «Древние языки и культуры»

1. Цель и задачи курса «Древние языки и культуры»

Цель курса «Древние языки и культуры» - дать общие сведения о:

- древних индоевропейских языках и культуре индоевропейцев,

- истории и культуре германских народов (космогония и теогония),

- германских языках (фонетика, лексика, грамматика),

- классификации германских языков,

- особенностях исторического развития отдельных германских языков, в частности, самого древнего германского языка – готского языка.

Задачи курса – проследить историю древних германцев, их расселение на территории Европы, определить основные племенные группировки германцев, проследить основные этапы развития германских языков и выявить общие и специфические особенности фонетики, лексики, грамматики и синтаксиса германских языков.

Германцы – это группа древних индоевропейских племен. Археологические исследования показывают их присутствие в Северной Европе с VII в. до н.э.

Происхождение индоевропейцев – носителей индоевропейских племен противоречиво, существует несколько теорий.

2. Индоевропейская семья языков и индоевропейцы

Согласно исследованиям М. Илиаде, индоевропейцы, по всей видимости, происходят из одного региона, который археологи часто идентифицировали с нижним бассейном Волги, откуда эти воинственные, полукочевые, патриархальные племена распространялись несколькими волнами.

Первая волна распространения относится к середине 5000 тыс. до н.э. – 4500 г. Около 3000 г. до н.э. сформировалась вторая волна. К 2500 г. до н.э. индоевропейцы заняли территорию от степной зоны севернее Черного моря через Волгу и Урал до Луары и от Северного моря до Балкан.

Можно предположить, что праиндоевропейский язык, из которого развились многочисленные и.-е. языки, принадлежал говорившим на нем народам курганной культуры древнейшей поры, т.е. 6000-5000 г. до н.э. Курганные народы более поздней эпохи – IV-III тыс. до н.э., по всей вероятности, говорили уже на дифференцированных индоевропейских диалектах, которые и дали начало индоевропейским языкам.

По мнению Б. Вайна, культурная информация указывает на то, что индоевропейцы происходят из причерноморско-каспийских степей и лесных районов между Днепром и Доном и имеют отношение к следующим культурам:

- культура Средний Стог 4500-3500 г. до н.э.,

- ямная культура 3500-2200 г. до н.э. (позднеиндоевропейский период),

- андроновская культура 2200 г. до н.э. (северный Казахстан, ранние индоарийцы).

М. Илиаде считает, что для индоевропейцев характерна культура холмов или курганов, и поэтому их называют людьми курганной культуры, хотя принадлежность индоевропейцев к курганной культуре часто оспаривается.

По некоторым источникам, словарь индоевропейского языка – описание ландшафта и климата – позволил лингвистам отнести прародину индоевропейцев в Европу – между Альпами и Балтийским и Северным морем.

Гипотеза против Европы и северного побережья Черного моря

Слово «береза» является аргументом за европейскую гипотезу происхождения индоевропейцев, но аргументом против нижней Волги. Береза не растет восточнее линии, прочерченной от Гданьска на Балтийском море к области на северо-западе от Черного моря. Два вида березы, тем не менее, растут в современной Турции. Наименование дуба также является аргументом против европейской гипотезы. Дуб, название которого есть в протоиндоевропейском языке, не рос в северной Европе послеледникового периода, но начал распространяться там с юга в конце IV-начале III тыс. до н.э.

По свидетельству Т. В. Гамкрелидзе и В. В. Иванова, последние данные указывают на другое происхождение индоевропейцев – на Западную Азию. Ландшафт описываемых праязыков позволяет считать прародиной индоевропейцев область между югом Черного моря, Малой Азией (древней Анатолией или современной Турцией), Балканским полуостровом и Кавказскими горами. Более чем 6000 лет назад в восточной Анатолии возникает индоевропейский праязык и в результате миграций его носителей по Евразийскому континенту разделяется на диалекты и ветви. Первое разделение осуществляется не позднее IV тыс. до н.э. (хетты и анатолийцы). Затем возникает сообщество носителей греческого, армянского, индо-иранских языков (IV тыс. лет назад), к середине III тыс.-2500 г. до н.э. сообщество разделилось на 2 группы – индо-иранских и греко-армянских языков и к середине II тыс.-1500 г. до н.э. выделяется греческий диалект. В конце III тыс.-2900 г. до н.э. отделяется тохарский язык. Его носителями являются первые индоевропейцы, появившиеся на древнем Ближнем Востоке в Месопотамии.

Как появляются германцы и германская группа языков?

В III тыс. до н.э. в эпоху неолита на побережья Северного и Балтийского морей вторгаются индоевропейские племена и смешиваются с местными племенами другой этнической группы. От смешения индоевропейцев с местными племенами, по всей вероятности, и происходят предки древних германцев. В I тыс. до н.э. германцы распространяются в низовья рек Везер и Одер, а около 750 г. до н.э. они достигают реки Висла. Таким образом, область расселения германских племен к I в. н.э. охватывает южную часть Скандинавского полуострова, полуостров Ютландию и территорию Шлезвиг-Гольштейн (современная Германия), т.е. север Европы. Во время своей экспансии по Европе германцы смешивались с другими индоевропейскими племенами так называемой культуры боевых топоров (топоры находили в их могилах).

Таким образом, индоевропейцы распространяются по всей территории Европы и Азии.

Современная индоевропейская семья языков включает следующие группы и языки:

- индийская группа (санскрит – древнеиндийский, современные – хинди, урду, бенгали),

- иранская группа (авестийский – древнеперсидский, современные – персидский, курдский, таджикский, осетинский),

- армянский язык,

- греческий язык,

- албанский язык,

- славянская группа (русский, украинский, белорусский; болгарский, сербохорватский; польский, чешский, словацкий),

- балтийские языки (литовский, латышский),

- италийская группа (латынь; современные – французский, итальянский, испанский, португальский, провансальский, молдавский, румынский).

- кельтская группа (галльский, бриттский, гаэльский; современные – ирландский, шотландский, уэльский, бретонский),

- германская группа.

До недавнего времени эти группы считались единственными представителями индоевропейской семьи. В XX в. были расшифрованы тексты 2 мертвых языков: тохарского и хеттского.

Культура индоевропейцев

В индоевропейском языке зафиксированы следующие реалии курганной культуры: небольшие племенные объединения – *teutā-, управляемые сильными вождями *reg-; преимущественно патриархальное *pā- хозяйство, которое включает разведение лошадей *ekwo-, *deme- и выращивание растений *yewo-. Архитектурные постройки представлены небольшими прямоугольными домами *dom-, *dem-, построенными из леса и находящимися на высоком месте *stu-t-, *stā-. Согласно теории Марии Гимбутас, патриархальная культура индоевропейцев полностью вытеснила однородную матриархальную и мирную культуру, которая существовала в древней Европе в течение 20 тысяч лет от эпохи палеолита до неолита. Главной особенностью этой культуры было поклонение богине-матери. На древние местные культуры Европы наслаиваются элементы культуры носителей индоевропейских диалектов, и происходит постепенная ассимиляция культуры древней Европы. К материальным следам этой культуры, сохранившимся до наших дней на территории Европы от Скандинавии до Средиземноморья, относят, в частности, мегалитические сооружения – дольмены, кромлехи, менгиры, предположительно имевшие культовое назначение. У индоевропейцев данный культ теряет свое значение. На первое место выходит культ предков по мужской линии, культ почитания героев, близких богам. Наряду с этим развивается культ небесных светил и прежде всего солнца. В это время появляются первые изображения свастики как солнечного символа.

3. Исторические теории происхождения германцев

Данные археологии позволяют предположить, что в I в. н.э. пространство от Альпийских гор на юге до Балтийского и Северного морей и Скандинавского полуострова на севере и от Рейна на западе до Эльбы и даже до Черного моря на востоке было заселено германскими племенами. На этой огромной территории обитали самые разные народы, нередко очень между собой различавшиеся. На западе германцы смешивались с кельтами, на востоке – со славянами.

Мифологическая теория происхождения германцев

В этногенетическом мифе, записанном у Тацита (I в. н.э.), доказывается существование 5 основных групп германцев, три из которых – ингвеоны, иствеоны и эрминоны возводят себя к общему предку – рожденному землей богу Туисто и его сыну Манну. Каждая из трех племенных групп почитала своего особого божественного предка – Ингви, Иста и Эрмина. Кроме того, они почитали и богинь, например, особо чтилась богиня Нертус у ингвеонов и Тамфана у иствеонов. Племена собирались в священных рощах для совершения культовых обрядов.

4. Общегерманский язык

Язык предков древних германцев обособился от других индоевропейских языков и явился общегерманским языком-основой. В его развитии могут быть условно выделены два основных периода: раннегерманский и позднегерманский периоды. Раннегерманский охватывал период от эпохи постепенного выделения общегерманского языка из индоевропейской семьи до стабилизации этого языка, а позднегерманский охватывал период от эпохи общегерманского языка до появления отличительных особенностей различных германских языков.

Древние германские племена и диалекты

5. Классификация древних германских племен и диалектов

Германские племена древнейшей поры делились на две основные группы: скандинавскую – северную и континентальную – южную. Скандинавские племена занимали территорию Скандинавии, а племена южной группы – север Европы. Во II-I вв. до н.э. часть северной группы племен из Скандинавии переселилась на южное побережье Балтийского моря, в низовья Вислы и Одера, и образовала восточную группу германских племен. Таким образом, образовались три группы германцев – северная, западная и восточная группы.

Северные германцы: скандинавские племена, или гиллевионы. Языки: 1. Восточная подгруппа: древнешведский, древнедатский. 2. Западная подгруппа: древнеисландский, древненорвежский. Группа скандинавских диалектов вследствие постепенной миграции их носителей на север и юг делится с VII в. на восточную и западную подгруппы. На базе восточно-скандинавских диалектов, или древневосточносеверного языка на территории Швеции и Дании позднее образуются шведский и датский языки, на базе западно-скандинавских диалектов, или древнезападносеверного языка на территории Норвегии – норвежский язык. На древнезападносеверном языке говорили также на Гебридских, Оркнейских, Шетландских о-вах. Заселение в IX-X вв. Исландии и Фарерских островов выходцами из Норвегии привело к становлению исландского и фарерского языков.

Западные германцы: Североморская группа: фризско-саксонские племена, или ингевоны (ингвеоны) – фризы, хавки, англы, саксы, юты. Язык: древнефризский, древнесаксонский, древнеанглийский. В V в. англы, саксы, юты, фризы переселяются на Британские острова и формируют 7 королевств: Нортумбрия, Мерсия, Восточная Англия, Сассекс, Уэссекс, Эссекс, Кент.

Рейно-везерская группа: франкские племена, или искевоны (иствеоны) – убии, хамавы, бруктеры. На континенте иствеоны, или франки распространяются на запад, в романизированную северную Галлию, где к концу V в. образуют двуязычное государство Меровингов (позднее франки дают французский язык). В VIII в. на франкском престоле появляется новая династия Каролингов. Под властью франков в рамках государств Меровингов и Каролингов (V-IX вв.) происходит объединение франков, алеманов, а также саксов, переселившихся в IV-V вв. с побережья Северного моря в область Везера и Рейна, что создает предпосылки для позднейшего формирования древневерхненемецкого языка немецкой народности.

Приэльбская группа: герминоны, или эрминоны – свевы, лангобарды, швабы, алеманны, баварцы, хаты. Язык: древневерхненемецкий. С I в. н.э. они передвигаются из бассейна Эльбы на юг Германии и становятся в дальнейшем носителями верхненемецких диалектов. В основу нижненемецких диалектов лег древнесаксонский диалект.

В результате взаимодействия франкских диалектов с фризскими и саксонскими диалектами в IX-XI вв. создаются условия для возникновения нидерландского языка.

Восточные германцы: готы, бургунды, вандалы, скиры, ругии, бастарны. С середины II в. до н.э., в эпоху «великого переселения народов» готы продвинулись к югу, в причерноморские степи, оттуда они проникают на территорию Римской империи и затем через Галлию на Пиренейский полуостров (современная Греция). После падения остготского королевства в Италии (V-VI вв.) и вестготского королевства в Испании (V-VIII вв.) носители готского языка смешиваются с местным населением. Готский язык вымирает. На завоеванных территориях возникают первые германские государства. Германцы постепенно принимают христианскую религию, хотя их язычество все еще сохраняет свою силу.

В истории развития германских языков принято выделять 3 периода: 1. древний (от возникновения письменности до XI в.) – становление отдельных языков; 2) средний (XII-XV вв.) – развитие письменности на германских языках; 3) новый (с XVI в. до настоящего времени) – формирование и нормализация национальных языков. Формирование национальных литературных языков завершилось в Англии в XVI-XVII вв., в скандинавских странах – в XVI в., в Германии – в XVIII в.

6. Первые сведения о германцах

Первые сведения о германцах встречаются у греческих и римских авторов.

Купец Пифей (IV в. до н.э.) упоминает тевтонов и гуттонов, с которыми ему пришлось встретиться во время плавания.

Греческий историк Страбон (I в. н.э.) сообщает, что германцы кочуют в лесах, занимаются скотоводством.

Греческий писатель Плутарх отмечает, что единственным призванием германцев служит война, а сами германцы служат наемниками у римлян.

Юлий Цезарь (сер. I в. до н.э.) повествует о германских племенах, с которыми он столкнулся в Галлии, в «Записках о галльской войне». В частности, Цезарь описывает военную тактику германцев – их внезапное нападение и защиту под прикрытием леса. По Цезарю, германцы селятся племенными общинами, при этом имя главы рода закрепляется в качестве названия всего рода или племени, о чем свидетельствуют современные топонимы, например:

ing / ung германский патронимический суффикс (Валисунги люди конунга Валлиса),

ing + ham суффикс родства + наименование жилища (Бирмингем, Нотингем),

ingen / ungen суффиксы в составе наименований городов и селений в Германии (Геттинген, Золинген),

ange романизированный патронимический суффикс для образования топонимов во Франции (Бруландж, Вольмерандж).

Плиний Старший (23-79 гг.) первым дает классификацию германских племен.

Римский историк Корнелий Тацит (55-120 гг.) приводит подробные сведения о древних германцах в книгах «Германия», «Анналы». Он сообщает (см. Приложение в настоящем пособии), что германцы представляют собой особый народ, который не подвергся смешению через браки с иноплеменниками и сохранил изначальную чистоту. У германцев, по Тациту, жесткие голубые глаза, русые волосы, рослые тела, они не выносят жары и зноя, но не боятся голода и холода, ведут суровый образ жизни.

Земли, на которых обитают германцы, достаточно плодородны, но там не растут плодовые деревья.

Германцы вооружены фрамеей (копьем), щитом, дротиком, кожаным шлемом. Это воинственные племена, у которых война рассматривается как обычное занятие, а бросить щит считается позором. Если у племени долгое время нет войны, они воюют за другое племя. Им легче сразиться с врагом, чем распахать еще одно поле.

Германцы заняты окрашиванием тканей, гончарным делом, судостроением, рыбной ловлей. Германцы не дорожат золотом и серебром. У них развита меновая торговля, хотя от римлян они знают, что такое деньги. Германцы обменивают свой скот, шкуры, янтарь на металлические изделия, оружие, украшения, вино, фрукты из Рима. У них нет ростовщичества. В мирное время германцы занимаются охотой и перепоручают многие заботы женщинам и старикам.

Германцы живут отдельно друг от друга в деревянных постройках – бревенчатых хижинах. Они носят плащи, шкуры диких животных, изделия из кожи, женщины часто надевают льняные накидки пурпурного цвета. Как правило, у мужчины-германца одна жена, наличие нескольких жен считается признаком особого положения мужчины. У женщин в некоторых племенах нет повторной возможности вступить в брак.

Германцы – гостеприимный народ, завсегдатаи пиров, они любят зрелища: прыгают среди врытых в землю мечей и копий, играют в кости.

В их рацион входят дикорастущие плоды, дичь, мясо, сыр, в меньшей степени хлеб. Напитками служат пиво и молоко.

Хотя в германском обществе господствуют патриархально-родовые отношения, в нем уже начинается процесс социальной дифференциации. Высшая власть принадлежит народному собранию. Во главе племени стоит старейшина – кунинг. В военное время избирается военачальник (герцог), который собирает свою дружину. Военнопленные часто становятся рабами, которых можно безнаказанно убить или продать. В то же время раб имеет собственное хозяйство и обязан отдавать господину часть урожая и скота. У германцев распространена кровная месть за убийство. При этом виновный может откупиться скотом (откуп называется вира).

У германцев сохраняются пережитки матриархата. Тацит сообщает, что дочь и племянницы являются более желательными заложниками для врагов. Мысль о том, что женщины германского племени могут попасть в плен, страшна для германцев. Женщина у германцев нечто священное, ей присущ пророческий дар, принято прислушиваться к советам и прорицаниям женщин.

7. Великое переселение народов

В III в. у германцев формируются племенные союзы – зачатки государств. Период IV-VII вв. представляет время массовых миграций германских племен на другие территории.

Особый размах эти миграции приобретают с середины IV в. н.э. в связи с появлением в Европе племен гуннов – тюрко-монгольских кочевников из азиатских степей. Причинами великого переселения народов служат:

- низкий уровень развития производительных сил у древних германцев;

- потребность в расширении земельных владений;

- стремление к захвату рабов и богатств, накопленных другими народами.

Начало Великого переселения народов связано с миграциями готских племен.

Готские племена, в основном проживающие на реке Висле и на побережье Балтийского моря, перемещаются в район причерноморских степей. После объединения в два племенных союза готы в середине IV в. вторгаются в пределы Римской империи, которая к тому времени была ослаблена непрерывными войнами и волнениями в колониях. Эпоха Великого переселения народов завершается в VI-VII в. н.э. Процесс Великого переселения народов описан в работе Ф. Энгельса «К истории древних германцев». Беда Достопочтенный в «Церковной истории английского народа» повествует о расселении англов, саксов и ютов на территории Британии и формировании древних англосаксонских королевств.

Формирование варварских королевств

Процесс формирования германских королевств начинается с V в. н.э. в связи с разложением родового строя. При этом складывается наследственная родовая аристократия, которая включает племенных вождей, военачальников, дружинников.

Восточные германцы (готы) организовали 2 государства на территории бывшей Римской империи: остготское королевство в Италии, вестготское королевство в Испании, бургундское королевство на среднем Рейне и вандальское королевство в Северной Африке.

Западные германцы – англы, саксы, юты в середине V-VI вв. переселяются в Британию и основывают там 7 королевств (the Heptarchy): саксы – Уэссекс, Эссекс, Суссекс, англы – Нортумбрию, Мерсию, Восточную Англию, юты – Кент.

8. Современные германские языки. Территория распространения

В группу современных германских языков входят следующие языки, и ареал распространения современных германских языков включает следующие территории: северная группа: шведский, датский, норвежский, исландский, фарерский. Шведский: Швеция; датский: Дания; норвежский: Норвегия; исландский: Исландия; фарерский: Фарерские острова; западная группа: английский, немецкий, нидерландский, люксембургский, африкаанс, фризский, идиш; Английский: Великобритания, США, Канада, Индия, Австралия, Новая Зеландия; немецкий: Германия, Австрия; нидерландский: Нидерланды; люксембургский Люксембург; африкаанс ЮАР (юг Африки); фризский: Фризские острова; идиш (распространен во всем мире). Общее число говорящих на германских языках – 550 млн. человек; восточная группа: мертвые языки – готский, бургундский, вандальский, герульский.

9. Готский язык

Готский язык (the Gothic language) – это мертвый, древний германский язык. Принадлежит к восточной группе германских языков. Первоначальной областью расселения готов (I в. до н.э.) была Скандинавия (археологические материалы – остров Gutland Готландия указывают на связь со Скандинавией), далее поселились по нижнему течению Вислы, а затем в Причерноморье (Крым) (III в. н.э.). Готы участвовали в процессе Великого переселения народов (IV-VII вв. н.э.), объединились в 2 племенных союза и вторглись в границы Римской империи.

О крымских готах упоминается в славянской легенде IX в. и далее вплоть до XVII в.

Готский язык – первый германский язык, на котором созданы значительные письменные памятники. Тексты, написанные на готском языке, – это самые древние дошедшие до нас тексты, написанные на германском языке. Считается, что готский язык ближе всех германских языков стоит к общегерманскому языку и является самым архаичным, поэтому готский язык играет особенно важную роль в сравнительной и типологической грамматике германских языков и является отправной точкой при изучении германских языков.

В готском языке присутствуют архаические черты германской морфологической системы – медиопассив, двойственное число у личных местоимений, редуплицирующие глаголы.

Вестготским епископом Вульфилой в IV в. была переведена Библия с греческого языка. Это самый ранний памятник германской письменности. К V-VI вв. н.э. относят Codex Argentis (Серебряный кодекс). Рукопись написана серебряными буквами на пурпурном пергаменте, включает 4 Евангелия: от Матфея, от Марка, от Луки и от Иоанна. Сохранились и другие письменные памятники на готском языке, в частности, Каролинский и Амброзианский кодекс. Последний хранится в Амброзианской библиотеке Милана в Италии.

Правила чтения готской орфографии

1. Диграф ei обозначает долгий гласный звук [i:]. Например, seins свой, meins мой, leik тело, leitils маленький, nei нет, reiks начальник, властитель.

2. Диграфы ai, au в позиции перед r (reda), h (haal), hw (hwa) обозначают монофтонги [e], [o], например, saihwan [sehwan] видеть, wairþ [werþ] стань, gadrauhts [gadrohts] воин, raihts правильный, maurgins [o] утро. В остальных случаях они читаются как дифтонги [ai], [au].

3. Фонемы e, o, u, i обозначают краткие и долгие гласные звуки.

4. Буква hw произносится как [hw], например, hweila [hwi:la] время.

5. Буква q (quertra) читается как [kw], например, qius живой.

6. Гемината gg (double genna) произносится как [ŋ], например, briggan [briŋan] принести, tuggo [tuŋo] язык. Другие геминаты произносятся как двойные долгие согласные: kunnan [nn] знать.

7. Буквы b, g, d произносятся по-разному в зависимости от позиции в слове:

- произносятся как звонкие смычные в начале слова, после носового и в удвоении:

barn [b] дитя, bindan [d] вязать, twaddje [dd] двух, gawi [g] страна

waurda [worda] слова, habands [havands] имеющий.

- произносятся как звонкие щелевые между гласными в середине слова или между сонорным (r, l, m) и гласным в середине слова: giban [givan] давать, fadar [faðar] отец, ligan [liγan] лежать. В интервокальной позиции произношение следующее: g [γ] (произносится как украинский звук г), d [ð], b [v] (щелевые звуки).

Исключение составляют сложные и производные слова, в которых на стыке префикса и корня и на стыке 2 корневых элементов в сложных словах произносятся смычные, а не щелевые согласные, например, в сложном слове fotubaurd [fotubord] скамейка для ног произносится смычный [b].

8. Полугласные j, w являются согласными в позиции перед гласным и гласными в позиции перед согласным и в абсолютном конце слова: sokjan [sokjan] искать, triu [triu] дерево, triwis [triwis] дерева, sokida [sokiða] искал.

9. Перед германскими сонорными r, l, m, n в большинстве случаев развивается узкий гласный u.

10. Щелевые между двумя гласными или между гласным и сонорным произносятся звонко, если предыдущий слог начинается с глухого звука, и произносятся глухо, если предыдущий слог начинается со звонкого звука: auþida [auþiða] пустыня, witubni [wituvni] знание, meriþa [meriða] слух, waldufni [waldufni] власть.

Особенности готского ударения

Ударение зависит от словообразовательной структуры слова и частеречной принадлежности слова.

При отсутствии префикса ударение падает на первый корневой слог слова (ragin совет, решение; miduma середина).

При наличии префикса следует определить часть речи:

- в именах существительных и прилагательных ударение падает на префикс, например, ufar-meli [‘ufarmeli] надпись;

- в глаголах и неличных формах глагола ударение падает на корень (at-gaggan сходить, at-gaggandins сходящему). Как правило, префикс и корень слова при написании отделены дефисом.

В сложных словах основное ударение падает на первое слово, а второстепенное ударение – на второе слово: fotubaurd скамейка для ног. Составные элементы этого слова fotus нога и baurd полено, брус, ср. также wein-drugkja пьяница.

Задания к семинару:

1. Дайте определение терминов и понятий: индоевропейская семья языков, индоевропейцы, германистика, общегерманский язык, германские племена, германские языки, германские диалекты, великое переселение народов, варварские королевства, современные германские языки, ударение.

2. Представьте грамматический и этимологический анализ готского текста MATTHAEUS VIII, 1. Dalaþ þan atgaggandin imma af fairgunja, laistidedun afar imma iumjons managos.

3. Прочитайте следующие готские слова: meins мой, af-aikan отрицать, af-swairpan стереть, aigan иметь, airus посол, aiweins вечный, anastodeins начало, bairhts светлый, baurgs башня, укрепленное место, badi кровать, bagms дерево, bi-gitan находить, dags день, daddjan кормить грудью, dauhtar дочь, drobjan смущать, fadar отец, fauho лисица, faur-biudan запретить, fodeins пища, fraihnan спрашивать, fraistubni искушение, us-gaggan выйти, stibna голос.


Лекция 2. Сравнительно-исторический метод изучения языков (СИМ)

1. Предпосылки создания компаративистики

Германистика в широком смысле слова изучает языки, литературу, историю, материальную и духовную культуру германоязычных народов. В узком смысле – исследует особенности германских языков, особенности образования этой группы языков в кругу индоевропейских языков и в период их самостоятельного развития, структуру и функционирование древних и современных германских языков. Как специфическая область знания германистика выделилась в XVII в., когда в период формирования буржуазных наций в германоязычных странах усилился интерес к национальным памятникам древней письменности, обучению на родном языке, а также в связи с вопросами языкового нормирования.

Как наука германистика оформилась в первой половине XIX в., главным образом в трудах Якоба Гримма. Его «Немецкая грамматика» 1819-37 гг. явилась первым детальным изучением и описанием германских языков. На качественно новый уровень германистика поднялась в 70-80 гг. XIX в. в эпоху младограмматизма, когда внимание исследователей сосредоточилось на изучении живых германских языков и диалектов и на реконструкции германского праязыка. Был описан звуковой состав и морфология германских языков, доказано тождество грамматических элементов и лексики индоевропейских и германских языков. В это время вышли труды по сравнительной грамматике Ф. Клуге, Г. Хирта, Э. Прокоша, по истории немецкого языка Г. Пауля, по английской этимологии У. Скита. В этот период накоплен огромный фактический материал – источник для изучения германских языков.

В современном языкознании были пересмотрены многие вопросы теории, которые были разработаны младограмматиками, дана современная интерпретация языковых фактов.

Видные отечественные германисты В.Н. Ярцева, Б.А. Ильиш, А.И. Смирницкий, В.М. Жирмунский, М.И. Стеблин-Каменский, О.И. Москальская издают труды по германистике в 60-70 гг. XX в. Выходят в свет коллективные монографии «Сравнительная грамматика германских языков» (1962-66 гг.), «Историко-типологическая морфология германских языков» (1977-78 гг.) и другие.

Сравнительно-исторический метод – первый научный метод в языкознании, который ознаменовал становление языкознания как науки. Ему соответствует теория языка – сравнительно-историческое языкознание, или компаративистика. Объектом компаративистики являются родственные, т.е. генетически связанные языки.

Важная задача СИЯ – установить соотношение между языками и восстановить исходные праформы, к которым восходят языковые единицы родственных языков.

Зарождение компаративистики относится к первой четверти XIX в. При этом наблюдается поворот языкознания от нормативно-предписывающей точки зрения (каким должен быть идеальный язык и идеальная грамматика) к сравнительно-исторической. В конце XVII в. создается ряд рациональных грамматик языка, одной из крупнейших была «Всеобщая и рациональная грамматика» Клода Лансло и Антуана Арно. Авторы утверждали, что «грамматика есть не искусство писать и говорить, а умение анализировать язык». К XVIII-XIX вв. ситуация меняется: в Европе проявляется интерес к этимологическим исследованиям, к древним текстам. К этому времени был накоплен большой фактический материал – собрания лексики в словарях. Достаточно отметить такие многоязычные словари, как Словарь Палласа, изданный в Петербурге в конце XVIII в., и толковые словари – «Словарь Французской Академии», «Словарь Академии Российской» и другие (конец XVIII в).

Важную роль в создании предпосылок для развития нового метода сыграла работа Иоганна Гердера «Исследование о происхождении языка», которая наряду с его же работой «О возрастах языка» явилась одним из самых серьезных подступов к историческому языкознанию. Основные идеи его работы заключались в том, что в ходе своего развития язык совершенствуется, как и общество и вместе с культурой является важнейшим компонентом национального духа. В конце XVIII в. английский востоковед и юрист Уильям Джоунз, побывавший в Индии, предложил концепцию лингвистического родства языков, сравнивая санскрит с греческим, латинским, готским и другими языками: это была концепция происхождения языков из общего праязыка, которая имела большой резонанс в Европе. В 1808 г. в Германии вышла книга Ф. Шлегеля «О языке и мудрости индийцев». В ней впервые были четко поставлены вопросы морфологической классификации и родства индоевропейских языков. Он впервые ввел в научный обиход термин сравнительная грамматика, подчеркнув методологическую сущность форм спряжения глагола. В XVIII в. положение о родстве и общности происхождения ряда языков разрабатывается М.В. Ломоносовым. Он установил, что от общеславянского языка произошли русский, польский, болгарский, сербский, чешский, словенский и другие языки.

Внутрилингвистические предпосылки становления СИМа: невозможность создания универсального идеального языка и универсальной грамматики, расширение конкретных лингвистических исследований, знакомство с санскритом. Помимо общелингвистических предпосылок существовали еще и общенаучные предпосылки - принцип историзма и примат морфологии в науке. Во второй половине XVIII в. – первого десятилетия XIX в. принципом толкования в науке стал историзм, т.е. признание развития во времени. В фактах видели не лестницу форм, а цепь развития, предполагающую естественное изменение форм (Ч. Дарвин). Основным объектом исторического изменения и научного сравнения становится форма, что и предопределило возрастание роли науки о форме, или морфологии. В первой четверти XIX в. создались предпосылки для создания сравнительно-исторического метода исследования языков. СИМ был открыт одновременно в нескольких странах.

2. Этапы развития компаративистики. Первый этап развития СИМа

Начало этапа связывают с 1816 г., когда вышла в свет книга немецкого лингвиста Франца Боппа. Заслуга Боппа состояла в том, что он систематизировал грамматический материал по разным языкам и установил исконное родство индоевропейских языков. Этот термин Бопп и ввел в научный обиход. Именно поэтому 1816 г. может быть назван годом рождения в Европе сравнительно-исторического метода. Бопп показал, что флексии глаголов в различных индоевропейских языках совпадают, что может служить доказательством родства языков. Cр. глаголы в санскрите и в готском языке:

ед.ч. мн. ч.

1л. svap-imi сплю svap-imah спим

2 л. svap-isi спишь svap-ita спите

3 л. svap-iti спит sva-anti спят

1 л. giba даю gibam даем

2 л. gibis даешь gibiþ даете

3 л. gibiþ дает giband дают

Датчанин Расмус Раск занимался изучением фонологической системы германских языков и доказал ее родство с фонологическими системами греческого и латинского языков. Наблюдения Раска обобщил Я. Гримм. В 1819 г. была опубликована его работа «Немецкая грамматика», которая фактически была исследованием грамматического строя всех германских языков. Основное внимание в ней уделяется анализу языковых фактов, а не логике. Гримм ввел понятие фонетического закона – 1 перебоя согласных в германских языках (а также открыл закон 2 перебоя согласных и явление аблаута в индоевропейских языках). Методика установления фонетических соответствий и понятие фонетического закона стали впоследствии принципами СИЯ. Компаративисты показали также, что семантические поля лексики индоевропейских языков также соответствуют друг другу, т.е. обнаруживают общие лексические изоглоссы – границы распространения общего явления в родственных языках (диалектах), например, термины родства, названия частей тела, имена богов, названия элементов ландшафта и явлений природы, названия животных – диких и домашних, названия растений, названия хозяйственного инвентаря.

3. Основные понятия СИМа

Компаративисты ввели понятия семьи, ветви и родства языков. Родственными называются такие языки, которые, возникнув из одного и того же источника, обнаруживают древние общие корни и аффиксы – архетипы. Архетипы, или праформы – это гипотетические праязыковые языковые формы, восстанавливаемые с помощью методики сравнительно-исторического анализа (форма под звездочкой). Известны случаи, когда гипотетически воссозданные праформы были обнаружены во вновь найденных древних текстах. Например, лат. ager поле, sacer священный восходят к более древним формам agros, sacros. Эти гипотетические формы были обнаружены в латинской надписи 6 в. до н.э., найденной во время раскопок. Архетипы восстанавливаются на базе звуковых законов: так звуки [b], [f] в рус. брат, англ. brother, лат. frater брат восходят к и.-е. архетипу [bh] по 1 перебою согласных. Таким же образом восстанавливаются и другие фонемы.

Родство языков не есть полное их тождество, а закономерное развитие из одного и того же праязыка. Степень родства языков может быть разной – дальней и близкой. Близкородственными являются английский и немецкий языки, русский и болгарский языки. Немецкий и русский языки – родственные языки, но их родство более далекое. Наличие разных степеней родства вызвало введение терминов ветвь, группа, подгруппа родственных языков. Семьей называется вся совокупность языков данного родства. Семью языков образуют индоевропейские, семитские, тюркские и многие другие языки. Группировки внутри семьи языков называют ветвями, или группами родственных языков. Ветви языковой семьи объединяют языки, обнаруживающие между собой большую материальную близость. Это можно наблюдать на примере языков славянской и балтийской групп, романской и кельтской и т.п. Общий язык, из которого развились родственные языки, получил название языка-основы, или праязыка. В отдельных языках язык-основа известен, например, латынь для романской группы языков, но чаще праязык представляет собой гипотетически восстанавливаемую языковую модель.

Методика реконструкции

Методика внешней реконструкции (внешняя, сравнительная реконструкция) – это реконструкция корневых и аффиксальных морфем и флексий в различных языках. Методика внутренней реконструкции (внутренняя реконструкция) – это восстановление форм и семантики слова в одном языке.

Техника внешней реконструкции состоит в сравнении и обработке соответствий в словаре и грамматике разных языков. Эта обработка заключается в воссоздании процесса развития, который привел к разнообразию рассматриваемых форм. Так, на примере названий мать: санск. mātár, греч. máter, лат. māter, да. mōdor, дирл. máthir можно наблюдать как процессы консервации – сохранения звука [m] во всех случаях, так и процессы развития. В середине слова восстанавливается согласный [t] – но не из-за многочисленности свидетельств, а из-за того, что развитие взрывного согласного звука t во фрикативный þ встречается чаще, чем обратное развитие þ > t. Так восстанавливается форма.

СИМ нацелен на выяснение исторического прошлого родственных языков через сравнение этих языков и дает возможность восстановить более древнее или промежуточное состояние языка на основе учета фонетических и грамматических законов на материале, доступном наблюдению. Например: зная закон палатальной перегласовки, действующий в древнеанглийском языке, можно гипотетически восстановить более древние формы, так как в текстах эти формы не засвидетельствованы (*dōmian > да. dēman). Что можно сравнивать? Термины родства, числительные (до десяти), местоимения, слова, обозначающие части тела, названия некоторых животных, растений, явлений природы и природные объекты (солнце, луна, камень, земля), общие группы прилагательных (прилагательные цвета), существительных, глаголы, обозначающие простые действия (знать, видеть, умирать, стоять, лежать). Иными словами, это морфемы и слова, в наименьшей степени подверженные заимствованиям, так называемая базисная лексика, которая отличается от культурной лексики, часто заимствуемой из одного языка в другой. Базисная лексика не зависит от конкретной культуры или исторической эпохи. На практике используют 100 / 200 / 35-словный список М. Сводеша (50 гг. XX в.). Например, любой романский язык в своем стословном списке сохраняет 80-90 % слов, бытовавших в прароманском языке (латыни). То же можно сказать о германских и славянских языках.

Реконструкция значений ставит более трудные проблемы, поскольку их развитие происходит гораздо сложнее. Однако принцип остается прежним: нужно смоделировать процесс изменения и воссоздать его, найдя исходную семантику – этимон. Например, для и.-е. глагола *se- восстанавливаются значения сеять, сажать и более редкое вдавливать (зарегистрировано только в анатолийском языке). Несмотря на численное преобладание значения сеять, исходным смыслом этого слова должно быть значение вдавливать, и было бы непонятно, каким образом сеять развилось в сажать или вдавливать. Реконструкция так же точна, как и описание живого языка, поскольку с ее помощью можно добраться до исчезнувшей языковой системы. Но она действует не всегда. В частности, грамматические морфемы (предлоги, послелоги, союзы) имеют тенденцию обновляться или даже исчезать, не оставляя следов. Невозможно восстановить то, что исчезло бесследно. Вот почему реконструкция не может быть полной. Путем реконструкции восстанавливаются структуры и формы, относящиеся к разному времени, и не всегда можно точно установить хронологию.

Итак, к 30-40 гг. XIX в. в Европе были заложены прочные основы нового научного сравнительно-исторического анализа языков. СИМ помог лингвистике найти свой предмет изучения – язык и языковую реальность.

Второй этап развития СИМа

2 этап развития СИМа относится к середине XIX в. – последней четверти XX в. В середине XIX в. усилия ученых-компаративистов были направлены на уточнение и совершенствование исследовательских приемов. Особо следует выделить имена А. Шлейхера и И. Шмидта. Имя Августа Шлейхера связывается с натуралистическим направлением в языкознании. Шлейхер был одержим идеями естествознания и рассматривал язык как естественный организм, а также пытался увидеть в языковых закономерностях реализацию законов природы. Он предложил свою теорию родословного древа, согласно которой индоевропейский праязык в доисторический период распался на славяно-германский и арио-греко-итало-кельтский язык, а последний – на греко-итало-кельтский и арийский языки. Основной недостаток этой теории заключается в том, что она слишком схематична и не отражает всей сложности языковых взаимоотношений. Против теории родословного древа была выдвинута волновая теория И. Шмидта (1871 г.), согласно которой каждый индоевропейский язык представляет собой органическое звено в цепи переходов от одного языка к другому, а отдельные языковые черты могут распространяться в смежных языках, проникая на большие расстояния подобно расходящимся волнам. Несмотря на свои недостатки, теория И. Шмидта стимулировала возникновение лингво-географических исследований.

В последней четверти XIX в. на арене языкознания появляются младограмматики – Остгоф, Дельбрюк, Бругман, Пауль и другие, которые являются младшим поколением компаративистов, выступивших против своих учителей. Они были решительными противниками натуралистических концепций языка и выступали против восстановления праязыка. Подлинно языковыми они признавали фонологическую систему языка и ее закономерности и занялись исключительно анализом живых языков.

Современная компаративистика занимается глобальными проблемами языковых семей и союзов. Ученым удалось восстановить ностратический язык, на базе которого развивается раннеиндоевропейский язык и впоследствии – индоевропейский праязык. Зарубежные ученые занимаются проблемами протоязыка. Широкое распространение получает ареальная лингвистика, особенно в Германии и Италии, составляются диалектологические атласы.

Основные положения СИМа

- каждый язык отличается неповторимыми особенностями, раскрывающимися только при сравнении с другими языками,

- различия родственных языков могут быть объяснены только непрерывным историческим развитием,

- при историческом изменении звуки изменяются быстрее других элементов языка,

- корни и флексии сохраняют устойчивость на протяжении тысячелетий, что позволяет установить архетипы.

Недостатки СИМа

Они заключаются в невозможности объяснить сходство неродственных языков, т.е. типологические сходства, главным образом в сфере семантики и синтаксиса и в невозможности воссоздать целостную картину языка как синхронно действующей системы. Поэтому на смену СИМу приходят методы структурного и концептуального анализа языка, которые подлинной реальностью признают не отдельные факты языка, а язык как систему, рассматриваемую не диахронически, а синхронически. Это теории Фердинанда де Соссюра и его ученика – Антуана Мейе.

Методика проведения сравнительно-исторического анализа

Методика анализа заключается в сопоставлении корневых и аффиксальных элементов слов на основе данных мертвых и живых языков. Сначала осуществляется сравнение данных близкородственных языков, например, русского и украинского, затем данных одной группы языков (например, восточнославянские языки), далее данных языков определенной группы с данными языков ближайшей к ней группы одной семьи (балтославянские языки) и данных прочих языков и групп на уровне семей (индоевропейские языки).

Установление исторических связей между родственными языками проводится на основе соответствий и нахождения границы общих фонетических, грамматических и лексических признаков методикой изоглосс. Область распространения этих признаков называется ареал.

Установление регулярных звуковых соответствий между языками-потомками после распада языка-основы является важнейшим компонентом доказательства языкового родства. Например, в нижеследующих лексемах прослеживается различие между русским и украинским звуком [г], хотя с точки зрения происхождения – это одни и те же слова:

русск. укр.

гора гора

груша груша

Задания к семинару:

1. Дайте определение терминов и понятий: сравнительно-историческое языкознание, компаративистика, сравнительно-исторический метод, ареал, изоглосса, праязык, архетип, этимон, родство языков, аналогия, фонетический закон, семья языков, ветвь, соответствие, внешняя / внутренняя реконструкция, язык-основа, предпосылки развития сравнительно-исторического языкознания, этапы развития сравнительно-исторического языкознания, основоположники сравнительно-исторического языкознания.

2. Представьте грамматический и этимологический анализ готского текста MATTHAEUS VIII, 2. jah sai, manna þrutsfill habands durinnands inwait ina qiþands: frauja, jabai wileis, magt mik gahrainjan.

3. Прочитайте следующие готские слова: magan мочь, libains жизнь, kinnus щека, miduma середина, modags сердитый, naiteins богохульство, motareis мытарь, сборщик налогов, nauh еще, neiwan быть злобным, paida рубашка, raihtis действительно, reiran дрожать, saggws пение, sandjan посылать, sibun семь, sigis победа, siponeis ученик, sauhts болезнь, skadus тень, stairno звезда, standan стоять.


Лекция 3. Отличительные особенности германских языков

1. Общегерманские особенности

Германские языки представляют собой западную ветвь индоевропейской семьи языков и, несмотря на сходство с индоевропейскими языками, германские языки имеют свои отличительные особенности. Наиболее примечательными являются следующие общегерманские особенности:

фонетические

- динамическое ударение на первом (корневом) слоге,

- редукция безударных слогов,

- общегерманское передвижение согласных (лат. pater – гот. fadar).

словообразовательные

- широкое использование аблаута как словообразовательного средства (др.-исл. bera нести, рожать – barn дитя, да. bindan связывать – band тесьма).

- грамматические

- образование форм прошедшего времени слабых глаголов с помощью дентального суффикса (гот. satjan – satida, совр. англ. to play – played) и сильных глаголов при помощи аблаута (гот. bindan – band),

- сильное и слабое склонения имени прилагательного.

Все германские языки имеют отличительные признаки, которые отделяют одну группу германских языков от другой – восточную, западную и северную. Они касаются системы гласных и согласных и происходящих с ними изменений, а также морфологических особенностей.

Западногерманские особенности (в отличие от языков восточной группы)

- переход общегерманского ð > двн. d (англ. the / нем. der, die, das, англ. three / нем. drei),

- образование особой формы склоняемого инфинитива (гот. briggan, где an < и.-е. *-no- / да. to donne чтобы сделать, да. to nimenne, двн. zi nemanne чтобы взять),

- образование настоящего времени глагола быть путем контаминации (слияния) индоевропейских корней *es- быть и *bhu- расти (англ. to be / is: I am, you are, he is; нем. Ich bin, du bist).

2. Грамматические и лексические особенности германских языков

Для грамматического строя германских языков характерна тенденция к аналитизму. Синтетизм – выражение грамматических отношений при помощи флексии. Аналитизм – выражение грамматических отношений при помощи вспомогательных глаголов и порядка слов. Наиболее четко тенденция проявляется в именном склонении. В германских языках 4 падежа. Падежные отношения в большинстве языков наряду с синтетическими формами выражаются также порядком слов и предложными конструкциями. Трехродовая классификация существительных (мужской-женский-средний род) сохраняется в 5 германских языках, в современном английском языке грамматической категории рода нет. Грамматическая категория выражена грамматическими средствами – флексией: гот. stains камень мужского рода на -а- (и.-е. основы на -о-: русс. стол, лат. lupus волк). Лексическая (лексико-семантическая) категория выражена лексическими средствами (словообразовательным суффиксом или при помощи лексемы): англ. lion – lioness, duke – duchess, man – woman.

Для системы спряжения германских глаголов характерна классификация глаголов по способу образования прошедшего времени: сильные, или неправильные глаголы образуют формы претерита с помощью аблаута, слабые, или правильные глаголы, используют дентальный суффикс. В германских языках нет грамматически выраженной категории вида, и видовые значения выражаются лексически при помощи лексемы или аффикса: гот. winnan бороться – gawinnan победить.

Для структуры простого предложения характерна тенденция к фиксации порядка слов, особенно глагола-сказуемого (например, твердый порядок слов в английском языке, рамочная конструкция – в немецком языке).

В лексике германских языков слой ранних заимствований восходит к кельтскому, латинскому и греческому языкам, позднейших заимствований – к латинскому и французскому языкам. Исконно германскую основу лексики в наибольшей степени сохранил исландский язык, в котором почти нет заимствованных слов. Английский язык отличается этимологической неоднородностью словарного состава, из трех основных источников заимствований – скандинавский, латинский, французский языки самым сильным оказалось воздействие французского языка.

3. Ареальные особенности германского консонантизма

Германский консонантизм включает в себя черты, свойственные всем германским языкам и являющиеся наиболее ранними, возникшими еще в общегерманский период, и черты, присущие определенным ареалам германской языковой общности или отдельным германским языкам и возникшие в эпоху распада общегерманского языка и формирования отдельных германских языков.

Общегерманские черты

- общегерманское передвижение согласных,

- выпадение носового перед спирантом x с удлинением предыдущего гласного,

- отвердение b, d, g (v, ð, γ) в позиции после носового, в удвоении и в начале слова,

- развитие сочетаний un, um, ur, ul из слоговых сонорных n, m, r, l.

Гото-скандинавские черты

- сохранение интервокальных спирантов b, d (v, ð).

Западногермано-скандинавские черты

- ротацизм скр. ayas бронза, гот. aiz , да. ār (> ore руда),

- последовательное проведение закона Вернера.

Западногерманские черты

- отвердение ð > d во всех позициях,

- западногерманская геминация.

Англо-скандинавские черты

- ингвеонское выпадение носовых перед фрикативными (щелевыми)

гот. fimf – да. fif, гот. anþar – да. ōðer.

Готские черты

- отсутствие отдельных звонких смычных фонем b, d, g,

- сохранение общегерманского z.

Древневерхненемецкие черты

- 2 верхненемецкое передвижение согласных,

- отвердение þ > ð > d во всех позициях.

Древнескандинавские черты

- переход z > r во всех позициях (последовательный ротацизм: сканд. sunr).

Задания к семинару:

1. Дайте определение терминов и понятий: ареал, отличительные особенности германских языков, аблаут, ротацизм, сильные глаголы, слабые глаголы, сильное / слабое склонение.

2. Представьте грамматический и этимологический анализ готского текста MATTHAEUS VIII, 3. jah ufrakjands handu attaitok imma qiþands: wiljau, wairþ hrains! jah suns hrain warþ þata þrutsfill is.


Лекция 4. Германский консонантизм. 1 передвижение согласных

1. Индоевропейские и германские согласные

Согласно традиционной точке зрения, фонологическая система германских языков представляет собой продолжение и развитие праиндоевропейской фонологической системы.

Сравним согласные индоевропейского праязыка и общегерманского языка.

Индоевропейские согласные

Место артик.

губные

дентальные

палатальные

велярные

лабиовел.

Способ артик.

смычные

b p bh (ph)

d t dh (th)

g” k” g”h (k”h)

g k gh (kh)

gw kw ghw (khw)

спиранты (щелевые)

s

носовые

m

n

плавные

l r

полугласные

w

j

ларингалы

ə1 ə2 ə3

Основными особенностями праиндоевропейской системы согласных являются:

- большое количество шумных смычных,

- малое количество шумных щелевых (спирантов),

- достоверная реконструкция только одного щелевого,

- существование сонантов, которые занимают промежуточное положение между согласными и гласными и имеют слоговые и неслоговые варианты,

- неясное соотношение палатальных и велярных согласных,

- наличие ларингалов.

В целом точное количество шумных согласных не фиксируется. Многими исследователями ставится под сомнение существование глухих придыхательных.

2. Развитие шумных согласных. Классическая теория 1 передвижения согласных в германских языках

В 1818 г. при анализе лексики индоевропейских языков Расмус Раск заметил, что индоевропейским согласным в германских языках соответствуют другие согласные, т.е. в этимологически тождественных словах индоевропейские и германские фонемы представлены по-разному. Ученые сравнили два текста – один, написанный на санскрите (X в. до н.э.) и другой, написанный на древневерхненемецком или древнеанглийском языке X в. н.э. и сделали предположение о том, что примерно такой же текст и лексемы могли существовать и у древних германцев, т.е. восстановили общегерманский текст и лексику. Между словами обнаружили фонетические и семантические соответствия, например, в санскрите слово bharami я беру, а в готском языке – baira я беру.

Ср. также: лат. duo, рус. два, гот. twai два лат. tres, рус. три, гот. þreis три.

Эти соответствия в 1822 г. были сформулированы Якобом Гриммом в качестве закона передвижения согласных. Впоследствии это явление стало называться первым (общегерманским) передвижением, или первым перебоем согласных.

Передвижение согласных – это комплекс регулярных звуковых соответствий, отражающих, согласно традиционной точке зрения, развитие индоевропейских шумных смычных согласных в германских языках. 1 передвижение согласных состоит в следующем: индоевропейским глухим смычным p, t, k, kw соответствуют германские глухие щелевые f, þ, h, hw в чередовании со звонкими щелевыми v, đ, γ, γw . Индоевропейским звонким смычным b, d, g, gw соответствуют германские глухие смычные p, t, k, kw. Индоевропейским звонким смычным придыхательным bh, dh, gh, ghw соответствуют германские звонкие спиранты v, đ, γ, γw в чередовании со звонкими смычными аллофонами b, d, g, gw.

Исключение из первого перебоя составляют два случая: индоевропейские глухие смычные не переходили в щелевые, если им предшествовал спирант s: лат. sto стою, гот. standan стоять. В группе из двух индоевропейских глухих смычных первый смычный переходит в щелевой, а второй остается смычным: лат. noct ночь, гот. nahts ночь.

Германские согласные

Для общегерманского языка восстанавливается следующая система согласных:

Место артик.

губные

дентальн.

велярные

лабиовелярн.

фаринг.

Способ артик.

смычные

p b

t d

k g

kw gw

щелевые

f v

þ ð s z

х γ

hw γw

h

носовые

m

n

плавные

l r

полугласные

w

j

Основные особенности общегерманской консонантной системы по сравнению с индоевропейской системой состоят в следующем:

- отсутствует ряд смычных придыхательных,

- появляются глухие и звонкие щелевые, которые имеют смычные позиционные варианты (аллофоны),

- появляется новый фарингальный звук h,

- исчезают слоговые сонорные,

- отсутствуют геминаты (долгие согласные).

1 перебой согласных сопровождался изменением германской системы ударения. В индоевропейском праязыке ударение было свободным и тоновым, т.е. падало на любой слог в слове. В германских языках происходит фиксация ударения на первый или корневой слог в слове. Если слово включает приставку, то ударение обычно падает на корневой слог, хотя иногда – на приставку.

Вариативность ударения обусловлена словообразовательной структурой слова и его принадлежностью к определенной части речи. Постепенно германское ударение становится фиксированным и сопровождается сильным выдохом, т.е. из тонового, музыкального ударения превращается в динамическое, экспираторное.

Хронологические рамки 1 передвижения согласных

Сдвиг согласных и изменение ударения – это длительный процесс, который начался за несколько столетий до нашей эры и длился параллельно с миграцией германских племен. Хотя древнейшие письменные источники германцев позволяют сделать заключение о времени совершения передвижения согласных, следует признать, что датировка сдвига не является окончательно установленной. Наиболее древним в хронологическом отношении был третий этап сдвига. Полагают, что этот этап произошел около X в. до н.э. Древность этой ступени сдвига подтверждается характером исходных согласных: звонкие придыхательные bh, dh существовали только в санскрите (эти согласные подвергались сдвигу в других индоевропейских языках). Первый и второй этапы сдвига индоевропейских глухих и звонких смычных согласных, как считают ученые, связаны с изменениями в германском ударении, которое способствовало постепенному усилению выдоха. Эти процессы происходили примерно в III-I вв. до н.э. Второй этап так же, как и изменения по закону Вернера, захватывает начало нашей эры. Конец сдвига большинство исследователей относит к концу V-началу IV вв. н.э. Основаниями для датировки являются изучение древнейших имен собственных и географических названий, изучение заимствованных слов из других индоевропейских языков, а также изучение германских заимствований в финском языке. Суждение о времени окончания перебоя основывается, в частности, на факте отсутствия передвижения в латинских заимствованиях IV-V вв. н. э. в германских языках: лат. сuppa чаша, да. cuppe; лат. plantare сажать, да. plant растение.

Сущность 1 передвижения согласных

Передвижение согласных – это комплекс регулярных звуковых соответствий, отражающих, согласно традиционной точке зрения, развитие индоевропейских смычных в германских языках. С точки зрения артикуляционной фонетики его сущность заключается в изменении, или модификации смычными согласными в германских языках способа артикуляции при сохранении места их образования. По мнению А. Мейе, первое передвижение согласных представляет собой запаздывание действия голосовых связок по сравнению с артикуляцией губ и языка. Поскольку запаздывает и смыкание, и начало вибрации голосовых связок, глухой смычный оказывается в условиях, способствующих его превращению через стадию аспирации в глухой спирант, а звонкий смычный – превращению в глухой смычный.

3. Концепции германской артикуляции

Причины 1 передвижения согласных

Этот вопрос решается разными исследователями по-разному и остается до настоящего времени дискуссионным. Здесь возможны два пути решения: либо объяснение следует искать во внутренних факторах, действовавших в самих германских языках без какого-либо влияния извне, либо – во внешних факторах, оказавших воздействие на фонетический строй германских языков.

Внешние причины

Особенности германской артикуляции пытались объяснить психологическим складом древних германцев (Гримм), климатическими условиями (Мейер, Бенфей), влиянием субстрата (Мейе, Карстен, Файст), т.е. внешними условиями. Впоследствии 1 перебой объясняют внутриязыковыми факторами: изменением характера ударения (Хирт, Бур), особенностями артикуляции смычных в германских языках (Мейе, Бур, Рюссер, Шмидт), соотношением фонологических корреляций (Фурке, Курилович, Мартине).

Наибольшее распространение получила теория субстрата.

Теория субстрата

Это теория подслоя, которую выдвинул А. Мейе. 1 перебой согласных и изменение ударения вызваны событиями в общественной жизни племен, говоривших на этих языках. Германские языки образовались в результате покорения племенами, говорившими на индоевропейских языках, будущих прагерманцев, которые говорили на неиндоевропейских языках. Покоренные племена прагерманцев - неиндоевропейцев усваивают язык победителей-индоевропейцев, но, усваивая его, вносят в него некоторые произносительные привычки и навыки, свойственные тому неиндоевропейскому языку, на котором они ранее говорили. Эти произносительные привычки, в частности, запаздывание действия голосовых связок, отражаются в германских языках. При таком понимании особенности фонетического строя германских языков являются результатом воздействия покоренного субстрата, или подслоя. Иначе говоря, не язык победителей влияет на последующее развитие языка побежденных и победивших народов, а язык побежденных, т.е. исходный, изначальный язык исподволь консервирует те нормы, которые в нем всегда существовали. Противники теории субстрата, указывая на то, что она не может получить бесспорного подтверждения и остается дискуссионной, стремятся найти объяснение всем рассмотренным фонетическим явлениям во внутреннем развитии самих германских языков. Что же касается системы ударения, то естественно предположить, что уже в первоначальном языке покоренных племен прагерманцев существовала система фиксированного ударения на первом слоге, которая и была усвоена позднее германскими языками. Согласно одной из точек зрения, система германского ударения изменяется в результате стремления германцев выделять при помощи ударения тот слог слова, который является носителем вещественного значения, т.е. корневой слог.

4. Глотталическая теория. Гипотеза Т.В. Гамкрелидзе и В.В. Иванова

Согласно концепции Т.В. Гамкрелидзе и Вяч.Вс. Иванова, германский язык относится к группе архаических индоевропейских диалектов, в которых система смычных наиболее близка к исходному индоевропейскому состоянию.

Классическая теория перебоя глотталическая теория

1 2 3 серия 1 2 3 серия

I II III I II III

b bh p p? bh ph

d dh t t ? dh th

g gh k k ? gh kh

В глотталической теории противопоставляются глоттализованные (p?, t?, k?) и неглоттализованные согласные.

Проблемы

В классической теории нет четкого противопоставления: если противопоставляются звонкие и глухие смычные, то чему противопоставлены звонкие придыхательные? Нет таких систем в языках мира, где есть звонкие придыхательные, но нет глухих придыхательных. Следовательно, классическая система общеиндоевропейских согласных не точна. 1 серия в глотталической теории интерпретируется как глоттализованная, а третья – как глухая придыхательная. Глоттализованный звук – это эективный, или толчковый смычногортанный звук. Он образуется в голосовой щели. Если принять систему согласных с глотталической точки зрения, тогда система германских согласных интерпретируется иначе как если бы сдвига согласных не было.

и.-е. герм.

1 серия

(b) p? р

(d) t? t

(g) k? k

При этом в германских языках утрачивается признак глоттализации, но сохраняется признак незвонкости.

2 серия

(bh) bh b

(dh) dh d

(gh) gh g

Во 2 серии звонкие смычные придыхательные в германских языках утрачивают аспирацию.

3 серия

(p) ph f

(t) th þ

(k) kh h

3 серия – глухие смычные придыхательные сохраняется в хеттском и армянском языках, а также после начального s в германских языках. Глухие щелевые в германских языках представляют собой аллофоны глухих смычных придыхательных. В германских языках происходит спирантизация глухих смычных придыхательных.

5. Заднеязычные согласные в индоевропейских диалектах

При изучении соответствий индоевропейских и германских согласных обращает на себя внимание отражение заднеязычных согласных в индоевропейских языках. Общеиндоевропейские заднеязычный глухой смычный k и палатальный k' в разных индоевропейских языках представлены по-разному, в частности, как:

[k], [k'] в языках западной ветви

лат. centum, греч. he-katon сто

[s], [ś] в языках восточной ветви

др.-перс. satem, скр. śatam, рус. cто

[h] по 1 перебою в германских языках.

Ср. также: гот. hunda, англ. hundred сто

греч. kard, лат. cor, cordis сердце

рус. cердце

англ. heart.

Различие велярного (k – в греческом), палатального (k” - в латыни), свистящего (с – в русском, персидском), шипящего (š [ш] – в санскрите) согласного в индоевропейских языках отражает некое диалектальное различие эпохи общеиндоевропейской языковой общности – на восточные и западные языки. Оно получает название закона centum – satem на основе отражения слова со значением сотня в разных языках. В германских языках сдвиг в спирант h, например, рус. сердце – англ. heart - происходит именно от велярного k, а не от свистящего s. Наиболее последовательно этот закон проявляется в корреляциях глухого смычного k. Звонкие g и gh могут давать разные результаты, например, g отражается в разных языках как:

лат. cognosco

греч. gignosco

скр. jna

рус. знать

лит. žinoti.

6. Закон Вернера

В некоторых случаях в германских языках наблюдаются явления в области системы шумных согласных, которые не соответствуют закону первого передвижения. А именно, в некоторых словах индоевропейским глухим смычным в германских языках соответствуют не ожидаемые глухие щелевые, а звонкие смычные: например, лат. pater, греч. patér, скр. pitar отец, гот. fadar, да. fæder, где индоевропейскому t соответствует d, а не þ. Объяснение этих кажущихся исключений из закона первого перебоя дал в 1877 г. датский лингвист Карл Вернер. В законе Вернера дается следующая формулировка дополнения к закону первого передвижения согласных. Если индоевропейскому глухому смычному предшествовал неударный гласный, то соответствующий ему по перебою глухой щелевой озвончается, а впоследствии этот звонкий щелевой переходит в звонкий смычный, ср. рус. луг [к], в интервокальной позиции луга [г]. Кроме глухих щелевых, под действие закона Вернера подпадает один глухой щелевой согласный, не имеющий отношения к первому передвижению, а именно, s. Если предшествующий ему гласный не несет на себе ударения, s в германских языках озвончается, т.е. переходит в z. Впоследствии это z в западногерманских и северогерманских языках, но не в готском языке переходит в r. Это явление носит название ротацизма (от наименования греческой буквы rho). Его действие можно показать на примере сопоставления слов гот. hausjan слышать, да. hīeran, нем. horen; гот. laisjan учить, да. læran, нем. lehren.

Причины чередования по закону Вернера

Наиболее убедительное освещение проблемы появилось лишь в настоящее время в процессе изучение просодических систем, относящихся к явлениям тона, силы, длительности (просодема – смыслоразличительная единица силы, тона, длительности). Чередование по закону Вернера связано с особыми просодическими контурами корневого слога в германских языках. Вследствие чередования просодем в корневых слогах возникали слабые и сильные ступени шумных согласных, которые впоследствии, при изменении условий, превратились из вариантов фонем в различия звонких и глухих фонем.

Задания к семинару:

1. Дайте определение терминов и понятий: 1 передвижение согласных, сущность 1 передвижения согласных, концепции германской артикуляции, теория субстрата, глотталическая теория, закон Вернера, закон кентум-сатем, ротацизм.

2. Представьте грамматический и этимологический анализ готского текста MATTHAEUS VIII, 4. jah qaþ imma Iesus: saihw ei mann ni qiþais, ak gagg, þuk silban ataugei gudjin jah atbair giba þoei anabauþ Moses du weitwodiþai im.


Лекция 5. Второе передвижение согласных

1. Этапы и хронология 2 передвижения согласных. Исключения из закона 2 передвижения

2 передвижение согласных происходит в V-VII вв. н.э. только в древневерхненемецком языке и не затрагивает другие германские языки. Данный период характеризуется как эпоха великого переселения народов и образования варварских государств на территории бывшей Римской империи.

Во 2 передвижении участвуют глухие и звонкие смычные согласные, т.е. те ряды, которые составляют предмет 1 и 2 этапов первого перебоя. 3 этап не мог происходить в германских языках, поскольку звонкие смычные придыхательные существовали только в санскрите.

1 этап

Германские глухие смычные p, t, k между гласными или после гласных (интервокальная и поствокальная позиции) переходят в глухие краткие f, ȥ, h и долгие щелевые (спиранты) ff, ȥȥ, hh.

Долгие ff, ȥȥ, hh становятся краткими f, ȥ, h после долгого гласного, дифтонга и в конце слова:

англ. нем.

sleep schlafen

leap laufen

ship Schiff

let lassen

water Wasser

book Buch

make machen

В другой позиции, а именно, в начале слова, после согласных и в удвоении (геминации) те же германские глухие смычные p, t, k переходят в глухие аффрикаты [pf], [ts], [kh] (на письме изображаются как pf / ph, z / zz, ch / kh):

англ. нем.

pound Pfund

camp Kamph

apple Apfel

ten zehn

two zwei

heart Herz

Переход k > kch наблюдается чаще всего в южных диалектах.

Исключения

В некоторых группах согласных sp, st, sk, tr, ht, ft передвижения не происходит.

2 этап

Звонкие смычные переходят в глухие смычные. Из германских звонких смычных b, d, g последовательному переходу подвергнулся только согласный d > t. Согласные b и g проходят сдвиг нерегулярно.

англ. нем.

daughter Tochter

day Tag

old alt

Как видно из результатов сдвига, отличие от соответствий индоевропейских и германских согласных по первому перебою заключается в переходе t не в þ, а в ȥ. Таким образом, на данном этапа сдвига звук þ исчезает из древневерхненемецкого языка.

Отличия 2 передвижения согласных от 1 передвижения

Наиболее существенное отличие второго передвижения от первого заключается в том, что результаты сдвига, т.е. появление щелевых f, ȥ, h зависят от дистрибуции согласного, т.е. от комбинаторных условий – нахождение согласного в окружении гласных. В результате двух этапов сдвига в немецком языке ряды согласных соотносятся следующим образом:

- в немецком языке не реализуется германский звук þ. Он не входит в систему согласных,

- появляются аффрикаты, которых нет в других германских языках,

- смычные p, t, k в определенных комбинаторных условиях переходят в щелевые f, s, h. Следовательно, эти щелевые становятся более частыми в немецком языке, чем в других германских языках,

- в результате перехода d > t звонкий смычный d исчезает из немецкого языка, тем самым нарушая равновесие в системе согласных в немецком языке.

2. Явление, примыкающее ко 2 передвижению

Это равновесие восстанавливается в VIII-XI вв. за счет германского þ, который по 2 перебою вышел из системы согласных немецкого языка, но который, тем не менее, дал в этом языке звонкий смычный согласный d (т.е. германский þ перешел в d). Это явление, которое можно назвать компенсирующим, получает в германистике название явления, примыкающего ко 2 перебою. В то время как 1 и 2 перебой заключаются в оглушении или утрате взрыва в смычке, переход þ > d представляет собой озвончение.

Таким образом, основной особенностью развития консонантизма в германских языках является сдвиг артикуляции на одну ступень ниже – в сторону утраты взрыва, звонкости или аспирации.

Задания к семинару:

1. Дайте определение терминов и понятий: 2 передвижение согласных, явление, примыкающее ко 2 перебою.

2. Представьте грамматический и этимологический анализ готского текста MATTHAEUS VIII, 5. afaruh þan þata innatgaggandin imma in Kafarnaum, duatiddja imma hundafaþs bidjands ina.


Лекция 6. Германский вокализм

1. Общегерманская система гласных по сравнению с индоевропейской системой (краткие и долгие гласные)

Система гласных германских языков, как и система согласных, является продолжением и развитием системы гласных индоевропейского языка. По мнению индоевропеистов, в частности, Жана Одри, для праиндоевропейского языка восстанавливают шесть гласных – три кратких – а, е, о и три долгих – ā, ē, ō [Одри, 1988: 35]. Гласные i и u представляют собой вокалические варианты сонантов y и w. Гласные ī и ū обычно восходят к последовательностям iH, uH. Наконец, шва ə, определенное по соответствию с индоиранским i (в других индоевропейских языках – a) – это вокалическое представление ларингального звука.

Гласные a и o могут быть выведены из последовательностей H2е, H3е. Долгие ē, ō, ā могут быть возведены к eH1, eH1 (или оН3), e / oH2 (символом Н обозначается так называемый ларингальный звук).

Отечественные лингвисты либо включают гласные i и u в состав вокалической системы [Ершова, 1997: система индоевропейского вокализма включает 5 кратких и 5 долгих гласных, различающихся по ряду (тембру) и подъему (раствору). Значком шва ə обозначен гласный среднего ряда среднего подъема, являющийся результатом редукции долгих гласных], либо выводят их этой системы [Хлебникова, 2001: 45: гласные i u зачастую становятся вторым элементом дифтонгов ei, eu или встречаются в неударных слогах]. Некоторые исследователи считают i, u вариантами фонем е и о, но это спорный вопрос, и нельзя с полной определенностью установить, являются ли германские е (i), которые соответствуют индоевропейскому гласному е, вариантами одной фонемы или двумя разными звуками.

Итак, наиболее важными гласными в индоевропейских языках, занимающими позиции в ударном слоге и имеющими значение для морфологических чередований и образований, являются долгие и краткие гласные е, о, а. Но и эти гласные различаются по своей частотности и функциональной нагрузке.

Среди кратких гласных наиболее частотными были гласные среднего подъема (раствора) e и o, которые находятся в оппозиции по тембру (ряду) – e – передний ряд и o – задний ряд и участвуют в морфологических чередованиях.

Гласный a встречается реже и функционально значительно менее нагружен, хотя частично он участвует в качественных чередованиях. Гласные i и u повышают свою частотность в позднеиндоевропейский период, в это же время устанавливается корреляция i и u с полугласными y и w: последние выступают в позиции перед гласными. В подсистеме долгих гласных функционально нагруженными также оказываются гласные среднего подъема ē и ō.

Данная система гласных почти полностью сохранилась в греческом языке, но в других индоевропейских языках, в том числе и в германских языках, она подверглась изменениям. Так, и.-е. е соответствует германскому е или i, и.-е. о – германскому а, и.-е. а соответствует германскому а.

Индоевропейские / германские гласные

краткие гласные:

е / е (i)

о / а

а / а

долгие гласные:

ē / ē

ō / ō

ā / ō

Примеры:

е лат ventus, рус. ветер, гот. winds

лат. edere, рус. едим, др.-а. etan

o лат. nox, рус. ночь, гот. nahts

лат. octo, рус. восемь, гот. ahtau

a лат. ad к, гот. at, да. æt

ē лат. sēmen, рус. семя, гот. sēþs

ō греч. plōtós, гот. flōdus поток

ā лат. māter, да. mōdor.

Некоторые гласные иначе отражаются в славянской группе языков по сравнению с другими индоевропейскими языками: и.-е. а = слав. о: лат. nāsus, рус. нос; ō = ā: лат. dōnum, рус. дар. В индоиранских языках все указанные качественно различающиеся гласные имеют один результат - ā - dānam.

Итак, германские гласные сохраняют черты сходства с индоевропейскими гласными, потому в данном случае речь идет не о сдвиге гласных, а об их соотношении, корреспонденции [Хлебникова, 2001: 46]. Если в индоевропейском существует четкая система противопоставления кратких – долгих е, о, а , то в германском эта система изменяется: краткие о, а дают одно недифференцированное а, долгие ā, ō – одно долгое ō.

Соответствия между индоевропейскими и германскими гласными

Как видно из соответствия индоевропейских / германских гласных:

краткие гласные:

е / е (i)

o / a

a / a

долгие гласные:

ē / ē

ō / ō

ā / ō

в германском праязыке нет краткого о и долгого ā.

При этом система германских гласных, рассмотренная в плане корреляции по долготе – краткости, оказывается асимметричной.

германские краткие / долгие гласные:

е, i / ē

а / -

- / ō

Это нарушение симметрии устраняется позднее – в отдельных германских языках, в частности, в древнеанглийском языке и отчасти в самом готском языке.

и.-е.

герм.

гот.

да.

двн.

дисл.

1.

a o ə

a

a

æ

a

a

2.

e

e

i

e (i)

e (i)

e (i)

3.

i

i

i

i

i

i

4.

u

u

u

u (o)

u (o)

u (o)

5.

-

ā

ā

ā

ā

6.

ā ō

ō

ō

ō

uo

ō

7.

ē

ē1 > æ (долгое)

ē1

æ (долгое)

ā

ā

8.

разные источники

ē2

ē2

ē

ē > ie

ē

9.

ī

ī

ī

ī

ī

ī

10.

ū

ū

ū

ū

ū

ū

2. Сущность и функции германского аблаута

Индоевропейское и германское чередование гласных

Наиболее важными гласными особенно для морфологического чередования в индоевропейских языках были е и о в ударных слогах. В неударных слогах гласные подверглись редукции: долгие редуцировались в нейтральный гласный неопределенного тембра типа ə, а краткие опускались или сохранялись в качестве нейтрального i. Эти редуцированные гласные получают название шва: shva primum фонетически обозначается как ə, а shva secundum – как ъ (другие обозначения - ə1 и ə2).

Чередование гласных, имеющее грамматическое назначение, могло включать три элемента в индоевропейском языке: е – о (долгие или краткие) – нуль (отсутствие гласного). Наиболее типичной (частотной) была формула с краткими гласными е – о – нуль: греч. LEGO говорю, LOGOS речь, греч. PELOMAI вращаюсь, POLOS ось, EPLOMEN вращал (PEL POL PL); рус. несу, носил; беру, подбор, брал (БЕР, БОР, БР).

Как видно из примеров, чередование гласных имеет как чисто грамматическую функцию – образования форм слова, так и словообразовательную функцию образования разных частей речи. Это регулярное чередование гласных в корне, суффиксе или окончании слова получило название аблаута (термин Я. Гримма).

Аблаут – спонтанное, т.е. не обусловленное окружением, чередование гласных представляет собой древнее явление, засвидетельствованное не только во многих индоевропейских языках, но и в языках других семей. В данных языках чередование гласных затрагивало все части слова, тогда как в германских языках с переносом ударения на корень слова аблаут затронул ударный слог. Происхождение аблаута связывается с индоевропейским музыкальным ударением (происхождение качественного аблаута) и теорией индоевропейского акцента, т.е. силой ударения (происхождение количественного аблаута) – отсюда происходят и такие названия, как высшая ступень аблаута (ступень индоевропейского о как более сильного ударения) или нуль – низшая ступень (исчезновение ударения). В индоевропейских языках особенно четко представлено чередование гласных среднего подъема е – о. Чередование гласных е – о представляет собой качественный аблаут, так как изменяется качество гласного (при количественном аблауте краткий звук чередуется с долгим, т.е. чередуются гласные одного ряда, но разной длительности).

Ступени аблаута

Количественный аблаут представлен чередованием кратких гласных е –о, долгих ē – ō и редуцированных гласных. В соответствии с этим различают три ступени количественного аблаута:

нормальную, или полную ступень e – o,

продолженную ступень, или ступень удлинения ē – ō,

нулевую, или редуцированную ступень.

Гласные нормальной ступени были наиболее частотными и встречались как самостоятельно, так и в составе дифтонгов, ступень удлинения встречалась реже. Эти две ступени иногда называют сильным звуковым видом. Нулевая ступень представляет собой полное выпадение гласного или его редукцию. Ступенью редукции долгих гласных ē / ō являлся нейтральный краткий редуцированный гласный ə, который мог по-разному отражаться в отдельных языках. Нулевую ступень аблаута называют также слабым звуковым видом.

Происхождение количественного аблаута связывается с динамическим (экспираторным) ударением, в соответствии с которым нормальная и продолженная ступени аблаута возникали в исконно ударной позиции, а нулевая / редуцированная ступени – в исконно предударной или заударной позиции.

Примеры

Примеры количественного аблаута в индоевропейских языках:

e – ē

лат. sedeō сижу – sēdes сидение

o – ō

греч. pōs нога - podós ноги

e – нуль

лат. est есть – sunt суть.

Примеры качественного аблаута в германских языках:

др.-исл. bera нести, рожать – barn дитя

да. bindan связывать – band тесьма

двн. stelan красть - stal украл.

Этот древний тип чередования развился и в германских языках и сохранился до современного периода развития языков, хотя и в измененном виде.

Наиболее частотная формула индоевропейского количественного чередования е – о – нуль в соответствии с соотношением гласных принимает следующий вид в германских языках: e (или i) – a – нуль.

На этом чередовании построено образование основных форм так называемых сильных глаголов в германских языках. Термины сильные и слабые глаголы введены Я. Гриммом. Под сильными подразумеваются такие глаголы, которые образуют личные формы внутри себя, в корне, не прибегая к специальным суффиксам, а слабые глаголы лишены такой способности.

В германских языках аблаут приобретает характер грамматического закона, по которому образуются формы наиболее древних по происхождению сильных глаголов.

Проиллюстрируем действие аблаута на примере греческого и готского глаголов: греч. LEIPŌ / LE – LOIPA / E-LIPON – три видовые формы глагола оставлять – презенс, перфект и аорист. Корень этого глагола предстает в трех видах: LEIP / LOIP / LIP. Элемент LE в перфекте выражает удвоение, элемент Е в аористе – является частицей. Если вынести за скобку общий элемент i (часть дифтонга в презенсе и перфекте и элемент, соединяющий l и p в аористе), то отчетливо прослеживается формула чередования – e (или i) – a – нуль. На месте нулевой ступени аблаута могли появляться элементы дифтонга или сохранялся нуль.

Рассмотрим готский глагол kiusan выбирать по следующим формам: инфинитив – прошедшее время единственное число – прошедшее время множественное число – причастие II.

ki/u/san ka/u/s k/u/sum k/u/sans

выбирать выбрал выбрали выбранный.

Выделенный скобками гласный u является также, как и i в греческом примере, элементом дифтонга и фигурирует на месте индоевропейской нулевой огласовки. В этом глаголе ясно выражается формула индоевропейского аблаута e (или i) – a – нуль (в готском языке гласному i соответствует индоевропейский гласный е).

Спонтанные и комбинаторные изменения гласных в германских языках. Ареальные особенности древнегерманского вокализма


3. Спонтанные изменения гласных в германских языках

Спонтанные изменения гласных в германских языках характерны для отдельных германских языков.

Готское сужение

В древнейший период в готском языке произошел процесс сужения, или повышения e > i , что привело к совпадению e и i в одной фонеме:

да. etan, двн. eggan, гот. itan есть

да. weg, двн. weg, ди. vegr, гот. wigs путь [Ершова, 1997: 54-67].

Древневерхненемецкая дифтонгизация гласных

Начиная с VIII в. н.э. в древневерхненемецком языке начался процесс дифтонгизации долгих ударных гласных ō и ē. При этом ō дифтонгизировалось в uo, а ē через ступень еа перешло в ia / ie (позже в ī):

ō > uo

да. mōdor, двн. muoter

да. brōþor, двн. bruodar

ē > ea > ia, ie

да. hēt, двн. hiar, hier звал.

Ингвеонская палатализация

Данное явление относится к переходу (палатализации) а > æ в языке племен, располагавшихся на территории, заселенной ингвеонами до их переселения в Британию.

гот. sēþs, ди. sáðr, да. sæd семя (æ долгое).

Фонемизация германских дифтонгов

Дифтонги в германских языках, по мнению отечественных лингвистов, представляли собой бифонемные сочетания, не являющиеся собственно дифтонгами, а диграфами ei, eu, ai, au. Зарубежные исследователи рассматривают эти сочетания как неустойчивые дифтонги, которые переходят в краткий дифтонг или в долгую фонему. В отдельных германских языках эти образования, действительно, либо монофтонгизируются – превращаются в единичную фонему, либо дифтонгизируются – превращаются в подлинный дифтонг.

ai > да. ā, ди. ā (перед r, h, hw)

> двн. ei, ди. ei

гот. stains, да. stān, ди. steinn, дшв. stēn, двн. stein камень

au > да. ēā (æu > æo > æa > ēā)

> ди. au

> двн. ou

> двн. ō (перед зубными и h)

гот. augo, да. ēāge, ди. auga, двн. ouga глаз

iu / eu > да. īō / ēō

> двн. iu / io

> ди., дшв. jó / jú

гот. biudan, да. bēōdan, ди. bjóða, дшв. bjúdo, двн. biotan предлагать.

Комбинаторные изменения гласных в германских языках

Общегерманский переход е > i перед соседним i (монофтонгизация сочетания ei) и перед i, j последующего слога. В готском языке этот процесс сливается с общим процессом повышения e > i .

лат. medius, гот. midijis, ди. miðr, да. midd, двн. mitti средний.

Общегерманское повышение e > i и сохранение u перед группой носовой + согласный (если дальше шел широкий гласный).

лат. ventus, гот. winds, ди. vindr, да. wind, двн. wint ветер

греч. penta, гот. fimf, двн. finf, да. fīf пять.

Общегерманское понижение u > o в позиции перед а последующего слога (a-Brechung). Впоследствии это изменение стало происходить под действием аналогии в существительных а-основ.

двн. wurm червь, двн. wort слово

огам. gulþ, да. gold, двн. gold золото

огам. þurpa, ди. þorp, да. þorp, двн. dorf поселение, деревня.

Общегерманское заменительное удлинение гласных в результате выпадения последующего носового согласного.

В общегерманский период происходит выпадение носового звука перед h: inx > īh, unx > ūh, anx > āh. В качестве промежуточной стадии этого процесса, как показывает материал древнеанглийского языка, была назализация краткого гласного:

лат. vincere, гот. weikan, да. wīgan сражаться

гот. þagkjan думать – þāhta думал, да. þencan думать – þōhte думал, двн. dechen думать – dáhta думал.

Преломления

Под преломлением понимается ассимилятивное изменение гласного под влиянием последующего согласного / группы согласных.

Готское преломление: готские узкие гласные i и u расширяются в позиции перед согласными r, h, hw: [i ] > [ε] (на письме ai), [u] > [o] (на письме au).

гот. filhan хоронить, но wairpan бросать,

гот. fulhans похороненный, но waurpans брошенный,

гот. faihu, двн. fihu, да. fēōh скот.

Древнеанглийское преломление: дифтонгизация (частичная веларизация) гласных переднего ряда i, e, æ под влиянием последующих групп веларизованных согласных: h (h + согл.); r + согл.; l + согл.; w + согл.

Перегласовки

Перегласовки (умлаут) обозначают ассимилятивные изменения гласного под влиянием последующего гласного или полугласного.

Задания к семинару:

1. Дайте определение терминов и понятий: аблаут, ступени аблаута, формула аблаута, спонтанные / комбинаторные изменения гласных.

2. Представьте грамматический и этимологический анализ готского текста MATTHAEUS VIII, 6. jah qiþands: frauja, þiumagus meins ligis in garda usliþa, harduba balwiþs.

Лекция 7. История германской письменности

1. Руническая письменность

У древних германцев было три вида письменности: руническое письмо, латинское письмо и готское письмо. Все виды письменности имели общие корни, поскольку основывались на алфавите, заимствованном у финикийцев и греков. Даже рунический алфавит, который отличает большое единообразие и архаичность, не был отождествлен ни с одним конкретным германским языком, по сути, он даже не является исконным германским алфавитом, а также был заимствован.

Руны были очень распространены на севере Скандинавии и на полуострове Британия, начиная со II в. н.э. и заканчивая началом XVII в. Именно в этих странах были найдены древнейшие рунические надписи на камнях. Наиболее древними из обнаруженных археологами рунических памятников (письменный памятник – это любая надпись на камне, шлеме, рукоятке меча и т.д.) является надпись на шлеме из южной Штирии (провинция в Австрии) I в. н.э. Древнейшими руническими надписями в Швеции являются Кюльверская плита на о. Готланд, камень Мойбро в области Уппланд, камень Истаби в провинции Блекинге.

Мастера рунического искусства назывались в древней Скандинавии эрилями, а в позднесредневековой германской Европе – рунемейстерами.

Выделяются также рунические надписи, приписываемые готам – надпись на кольце из Румынии (найденном в кладе с драгоценными вещами, где находилось и кольцо; клад принадлежал готскому вождю Атанариху в 380 г. н.э.), которая гласит gutaniowihailag (здесь вычленимы два слова – готов и святой). Вторая надпись была сделана на острие копья (III в. н.э.), найденном в районе Ковеля (Украина). Надпись состоит из одного слова tilarids нападающий. Всего известно 3500 рунических памятников, из них 2500 – подавляющее большинство – обнаружено в Швеции, 40 – в Британии. Немецких и готских памятников очень мало (150 надписей).

Вопрос о происхождении рун был поставлен еще в XVI в. И только в XIX в. датский ученый Виммер доказал, что руны восходят к южноевропейским письменам Средиземноморья (греческий, италийский, латинский алфавит), однако к какому именно алфавиту восходят руны, установить не удалось. Конкретно определить источник рунического письма трудно по той причине, что южноевропейские алфавиты имеют между собой много общего. Вполне возможно, что футарк был заимствован из греческого или этрусского алфавита. На это указывает манера письма – либо слева направо, либо справа налево как в древнегреческом языке (III в. до н.э.). Многие особенности указывают на то, что создание рунического алфавита относится к I тыс. до н.э.

Корни рун как магического явления уходят значительно глубже. Бесспорно то, что самые первые знаки, начертанные или вырезанные человеческой рукой на дереве, носили магический характер. В качестве примеров можно привести знак, начертанный охрой на мамонтовом черепе (Межирическая стоянка, Украина) или знаки, высеченные на скалах в Европе. Эти памятники относятся к XVII-XVI тыс. до н.э. Уже в этих символах мы обнаруживаем элементы, позднее давшие форму рунам. Также проторунические элементы можно проследить в украшениях керамики центральноевропейских культур V тыс. до н.э.

Руны приходилось высекать или вырезать на дереве, камнях, изделиях из них, поэтому для удобства их выполняли не скругленными, а угловатыми. В рунах мы не находим ни горизонтальных, ни круговых линий, поскольку руны высекались режущими инструментами. Рунические надписи встречаются главным образом на могильных плитах, а также на предметах домашнего обихода, монетах, украшениях, воинских доспехах. На могильных плитах надписи были обращены рунами вниз, т.е. по направлению к поверхности земли, а не вверх, так как они служили в качестве заклинаний, охраняющих неприкосновенность могил. Руны не были предназначены для живых – многие такие надписи писали тайнописью, особым шифровым письмом. Сами руны, по существу, не были предназначены для простых людей, их знали в основном только посвященные. Руны в первую очередь служили для предсказания будущего, для пророчеств, заговоров, а не для письма.

Этимология слов, обозначающих понятие руна, указывает либо на технику предсказания – выбрасывания (разбрасывания) палочек-рун (нем. Buchstabe буква восходит к двн. buohstab буковая палочка – на ней и вырезались руны), их собирания (нем. lesen читать восходит к двн. lesan букв. собирать руны), либо на истинное предназначение рун (англ. read восходит к да. rædan гадать, предсказывать по рунам, ср. также англ. riddle, да. wtitan вырезать руны, ди. rita резать, писать). Традиционное толкование слова руна связывается с готским словом runa тайна, а также с немецким raunen шептать, двн. ruenen. Ср. параллели из др.-кельт. run, ср.-валл. rhin со значением шепот, шептать; совр. ирл. run секрет, решение, шотл.-гэльск. run жребий. Выдвигается славянское происхождение слова руна: серб. gronic говорить, ст.-сл. рун, от которого произошли русские лексемы рана, ранить, рыть, укр. рилля борозда, белар. ралля с тем же значением, рути резать, руна прорез, борозда. Любопытно также, что германцы также знали корень run в значении ранить.

В одном из славянских храмов был обнаружен целый ряд украшенных нескандинавскими рунами предметов.

Древнейший рунический алфавит состоит из 24 знаков (18 согласных и 6 гласных). Первые буквы этого алфавита – f u þ a r k, поэтому его и называют футарк. Каждая буква рунического алфавита имеет свое название и, как полагают, и значение.

Существует три вида рунического алфавита – общегерманские руны (старшие руны), скандинавские руны (младшие руны) и англо-саксонские руны (28-33 знака). Общегерманский алфавит был упрощен и сведен до 16 знаков к IX в. н.э., причем изменяются начертания нескольких рун. Возникают так называемые младшие руны. В Британии общегерманский рунический алфавит был, напротив, дополнен до 33 знаков. Так, в V в. н.э. руническое письмо пришло на Британские острова вместе с племенами англов и саксов. Британскими жрецами в результате переработки и дополнения футарка был создан новый рунический строй, состоявший из 28 рун, получивших название ранних англосаксонских рун. Позднее, к IX в., был создан еще один англосаксонский рунический строй, содержащий 33 знака. Эти руны были названы поздними англосаксонскими, или нортумбрийскими рунами.

Различия между старшими и младшими рунами выливаются также в различия предназначения: старшие используются преимущественно в магических целях.

Старший футарк использовался до IX в. Применялся он и готами (существовали готские руны), пока в IV в. Вульфила не создал готское письмо. В Скандинавии 9 букв исходного алфавита исчезли (g, w, æ, þ, z, e, ng, d, o) и появилась 1 новая (R). Разновидностями младших рун являются датские и шведско-норвежские руны.

Рунический алфавит приходит в упадок с появлением христианства и латинской письменности. В Англии он исчезает в IX в., в Скандинавии – в 1600 г.

2. Латинский алфавит

В период христианизации германских племен распространяется латинское письмо. Латинское письмо – это письмо, которым пользовались древние римляне. Название латинский происходит от названия племени латинов. На смену руническому алфавиту и письменности приходит латинская письменность, и многие письменные памятники, созданные германцами, дошли до нас в латинской записи. Латинский язык получает распространение как язык церкви и как официальный язык в законах и грамотах. В грамотах и кодексах латинскими буквами передаются германские личные имена, топонимы, специфические термины. С VII в. появляются германские тексты, записанные латинским алфавитом. Латинский язык вытесняет рунический алфавит вследствие того, что христианские религиозные тексты были написаны на латинском языке. Латинский алфавит восходит к греческому алфавиту, и в древнейшей форме он насчитывал 20 знаков. Вследствие малого количества знаков-букв он не был пригоден для изображения всех звуков, существовавших в германских языках. Поэтому латинский алфавит подвергается изменениям: он пополняется или приспосабливается к фонетическим условиям того или иного германского языка. В частности, для обозначения межзубного щелевого в английском языке была использована руническая буква þ, которая, как полагают, возникла из латинской буквы D, а также введены дополнительные знаки.

В настоящее время алфавиты разных германских языков отличаются от латинского алфавита и по количественному составу и по составу букв.

Древнейшей формой латинского письма было так называемое капитальное письмо, т.е. письмо прописными заглавными буквами на папирусе и восковых табличках (scriptura capitalis). В III-IV вв. н.э. развилось более простое и округлое унциальное письмо на пергаменте (scriptura uncialis). Каролингский минускул, используемый писцами в канцелярии Карла Великого в начале VIII-XI вв., представлял собой сочетание круга, полукруга и палочек. Такая графика обеспечивала быстрое чтение, так как простые формы букв давали возможность охватить глазом сразу несколько слов.

Готическое письмо

В средние века складывается монашеское, или готическое письмо (scriptura monacalis) с характерными угловатыми, ломаными линиями букв. Этот стиль был тесно связан с общей тенденцией развития орнаментального искусства средних веков. Например, готический стиль в архитектуре – остроконечные шпили – представлял собой символ отказа от всего земного и обращения помыслов ввысь, к богу (ср.: Нотр-Дам-де-Пари, Вестминстерское аббатство, Кельнский собор). Первые печатные книги в европейских странах печатались готическим шрифтом. Готический шрифт выходит из употребления в XVI в. в Англии, в XVII в. в Германии и в середине XIX в. в Скандинавии.

Названия готический стиль в архитектуре и готическое письмо ввели гуманисты эпохи Возрождения, вкладывая в них пренебрежительный смысл по отношению к варварским племенам и к владычеству церкви в области идеологии того времени, и поэтому название готический шрифт не имеет отношения к готам. С конца XV в. происходит сознательный возврат к округлому письму в шрифте антиква, который был более приспособлен для печати.

В Англии были распространены островной / континентальный варианты латинского письма. Островной вариант латинского письма, или инсулярное письмо появился в Ирландии и распространился в Англии усилиями ирландских миссионеров до XII в. Фонетический принцип (для каждого звука – отдельная буква) соблюдался непоследовательно, так как некоторые буквы передавали несколько звуков.

Континентальный вариант латинского письма был введен в Англии французскими писцами.

Каждый германский народ внес в латинское письмо изменения, отвечающие особенностям национальной фонетической системы (на письме эти буквы маркированы диакритическими знаками).

3. Готское письмо

Наряду с руническим и латинским алфавитами существовал и готский алфавит. Источником готского алфавита являлся греческий язык. Однако попытка вестготского епископа Вульфилы приспособить греческий алфавит для готского языка осталась единичной. Готское письмо не получило широкого распространения, замкнувшись в рамках готского языка. Западные и северные германцы приняли латинский алфавит.

Вульфила заменил некоторые греческие буквы латинскими буквами, поскольку они напоминали руны и поэтому были лучше знакомы готам. Поскольку греческий алфавит является основным источником старославянской азбуки (кириллицы), некоторые вульфилианские буквы близки русским буквам.

Готский алфавит состоял из 27 букв. Вульфила использовал в основном буквы греческого алфавита, но также и некоторые латинские буквы, например, q ку. В готском алфавите есть также знаки, схожие с рунами, в частности, буквы, используемые для передачи межзубных звуков þ, ð.

Греческое влияние отразилось в звуках [i:] – гот. ei, [o:] – гот. au, [e:] – гот. ai.

Начальные буквы готского алфавита включают буквы:

a – aza

b – bercna

g – genna

d – daaz

h – haal

f – fe.

Сочетание в готском алфавите нескольких письменных традиций объясняется необходимостью приспособить его к фонетической системе готского языка.

Древнегерманские письменные памятники

Основным памятником готского языка является перевод Библии, который дошел до нас в нескольких рукописях, это, в частности, рукопись Серебряный Кодекс (Codex Argentus) и Каролинский кодекс (Codex Carolinus).

Готский язык является первым германским языком, на котором были созданы значительные письменные памятники, а именно, перевод Священного писания. Поэтому наряду со скандинавскими руническими надписями III-V вв. готские памятники дают богатейший материал для суждений о древнейших закономерностях германской группы языков. Структура готского языка сохраняет систему архаических черт германской группы языков, близкую многим особенностям общегерманского языка. Поэтому готский язык представляет особую ценность для построения сравнительной грамматики германских языков.

Древнегерманские имена

Ниже, в рунической надписи различимы несколько слов со значениями высокий (благородный) как эльф, эльфо-руна, защищенная эльфами, друг эльфов, руна эльфо-дара:

4. Древнескандинавские письменные памятники

Древнескандинавские памятники представлены сборником исландских мифологических и героических песен Старшая Эдда (XIII в.). Этимология слова «Эдда» не вполне ясна. Предполагают, что слово Эдда может быть истолковано как:

- книга из Одди (Одди – хутор в Исландии),

- прабабушка.

Кроме того, древнескандинавские памятники включают поэзию скальдов (IX-XIII вв.), которую отличает строгая форма «авторского стиха», и прозаический жанр саги – стиль устного рассказа. Для последнего характерны простые синтаксические структуры, простая лексика, невыдержанность синтаксических связей.

Древнеанглийские письменные памятники

Прозаические памятники древнеанглийского периода представлены различными жанрами. Это, в частности, исторические хроники, религиозно-дидактическая проза, исторические произведения, деловая проза, культовая проза, философско-дидактическая проза, учебники.

Исторические хроники, или летописи, в частности, Англо-Саксонская хроника (наиболее важная ее часть – Паркеровская хроника) охватывает период с 60 г. до н.э. по 1154 г. и повествует об основных событиях британской и англосаксонской истории, начиная с экспедиций Цезаря в Британию. Изучение хроник дает лингвистам возможность проследить историческое развитие народа и языка.

Религиозно-дидактическая проза представлена философско-религиозным произведением папы Григория Первого Cura Pastoralis Забота пастыря – настольной книгой средневекового духовенства. В произведение Всемирная история монаха Оросия с предисловием короля Альфреда Великого сам Альфред вставил рассказ путешественников Отхтере и Вульфстана. Альфред учредил школу переводчиков и переводил с латыни на древнеанглийский язык. Переводы были созданы в целях популяризации христианского вероучения и для дидактических целей – создания учебных пособий для обучения в монастырских школах для студентов, недостаточно владеющих латынью. Все свободные люди в уэссекском королевстве должны были учиться англосаксонской грамоте, а для этого требовались новые книги и переводы. Вставки Альфреда представляют собой подлинные куски древнеанглийского текста, лексико-грамматическое оформление текста является близким к разговорному языку того времени. При этом намечается переход к осознанному авторству, поскольку Альфред в предисловии к книге использует личное местоимение «я».

Исторические произведения, в частности, Церковная история английского народа Беды Достопочтенного (Bede’s Ecclesiastical History of the English People, 731 г.), написанная на нортумбрийском диалекте, посвящена происхождению английского народа, истории Англии, распространению в ней христианства.

Деловая проза включает законы, завещания, указы, акты землепользования, написанные не на латинском, а на древнеанглийском языке. Так как законы создавались и фиксировались на протяжении многих лет, появляется возможность проследить эволюцию англосаксонского права посредством изучения языковых форм передачи юридической информации и историческое развитие языка. Изучая древнеанглийские юридические документы, можно получить представление о правовых терминах, которые в поэзии не употребляются, например, скандинавское заимствование lagu закон, древнеанглийскую лексему freodom свобода и другие.

Культовая проза представлена житиями святых, проповедями епископа Эльфрика, переводами Библии на древнеанглийский язык монахом Эльфриком. Большей частью культовая проза является переводной литературой, ориентированной по содержанию и форме на латинский оригинал.

Философско-дидактическая проза содержит перевод на древнеанглийский язык произведения римского философа Боэция Утешение философии.

Среди учебников выделяется Латинская грамматика Эльфрика для англосаксов (конец X-начало XI вв.).

Древнеанглийские поэтические памятники обладают художественными достоинствами и также являются разнообразными в жанровом отношении. Это эпические произведения, стихотворения лирического характера, клерикальная поэзия, гномические стихи. Большая часть поэзии сохранилась в копиях, датируемых приблизительно 1000 г., которые были написаны на уэссекском диалекте, но были насыщены иными диалектными формами.

Поэтические произведения, которые создавались в рамках эстетики неосознанного авторства, включают эпическую поэму Беовульф.

Беовульф

Беовульф – сын короля племени гаутов из юго-восточной Швеции, обладающий силой 30 человек, по приглашению короля данов Хродгара приезжает в Данию, чтобы сразиться с морским чудищем Гренделем. Беовульф убивает Гренделя и сражается с его матерью. После этого славный Беовульф возвращается домой, где становится королем гаутов и правит страной более 50 лет. В сражении с драконом, разгневанным покушением на охраняемый им клад, Беовульф побеждает его, но сам погибает. Тело героя торжественно сжигают на костре и сооружают курган над его прахом.

Героический эпос Беовульф представляет собой смешение фантастических и исторических событий. События в поэме происходят не в ирреальном мире, а перенесены на историческую почву – в Скандинавию, где, с одной стороны, наличествуют драконы и великаны, а, с другой стороны, фигурируют названия реальных народов: даны, шведы, ингвины, реально существовавшие короли, в частности, из династии Меровингов. На рукоятке меча Беовульфа есть руническая надпись, где содержатся точные данные о нравах и обычаях древних германцев.

Поэма написана на уэссекском (западно-саксонском) диалекте с многочисленными вкраплениями англских форм нортумбрийского, мерсийского, кентского диалектов. Это произведение задолго до его письменной фиксации существовало в течение длительного времени в устной форме и соответственно вбирало в себя разнообразные диалектные черты.

В целом поэтический язык резко отличается от бытового разговорного языка и является результатом его шлифовки поэтами-сказителями. Особенностями поэзии являются наличие сложных слов, большая доля архаической лексики и малая доля заимствований, большой удельный вес синонимов и наличие кеннингов.

Сложные слова используются для создания эмоционально-насыщенного тона повествования. Особенно часты сложные существительные и прилагательные, например, hete-þanc ненависти мысль, wig-heap войны отряд, beadu-scrud одежда войны, кольчуга, которые в обычной прозе используются крайне редко. В Беовульфе много сложных слов с первым элементом wig война. Третью часть словаря Беовульфа составляют сложные слова. Тем не менее, сами модели словосложения являются одними и теми же в прозе и в поэзии;

Синонимы часто используются в поэзии для того, чтобы поддержать аллитерационное построение стиха. По подсчетам И.Б. Хлебниковой, в древнеанглийской поэзии зарегистрировано 40 лексем для обозначения моря, 37 слов для обозначения воина и 12 слов – для битвы. В Беовульфе насчитывается 30 синонимов слова король. Частое употребление синонимов для поддержания аллитерационного стиха сдерживало сюжет и создавало впечатление «топтания» на месте.

Кеннинги (kenning – описательная метафора) представляют собой древнегерманский поэтический прием для создания образности в произведении, ср.: sæ-mearh морской конь (корабль), hron-rād дорога китов (море), swanrād дорога лебедей (море), beadoleoma боевой луч (меч), hilde-leoma битвы пламя (меч), freoduwebbe пряха мира (женщина), recedes mūþ дома рот (дверь).

Задания к семинару:

1. Дайте определение терминов и понятий: руническая письменность, латинская письменность, готское письмо, готический шрифт, антиква, курсив, капитальное письмо, унциальное письмо, инсулярное письмо.

2. Представьте грамматический и этимологический анализ готского текста MATTHAEUS VIII, 7. jah qaþ du imma Iesus: ik qimands gahailja ina.


Лекция 8. Общегерманская мифология

1. Космогония

Важнейшие непосредственные источники религии германцев восходят к эпохе викингов. Космогония германцев – мифы о происхождении мира, Вселенной и теогония – мифы о богах описаны в древних сочинениях скандинавов – Старшей и Младшей Эдде (XIII в.). Старшая Эдда на исландском языке включает 10 стихотворных текстов о богах и 18 текстов о героях. В предисловии к Младшей Эдде – произведении исландского историка Снорри Стурлусона – описывается мифическая родословная скандинавских правителей.

Единой германо-скандинавской мифологии, если она когда-либо вообще существовала, не сохранилось. И потому так часто упоминаемая скандинавская мифология представляет самостоятельно и богато развившуюся ветвь германской мифологии. В XX в. в науке господствовал взгляд, что почти вся скандинавская мифологическая система, выразившаяся, например, в песнях Старшей и рассказах Младшей Эдды, может и должна считаться общегерманской. Такого взгляда держался Я. Гримм, искавший в немецких народных сказках и суевериях подтверждения своим выводам.

Согласно космогоническим воззрениям германцев, сотворению мира предшествует Хаос, или великая бездна – Гиннунгагап. Великая пустота, предшествующая сотворению земли, пронизана магической силой. В раннее средневековье германцы помещали бездну на севере (Нифльхейм) и рассматривали как море, покрытое льдами, или великий колодец, из которого вытекают 11 рек. Мир для германцев разделяется на царство злых сил на севере и востоке – там находятся поля мрака Нидавеллир и царство мертвых – Хелль (по некоторым представлениям – он под землей) и на царство раскаленной земли Муспелль (Муспелльхем), которая располагается на юге и принадлежит Черному Великану Сурту. Вода рек, коснувшись колодца, становится ледником, но под действием муспелльского огня на льду появляется человекоподобный гигант Имир. Из растаявшего льда выходит корова Аудумла, которая питает Имира молоком, а сама питается соленым льдом. Из этого льда рождается Бури и три его божественных сына – О́дин, Вили и Ве. Три брата убивают гиганта Имира, переносят его в середину великой бездны, и образуется Вселенная. Из его плоти образуется земля, из крови – вода, из черепа – небо, из костей – горы, из волос – деревья. Посредине круглой земли, окруженной великим океаном, боги строят из ресниц Имира укрепление Мидгард и поселяют в нем созданных вскоре людей. Когда же они построили собственное жилище Асгард – обитель богов – творение завершилось.

Асгарт разделен на две части – царства асов и ванов. Бог Тор отправляется на восток, чтобы сразиться с врагами богов и людей – чудовищами и великанами. Мидгард – это мир людей, построенный богам, бург, ограждающий людей от вторжения великанов. Асгарт подобен Мидгарду, это такая же усадьба, в которой живут и люди, но она отличается своей обширностью и богатством.

Образ мира в представлении германцев – это земной круг Хеймскрингла, который находится под куполом неба.

Нередко мир изображается стоящим под сенью мирового древа Иггдрасиля, который поддерживает небесный свод. Иггдрасиль – это ясень, под которым ежедневно собирается совет богов. Три корня Иггдрасиля уходят в три мира: мир мертвых (Хель), мир льда и мака (мир льдистых великанов) и мир людей Миддангартен (да. middangeard). Описываемое здесь пространственное расположение является противоречивым, поскольку Асгарт, как и Мидгард могут помещаться то в середине неба, то на небе, то в виде корней дерева, обвивающих мир.


2. Теогония

Для германской мифологии достоверно восстанавливаются лишь четыре общегерманских божества, соотносимые с 4 основными индоевропейскими богами:

Бог Грома (индийский Индра, скандинавский Тор, кельтский Таранис, славянский Перун, балтский Перкунас). Он стоит на колеснице, его оружием служат молния, топор или молот, его спутником является волк.

Бог Ясного Неба (греческий Зевс, общегерманский Тивас, скандинавский Тюр, индийский Дьяус, балтский Диевас, славянский Дий). Бог Ясного Неба часто выступает и как военное божество. Его оружием служит меч.

Великая Богиня (греческая Гера, индийская Приттхиви, скандинавская Ерд, славянская Макошь, балтская Земес Мате, ирландская Дану).

Бог Земных Сил (греческий Дионис, индийский Рудра, скандинавский Фрейр, славянский Велес, балтский Велс, кельтский Цернунн).

Культурный Герой (греческие Гермес и Геракл, скандинавский О́дин, славянский Геровит, ирландский Луг). Культурный Герой представляет собой всадника на белом коне. Его оружием служит копье.

Четыре общегерманских божества – бог неба и света Tiwaz (сканд. Туr, нем. Zîo), бог грозы Thonaraz (сканд. Thòrr, нем. Donar), бог ветра Wôdanaz (сканд. Odhinn, нем. Wuotan), богиня земли и плодородия Frîja (сканд. Frigg, нем. Frîja) известны почти всем германцам. При этом более надежные точки опоры дает немецкий и англосаксонский материал. Более бедный по объему и содержанию, он отчасти гораздо древнее скандинавского и в большинстве случаев передает германские народные верования непосредственно, т.е. в форме, не затемненной позднейшей литературной обработкой.

В конце XI в. Адам Бременский писал о языческом храме в Упсале, разукрашенным золотом, в котором народ поклонялся статуям трех богов: Тору, О́дину, Фрейру. Тор сидит на своем престоле посредине храма, Водан и Фрейр сидят по разные стороны от него.

Скандинавские источники, очень богатые по содержанию и представляющие широко развитую, детально разработанную систему, сравнительно позднего происхождения: ни одна из песен Старшей Эдды не восходит ко времени более древнему, чем IX век. Эпоха викингов (IX-Χ вв.) – это эпоха христианизации Скандинавии, когда придворные певцы-скальды свободно распоряжались унаследованным мифическим материалом и подвергали его литературной обработке.

Значение германских богов в разных областях германского мира различно; их культы развиваются независимо друг от друга в пределах племенных верований выдвигающих на первый план то одно, то другое божество. Развившись в одной области, культ божества мог затем перейти и в другие. Ярким примером такого перехода может служить история распространения культа О́дина-Водана.

В скандинавской мифологии выделяются две группы богов – асы и ваны.

Асы – основная группа богов во главе с О́дином, отцом большинства асов, которые любили, сражались и умирали, поскольку, подобно людям, не обладали бессмертием. Они жили в небесной крепости Асгард, которая соединялась с Мидгардом радужным мостом Биврёст. Асам – богам-воинам поклонялись герои и короли. О́дин – предводитель героических асов на картине Уильяма Коллингвуда изображен в рогатом шлеме, идущим за юными и прекрасными богами и богинями, воплощающими силу и красоту. Асы противопоставляются ванам – богам плодородия, великанам – етунам, карликам – цвергам, а также женским божествам – дисам, норнам и валькириям. В древности асы воевали с ванами, но затем решили заключить мир и обменялись богами. Асы отправили к ванам Хенира и Мимира, а ваны послали в Асгард Ньёрда, Фрейю, Фрейра и мудрого Квасира.

Асами, кроме Одина, были двадцать семь богов-воинов и двадцать две богини. В мифах наиболее известны Бальдр, Борр, Браги, Бури, Видар, Вали, Ве, Вили, Дагр, Деллин, Локи, Магни, Ньёрд, Тор, Тюр, Форсети, Фрейр, Хед, Хеймдалль, а также богини Эйр, Идунн, Нанна, Нотт, Сага, Сив, Сигинн, Соль, Фригг, Фрейя.

Воден (О́дин)

О́дин (или Вотан, Óðinn, Odin, Wodan) – верховный бог в германо-скандинавской мифологии, отец асов. Бог войны и победы, супруг Фригг. Древние римляне отождествляли его с Меркурием / Гермесом. Это бог мудрости и божественного знания (черты Меркурия). Водан означает ярость, он снаряжен доспехами (черты Марса), правит войнами и вселяет в людей храбрость перед лицом врагов. Мудрец и шаман, знаток рун и преданий, он, в то же время, является богом военной аристократии, хозяином Вальхаллы и повелителем валькирий. Культ О́дина в древнейшую пору был сосредоточен на Нижнем Рейне у франков. Водан имел первоначально лишь ограниченное значение бога ветров и отождествлялся с римским Меркурием (день недели – среда dies Mercuru, mercredi, сканд. Odhinsdagr, англ. Wednesday). По мере того как выдвигались прирейнские франки, на которых впервые и наиболее сильно сказалось влияние высшей римской культуры, развиваются и расширяются представления об их национальном боге Водане, который становится теперь носителем и выразителем высшего духовного развития, шедшего с юга. В этом новом освещении он переходит к лангобардам на Эльбе, к саксам, датчанам, наконец, в Швецию и Скандинавию вообще, где он сразу занимает первенствующее положение верховного божества – но только в глазах высших слоев общества, а не народа. Тацит отмечал, что Woden was venerated as the ancestor of Hengist and Horsa, the legendary founders of the English nation, and that most of the early Saxon kings claimed descent from Woden. Низшие классы продолжают по-прежнему поклоняться главным образом Тору и Фрейю; высшее сословие устами своих певцов-скальдов прославляет О́дина как властителя вселенной, отца богов, вершителя судеб, бога неба и солнца, мудрости и поэзии, носителя и представителя высших духовных и нравственных начал. Когда уже в христианскую пору мифологические представления древних приводятся в систему, О́дин естественно становится центром последней; вокруг него группируются, подчиняясь ему, все остальные божества, как его братья, сыновья и дочери. Это же позднее развитие привело на севере к раздвоению богов на два рода: асов (О́дин и его потомки) и ванов (Ньорд, Фрей, Фрея и другие божества).

По легенде, О́дин, вооруженный копьем, являлся людям чаще всего в образе одноглазого старика (свой правый глаз О́дин отдал Мимиру, чтобы испить из источника мудрости) в синем плаще и войлочной шапке, в сопровождении двух воронов или двух волков. Считалось, что под видом бедного странника он бродит по всему свету, и плохо будет тому, кто, забыв законы гостеприимства, оттолкнет его от своего порога. Жители Скандинавии верили, что он часто объезжает на своем коне землю или, невидимый для людей, принимает участие в их сражениях, помогая достойнейшим одержать победу.

Удивительные истории о призрачных конях и всадниках известны в Великобритании каждому. Не менее удивительна уффингтонская Белая лошадь – один из знаменитых наскальных рисунков длиной 112 м. Подобных рисунков в этой холмистой части Англии имеется много. Все они изображают лошадей или всадников, похожих на гуннов. Предполагается, что они возникли в эпоху железного века. В непосредственной близости от них часто находят земляные валы, о предназначении которых можно только гадать. Были ли эти белые лошади и великаны символами богов плодородия? Служили ли земляные валы укреплениями или ограничивали площадки для культовых церемоний? Нет объяснения и гигантским размерам этих фигур, рассмотреть которые можно только с воздуха.

Спутники О́дина – во́роны Хугинн (Huginn) думающий и Мунинн (Muninn) помнящий и волки Гери жадный и Фреки прожорливый, а также его ездовое животное – восьминогий конь Слейпнир (Sleipnir) скользящий. В правой руке О́дина копье Гунгнир. Оно никогда не пролетает мимо цели и поражает насмерть всякого, в кого попадает. Его корабль – Скидбладнир (Skíðblaðnir) сложенный из тонких дощечек был самым быстрым кораблем и при надобности мог быть сложен как ткань. Скидбладнир мог вместить все воинство Асгарда и плавал по морю и по суше. Его паруса всегда наполнялись попутным ветром.

В сказаниях О́дин выступает под множеством имен и прозвищ. Это связано с традициями скальдической поэзии, где приняты поэтические синонимы – хейти и непрямые упоминания о предмете – кеннинги. Вот некоторые из имен О́дина – Альфедр (Alföðr всеотец), Игг (Ygg страшный), Хар (Hár высокий), Вератюр (Veratýr повелитель людей), Бельверк (Bölverkr злодей). Перечень имен приводится в одной из глав Старшей Эдды «Речах Гримнира»:

Звался я Грим,

звался я Ганглери,

Херьян и Хьяльмбери,

Текк и Триди

Тунд и Уд,

Хар и Хельблинди;

Санн, и Свипуль,

и Саннгеталь тоже,

Бильейг и Бальейг,

Бёльверк и Фьёльнир,

Хертейт и Хникар,

Гримнир и Грим,

Глапсвинн и Фьёльсвинн;

Сидхётт, Сидскегг,

Сигфёдр, Хникуд,

Альфёдр, Вальфёдр,

Атрид и Фарматюр;

с тех пор как хожу

средь людей, немало

имен у меня.

Тиу

Древнейшее божество германского Олимпа – Tîwaz (Туr, Zîo), имя которого фонетически совпадает с инд. Dyâus, грeч. Ζεύς, лат. Ju-piter, от и.-е. корня *diu- блистать, сверкать. Еще в первые века н.э. он считается верховным божеством почти у всех германцев, хотя из бога неба он в силу культурных условий, вероятно, уже успел превратиться в бога войны, каковым и остается до конца. Название вторника, заимствованное германцами у римлян (dies Martis, mardi), переводится как день Тиу (сканд. Týsdagr; ср. англ. Tuesday, нем. диалект. Zîstig, литерат. Dienstag). В древнейшее время культ Тиу особенно процветал на материке у свевов-семнонов (Тацит, Германия, глава 39), позднее в Скандинавии, под видом Фрейя – в Упсале, в Швеции.

Тор

Тор – бог грозы (Thоrr, зап.-герм. Donar), древнейшее национальное божество Скандинавии со своим скипетром, т.е. молотом владычествует в воздухе и правит громом и молнией, ветром и дождем, хорошей погодой и урожаем. По своим функциям он ближе всего подходил к греч. Зевсу и лат. Юпитеру (день недели – четверг dies Jovis, jeudi, сканд. Thorsdagr, англ. Thursday, нем. Donnerstag). В Норвегии он считался верховным божеством, покровителем и защитником человека во всех его начинаниях. Таким он перешел и в Исландию и лишь отчасти был впоследствии вытеснен Воданом.

Фрейя – богиня плодородия, любви.

Фрейр – божество плодородия, которое дарует смертным мир.

Фригг, Фрия возлюбленная в германо-скандинавской мифологии богиня брака, любви, семейного очага, жена О́дина, восседающая рядом с ним на троне Хлидскьяльве, откуда божественные супруги могли обозревать все девять миров. Фригг, обладая знанием судьбы, никогда не предсказывала ее.

Валькирии выбирающие павших в скандинавской мифологии представляют воинственных дев, участвующих в распределении побед и смертей в битвах, помощниц О́дина.

За отмеченными более или менее ясными мифологическими образами лежит безбрежный океан так называемой низшей мифологии, которая скрывается в народных сказках, обрядах и суевериях и сосредоточивается, главным образом, на культе душ и демонов. Это древнейшие слои религиозных верований всех европейских народов: культ предков, домовых, эльфов, великанов и других отчасти бесформенных и неясных олицетворений стихийных сил природы.

3. Антропогенетические мифы

Антропогенетические мифы представляют собой мифы о происхождении первочеловека, мифических первопредков народа, первой человеческой пары.

В германской мифологии обнаруживаются два мифа – о сотворении людей демиургами из дерева (ср. скандинавских Аска ясень и Эмблу ива) или из тела первого антропоморфного существа (скандинавский Имир).

Сотворение человека завершает космогонический цикл; первочеловек становится и первым смертным, что знаменует конец золотого века.

4. Верования. Обряды. Обычаи германцев. Мифы о героях

Каждое племенное объединение древних германцев являлось культовым союзом. Первоначально богослужения совершал старейшина рода или племени, позднее возникло сословие жрецов. Свои культовые обряды, которые иногда сопровождались жертвоприношениями людей или животных, германцы совершали в священных рощах. Там хранились изображения богов, а также содержались белые лошади, предназначенные для совершения обряда. Лошадей в определенные дни впрягали в освященные повозки, жрецы слушали их ржание и фырканье и толковали их как некие пророчества. Гадали также и по полету птиц. Около этого храма есть огромное дерево, широко простирающее свои ветви. Оно вечно зеленое зимой и летом. Там есть также родник, где язычники имеют обыкновение совершать жертвоприношения, топя в нем живого человека. Если он не выныривает, то считается, что желание народа сбудется. У каждого из богов есть свои жрецы, которые приносят жертвы. Если свирепствуют хворь и голод, они совершают жертвоприношение Тору, если угрожает война, то Водану, а если справляется свадьба, то Фрейю. Каждые девять лет принято справлять в Упсале праздник, общий для всех провинций Швеции. Никто не освобождается от участия в этом празднестве. Короли и народ, все вместе и каждый по отдельности, шлют свои дары в Упсалу, и те, кто приняли христианство, должны откупаться от участия в празднестве. Жертвоприношение происходит так: в жертву приносится по девять голов от всякого рода живых существ мужского пола. Их кровью принято умилостивлять богов. А трупы вешаются в роще, окружающей храм. Эта роща так священна для язычников, что каждое дерево в ней считается божественным.

Юлий Цезарь пишет также о палочках-жребиях, предназначенных для гадания. Страбон рассказывает о жрицах-предсказательницах, гадавших на крови и внутренностях убитых пленных. Руническое письмо, которое появляется у германцев в первые века нашей эры, было доступно только жрецам и служило для заклинаний и пророчеств.

Герои германцев

Германцы чтили своих героев, в частности, великого освободителя Германии Арминия, победившего римского военачальника Вара в начале I в. н.э.

Задания к семинару:

1. Дайте определение терминов и понятий: космогония, теогония, антропогенетические мифы, обряды германцев, мифы о героях.

2. Представьте грамматический и этимологический анализ готского текста MATTHAEUS VIII, 8. jah andhafjands sa hundafaþs qaþ: frauja, ni im wairþs ei uf hrot mein inngaggais, ak þatainei qiþ waurda jah gahailniþ sa þiumagus meins.


Лекция 9. Имена существительные и прилагательные в германских языках

1. Морфология. Понятие частей речи

Имя существительное, имя прилагательное, местоимение, глагол, их словоизменительную систему – систему грамматических категорий – и словообразовательную систему – структуру слова, аффиксацию, префиксацию – изучает морфология. Как и в индоевропейских языках, лексика в германских языках распределяется по большим группам слов, которые называются частями речи. Части речи – парадигматические группировки слов выделяются на основании наиболее общего категориального значения предметности, процессуальности, признаковости и т.п., а также формы и синтаксической функции. При этом имя существительное выражает значение предмета, причем в качестве предмета могут выступать не только живые существа и неодушевленные предметы, но и абстрактные понятия, которые опредмечиваются. Имя прилагательное выражает признак. Местоимение выполняет функцию указания на предметы (дейктическое значение), функцию замещения имени в высказывании (анафорическая функция). Отдельные разряды местоимений являются кванторами – они передают значение партитивности / универсальности. Имена числительные обладают значением количества (количественные числительные) и указывают на место предмета в ряду однородных предметов (порядковые числительные).

2. Структура слова в германских языках

Индоевропейский язык был языком флективного строя, т.е. обладал развитой системой склонения в именных частях речи и спряжения в глаголе.

Имена существительные и прилагательные в индоевропейском языке состояли из трех морфологических элементов:

- корень,

- основообразующий суффикс (показатель грамматического подкласса слова),

- окончание (флексия).

Функция корня совершенно ясная: он является носителем лексического значения – выражает вещественное значение слова и в чистом виде не функционирует. За корнем следует основообразующий суффикс, который оформляет основу слова и определяет подкласс имени. Окончание присоединяется к основе и является показателем грамматических категорий рода, числа и падежа. Флексия, таким образом, выражает грамматические отношения существительного в предложении – его отношения с другими словами и одновременно указывает на категорию числа в существительном.

Древние индоевропейские языки сохраняют трехморфемную структуру слова, но в чистом виде она нигде не встречается, а лишь реконструируется. Основообразующие суффиксы сливаются с падежной флексией или корнем. Ср. трехморфемную структуру слова в следующих словах:

ст.-сл. влък-омъ волкам (дат.п. мн.ч., основа на -о)

лат. dom-u-s дом (им.п. ед.ч., основа на -u).

Функцию основообразующего суффикса определить очень трудно. Его первоначальное значение не поддается даже приблизительному определению. В древнейших индоевропейских языках основообразующие суффиксы уже выступают как формальные показатели именной основы и не играют никакой семантической роли. По какому принципу существительное причислялось к тому или иному классу, сказать трудно. Высказывается предположение, что основообразующие суффиксы были показателями класса предметов, объединенных по определенному признаку – своего рода классными показателями (некоторые современные африканские языки сохраняют деление существительных по классам в зависимости от конкретных признаков обозначаемых предметов). Так, например, в готском языке, так же как и в большинстве индоевропейских языков, мы находим класс существительных, объединяемый отчетливым семантическим признаком, а именно признаком кровного родства, – это существительные, образованные при помощи суффикса -r: fadar, brōþar, swistar. Для других классов не удалось обнаружить сколько-нибудь значительного семантического признака. Поэтому считают, что деление по основам восходит к глубокой древности и предшествует делению по родам. В период общеиндоевропейской древности уже существовали три рода – мужской, женский и средний. Тот факт, что к одному и тому же типу основ могли относиться существительные разного грамматического рода, подтверждает это предположение. Род, следовательно, возникает позднее, чем деление по основам. Таким образом, вторичная классификация по родам оказалась наложенной на более раннюю классификацию. По всей вероятности, семантические признаки, на которых основывалось разделение существительных по основам, были основаны на понятиях, характеризующих первобытное мышление.

Общегерманский язык унаследовал основную морфологическую черту индоевропейского языка – флективный строй. Но даже в древнейших памятниках германских языков, за исключением рунических надписей и отчасти готского языка, трехморфемная структура слова почти не сохранилась. По-видимому, уже в общегерманский период действовала тенденция к выделению корня как показателя лексического значения и окончания как формального показателя, т.е. тенденция развития двухморфемной структуры слова. В дальнейшем, в соответствии с германскими закономерностями, окончания подвергаются редукции. Этот фонетический процесс ускорил опрощение трехчастной структуры германского слова. Определение типа склонения в германских языках поэтому производится методом внешней реконструкции на основании сравнения с наиболее древними германскими языками – готским языком и языком рунических надписей.

Итак, одним из главных процессов в морфологической системе германских языков была перестройка структуры слова. Индоевропейская трехморфемная структура корень – основообразующий суффикс – окончание – заменяется двухморфемной: основа – окончание. Сущность этого процесса заключается в том, что основообразующий суффикс, утратив в более поздний период развития языка свое значение, подвергается фонетической деформации: он сливается с падежной флексией склонения в единое падежное окончание (при этом не представляется возможным различить их), либо сам становится окончанием, либо сливается с корнем. Процесс объединения показателя основы и грамматической флексии происходил уже и в древних индоевропейских языках, потому что семантическая мотивированность основообразующего показателя была утрачена уже к началу появления индоевропейских письменных памятников. И именно к VIII в., когда зарегистрированы первые письменные памятники древних германских языков, основообразующие суффиксы сливаются с флексией. Они легко редуцируются, поскольку лишаются грамматической или семантической нагрузки.

В германских языках происходит существенная перестройка морфемного состава слова – выделяется основа, часто совпадающая с корнем как носитель лексического значения, и окончание как показатель грамматической формы, например, гот. waur-is слова, да. sun-u сын, да. fæder-as отцы. При этом изменяется и значение понятия основа. Если на ранней ступени основа состояла из соединения корня с основообразующим суффиксом, то теперь, в более позднюю эпоху, когда основообразующий суффикс отходит к флексии, основа таких существительных совпадает с корнем.

Формы, унаследованные этой эпохой от предшествующей эпохи, подвергаются переосмыслению: основообразующие суффиксы, утратив свой смысл, перестают быть отдельными элементами в составе слова.


3 Типы склонения

В зависимости от падежных окончаний в индоевропейском языке было три типа склонения: склонение существительного и прилагательного, местоименное склонение (склонение указательных, вопросительных, личных местоимений 3 лица, отчасти прилагательных), склонение личных местоимений 1 и 2 лица, а также возвратного местоимения.

Имена прилагательные первоначально не имели особого склонения, отличного от склонения существительных, что объясняется общностью происхождения существительных и прилагательных из единой категории – категории имени. В именном склонении различались тематические основы, т.е. основы, имеющие гласный – тему е / о в качестве идентификатора класса, и атематические основы с шумным и сонорным согласным – показателем основы.

В германских языках сохраняются все три типа склонения, выделяемые на основании характера падежных показателей. Но для германских языков характерны существенные изменения в системе склонения прилагательных. По-видимому, еще в общегерманский период окончания местоименного типа проникают в именное склонение прилагательных, заменяя именные формы и создавая смешанную парадигму. В то же время германские языки вводят существенное новшество, широко развивая именной тип склонения прилагательных, совпадающий с так называемым слабым склонением существительных (основы на согласный -n). Таким образом, в германских языках можно выделить следующие типы склонения:

- именное (сильное и слабое) склонение существительных и слабое (именное) склонение прилагательных,

- тип склонения указательных местоимений (все местоимения, кроме личных местоимений 1 и 2 лица, большинство форм в парадигме сильного, т.е. местоименного склонения прилагательных),

- тип склонения личных местоимений 1 и 2 лица и возвратного местоимения.

По существу, к тематическим основам в классическом понимании этого термина относится только один тип германского именного склонения – с основой на -а. Однако на одинаковых основаниях выделимы и другие типы склонения германского имени с основой на гласные -о, -i, -u, поэтому в германских именах противопоставление тематических и атематических основ постепенно исчезает и перекрывается делением на основы, оканчивающиеся на гласные и согласные.

4. Грамматические категории именных частей речи

Особенности категории числа и падежа в германских языках

Имя существительное в германских языках изменяется по числам – обладает категорией единственного и множественного числа и по падежам – падежная парадигма состоит из 5 падежей. Категория рода является не словоизменительной категорией, как число и падеж, а классифицирующей категорией (грамматический род – это способ формальной классификации существительных) и отчасти деривационной – словообразовательной категорией (существуют специальные суффиксы, с помощью которых образуются имена существительные мужского и женского рода).

Категория числа не имеет в германских языках своего показателя, отличающегося от категории падежа, поэтому падежная флексия является одновременно и показателем числа. Наряду с формами единственного и множественного числа в системе именных частей речи сохранились единичные формы двойственного числа: они представлены в парадигме склонения личных местоимений – wit мы оба, ugkis нас обоих, igqis вас обоих. С точки зрения эволюции категории количественности и числа двойственное число представляет собой более древнюю ступень развития мышления, на которой окружающая действительность классифицируется не четко логически в количественном отношении (один предмет – два предмета), а по группам – собирательным объединениям, классам и более мелким образованиям типа парных объединений объектов. Данная языковая и мыслительная особенность соответствует общественному разделению: в родовом обществе той эпохи на первый план выдвигались отношения рода, коллектива. Личность при этом представляется неотделимой от родовой группы, племени, дружины и т.п.

Имена существительные распределяются по трем родам – мужскому, женскому и среднему. В германских языках намечается тенденция к объединению классов слов по родовому признаку. Поэтому существительные разных грамматических родов начинают получать разное падежно-числовое оформление.

Падежная парадигма включает следующие формы: именительный, родительный, дательный и винительный падежи. Звательный падеж сохраняется лишь в единственном числе некоторых типов склонения. Что касается инструментального падежа, существовавшего в общегерманскую эпоху и сохранившегося в западногерманских языках, его специальная форма засвидетельствована лишь в указательном и вопросительном местоимении среднего рода.

В качестве примера приведем реконструкцию общегерманской парадигмы существительного на -а мужского рода:

единственное число множественное число

им.п. dag dagaz, dagoz, -os

род. dagas, -is dago

дат. dagai dagamiz, -mz

вин. daga daganz.

5. Система именных основ и тенденции ее развития в германских языках

В системе существительных в германских языках различаются следующие типы основ:

- основы на гласные: -а, -о, -i, -u. Склонение этих существительных принято называть сильным склонением,

- основы на n. Склонение этих существительных принято называть слабым склонением,

- основы на другие согласные звуки: -es, -r, -nd,

- корневые основы. Этот тип существительных стоит особняком от других существительных – у существительных корневых основ никогда не было основообразующего суффикса, а падежные флексии присоединялись непосредственно к корню, который поэтому фактически совпадал с основой.

Первоначальный смысл терминов сильное и слабое склонение заключался в том, что окончания существительных сильного склонения, особенно в немецком языке, достаточно ярко характеризуют каждый данный падеж, например: им. der Tag, род. des Tages, дат. dem Tage, тогда как окончания существительных слабого склонения мало выразительны, так что в ряде случаев падеж можно распознать только по форме артикля, например: им. der Lowe, род. des Lowen, дат. dem Lowen. Таким образом, в германском существительном гласные основы представлены в сильном склонении, а согласные – главным образом в слабом склонении. Все типы склонений существительных в германских языках имеют прототипы в индоевропейских языках, однако подобного четкого противопоставления двух основных типов склонения не было ни в одном из индоевропейских языков, так же как не было дихотомии сильных и слабых глаголов.

6. Имя прилагательное

Склонение прилагательного в германских языках отличается сложностью, которой не знают другие индоевропейские языки. Эта сложность, прежде всего, выражается в существовании на самой ранней стадии развития германских языков двух видов склонения, которые, как было указано выше, получают название сильного и слабого типов.

Сравним германское прилагательное с индоевропейским прилагательным. Так, например, в латинском языке склонение прилагательных принципиально не отличается от склонения существительных: прилагательное хороший склоняется по 1 и 2 склонению – форма мужского рода склоняется так же, как существительное 2 склонения сад, форма среднего рода – как существительное 2 склонения долина. Такое положение дел, несомненно, отражает древнее состояние, при котором не было различия между существительными и прилагательными, а существовал единый разряд имени.

В германских языках, начиная с древнейших памятников, наблюдается совершенно иная картина. Склонение прилагательных оказывается обособленным от склонения существительных по двум направлениям.

Каждое прилагательное может склоняться как по сильному склонению, т.е. с основой на гласный звук, так и по слабому склонению, т.е. с основой на -n.

Правила употребления сильного и слабого склонения прилагательных

Некоторые прилагательные используются только в формах, образуемых по сильному склонению: alls всякий, fulls полный; с глаголами wisan быть, wairþan становиться, а также в функции причастия или именной части сказуемого и в функции определения, если перед прилагательным не стоит форма указательного местоимения.

Некоторые готские прилагательные употребляются только в формах, образуемых по слабому склонению: ibna похожий, ainaha единственный, taihswa правый, а также в функции определения существительного после указательного местоимения и в обращениях, в сравнительной и превосходной степени прилагательных, причастии I.

Сильное склонение прилагательных не совпадает полностью с сильным склонением существительных, а отличается от него в том отношении, что формы нескольких падежей соответствуют склонению местоимений, так что сильное склонение прилагательных в целом представляет собой сочетание именных форм с местоименными формами.

Прилагательное, склоняющееся по сильному склонению, имеет в ряде падежей окончания, аналогичные окончаниям существительного сильного склонения с основой на -а мужского и среднего рода или -ō женского рода. В другие падежи проникают окончания указательных местоимений. Склонение прилагательных приобретает смешанную субстантивно-местоименную флексию.

Слабое склонение прилагательных характеризуется окончаниями, совпадающими с окончаниями слабого склонения существительного с основой на -n. В этом склонении прилагательное имеет окончания, субстантивные по своему происхождению и форме. Происхождение слабого склонения прилагательных, по-видимому, связано со следующими явлениями.

В древних индоевропейских языках, например, в древнегреческом языке, от прилагательных образуются существительные с основой на -n: от греч. strabós косоглазый образовано существительное Strabōn косой (субстантивированное прилагательное), от него образовано собственное имя знаменитого географа I в. н.э. Страбона. Platýs плоский дает Plátōn широкоплечий, плоский – имя греческого философа Платона. Такое субстантивированное прилагательное могло употребляться в функции приложения к имени собственному, например, в сочетаниях типа Иоанн слепой и превращаться в прилагательное-определение при имени собственном. Весьма возможно, что таким образом возникает слабое склонение прилагательных в германских языках. При помощи основообразующего суффикса -n первоначально образовывались существительные, означавшие предмет, обладающий свойством, выраженным соответствующим исходным прилагательным, а впоследствии эти существительные сами опять превратились в прилагательные.

Основная масса германских прилагательных могла склоняться как по сильному, так и по слабому склонению. Дифференциация зависит от синтаксических условий употребления: окончания сильного склонения имело прилагательное, стоящее в предикативной или в атрибутивной функции без детерминатива – указательного местоимения, выполняющего функцию артикля. Слабое склонение употреблялось в обращении или тогда, когда прилагательному предшествовал детерминатив.

Явление проникновения местоименных флексий в форманты прилагательного не характерно в целом для индоевропейских языков. Исключение, однако, составляют балтийские и славянские языки, где можно наблюдать сходные явления. Если сравнить окончания прилагательного в русском языке, то и здесь их местоименных характер бросается в глаза: добр-ого, добр-ому, добр-ой (ср. со склонением таких местоимений, как тот, того, тому, той и т.п.). Сравнение со слабым склонением существительного показывает полную аналогичность флексий. Таким образом, во флексии германского прилагательного ни в сильном, ни в слабом склонении нет морфологических показателей, которые были бы характерны только для прилагательного как особой части речи. Все окончания имеют либо местоименный, либо субстантивный характер.

Тот факт, что прилагательное не имело свойственных только этой части речи морфологических показателей, наводит на мысль, что на древней стадии развития языка существовала одна недифференцированная категория имени, или имя, называвшее как предмет, так и его свойства, иначе говоря, признак не мыслился отвлеченно от предмета. Данное свойство спаянности предмета и признака отражается и в синтаксисе – в структуре словосочетания прилагательное + существительное: грамматическое оформление выделившихся в особые классы существительного и прилагательного по-прежнему представлялось одинаковым, недифференцированным. Ср. в рус. красна девица, на босу ногу. Одним из свидетельств недифференцированности имени предмета и имени его свойства является широкое распространение в древних индоевропейских языках сложных имен типа рус. жар-птица, царь-колокол (бахуврихи). Особенно они были распространены в древнеиндийском, а также в германских языках – да. guþbyrne война + броня = доспехи. Следовательно, дифференциация в склонении прилагательного должна была быть вторичного происхождения, а не являлась инновацией. В таких случаях язык заимствует из тех источников, которые уже имеются в наличии. Именно сходство между указательными местоимениями и прилагательными в позиции по отношению к существительному и в характере его детерминации способствовало привлечению местоименных показателей для морфологического оформления прилагательного. Так появились местоименные окончания прилагательных в славянском и германском языках.

Степени сравнения прилагательных включают сравнительную степень, которая образуется при помощи суффиксов -iz / -ōz + окончание слабого склонения и превосходную степень – с суффиксами -ist/-ōst + окончание сильного или слабого склонения. Супплетивная модель представлена некоторыми прилагательными, выражающими абстрактное качество или количественные признаки, например, gōþs – batiza – batists хороший – лучше – лучший (англ. good – better – the best).

Задания к семинару:

1. Дайте определение терминов и понятий: морфология, части речи, имя существительное, прилагательное, местоимение, грамматическая категория, корень, основа, основообразующий суффикс, сильное / слабое склонение, корневое склонение, число, род, падеж.

2. Представьте грамматический и этимологический анализ готского текста MATTHAEUS VIII, 9. jah auk ik manna im habands uf waldufnja meinamma gadrauhtins jah qiþa du þamma: gagg, jah gaggiþ; jah anþaramma: qim, jah qimiþ; jah du skalka meinamma: tawei þata, jah taujiþ.


Лекция 10. Глагол в германских языках

1. Типы и классы глаголов

Морфологическая система глагола в германских языках состоит из различных элементов. Основную массу глаголов составляют сильные глаголы, образующие форму прошедшего времени и причастия II при помощи аблаута, и слабые глаголы, образующие эти формы при помощи дентального суффикса -d / -t. Термины сильные и слабые глаголы являются условными обозначениями. Первоначальный смысл их заключался в том, что сильные глаголы обладают способностью образовывать формы при помощи аблаута, а слабые – нет. Кроме этих основных групп существуют также претерито-презентные и неправильные глаголы. Внутри сильных, слабых и претерито-презентных глаголов выделяются, в свою очередь, подвиды или классы.

2. Сильные, слабые, претерито-презентные и нестандартные глаголы

Сильные глаголы. Аблаут в системе германского глагола

Каждый глагол характеризуется 4 основными формами: инфинитив, прошедшее время ед.ч., прошедшее время мн.ч., причастие II. Все сильные глаголы подразделяются на 7 классов по типу чередования гласных, или аблауту. В готском языке находим следующую систему форм сильных глаголов:

1 класс reisan – rais – risum – risans, чередование ī – ai – i – i

2 класс kiusan – kaus – kusum – kusans , iu – au – u – u

3 класс bindan – band – bundum – bundans, i – a – u – u

4 класс stilan – stal – stēlum – stulans, i – a – ē – u

5 класс giban – gaf – gēbum – gibans i – a – ē – i.

Если в первом классе вынести за скобки общий для всех 4 форм элемент i, то останется в качестве ступеней аблаута ряд i – a – нуль. Во втором классе обнаруживаем общий элемент u и формулу аблаута i – a – нуль. В 3 классе обнаруживаем ряд i – a – u. Звук u объясняется как результат развития из сонорного согласного n, который оказался слогообразующим, поскольку перед ним не было никакого гласного. В 4 классе ē в форме мн.ч. требует особого объяснения, которое пока не найдено. По всей вероятности, ē объясняется чередованием кратких и долгих гласных, т.е. количественным аблаутом. 5 класс отличается от 4 класса формой причастия. Гласный i в причастии, по-видимому, заимствован из инфинитива. 6 класс faran ехать – fōr – fōrum – farans основан на другом принципе. Здесь имеется чередование a – ō – ō – a. Для объяснения этого чередования следует иметь в виду, что германское краткое а в большинстве случаев соответствует и.-е. краткому о. Таким образом, первоначальное и.-е. чередование, к которому восходят формы 6 класса, имело вид о – ō – ō – о, т.е. чередование краткого и долгого о было количественным. В германских языках в результате перехода о > а к количественному чередованию присоединился качественный аблаут. 7 класс включает два подкласса: а) haitan звать – haihait – haihaitum – haitans, б) lētan оставлять – lailōt – lailōtum – lētans. У глаголов 7 а класса чередования нет. У глаголов 7 б класса происходит чередование ē – ō – ō – ē, что представляет параллель к и.-е. чередованию кратких гласных е – о. Общим для обоих типов оказывается удвоение корня в форме прошедшего времени, т.е. наличие перед корнем особого слога, состоящего из начального согласного корня и гласного е. Это удвоение является характерным признаком 7б класса готского глагола. Удвоение в перфекте встречается также в ряде латинских глаголов, например, currō бегу – cucurri. В греческом языке и в санскрите удвоение стало обязательным признаком перфекта всех глаголов. В основе его, по-видимому, лежит момент эмфатического повторения, ср. рус. Он жил далеко-далеко, Море было синее-синее, Я стучал-стучал, но мне не открыли. Здесь повторение глагольной формы выражает интенсивность действия.

Слабые глаголы

Слабыми называются глаголы, образующие формы прошедшего времени и причастия II при помощи дентального суффикса. В других и.-е. языках аналогии слабым глаголам нет. По вопросу происхождения дентального суффикса высказаны 2 точки зрения. Согласно одной из них, суффикс -d представляет собой суффигированную форму глагола делать, например, hausjan слышать – hausida слышал – hausidedum слышали. Во мн. ч. суффикс удваивается. Согласно второй точке зрения, происхождение слабых глаголов следует искать в форме причастия II, которое можно сопоставить с такими формами причастий в других и.-е. языках, как рус. битый, крытый, тертый, лат. audītus (соответствие t-d по закону Вернера). Эта точка зрения убедительно объясняет происхождение причастия II, но не объясняет образование формы претерита. Поэтому наиболее вероятной представляется первая точка зрения – претерит слабых глаголов образован при помощи суффигированного глагола делать, а причастие II соответствует причастию на -t, которое встречается в других и.-е. языках.

В готском языке существовало 4 класса слабых глаголов, которые отличались основообразующими суффиксами: -i-, -ō-, -ai-, -nō-. Семантика основообразующего суффикса не ясна, кроме глаголов 4 класса, которые были непереходными и выражали переход в новое состояние: fullnan наполняться, gahailnan исцеляться. Соответствующий глагольный суффикс сохраняется в английских глаголах – weaken, redden. Исходное значение первых 3 классов не ясно: видимо, первоначальный состав этих классов пополнялся за счет образований по аналогии, и в составе этих классов оказались глаголы, уже не сходные друг с другом по значению.

3. Претерито-презентные глаголы

Претерито-презентные глаголы представляют собой небольшую группу глаголов, у которых формы настоящего времени образуются по типу претерита сильных глаголов. Например, глагол witan знать в настоящем времени имеет огласовку а в форме wait (я, он) знает подобно претериту сильных глаголов Прошедшее время претерито-презентных глаголов и причастие II образуются по образцу слабых глаголов с дентальным суффиксом -þa-, -ta-. Выделяют 6 классов претерито-презентных глаголов.

Неправильные глаголы

Неправильные глаголы включают глаголы briggan приносить – прошедшее время brāhta принес, gaggan идти – прошедшее время iddja шел, is (он) есть быть – прошедшее время was (он) был, willan хотеть – прошедшее время wilda (он) хотел.

Неличные формы глагола

Неличные – именные формы глагола представляют собой инфинитив и два причастия. Инфинитив не знает ни видо-временных, ни залоговых противопоставлений, поскольку по своему происхождению он является отглагольным именем. Это имя имело в своей структуре показатель -n < *- no, например, witan знать.

Причастие I образуется в готском языке от основы настоящего времени глагола любого типа при помощи показателя -nd- < и.-е. *-nt-. Причастие II имело два разных показателя у сильных и слабых глаголов: у сильных глаголов – -(a)n-, у слабых – -þ-. Показатели причастия II являются общегерманскими и генетически тождественны и.-е. показателям *-no-, *-to-, которые использовались для образования прилагательных и причастий в разных и.-е. языках (ср. рус. написанный). Причастия изменяются по родам и числам и склоняются как прилагательные.

Задания к семинару:

1. Дайте определение терминов и понятий: сильные / слабые глаголы, претерито-презентные, нестандартные глаголы, неличные формы глагола.

2. Представьте грамматический и этимологический анализ готского текста MATTHAEUS VIII, 18. gasaihwands þan Iesus managans hiuhmans bi sik, haihait galeiþan siponjans hindar marein.


Лекция 11. Грамматические категории германского глагола

1. Личные формы глагола. Структура глагольных форм. Категория лица и числа

В системе германского глагола выделяются личные глагольные формы и неличные (именные) формы глаголов. Система личных глагольных форм характеризуется следующими грамматическими категориями: категория лица, категория числа, времени, наклонения, залога и вида.

Важнейшими структурными компонентами личной формы глагола являются основа и личный показатель (окончание), например, nimi-s ты берешь, где nimi- – основа настоящего времени индикатива, а -s – личный показатель. В форме причастия I nimands выделяется основа настоящего времени nima-, форматив причастия I -nd- и падежное окончание -s, в форме инфинитива niman – та же основа nima- и окончание инфинитива -n.

Личные окончания глагола совмещают несколько функций – лицо, число, наклонение, залог. В индикативе настоящего времени и претерита – еще и время. Категория лица глагола в германских языках выражена личными показателями – флексиями, которые передавали также значения категории числа – единственного, двойственного и множественного. Двойственное число употреблялось редко, в готском языке – только в 1 и 2 лице.

2. Категория времени

Грамматической категорией называется грамматическое значение, имеющее постоянную, закрепленную за ним форму выражения. Существуют синтетические и аналитические формы в зависимости от типа языков. К синтетической форме выражения относят внешнюю флексию – окончание, или словоизменительный аффикс и внутреннюю флексию – аблаут. К аналитической форме выражения относят аналитические формы. Например, грамматическая категория времени в современном английском представляет собой совокупность значений и форм настоящего, прошедшего и будущего времени. Значением категории времени в целом является отношение действия к моменту речи. Действие может совпадать с моментом речи (настоящее время), предшествовать ему (прошедшее время) или мыслиться как намеченное, предполагаемое после момента речи (будущее время).

Формой выражения настоящего времени является внешняя флексия, которая присоединяется к основе настоящего времени:

В английском языке:

1 лицо I play

2 лицо you play

3 лицо he plays.

В 1 и 2 лице синтетическая флексия утрачена, сохраняется только в 3 лице.

В русском языке:

1 лицо даю

2 лицо даешь

3 лицо дает.

В германских языках грамматическая категория времени имеет свои особенности. В историческую эпоху в германских языках существовали 2 синтетические формы времени – настоящее и прошедшее, или претерит. Специальной – регулярной, закрепленной за значением формы выражения будущего времени не было, и значение будущего времени выражалось различными средствами. Эта особенность унаследована от индоевропейского праязыка и общегерманского языка-основы. В готском языке система глагола отличается бедностью словоизменительных форм: существуют формы настоящего времени, прошедшего времени действительного залога, одна форма настоящего времени медиопассива. Одна и та же форма одного и того же глагола может употребляться в разных значениях. Например, форма настоящего времени используется для выражения настоящего, будущего и прошедшего времени.

Рассмотрим формообразующие морфемы для настоящего времени готского сильного глагола 5 класса давать giban – gaf – gebun - gibans.

ед. ч. мн. ч.

1 лицо giba даю gibam даем

2 лицо gibis даешь gibiþ даете

3 лицо gibiþ дает giband дают.

Формой выражения значения настоящего времени служит флексия:

ед. ч. мн. ч.

1 лицо -a (ō, m) -m

2 лицо -s -þ

3 лицо -þ -nd.

Окончания следуют за корнем gib и тематическим гласным a / i, которые вместе формируют основу.

Рассмотрим формообразующие морфемы для прошедшего времени готского глагола.

ед. ч. мн. ч.

1 лицо gaf дал gebum дали

2 лицо gaft дал gebuþ дали

3 лицо gaf дал gebun дали.

Формой выражения значения прошедшего времени служит внутренняя и внешняя флексия:

ед. ч. мн. ч.

1 лицо - -m

2 лицо -t -þ

3 лицо - -n.

Для выражения будущего времени используются формы настоящего времени:

qiþa я говорю / скажу

qimand они приходят / придут

haitiþ он называет / назовет.

В индоевропейском праязыке для выражения будущего времени использовались формы настоящего времени, сослагательного наклонения и желательного наклонения (оптатив или дезидератив).

В готском языке формы настоящего времени иногда использовались для выражения прошедшего времени: ganimiþ … galaiþ inn берет … и вошел (ср. рус. Иду я, иду и увидел …). Форма настоящего времени в германских языках является немаркированной – широкой, она может выражать разные значения.

3. Категория вида

Категория вида выражает способ, характер протекания действия во времени.

В современном английском языке вид является категорией, уточняющей характер протекания действия в пределах категории времени, т.е. является подчиненной категорией, а категория времени – ведущей. Это означает, что формы вида не могут существовать самостоятельно, в отрыве от временных форм. Иначе обстоит дело при обращении к истории языка: первоначально в общегерманском языке, как и в индоевропейском праязыке, различались не времена, а глагольные виды, т.е. формы, отличающиеся друг от друга характеристикой протекания действия во времени.

В древних языках существовало, по всей видимости, 3 вида: длительный, мгновенный и результативный. Длительный вид выражает действие как протекающее безотносительно к какому-либо завершению, мгновенный вид выражает действие как направленное на завершение, а результативный вид (перфект) выражает действие как законченное и приведшее к результату, т.е. к новому состоянию.

С этими видовыми категориями были связаны варианты корней, отличающиеся друг от друга качеством гласного, или аблаутом. Отчетливую систему такого типа мы наблюдаем в греческом языке: leipō – оставляю (длительный вид), elipon – оставил (мгновенный вид- аорист), leloipa – оставил (результативный вид, перфект). Индоевропейское чередование по аблауту e – o – нуль соотносится с видовыми формами глагола в следующей последовательности: е связано с формой длительного вида, о – с формой перфекта, нуль – с формой аориста, или исторического прошедшего времени.

Из этих первоначальных трех видов и возникли времена германских сильных глаголов, а именно, из длительного времени возникло настоящее время, из мгновенного вида – прошедшее время. Судьба результативного вида была своеобразной. В его значении сочетаются два временных элемента: само действие относится к прошлому, а его результат – к настоящему. В системе сильных глаголов он в сочетании с мгновенным видом дал формы прошедшего времени, тогда как в системе претерито-презентных глаголов результативный вид превратился в настоящее время.

В готском языке нет специальной формы выражения категории вида, но видовые различия в глаголе существуют и выражаются разными – преимущественно лексическими способами.

4. Категория наклонения

Категория наклонения, в частности, в готском языке, представлена 3 словоизменительными формами: индикативом, оптативом и императивом.

Залог

Залог в готском языке представлен оппозицией действительного залога и медиопассива. Медиопассив передавал различные оттенки пассивности носителя признака, и в готском имелась лишь одна временная форма медиопассива настоящего времени (all bagme ni taujandane akran god usmaitada jah in fon galagjada всякое дерево, не дающее хороший плод, срубается и кладется в огонь). Также стали употребительными словосочетания, образованные из форм служебных глаголов wisan быть и wairþan становиться.

Задания к семинару:

1. Дайте определение терминов и понятий: личные формы глагола, грамматические категории лица, времени, вида, залога, наклонения.

2. Представьте грамматический и этимологический анализ готского текста MATTHAEUS VIII, 19. jah duatgaggands ains bokareis qaþ du imma: laisari, laistja þuk, þishwaduh þadei gaggis.


Лекция 12. Специфика лексики германских языков

1. Этимологические слои германской лексики

Источниками сведений о древнегерманской лексике являются:

- рунические надписи,

- топонимика,

- германские имена,

- тексты на древнегерманских языках, реконструкция древнегерманской лексики приемами СИМа и реконструкция архетипов общегерманского состояния.

Первым справочником общегерманского словарного фонда является «Общегерманский словарь» А. Фика-А. Торпа (1909).

В системе словаря германских языков можно выделить 4 основных лексических слоя: общеиндоевропейский и общегерманский слои, специфическая лексика (изолированные слова), заимствования.

Общеиндоевропейский слой

В словарном составе всех германских языков выделяется древнейший слой, восходящий к индоевропейской эпохе. Путем применения сравнительно-исторического метода было установлено генетическое тождество этой древнейшей лексики. Костяк слов в германских языках, наиболее употребительных в жизненной практике и общении человека, представляют лексемы общеиндоевропейского происхождения.

Существительные

- термины родства: скр. mātar, греч. mātēr, лат. māter, рус. мать (матери), да. mōdor, нем. Mutter,

- названия животных, растений, артефактов: лат. piscis, рус. пескарь, гот. fisks, англ. fish, нем. Fisch; рус. зерно, лат. granum, гот. kaurn, англ. corn, нем. Korn; рус. дом, скр. domah, греч. dōma, лат. domus, гот. timrjan строить, англ. timber лесоматериалы, нем. Zimmer комната,

- частей тела: скр. nāsā, лат. nasus, р. нос, англ. nose, нем. Nase, греч. kardíā, лат. cor (cordis), рус. сердце, гот. hairto, англ. heart, нем. Herz,

- природных явлений: рус. вода, скр. udan, греч. hydōr, лат. unda волна, гот. wato, англ. water, нем. Wasser; рус. ночь, скр. nakti, греч. nyx, лат. nox, гот. nahts, да. niht, нем. Nacht.

Глагол

В индоевропейском ареале были общие обозначения как простых, обыденных действий (есть, пить, спать, идти, бежать и т. д.) и отвлеченных понятий (жить, умирать и т. д.). Прилагательные со значением новый, старый, молодой, цветообозначения: рус. новый, скр. navas, греч. ne(w)os, лат. novus, гот. niujis, англ. new, нем. neu.

Германские числительные – древнейший по происхождению класс слов, имеющих индоевропейские параллели. Местоимения: большинство основ германских личных, указательных, вопросительных и возвратных местоимений также имеют общеиндоевропейскую этимологию.

Общегерманский слой

Кроме слов общеиндоевропейской этимологии в словарном составе германских языков выделяется значительное количество слов, не выходящих за пределы германского ареала. Эти этимологические параллели восходят к общегерманскому периоду и составляют общегерманский словарный фонд. Это наиболее устойчивый и вслед за общеиндоевропейскими словами – древнейший слой лексики в германских языках. По всей видимости, германцы не были исходными жителями Европы. На северо-востоке жили финны, эстонцы и другие неиндоевропейские племена, которые до сих пор обитают в этой части Европы. Эти местные племена – «мистические» жители северной Европы, которые не были ни кельтами, поскольку кельты обитали на юге, ни финнами, которые жили восточнее, населяли северную Европу до пришествия германцев. Германцы покорили и ассимилировали эту культуру, но в германские языки проникло много лексем исходного языка, так называемый до-германский субстрат. Слова, входящие в этот субстрат, не встречаются ни в одном из индоевропейских языков.

Существительные

- названия частей тела: гот. handus, да. hand рука, да. bān кость,

- названия животных и растений: гот. fugls, да. fugol птица, да. hors лошадь, гот. kalbō, да. cealf теленок, гот. laufs, да. lēaf лист,

- названия явлений природы и географических понятий: гот rign, да. regn, да. storm, гот. saiws, англ. sea (ср. и.-е. mare болото, пруд), land, strand, mew (*maiwa вид чайки), eider, auk, seal, sturgeon, herring. Когда германцы мигрировали из Восточной Европы к Балтийскому морю, они встретились с новыми топографическими и природными элементами и взяли местные слова, чтобы описать эти реалии,

- названия отдельных предметов: да. brycg мост, гот. skōhs обувь, гот. raip веревка, англ. house, нем. Hause (house дом заменяет индоевропейский корень *domo), др.-норв. hus; названия транспортных средств: ship, keel, sail, oar,

- абстрактные понятия: да. hopa надежда, да. līf жизнь; религиозные понятия: hel, ragnarok; новые социальные практики и лица: wife, bride, groom. Другие лексемы субстрата: да. risan подниматься, hlaupan прыгать, leg нога, skuldar плечо, lik подобный,

- наименования лиц: англ. wife, нем. Weib жена, англ. bride, нем. Braut, гот. bruþs, др.-норв. bruþr невеста,

- топонимы: Sverige, Scandi, Finn – местные названия для шведов, скандинавов, финнов (сами финны называли себя Suomi),

- наименования объектов земледелия, скотоводства: англ. ram, lamb, sheep, kid, hound.

Среди глаголов выделяются такие лексемы, как гот. drigkan пить, leikan любить, dreiban гнать, sandjan посылать, haldan держать, swerian клясться.

Прилагательные, местоимения и наречия включают следующие слова: гот. braiþs, да. brād широкий, гот. siuks, да. sēok больной, да. āgen собственный, гот. triggws верный, гот. swaleiks, да. swilc такой, да. on-gēan напротив, да. oft часто.

В целом общегерманская лексика составляет около 30 % словарного состава германских языков.

Слова общегерманского происхождения широко представлены в древнегерманских эпических произведениях, они составляют большой процент синонимов, которыми богаты эпические поэмы, написанные на германских языках. Так, из синонимов, обозначающих воина, героя, море, меч, многие слова германского происхождения: да. hæleþ, oretmecg, rinc, secg воин, герой. Впоследствии эти имена выходят из употребления и исчезают из языка.

В германских языках отобразились несоответствия индоевропейских глухих смычных и германских щелевых, а также и.-е. звонких смычных. По всей видимости, это происходило это из-за наличия сильного субстрата: father / pater; wheel / koleso; ten / deci; three / tri.

Специфическая лексика (изолированные слова)

Специфическая лексика содержит слова, которые встречаются только в отдельных германских языках. Это такие лексемы, как гот. rohns двор, iumjō толпа, да. aglæca чудовище, wlonc гордый, wlencan властвовать, англ. girl, bad, нем. krieg война. Значительное количество слов, существовавших в древних германских языках, исчезло.

Первые три слоя называются исконным словами. Четвертый пласт стоит особняком, это – заимствования.

Ранние заимствования из кельтских языков и латыни

Кельтские заимствования проникают в германскую лексику в период существования германского языка-основы и становятся общегерманским достоянием.

Германцы очень рано столкнулись с кельтскими племенами. В эпоху заимствования этих слов племена кельтов находились на более высокой ступени развития, поэтому германцы заимствовали слово железо (500 г. до н.э.), кельтские наименования социального положения слуга, правитель, врач: кельт. *īsarno- железо, гот. eisarn, да. īsern, īren, двн. īsarn, ди. isarn; кельт. ambactos слуга, гот. andbahts, да. ambiht, двн. ambaht, ди. ambott; галл. rīg правитель, гот. reiks правитель, да. rīce власть, королевство, двн. rīhhi, ди. riki; галл. *lēgyo врач, гот. lēkeis, да. læce, двн. lāhhi. Эти слова вошли в общегерманский язык.

Латинские заимствования относятся к периоду, когда германское языковое единство уже распалось. Они проникали преимущественно устным путем и рано вошли в общее употребление. Хотя заимствования из латинского языка проникают в эпоху распада общегерманского языка, состав заимствований обнаруживает большое сходство. Слова этого слоя свидетельствуют о разностороннем влиянии римской цивилизации на материальную культуру и общественное устройство древних германцев. Военные и мирные контакты с Римской империей на континенте, введение христианства оставляют следы в германских языках:

лат. campus военный лагерь, нем. Kampf, англ. camp,

лат. caupo продавать, гот. kaupon, да. cēapian, двн. koufōn, ди. kaupa,

лат. catillus блюдце, гот. *katils, да. cytel, двн. kezzil, ди. ketill котел,

лат. molīna, да. mylen, двн. mulin мельница,

лат. pondō, гот. pund, да. pund, двн. pfunt, ди. pund фунт,

лат. vinum, гот. wein, да. wīn, двн. wīn, ди. vin вино.

В готский язык проникали заимствования из греческого и латыни через богословскую литературу на латинском языке, которая была известна епископу Вульфиле как образованному человеку: греч. thymiama фимиам, гот. þwmiama; греч. aggelos посланец, лат. angelus ангел, гот. aggilus, англ. angel, нем. Engel; греч. kyriakon церковь, да. cirice, нем. Kirche.

2. Словопроизводство: суффиксация, префиксация, словосложение, аблаут, субстантивация

В древних германских языках слова могут быть простыми, производными и сложными. Морфологическая структура простого слова состоит из корня, словоизменительного суффикса и / или флексии. Производные слова содержат префикс, корень, словообразовательный суффикс и окончание, и называются дериватами. Сложные слова, или композиты состоят из двух корней и окончания.

Слова в германских языках образуются путем словопроизводства и словосложения. Словопроизводство включает суффиксацию, префиксацию и аблаут.

Суффиксация – способ образования новых слов при помощи суффиксов. Суффиксы подразделяются по частям речи. Существуют суффиксы имен существительных, прилагательных и т.п.

Суффиксы существительных включают суффиксы имен действующего лица -ja guþs бог – gudja священник, -areis (заимствован из латинского языка) boka книга – bokareis книжник, -ila уменьшительно-ласкательный суффикс wulfs волк – wulfila волченок, barn ребенок – barnilo дитятко, -þ(-s) – суффикс абстрактных существительных bairan рождать – baurþs рождение, суффиксы отглагольных существительных -assu hailjan лечить – hailjinassus лечение, -ein balwjan мучить – balweins мучение.

Следует отметить, что указанный суффикс -ja- был не просто носителем словообразовательного значения действующего лица. По своему происхождению он является основообразующим суффиксом имен существительных: ранее он обладал грамматическим значением, оформлял подкласс существительных м.р. biuhti привычка, þiubi воровство. Следовательно, некоторые основообразующие суффиксы выступают в качестве носителей определенных лексических значений, например, основообразующие суффиксы -in-, -an-, -jin-, -jan- используются для образования действующего лица, основообразующий суффикс -i- – для образования абстрактных существительных: runs бег, slahs удар, dragk питье.

Вместе с тем другие основообразующие суффиксы и прежде всего основы на гласную -a-, -ō-, -u- уже не являлись носителями определенных лексических значений и не использовались как словообразовательное средство.

Суффиксы прилагательных включают суффиксы -eins gulþ золото – gulþeins золотой и -isk. Последний обозначал принадлежность, происхождение manna человек – mannisk человеческий.

Суффиксы слабых глаголов являются основообразующими суффиксами, т.е. их грамматическая функция совпадает со словообразовательной функцией: -i- является суффиксом 1 класса слабых глаголов sandjan посылать, -o- – 2 класса makōn делать, -ai- – 3 класса haban иметь, -nā / nō – 4 класса walnan пробуждать.

Количество словообразовательных суффиксов постоянно увеличивалось за счет корневых морфем, которые превращались в суффиксы. Лексическое значение слова leik тело ослабевало и превращалось в служебную морфему – суффикс прилагательного -leiks mænlic мужественный.

Префиксация – способ образования новых слов при помощи суффиксов. Префиксы по происхождению являются наречиями или предлогами, ср.: after после, ana против, faur перед, ufar над, us из, þurh через. В некоторых префиксах, например, and-, at-, dis-, ga-, un- частеречная принадлежность не осознается:

Одни и те же префиксы могут употребляться для образования слов разных частей речи: ga-bindan связывать, ga-bundþ связь. Типичные префиксы существительных включают префиксы afar-, and-, префиксы прилагательных – un-, ufar-. Наиболее многочисленны префиксы глаголов ga-, at-, in-, us-, du-.

Префиксы связываются с определенными значениями: um- – префикс отрицания, miþ- – совместности, af- – разделения. Существуют сложные префиксы, образованные из двух элементов, например, duatgaggan. В готском языке префиксы в глаголах и причастиях получают второстепенное ударение, тогда как основное ударение падает на корневой слог.

3. Словосложение

Словосложение – способ образования новых слов при помощи сложения двух и более корней (основ). Сложные слова подразделяются на два типа: сложные слова, образованные при помощи двух основ, и сложные слова, первый элемент которых является определением ко второму элементу.

1 тип сложных слов образован по модели существительное + существительное: wein-drugkja пьяница. Сложные прилагательные образованы по моделям прилагательное + прилагательное (причастие) hardu-hairtei жестокосердный, существительное + прилагательное airþakunds земной. В качестве соединительного элемента между двумя основами может выступать гласный -а-. Первым компонентом сложного глагола может быть существительное, прилагательное или наречие: ubil-waurdjan порочить. В готском языке сложными являются слова разных частей речи – числительные, наречия, союзы, предлоги.

По второму типу образуются существительные и прилагательные. Существительные образуются по модели существительное в род. п. + существительное: þiudan-gardi царство, прилагательные – по моделям прилагательное + существительное: midjisgards земля, числительное + существительное twalifwintrus двенадцатилетний.

В результате словосложения первый элемент становится неизменяемым, а второй принимает на себя все грамматические категории данной части речи: wein вино сущ. ср.р. -а-, weina-gards виноградник сущ. м.р. -а-.

Регулярным способом словообразования в германских языках является аблаут – способ образования однокоренных слов путем чередования корневых гласных (внутренняя флексия), которое могло сопровождаться и чередованием последующих гласных, например, гот. bairan нести, рождать – barn ребенок – baur сын – berusjos родители, graban копать – groba логово.

Субстантивация прилагательных и причастий. Практически каждое прилагательное в готском языке могло субстантивироваться в определенных синтаксических условиях. Особенно часто в функции существительного употреблялась слабая форма прилагательного, например, blinda слепой человек, слепец, twai blindans двое слепых, weiha святой, священник.

Субстантивация осуществлялась при помощи сочетания слабой формы прилагательных с артиклеобразным местоимением: sa mahteiga властитель.

Субстантивироваться может и причастие. Так, например, причастия I от глаголов субстантивируются и склоняются по типу слабых существительных с основой -nd-: fijands враждующий – враг, frijonds дружащий – друг.

Задания к семинару:

1. Дайте определение терминов и понятий: этимологические слои германской лексики, общеиндоевропейский слой, общегерманский слой, специфическая лексика, заимствования, словопроизводство, префиксация, суффиксация, субстантивация, словосложение.

2. Представьте грамматический и этимологический анализ готского текста MATTHAEUS VIII, 20. jah qaþ du imma Iesus: fauhons grobos aigun, jah fuglos himinis sitlans, iþ sunus mans ni habaiþ hwar haubiþ sein anahnaiwjai.

3. Определите тип словообразования (словопроизводство, словосложение) и способ словообразования (аблаут, суффиксация, префиксация) в следующих готских словах: гот. bairan нести, рождать – barn ребенок – baur сын, гот. weihs город – гот. weihja горожанин, гот. manna человек – гот. mannisk человеческий, гот. hardu-hairtei жестокосердный, гот. fotu-baurd скамейка для ног, гот. silubr серебро – гот. silubreins серебряный, гот. guma мужик – гот. gumila мужичок, гот. barn дитя - гот. barnisk детский, гот. boka книга – гот. bokareis книжник, гот. graban копать – groba логово, гот. faur-gaggan идти вперед, гот. us-gaggan выйти, гот. atta отец – гот. attila батюшка.


Лекция 13. Числительные и местоимения в германских языках

1. Разряды числительных

В готском языке представлены два разряда числительных – количественные и порядковые.

Числительные имели морфологические категории рода и падежа.

Образование количественных числительных отражало следы трех систем исчисления:

- господствовавшей общеиндоевропейской десятичной системы, определявшей числительные от 1 до 100;

- двенадцатеричной ближневосточной (вавилонской) системы, косвенно влияющей на структуру числительных после 12 и от 70 до 100. Примечательно, что готский язык не имел простого слова для обозначения 100;

- так называемой древнейшей пальцевой системы, рефлексы которой отмечаются в ahtau восемь < и.-е. *oktau (форма двойственного числа), т.е. по 4 пальца на двух руках; ср. и.-е. *оk- острый, греч. akis кончик, острие, лат. acus игла.

В готских текстах Библии представлены следующие количественные числительные от 1 до 20: 1 – ains, 2 – twai (м.р.) и twos (ж.р.), 3 – þreis, 4 – fidwor, 5 – fimf, 6 – saihs, 7 – sibun, 8 – ahtau, 9 – niun, 10 – taihun.

Числительные 11 – ainlif, 12 – twalif образованы с компонентом -lif (ср. af-lifnan оставаться лишним, bi-leiban оставаться < герм. *liþ остающийся сверх). Числительные 14 – fidwortaihun, 15 – fimftaihun образованы основосложением с компонентом -taihun, имеюшим неясную этимологию: десять < *дюжина (?).

Числительные от 20 до 100 имели разнообразные структуры: 20 – twai tigjus, 30 – þreis tigjus, 60 – saihs tigjus являлись сочетаниями с -u-основным существительным *-tigjus десять, десяток во множественном числе – своеобразным аналогом taihun.

Числительные 70 – sibuntehund, 80 – ahtautehund, 90 – niuntehund, 100 – taihuntehund являются сложными словами, где второй компонент -tehund соотносим с -taihun. В готском языке встречается в косвенной форме и существительное hunda сотни (ср. hunda-faþs сотник), т.е. корень *hund, видимо, обозначал большую сотню (десять дюжин), но был переосмыслен. Этим объясняется наличие дублетов hund и taihuntehund сотня из десяти десятков. Возможно, что и tehund имело раньше значение большой десяток, дюжина. О неполном этимологическом тождестве hund / taihuntehund свидетельствует текстовое примечание: fimfhundam – taihuntewjam пятистам, состоящим из десятков.

Числительные 200 – twa hunda, 300 – þrija hunda и т.д. образованы описательно, как и числительные от 1000 – þusundi (ж.р., -jō-основа): twos þusundjos (2 000) и т.п.; 10 000 – taihun þusundjos, 20 000 – twai tigjus þusundjo. Некоторые количественные числительные обозначены в текстах специальными значками, их языковая форма неизвестна и может быть только реконструирована.

2. Склонение числительных

Склонение количественных числительных в готском языке не образует единой системы: числительные от 1 до 3 - ains, twai, þreis изменяются по родам: ains склоняется как сильное прилагательное, а twai, þreis засвидетельствованы в следующих формах:

м.р. ср.р. ж.р.

И. twai / þreis twai / - twos / -

Р. twaddje / þrije twaddje / þrije - / -

Д. twaim / þrim twaim / þrim twaim / -

В. twans / þrins twa / þrija twos / þrins.

Числительные от 4 до 19 не изменяются по родам и употребляются в несклоняемой форме, за исключением случаев их субстантивированного употребления, где зарегистрированы формы родительного и дательного падежа по образцу -i-основ. Например, miþ þaim twalibim теми двенадцатью (апостолами), wintriwe twalibe зим двенадцати (р.п., стоят после существительного), но: af fidwor windam от четырех ветров.

Числительные от 20 до 60 склоняются как -u-основные существительные во множественном числе и сочетаются с родительным падежом определяемого слова. Числительные от 70 до 100 не склоняются. В сочетаниях, обозначающих числительные от 200 до 900, склоняется только второй компонент по образцу -а-основных существительных во множественном числе среднего рода. Числительное þusundi склоняется как существительное женского рода на -jō, и также сочетается с определенным словом в родительном падеже.

Порядковые числительные в готском языке, начиная с лексемы третий, образованы от количественных числительных присоединением суффикса -d(t)a / -dja (< герм. *-þa / -þia). В письменных памятниках зафиксированы лишь формы: þridja третий, ahtuda восьмой, niunda девятый, saihsta шестой, fimfta пятый, taihunda десятый, fimftaihunda пятнадцатый. Они имели словоизменительные формы по образцу слабого склонения прилагательных.

Числительные первый fruma (м.р.), frumo (ср.р.), frumei (ж.р.) и второй anþar (м.р.), anþaro (ср.р.) образованы от именных основ. Fruma склоняется как слабое прилагательное, но в женском роде по типу -ein-основ, а anþar изменяется по модели сильного склонения прилагательных (в именительном падеже единственного числа мужского рода – чистая основа, а в среднем роде отсутствует местоименная форма с -ta).

3. Местоимения

Местоимение в и.-е. языках представляет собой смешанную по морфологической структуре часть речи. Местоимения – древние по происхождению слова, для личных местоимений характерно явление супплетивности – образование форм от разных корней. Местоимения не обозначают предметов, их признаков, количество предметов или порядок по счету, а лишь указывают на предметы. Местоимения распадаются на ряд групп (возвратные, притяжательные, неопределенные, вопросительно-относительные и т.д.), самыми важными из которых являются:

- личные местоимения, которые указывают на говорящее лицо или лицо, к которому обращена речь,

- указательные местоимения, которые указывают на предмет.

Местоимения представляют собой закрытый класс языковых единиц в отличие от существительных и прилагательных.

Каждое местоимение имеет особую словоизменительную парадигму. Парадигма склонения местоимения отражает особенности склонения именно этого местоимения в отличие от, например, существительного, где образец склонения существительного представляет обобщенную модель склонения целого класса или подкласса существительных.

Местоимения готского языка изменяются по трем числам. Им присуща супплетивность. Супплетивность является характерной чертой форм 1 и 2 лица ед. и мн. числа, например, личные местоимения гот. ik – meina – mis – mik, weis – unsara – uns – uns. У указательных местоимений также наличествует супплетивность: гот. sa – þis – þamma – þana. Местоимения 3 л. по происхождению являются указательными местоимениями, и в окончаниях 3 л. имеются общие элементы с указательными местоимениями, например, форма imma. Объяснение видится в семантике местоимений: местоимения 1 и 2 лица я и ты являются непосредственными участниками общения, а местоимение 3 лица он не участвует в общении, на него обычно указывают. Формы двойственного числа у личных местоимений отражают особенности конкретного мышления древнего человека.

Личные местоимения

У личных местоимений в германских языках выделяют 3 лица, 3 числа, 4 падежа. Двойственное число сохраняется у местоимений 1 и 2 лица. Личные местоимения являются супплетивными.

Указательные местоимения

Собственно указательные местоимения имеют в германских языках в качестве общеиндоевропейского элемента согласный þ (и.-е. *tad-, греч. to).

В готском языке существует несколько групп указательных местоимений:

- с ослабленным значением указательности (они употребляются в функции определенного артикля):

- sa – sō – þata,

- jains – jaina – jain (склоняются как прилагательные сильного склонения),

- sa sama – samo (склоняются как прилагательные слабого склонения).

У указательных местоимений выделяют 3 рода и 4 падежа.

В готском языке указательные местоимения выполняют функцию, свойственную определенному артиклю, например, þata skip = the ship.

Другие разряды местоимений включают вопросительные местоимения гот. hwas, hwa, hwo кто? что?, относительные местоимения и неопределенные местоимения.

Задания к семинару:

1. Дайте определение терминов и понятий: числительное, местоимение, дейксис, указательность, анафорическая функция.

2. Представьте грамматический и этимологический анализ готского текста MATTHAEUS VIII, 21. anþaruh þan siponje is qaþ du imma: frauja, uslaubei mis frumist galeiþan jah gafilhan attan meinana.


Лекция 14. Синтаксис германских языков

1. Синтаксис

Синтаксис – это раздел грамматики, который изучает структуру предложения, порядок слов в предложении, члены предложения и способы связи слов в предложении.

2. Простое предложение

Предложение – это коммуникативная единица, которая обладает своей собственной интонацией.

Предложения бывают простые и сложные. Простое предложение включает один предикативный центр, состоит из двух главных частей – подлежащего и сказуемого, а также может содержать второстепенные члены – дополнение, определение, обстоятельство. В готском языке предложение обычно двусоставно, т.е. содержит подлежащее и сказуемое, однако нередки случаи односоставности, т.е. отсутствия подлежащего.

В готском простом предложении часто отсутствует подлежащее, выраженное личным местоимением, поскольку лицо получает выражение в глаголе-сказуемом: amen auk qiþa izwis истинно (я) говорю вам.

Односоставными с точки зрения современных синтаксических норм были готские безличные предложения с безличными глаголами и оборотами.

Безличными предложениями являются:

- предложения с безличными глаголами: rignjan дождить, huggrjan голодать, þaursjan жаждать, rigniþ swibla jah funin дождит серой и огнем,

- предложения с формами медиопассива или сочетаниями – эквивалентами пассивной конструкции: nibai ist atgiban imma fram attin meinamma если не дано ему отцом моим (если не есть данное …).

Типы синтаксической связи

Выделяют следующие типы связи:

- согласование (сказуемое + подлежащее, прилагательное + существительное),

- управление (например, генитивная связь между существительным-определяемым и существительным определением – sunus gudis; глагол управляет формой существительного – ligiþ in garda, atbair giba),

- примыкание (глагол + наречие) harduba balwiþs.

3. Члены предложения

Главные члены предложения

Подлежащее

Подлежащее в готском языке всегда стоит в именительном падеже. В функции подлежащего употребляются имя существительное, местоимение, субстантивированное прилагательное и причастие, инфинитив.

Сказуемое

Сказуемое в готском языке может быть простым и сложным. Простое сказуемое всегда представлено личной глагольной формой, но встречается употребление причастий вместо личной формы: gibandans дающие – даем, gimandam приходящим – пришли.

Сложное сказуемое может быть именным и глагольным. Именное сказуемое выражено:

- сочетанием служебных глаголов-связок wisan быть, wairþan становиться с предикативным именем,

- сочетанием форм глаголов неполного высказывания типа haitan называть, называться, þugkjan казаться, полагать, waljan выбирать с предикативными именами.

В качестве предикативного имени в предложениях 1 типа выступают имена существительные, прилагательные и причастия в им.п.: þu is sunus meins ты есть сын мой, gradags warþ голодный стал.

В сочетаниях 2 типа предикативные имена стоят в вин. или в им.п.: Daweid ina fraujan haitiþ Давид его господом называет.

Сложное глагольное сказуемое состоит из сочетания модальных глаголов, а также глаголов duginnan начинать, haban иметь, skulan долженствовать с инфинитивом: dugann Jesus qiþan начал Иисус говорить.

Второстепенные члены предложения

Дополнение в готском выражается формой род., дат., вин.п., а также предложными конструкциями: jah fraquistida allans и погубил всех. Дополнение в вин.п. является наиболее распространенной формой прямого дополнения и вытесняет дополнение в дательном падеже.

Определение могло быть согласованным и несогласованным. В качестве согласованного определения выступали прилагательные, причастия и все местоимения, кроме личных местоимений. Прилагательное в функции определения употреблялось в сильной и слабой форме, в препозиции и постпозиции. Несогласованное определение выражается существительным в род. п.: sunus mans сын человеческий (букв. сын человека) и стоит в постпозиции.

Числительные в функции определения выступали как в согласованной, так и в несогласованной форме. Всегда согласовывались с существительным порядковые числительные, числительные ains, þreis: ains guþs единый бог; числительное twai может выступать в род.п., т.е. в несогласованной форме: mans twai человека два.

Обстоятельство в готском языке представлено обстоятельствами времени, места, цели, причины, образа действия.

Обстоятельства выражаются специальными наречиями, застывшими падежными формами, простыми падежными формами, сочетанием имени и предлога, инфинитивом с предлогом du и без него.

Обстоятельство времени выражается наречием или застывшей падежной формой himma daga сегодня, простой формой дат., вин.п.: urreisiþ naht jah daga растет ночью и днем, падежом с предлогом in naht ночью.

Обстоятельство места выражается наречием jainar там, сочетанием предлога с падежом: faur wig у дороги.

Обстоятельство цели выражается инфинитивом с du или без него: qemjau gatairan witoþ я пришел нарушить закон, ushof sik jainþro du laisjan отправился туда учить.

Обстоятельство образа действия выражено наречием sprauto быстро, формой дат. п.: gawasidedun ina paurpurai одели его в пурпур, сочетанием предлога с именем laisida ins in gajukom учил их в притчах.

Обстоятельство причины выражается сочетанием предлога с именем в род.п.: in agisis Judaie из-за страха перед Иудеями.

4. Порядок слов

В готском предложении нет твердого порядка слов. Так, например, подлежащее и сказуемое могли стоять на первом и втором месте, прилагательное-определение могло стоять как в препозиции, так и в постпозиции к определяемому слову.

Определение, выраженное родительным принадлежности, всегда постпозитивно: sunus gudis сын бога (божий).

В группе сказуемого прямое дополнение может стоять как перед сказуемым, так и после него: fauhons grobos aigun лисы норы имеют.

5.Сложное предложение

Сложное предложение включает два и более предикативных центра (подлежащее + сказуемое).

Сложносочиненное предложение

Сложносочиненное предложение состоит из двух и более предложений, которые являются независимыми частями сложного целого. Связь между предложениями может быть союзной и бессоюзной (синдетической / асиндетической). Сочинительные союзы включают союзы jah и, iþ и, ибо, ak но.

Сложноподчиненное предложение

Сложноподчиненное предложение состоит как минимум из двух частей – главного и придаточного предложений. Придаточные предложения присоединяются к главному при помощи служебных слов.

Придаточные подлежащные вводятся местоимениями saei тот, кто, soei та, кто, þatei то, что: saei sandida mik, miþ mis ist тот, кто послал меня, со мной находится.

Придаточные определительные вводятся местоимениями sah этот (который), soh эта (которая), þatuh это (которое), saei который, союзами þan когда, ei что, unte что: in baurg Daweidis sei haitada Beþlahaim в город Давида, который называется Вифлеем.

Дополнительные придаточные вводятся союзами þatei что, ei что, þei что, местоимением hwa что, наречием haiwa каким образом: hausideduþ ei ik qiþa izwis вы слышали, что я сказал вам.

Обстоятельственные придаточные

Придаточные времени вводятся союзами þan когда, miþþanei в то время как, faurþizei прежде чем, unte до тех пор, пока, biþe когда: þan nu taujais armaion, ni haurnjais faura þus когда творишь милостыню, не труби об этом.

Придаточные места вводятся относительными наречиями þadei куда, туда, где, þarei где: þadei ik gagga, jus ni maguþ qiman куда я иду, вы не можете идти.

Придаточные цели вводятся союзами ei, þei чтобы: hauhei þeinana sunu, ei sunus þeins hauhjai þuk прославь твоего сына, чтобы сын твой прославил бы тебя. Для этих придаточных характерен оптатив.

Придаточные причины вводятся союзами unte так как, þande ибо, так как: jah ni gadraus, unte gasuliþ was ana staina и не упал, так как построен был на камне.

Условные придаточные вводятся союзами jabai если, nibai если бы, þande если не: jabai ubil taujis, ogs если зло делаешь, бойся.

Задания к семинару:

1. Дайте определение терминов и понятий: синтаксис, предложение, простое / сложное предложение, члены предложения, порядок слов, главные / второстепенные члены предложения, согласованное / несогласованное определение.

1. Представьте грамматический и этимологический анализ готского текста MATTHAEUS VIII, 22. iþ Iesus qaþ du imma: laistei afar mis jah let þans dauþans gafilhan seinans dauþans.


Список литературы

1. Быкова О.И., Сафонова О.Е., Ушакова Ю.В.. История германских языков и письменности. – Воронеж, 1982.

2. Введение в германскую филологию: Учебник для 1-2 курсов филол. фак. ун-тов. – М., 1980.

3. Гухман М.М. Готский язык. – М., 1980.

4. Дрожащих Н. В. Древние языки и культуры. Готский язык. Тексты для чтения с глоссарием, фонетический и этимологический анализ. – Тюмень, 2000.

5. Дрожащих Н. В. Древние языки и культуры. Комплексная программа курса, тематика лекций, планы семинарских занятий. – Тюмень, 2000.

6. Ершова И.А. Введение в германскую филологию: Фонетика древнегерманских языков. – М., 1997.

7. Петруничева Н.С. Введение в германскую филологию. – Тюмень, 1984.

8. Хлебникова И.Б. Введение в германскую филологию и историю английского языка. – М., 2001.

9. Цвет Л.Я., Драганова Л.Г., Полховская Е.В. Основы истории германских языков. – Тюмень, 1998.

10. Викинги. Набеги с севера / Пер. с английского Л. Флорентьева. – М., 1996.

11. Гуревич А.Я. Категории средневековой культуры. – М., 1984

12. Гуревич А.Я. Народная магия и церковный ритуал // Механизмы культуры. – М., 1990.

13. Гуревич А.Я., Харитонович Д.Е. История средних веков. – М., 1995.

14. Жирмунский В.М. Введение в сравнительно-историческое изучение германских языков. – М.-Л., 1964.

15. Жирмунский В.М. История немецкого языка. – М., 1965.

16. Жирмунский В.М. Общее и германское языкознание. – Л., 1976.

17. Замок Монсальват. Легенды европейского средневековья. – М., 1994.

18. Зарубежная литература средних веков. – М., 1974.

19. Ильиш Б.А. История английского языка. – М., 1968.

20. Индоевропейские корни в германском // Макаев Э.А. Структура слова в индоевропейских и германских языках. – М., 1970.

21. Историко-типологическая морфология германских языков. – М., 1977-1978. – Т. 1 – 3.

22. История всемирной литературы. В 9 т. – М., 1983-1994.

23. История древнего мира. – М., 1989.

24. История зарубежной литературы. Раннее средневековье и Возрождение. – М., 1959.

25. История средних веков. Учебник для вузов. –Т.1. – М., 1952.

26. Конецкая В.Н. Введение в сопоставительную лексикологию германских языков. – М., 1993.

27. Лингвистический энциклопедический словарь. – М., 1990.

28. Макаев Э.А. Сравнительная, сопоставительная и типологическая грамматика // Вопросы языкознания. – 1964. – № 1.

29. Макаев Э.А. Структура слова в индоевропейских и германских языках. – М., 1970.

30. Макаев Э.А. Язык древнейших рунических надписей. – М., 1965.

31. Маковский М.М. Язык – миф – культура. – М., 1996.

32. Наследники Вюльфингов. Предания Германских народов средневековой Европы в пересказах Б. Балобановой, О. Петерсон. – М., 1994.

33. Одри Ж. Индоевропейский язык // Новое в зарубежной лингвистике. – М., 1988. – Вып. 21. – С. 24-121.

34. Прокош Э. Сравнительная грамматика германских языков – М., 1954.

35. Проскурин С.Г. О значениях «правый – левый» в свете древнегерманской лингвокультурной традиции // Вопросы языкознания. –1990. – № 5. – С. 37-49.

36. Сравнительная грамматика германских языков. В 5 т. – М., 1962-1966.

37. Сравнительно-историческое изучение языков разных семей. Современное состояние и проблемы. – М., 1982.

38. Стеблин-Каменский И.М. Предисловие // Авеста: Избранные гимны. Из Видевдата. – М., 1993.

39. Стеблин-Каменский М.И. История скандинавских языков. – М.-Л., 1953.

40. Стеблин-Каменский М.И. Мир саги. – Л., 1971.

41. Степанов Ю.С., Проскурин С.Г. Константы мировой культуры. Алфавиты и алфавитные тексты в периоды двоеверия. – М., 1993.

42. Тайлор Э.Б. Первобытная культура. – М., 1989.

43. Тайны друидов. – Минск, 1998.

44. Хлебникова И.Б. Введение в германскую филологию и историю английского языка. – Калинин, 1975.

45. Энгельс Ф. К истории древних германцев // Маркс К., Энгельс Ф. Собрание соч. – 2-изд. – Т. 19. – С. 442-494.

46. Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства // Маркс К., Энгельс Ф. Собрание соч. – 2-изд. – Т. 21. – С. 130-155.

47. Watkins C. Indo-European and the Indo-Europeans. Indo-European Roots // American Heritage. – P. 2081-2134.

48. Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов. – М., 1966.

49. Большая советская энциклопедия. – М., 1971.

50. Мифы народов мира. Энциклопедия. В 2 т. – М., 1987-1988.

51. Розенталь Д. Словарь-справочник лингвиста. – М., 1982.

52. Словарь готского языка // Гухман М.М. Готский язык. – М., 1980.

53. Трубачев О.Н. Этимологический словарь славянских языков. Праславянский лексический фонд. – М., 1974-1987. – Вып. 1-14.

54. Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. – М., 1986. – Т. I – IV.


Глоссарий

Аблаут (апофония) – спонтанное, т.е. не обусловленное окружением, регулярное чередование гласных в корне, суффиксе или окончании слова.

Аналитизм – противопоставляемое синтетизму типологическое свойство, проявляющееся в раздельном выражении основного (лексического) и дополнительного (грамматического, словообразовательного) значений слова; выражение грамматических отношений при помощи вспомогательных глаголов и порядка слов.

Антропогенетические мифы – мифы о происхождении человека.

Ареал – область распространения одинаковых фонетических, лексических, морфологических признаков.

Ветвь (группа) – группировка языков внутри семьи языков.

Вид – грамматическая категория глагола, которая выражает способ (характеристику) протекания действия во времени.

Внутрилингвистические предпосылки становления сравнительно-исторического метода – невозможность создания универсального идеального языка и универсальной грамматики, расширение конкретных лингвистических исследований, знакомство с санскритом. Общенаучные предпосылки становления сравнительно-исторического метода – принцип историзма и примат морфологии в науке.

Время – грамматическая категория глагола, которая выражает соотнесенность действия с моментом речи.

Второе передвижение согласных – верхненемецкое передвижение (преимущественно в южно-немецких диалектах) общегерманских аспирированных глухих смычных согласных в спиранты после гласных, а в начале слова, после согласных и в удвоении – в аффрикаты.

Германистика – дисциплина, которая изучает языки, литературу, историю, материальную и духовную культуру германоязычных народов и исследует особенности германских языков. Как специфическая область знания германистика выделилась в XVII в. в период формирования буржуазных наций в германоязычных странах.

Германцы – группа древних индоевропейских племен, образовавшаяся в III тыс. до н.э. в эпоху неолита на побережье Северного и Балтийского морей от смешения индоевропейских племен с местными племенами неиндоевропейской этнической группы.

Глотталическая теория. Гипотеза Т.В. Гамкрелидзе и В.В. Иванова – теория, согласно которой германский язык относится к группе архаических индоевропейских диалектов, в которых система смычных наиболее близка к исходному индоевропейскому состоянию – противопоставлению глоттализованных / неглоттализованных согласных.

Готское письмо – особый алфавит, состоящий из 27 знаков, применяемый во всех известных рукописях на готском языке у готских племен. Создателем готского письма считается переводчик готской Библии епископ Вульфила в IV в. н.э.

Грамматическая категория – грамматическое значение, имеющее постоянную, закрепленную за ним форму выражения.

Дентальный суффикс – суффикс, используемый для образования форм прошедшего времени и причастия II слабых глаголов в германских языках.

Диахрония – историческое развитие языковой системы; исследование языка во времени.

Древние германцы. Гиллевионы – северные германцы, скандинавские племена. Восточная подгруппа: шведы, даны, западная подгруппа: исландцы, норвежцы. Ингевоны (ингвеоны) – западные германцы, североморская группа: фризско-саксонские племена – фризы, хавки, англы, саксы, юты. Искевоны (иствеоны, истевоны) – западные германцы, рейно-везерская группа: франкские племена – убии, хамавы, бруктеры. Герминоны (эрминоны) – западные германцы, приэльбская группа: свевы, лангобарды, швабы-алеманны, баварцы, хатты. Готские племена – восточные германцы: готы, бургунды, вандалы, скиры, ругии, бастарны.

Заимствование – элемент чужого языка – слово, морфема, синтаксическая конструкция, перенесенный из одного языка в другой в результате языковых контактов, а также сам процесс перехода элементов одного языка в другой.

Закон centum-satem – различие велярного (k – в греческом), палатального (k” – в латыни), свистящего согласного (s – в русском, персидском) и сибилянта (ś – в санскрите) в индоевропейских языках отражает диалектальное разделение эпохи общеиндоевропейской языковой общности на восточные и западные языки, ср. лат. centum, греч. he-katon (западная ветвь), др.-перс. satem, скр. śatam, рус. cто (восточная ветвь), гот. hunda, англ. hundred (западная ветвь).

Закон Вернера – дополнение к закону первого передвижения согласных: если индоевропейскому глухому смычному предшествовал неударный гласный, то соответствующий ему по перебою глухой щелевой озвончается, а впоследствии этот звонкий щелевой переходит в звонкий смычный.

Залог – грамматическая категория глагола, выражающая субъектно-объектные отношения.

Изоглосса – граница распространения одинаковых (фонетических, лексических, морфологических) признаков.

Изолированные слова – слова, которые встречаются только в отдельных германских языках (гот. rohns двор, iumjō толпа, да. aglæca чудовище, wlonc гордый, wlencan властвовать, англ. girl, bad, нем. krieg война).

Индоевропейская семья языков – совокупность языков и языковых групп носителей индоевропейских диалектов.

Индоевропейцы – воинственные, полукочевые, патриархальные племена курганной культуры древнейшей поры 6000-5000 лет до н.э.

Компаративистика – сравнительно-историческое языкознание, объектом которого являются родственные, т.е. генетически связанные языки.

Концепции германской артикуляции – концепции, объясняющие причины передвижения согласных в германских языках: психологическая – важен психологический склад древних германцев (Гримм), климатические условия (Мейер, Бенфей), теория субстрата – влияние субстрата (Мейе, Карстен, Файст), изменение характера ударения (Хирт, Бур), особенности артикуляции смычных в германских языках (Мейе, Бур, Рюссер, Шмидт), соотношение фонологических корреляций (Фурке, Курилович, Мартине).

Космогония – мифы о происхождении Вселенной, Космоса.

Латинское письмо – восходящее к греческому алфавиту буквенное письмо, которым пользовались древние римляне и которое легло в основу письма большинства народов Западной Европы.

Лексическая (лексико-семантическая) категория – группа языковых элементов, выделяемая на основании общего семантического признака (названия живых существ, названия профессий, названия государств и т.д.).

Методика внешней реконструкции – реконструкция корневых и аффиксальных морфем и флексий в различных языках.

Методика внутренней реконструкции – восстановление форм и семантики слова в одном языке.

Модальность – функционально-семантическая категория, выражающая разные виды отношения высказывания к действительности, а также разные виды субъективной квалификации сообщаемого.

Морфология – раздел грамматики, изучающий закономерности функционирования и развития системы языка, обеспечивающей построение словоформ.

Наклонение – грамматическая категория глагола, которая выражает отношение действия, названного глаголом, к действительности с точки зрения говорящего. Это грамматический способ выражения объективной модальности.

Неправильные глаголы – закрытая группа германских глаголов, которые образуют формы прошедшего времени супплетивным путем (gaggan идти – прошедшее время iddja шел, wisan быть – настоящее время ik im, прошедшее время ik was), или по образцу претерита слабых глаголов (briggan приносить – прошедшее время brāhta принес, willan хотеть – прошедшее время wilda хотел).

Общегерманский слой лексики – слова, не выходящие за пределы германского ареала, восходящие к общегерманскому периоду и составляющие общегерманский словарный фонд. Это наиболее устойчивый и вслед за общеиндоевропейскими словами – древнейший слой лексики в германских языках. Данные слова не встречаются в других индоевропейских языках.

Общегерманский язык – язык предков древних германцев, обособившийся от других индоевропейских языков в эпоху 1,5 – 1 тыс. до н.э. и ставший языком-основой для германских языков.

Общеиндоевропейский слой лексики – древнейший слой лексики в германских языках, восходящий к индоевропейской эпохе. Это костяк слов, наиболее употребительных в жизненной практике и общении человека, имеющий параллели в других индоевропейских языках (русском, латыни, французском, литовском и других языках).

Основоположники сравнительно-исторического метода – немецкий лингвист Франц Бопп, датский лингвист Расмус Раск, немецкий лингвист Якоб Гримм (первая половина XIX в.).

Падеж – грамматическая категория имени, выражающая его синтаксические отношения к другим словам высказывания или к высказыванию в целом.

Первое передвижение согласных – комплекс регулярных звуковых соответствий, отражающих, согласно традиционной точке зрения, развитие индоевропейских шумных смычных согласных в германских языках. Индоевропейским глухим смычным p, t, k, kw соответствуют германские глухие щелевые f, þ, h, hw в чередовании со звонкими щелевыми v, đ, γ, γw. Индоевропейским звонким смычным b, d, g, gw соответствуют германские глухие смычные p, t, k, kw. Индоевропейским звонким смычным придыхательным bh, dh, gh, ghw соответствуют германские звонкие спиранты v, đ, γ, γw в чередовании со звонкими смычными аллофонами b, d, g, gw.

Порядок слов – определенное расположение слов в предложении или синтаксической группе.

Претерито-презентные глаголы – небольшая группа глаголов в германских языках, у которых формы настоящего времени образуются по типу претерита сильных глаголов. Прошедшее время претерито-презентных глаголов и причастие II образуются по образцу слабых глаголов с дентальным суффиксом -þ- / -t-. Данные глаголы впоследствии становятся модальными глаголами, поскольку выражают не значение действия, а значения отношения говорящего к действию типа долженствования, способности, возможности и т.п.

Простое предложение – любое высказывание (фраза), являющееся сообщением о чем-либо. Единица сообщения, обладающая значением предикативности, имеющая коммуникативную задачу, выражающуюся интонацией и порядком слов. Простое предложение включает один предикативный центр (подлежащее + сказуемое).

Род – грамматическая категория, свойственная разным частям речи и состоящая в распределении слов или форм по двум или трем классам, традиционно соотносимым с признаками пола или их отсутствием. Классифицирующая категория для существительных, словоизменительная (синтаксическая) категория для остальных частей речи.

Родственные языки – языки, которые, возникнув из одного и того же источника, обнаруживают древние общие корни и аффиксы – архетипы.

Ротацизм – явление, соотносимое с законом Вернера: если предшествующий индоевропейскому глухому смычному s гласный не несет на себе ударения, s в германских языках озвончается в z, а впоследствии z в западногерманских и северогерманских языках (но не в готском языке) переходит в r.

Руническая письменность – письменность древних германцев, применявшаяся со II-III вв. до позднего средневековья. Вышла из употребления с распространением латинского письма.

Северная / южная группы германцев – разделение германских племен древнейшей поры (конец дохристианской эпохи - начало нашей эры) на две основные группы: скандинавскую и континентальную. Скандинавские племена занимали территорию Скандинавии, а племена южной группы – север Европы.

Северная, западная и восточная группы германцев – разделение германских племен эпохи нашей эры на три группы. Восточная группа германских племен образуется во II-I вв. до н.э. при переселении готов – части северной группы племен – из Скандинавии на южное побережье Балтийского моря, в низовья Вислы и Одера.

Семья языков – вся совокупность языков данного родства.

Сильные глаголы – группы глаголов в германских языках, которые образуют формы прошедшего времени и причастия II при помощи аблаута.

Синтаксис – раздел грамматики, изучающий сочетаемость и порядок слов внутри предложения, общие свойства предложения и высказывания.

Синтетизм – типологическая черта языковой структуры, состоящая в объединении в пределах одного слова нескольких морфем (лексических, словообразовательных, словоизменительных), выражение грамматических отношений при помощи флексии (и агглютинативного форманта) в рамках одного слова.

Синхрония – состояние языка в определенный момент его развития; период в развитии языка, условно выделенный по признаку отсутствия в нем изменений; изучение языка в определенный период времени.

Склонение – именное словоизменение; изменение склоняемых слов по падежу.

Слабые глаголы – группы глаголов в германских языках, которые образуют формы прошедшего времени и причастия II при помощи дентального суффикса.

Современные германские языки: северная группа – шведский, датский, норвежский, исландский, фарерский. Шведский: Швеция; датский: Дания; норвежский: Норвегия; исландский: Исландия; фарерский: Фарерские острова. Западная группа – английский, немецкий, нидерландский, люксембургский, африкаанс, фризский, идиш. Английский: Великобритания, США, Канада, Индия, Австралия, Новая Зеландия; немецкий: Германия, Австрия, Швейцария; нидерландский: Нидерланды; люксембургский Люксембург; африкаанс: ЮАР (юг Африки); фризский: Фризские острова; идиш: по всему миру. Восточная группа: мертвые языки – готский, бургундский, вандальский, герульский.

Спряжение – глагольное формообразование, охватывающее всю совокупность его форм в пределах одной глагольной лексемы и выражающее грамматические категории глагола.

Сравнительно-исторический метод изучения языков (СИМ) – первый научный метод в языкознании, который ознаменовал становление языкознания как науки в первой четверти XIX в. Цель СИМа – установить соотношение между языками и восстановить исходные праформы, к которым восходят языковые единицы родственных языков.

Сущность 1 передвижения согласных с точки зрения артикуляционной фонетики заключается в модификации смычными согласными в германских языках способа артикуляции при сохранении места их образования, запаздывание действия голосовых связок по сравнению с артикуляцией губ и языка.

Теогония – мифы о происхождении богов.

Теория субстрата – теория подслоя А. Мейе. Покоренные племена прагерманцев-неиндоевропейцев усваивают язык победителей-индоевропейцев, но, усваивая его, вносят в него некоторые произносительные привычки, свойственные тому неиндоевропейскому языку, на котором они ранее говорили. Особенности германских языков оказываются результатом воздействия покоренного субстрата, или подслоя.

Ударение – явление супрасегментного фонологического уровня – выделение в речи той или иной единицы в последовательности однородных единиц с помощью фонетических средств.

Фонетический закон – закономерность развития звуков для определенной группы языков.

Части речи – парадигматические группировки слов, выделяемые на основании наиболее общего категориального значения предметности, процессуальности, признаковости и т.п., а также формы и синтаксической функции.

Этимологические слои лексики – группы лексики родственных языков, имеющих различное происхождение и восходящих к определенному языку-основе.

Число – грамматическая категория, выражающая количественные характеристики предметов мысли.

Этимон – древнейшее гипотетически восстанавливаемое значение праформы.

Язык-основа (праязык) – общий язык, из которого развились родственные языки.


Приложения

Схема грамматического и этимологического анализа готского текста

слово

часть речи

грамм. формы

германские и индоевропейские соответствия

перевод

1. Выписать предложение для анализа.

2. Составить таблицу-схему анализа:

- в первую колонку вписать все слова (словоформы), подлежащие грамматическому анализу,

- во второй колонке определяется часть речи, к которой относится словоформа (имя существительное, прилагательное, глагол, наречие, союз, предлог и т.п.),

- в третьей колонке определяются грамматические категории анализируемого слова (основа, род, число, падеж для именных частей речи, в том числе лицо для личных местоимений; для глаголов – тип спряжения, класс, время, наклонение, лицо),

- в четвертой колонке указываются германские и индоевропейские соответствия для анализируемого слова, а также архетипы и этимоны,

- в пятой колонке дается перевод словоформы на русский язык,

- в заключение приводится дословный и литературный перевод готского предложения на русский язык.

Вопросы к экзамену:

Цель и задачи курса «Древние языки и культуры». Роль готского языка для германистики.

Индоевропейская семья языков.

Современные германские языки: языковые группы и территория распространения.

Первые сведения о германцах. Общественный строй германских племен. Германцы и римляне. Обычаи и верования древних германцев.

Мифология древних германцев. Космогония. Теогония. Мифы о героях.

Классификация древних германских племен и диалектов (по Плинию Старшему и Ф. Энгельсу). Краткая история германских племен.

«Великое переселение народов». Образование варварских государств.

Сравнительно-исторический метод изучения языков. Предпосылки создания компаративистики. Этапы развития компаративистики.

Основные понятия и методики компаративистики: внешняя / внутренняя реконструкция, праязык, праформа, языковая семья, изоглосса и другие.

Особенности индоевропейского и германского ударения.

Индоевропейская и германская системы кратких и долгих гласных.

Индоевропейские и германские согласные. 1 передвижение согласных в германских языках и его причины. Определение, сущность, примеры.

2 передвижение согласных. Хронология. Ареал распространения.

Сущность и функции аблаута в германских языках. Определение, ступени аблаута, примеры. Количественный и качественный аблаут. Определение, примеры.

Готская орфография. Правила чтения готского текста.

Закон Вернера в германских языках. Определение, примеры.

История развития древнейшего рунического алфавита. Общегерманские руны, их трансформации в скандинавских странах и Британии.

Латинское и готское письмо германцев. Причины перехода к латинскому письму.

Структура слова в индоевропейских и германских языках. Словообразование.

Специфика лексики германских языков (этимологические слои и заимствования).

Типы склонений существительных. Грамматические категории имени существительного: род, число, падеж.

Имя прилагательное. Сильные и слабые прилагательные. Степени сравнения.

Личные и указательные местоимения в германских языках.

Грамматические категории германских глаголов: время, вид, наклонение, залог. Определение, способы выражения и семантика.

Отличительные особенности германских языков.

Типы и классы глаголов в германских языках: сильные и слабые глаголы. Аблаут в системе германского глагола.

Типы и классы глаголов в германских языках: претерито-презентные и нестандартные глаголы.

Структура простого предложения в германских языках (определение, члены предложения, порядок слов).

Сложное предложение в германских языках (определение, структура). Типы придаточных.

Краткая история английского языка.

Общерунический алфавит

Fehu, F. The rune of Freya and her brother Frey. It stands for fee and gold.

Uruz, U. This rune stands for strength and health. It is associated with a horned animal called the auroch.

Thurisaz, Th. The third rune is associated with giants (thurs).

Ansuz, A is associated with the Aesir, Odin, and the wind.

Raido, R. This is the rune of jouneying, or rides.

Kenaz, K represents the torch.

Gebo, G stands for gift.

Wunjo, W is the rune of joy and peace.

Hagalaz, H stands for hail.

Nauthiz, N stands for the strength of need.

Isa, I is the rune associated with ice.

Jera, Y stands for year.

Eihwaz, Ei is associated with the yew.

Perth, P means fruit to some, but scholars feel its meaning is unclear.


Algiz, Z is a rune of protection or defence.

Sowilo, S is the rune associated with the sun.

Tiwaz, T stands for the war god Tyr. This rune was carved on weapons to bring victory.

Berkano, B stands for the birch goddess and is used for fertility and birthing.

Ehwaz, E rune means horse.

Mannaz, M stands for man.

Laguz, L is the rune associated with water.

Ingwaz, Ng is the rune of the god Ing.

Dagaz, D means day.

Othila, O is the rune associated with inheritance.

Корнелий Тацит «Германия»

О происхождении германцев и местоположении Германии

1. Германия отделена от галлов, ретов и паннонцев реками Рейном и Дунаем, от сарматов и даков – обоюдной боязнью и горами; все прочие ее части охватывает Океан, омывающий обширные выступы суши и огромной протяженности острова с некоторыми, недавно узнанными нами народами и царями, которых нам открыла война. Рейн берет начало на неприступном и крутом кряже Ретийских Альп и, отклонившись на небольшое расстояние к Западу, впадает в Северный Океан. Дунай, изливаясь с отлогой и постепенно повышающейся горной цепи Абнобы, протекает по землям многих народов, пока не прорывается шестью рукавами в Понтийское море; седьмой проток поглощается топями.

2. Что касается германцев, то я склонен считать их исконными жителями этой страны, лишь в самой ничтожной мере смешавшимися с прибывшими к ним другими народами и теми переселенцами, которым они оказали гостеприимство, ибо в былое время старавшиеся сменить места обитания передвигались не сухим путем, но на судах, а безбрежный и к тому же, я бы сказал, исполненный враждебности Океан редко посещается кораблями из нашего мира. Да и кто, не говоря уже об опасности плавания по грозному и неизвестному морю, покинув Азию, или Африку, или Италию, стал бы устремляться в Германию с ее неприютной землей и суровым небом, безрадостную для обитания и для взора, кроме тех, кому она родина?

B древних песнопениях, - а германцам известен только один этот вид повествования о былом и только такие анналы, - они славят порожденного землей бога Туистона. Его сын Манн – прародитель и праотец их народа; Манну они приписывают трех сыновей, по именам которых обитающие близ Океана прозываются ингевонами, посередине – гермионами, все прочие – истевонами. Но поскольку старина всегда доставляет простор для всяческих домыслов, некоторые утверждают, что у бога было большее число сыновей, откуда и большее число наименований народов, каковы марсы, гамбривии, свебы, вандилии, и что эти имена подлинные и древние. Напротив, слово Германия – новое и недавно вошедшее в обиход, ибо те, кто первыми переправились через Рейн и прогнали галлов, ныне известные под именем тунгров, тогда прозывались германцами. Таким образом, наименование племени постепенно возобладало и распространилось на весь народ; вначале все из страха обозначали его по имени победителей, а затем, после того как это название укоренилось, он и сам стал называть себя германцами.

3. Говорят, что Геркулес побывал и у них, и, собираясь сразиться, они славят его как мужа, с которым никому не сравняться в отваге. Есть у них и такие заклятия, возглашением которых, называемым ими «бардит», они распаляют боевой пыл, и по его звучанию судят о том, каков будет исход предстоящей битвы; ведь они устрашают врага или, напротив, сами трепещут пред ним, смотря по тому, как звучит песнь их войска, причем принимают в расчет не столько голоса воинов, сколько показали ли они себя единодушными в доблести. Стремятся же они больше всего к резкости звука и к попеременному нарастанию и затуханию гула и при этом ко ртам приближают щиты, дабы голоса, отразившись от них, набирались силы и обретали полнозвучность и мощь. Иные считают также, что, занесенный в этот Океан во время своего знаменитого, долгого и баснословного странствия, посетил земли Германии и Одиссей и что расположенный на берегу Рейна и доныне обитаемый город Асцибургий был основан и наречен им же; ведь некогда в этом месте обнаружили посвященный Одиссею алтарь и на нем, кроме того, имя Лаэрта, его отца; да и некоторые памятники и могилы с начертанными на них греческими письменами и посейчас существуют на границах Германии с Рецией. Я не собираюсь ни подкреплять доказательствами это суждение, ни утверждать обратное. Пусть каждый в меру своего разумения примет его на веру или отвергнет.

4. Сам я присоединяюсь к мнению тех, кто полагает, что населяющие Германию племена, никогда не подвергавшиеся смешению через браки с какими-либо иноплеменниками, искони составляют особый, сохранивший изначальную чистоту и лишь на себя самого похожий народ. Отсюда, несмотря на такое число людей, всем им присущ тот же облик: жесткие голубые глаза, русые волосы, рослые тела, способные только к кратковременному усилию; вместе с тем им не хватает терпения, чтобы упорно и напряженно трудиться, и они совсем не выносят жажды и зноя, тогда как непогода и почва приучили их легко претерпевать холод и голод.

5. Хотя страна кое-где и различается с виду, все же в целом она ужасает и отвращает своими лесами и топями; наиболее влажная она с той стороны, где смотрит на Галлию, и наиболее открыта для ветров там, где обращена к Норику и Паннонии; в общем достаточно плодородная, она непригодна для плодовых деревьев; мелкого скота в ней великое множество, но по большей части он малорослый. Да и быки лишены обычно венчающего их головы горделивого украшения, но германцы радуются обилию своих стад, и они — единственное и самое любимое их достояние. В золоте и серебре боги им отказали, не знаю, из благосклонности к ним или во гневе на них. Однако я не решусь утверждать, что в Германии не существует ни одной золотоносной или сереброносной жилы; ведь кто там их разыскивал?

Германцы столь же мало заботятся об обладании золотом и серебром, как и об употреблении их в своем обиходе. У них можно увидеть полученные в дар их послами и вождями серебряные сосуды, но дорожат они ими не больше, чем вылепленными из глины; впрочем, ближайшие к нам знают цену золоту и серебру из-за применения их в торговле и разбираются в некоторых наших монетах, отдавая иным из них предпочтение; что касается обитателей внутренних областей, то, живя в простоте и на старый лад, они ограничиваются меновою торговлей. Германцы принимают в уплату лишь известные с давних пор деньги старинной чеканки, те, что с зазубренными краями, и такие, на которых изображена колесница с парной упряжкой. Серебро они берут гораздо охотнее, нежели золото, но не из-за того, что питают к нему пристрастие, а потому, что покупающим простой и дешевый товар легче и удобнее рассчитываться серебряными монетами.

6. Да и железо, судя по изготовляемому ими оружию, у них не в избытке. Редко кто пользуется мечами и пиками большого размера; они имеют при себе копья, или, как сами называют их на своем языке, фрамеи, с узкими и короткими наконечниками, однако настолько острыми и удобными в бою, что тем же оружием, в зависимости от обстоятельств, они сражаются как издали, так и в рукопашной схватке. И всадник также довольствуется щитом и фрамеей, тогда как пешие, кроме того, мечут дротики, которых у каждого несколько, и они бросают их поразительно далеко, совсем нагие или прикрытые только легким плащом. У них не заметно ни малейшего стремления щегольнуть убранством, и только щиты они расписывают яркими красками. Лишь у немногих панцири, только у одного-другого металлический или кожаный шлем. Их кони не отличаются ни красотой, ни резвостью. И их не обучают делать повороты в любую сторону, как это принято у нас: их гонят либо прямо вперед, либо с уклоном вправо, образуя настолько замкнутый круг, чтобы ни один всадник не оказался последним. И вообще говоря, их сила больше в пехоте; по этой причине они и сражаются вперемешку; пешие, которых они для этого отбирают из всего войска и ставят впереди боевого порядка, так стремительны и подвижны, что не уступают в быстроте всадникам и действуют сообща с ними в конном сражении. Установлена и численность этих пеших: от каждого округа по сотне; этим словом они между собою и называют их, и то, что ранее было численным обозначением, ныне – почетное наименование. Боевой порядок они строят клиньями. Податься назад, чтобы затем снова броситься на врага, – считается у них воинскою сметливостью, а не следствием страха. Тела своих они уносят с собою, даже потерпев поражение. Бросить щит – величайший позор, и подвергшемуся такому бесчестию возбраняется присутствовать на священнодействиях и появляться в народном собрании, и многие, сохранив жизнь в войнах, покончили со своим бесславием, накинув на себя петлю.

7. Царей они выбирают из наиболее знатных, вождей – из наиболее доблестных. Но и цари не обладают у них безграничным и безраздельным могуществом, и вожди начальствуют над ними, скорее увлекая примером и вызывая их восхищение, если они решительны, если выдаются достоинствами, если сражаются всегда впереди, чем наделенные подлинной властью. Впрочем, ни карать смертью, ни налагать оковы, ни даже подвергать бичеванию не дозволено никому, кроме жрецов, да и они делают это как бы не в наказание и не по распоряжению вождя, а якобы по повелению бога, который, как они верят, присутствует среди сражающихся. И они берут с собой в битву некоторые извлеченные из священных рощ изображения и святыни; но больше всего побуждает их к храбрости то, что конные отряды и боевые клинья составляются у них не по прихоти обстоятельств и не представляют собою случайных скопищ, но состоят из связанных семейными узами и кровным родством; к тому же их близкие находятся рядом с ними, так что им слышны вопли женщин и плач младенцев, и для каждого эти свидетели – самое святое, что у него есть, и их похвала дороже всякой другой; к матерям, к женам несут они свои раны, и те не страшатся считать и осматривать их, и они же доставляют им, дерущимся с неприятелем, пищу и ободрение.

8. Как рассказывают, неоднократно бывало, что их уже дрогнувшему и пришедшему в смятение войску не давали рассеяться женщины, неотступно молившие, ударяя себя в обнаженную грудь, не обрекать их на плен, мысль о котором, сколь бы его ни страшились для себя воины, для германцев еще нестерпимее, когда дело идет об их женах. Вот почему прочнее всего удерживаются в повиновении племена, которым было предъявлено требование выдать в числе заложников также девушек знатного происхождения. Ведь германцы считают, что в женщинах есть нечто священное и что им присущ пророческий дар, и они не оставляют без внимания подаваемые ими советы и не пренебрегают их прорицаниями. В правление божественного Веспасиана мы видели среди них Веледу, долгое время почитавшуюся большинством как божество; да и в древности они поклонялись Альбруне и многим другим, и отнюдь не из лести и не для того, чтобы впоследствии сделать из них богинь.

9. Из богов они больше всего чтят Меркурия и считают должным приносить ему по известным дням в жертву также людей. Геркулеса и Марса они умилостивляют закланиями обрекаемых им в жертву животных. Часть свебов совершает жертвоприношения и Изиде; в чем причина и каково происхождение этого чужестранного священнодействия, я не мог в достаточной мере выяснить, но, поскольку их святыня изображена в виде либурны, этот культ, надо полагать, завезен к ним извне. Впрочем, они находят, что вследствие величия небожителей богов невозможно ни заключить внутри стен, ни придать им какие-либо черты сходства с человеческим обликом. И они посвящают им дубравы и рощи и нарекают их именами богов; и эти святилища отмечены только их благочестием.

10. Нет никого, кто был бы проникнут такою же верою в приметы и гадания с помощью жребия, как они. Вынимают же они жребий безо всяких затей. Срубленную с плодового дерева ветку они нарезают плашками и, нанеся на них особые знаки, высыпают затем, как придется, на белоснежную ткань. После этого, если гадание производится в общественных целях, жрец племени, если частным образом, – глава семьи, вознеся молитвы богам и устремив взор в небо, трижды вынимает по одной плашке и толкует предрекаемое в соответствии с выскобленными на них заранее знаками Если оно сулит неудачу, повторный запрос о том же предмете в течение этого дня возбраняется, если, напротив, благоприятно, необходимо, чтобы предреченное, сверх того, было подтверждено и птицегаданием. Ведь и здесь также принято отыскивать предвещания по голосам и полету птиц; но лишь у германцев в обыкновении обращаться за предсказаниями и знамениями также к коням. Принадлежа всему племени, они выращиваются в тех же священных дубравах и рощах, ослепительно белые и не понуждаемые к каким-либо работам земного свойства; запряженных в священную колесницу, их сопровождают жрец с царем или вождем племени и наблюдают за их ржаньем и фырканьем. И никакому предзнаменованию нет большей веры, чем этому, и не только у простого народа, но и между знатными и между жрецами, которые считают себя служителями, а коней – посредниками богов.

Существует у них и другой способ изыскивать для себя знамения, к которому они прибегают, когда хотят предузнать исход тяжелой войны. В этом случае они сталкивают в единоборстве захваченного ими в любых обстоятельствах пленника из числа тех, с кем ведется война, с каким-нибудь избранным ради этого соплеменником, и те сражаются, каждый применяя отечественное оружие. Победа того или иного воспринимается ими как предуказание будущего.

11. О делах, менее важных, совещаются их старейшины, о более значительных – все; впрочем, старейшины заранее обсуждают и такие дела, решение которых принадлежит только народу. Если не происходит чего-либо случайного и внезапного, они собираются в определенные дни, или когда луна только что народилась, или в полнолуние, ибо считают эту пору наиболее благоприятствующей началу рассмотрения дел. Счет времени они ведут не на дни, как мы, а на ночи. Таким обозначением сроков они пользуются, принимая постановления и вступая в договоры друг с другом; им представляется, будто ночь приводит за собой день. Но из их свободы проистекает существенная помеха, состоящая в том, что они сходятся не все вместе и не так, как те, кто повинуется приказанию, и из-за медлительности, с какою они прибывают, попусту тратится день, другой, а порою и третий. Когда толпа сочтет, что пора начинать, они рассаживаются вооруженными. Жрецы велят им соблюдать тишину, располагая при этом правом наказывать непокорных. Затем выслушиваются царь и старейшины в зависимости от их возраста, в зависимости от знатности, в зависимости от боевой славы, в зависимости от красноречия, больше воздействуя убеждением, чем располагая властью приказывать. Если их предложения не встречают сочувствия, участники собрания шумно их отвергают; если, напротив, нравятся, – раскачивают поднятые вверх фрамеи: ведь воздать похвалу оружием, на их взгляд, – самый почетный вид одобрения.

12. На таком народном собрании можно также предъявить обвинение и потребовать осуждения на смертную казнь. Суровость наказания определяется тяжестью преступления: предателей и перебежчиков они вешают на деревьях, трусов и оплошавших в бою, а также обесчестивших свое тело — топят в грязи и болоте, забрасывая поверх валежником. Различие в способах умерщвления основывается на том, что злодеяния и кару за них должно, по их мнению, выставлять напоказ, а позорные поступки – скрывать. Но и при более легких проступках наказание соразмерно их важности: с изобличенных взыскивается определенное количество лошадей и овец.

Часть наложенной на них пени передается царю или племени, часть – пострадавшему или его родичам. На тех же собраниях также избирают старейшин, отправляющих правосудие в округах и селениях; каждому из них дается охрана численностью в сто человек из простого народа – одновременно и состоящий при них совет, и сила, на которую они опираются.

13. Любые дела – и частные, и общественные – они рассматривают не иначе как вооруженные. Но никто не осмеливается, наперекор обычаю, носить оружие, пока не будет признан общиною созревшим для этого. Тогда тут же в народном собрании кто-нибудь из старейшин, или отец, или родичи вручают юноше щит и фрамею: это – их тога, это первая доступная юности почесть; до этого в них видят частицу семьи, после этого – племени. Выдающаяся знатность и значительные заслуги предков даже еще совсем юным доставляют достоинство вождя; все прочие собираются возле отличающихся телесною силой и уже проявивших себя на деле, и никому не зазорно состоять их дружинниками. Впрочем, внутри дружины, по усмотрению того, кому она подчиняется, устанавливаются различия в положении; и если дружинники упорно соревнуются между собой, добиваясь преимущественного благоволения вождя, то вожди стремясь, чтобы их дружина была наиболее многочисленной и самой отважною. Их величие, их могущество в том, чтобы быть всегда окруженными большой толпою отборных юношей, в мирное время – их гордостью, на войне – опорою. Чья дружина выделяется численностью и доблестью, тому это приносит известность, и он прославляется не только у себя в племени, но и у соседних народов; его домогаются, направляя к нему посольства и осыпая дарами, и молва о нем чаще всего сама по себе предотвращает войны.

14. Но если дело дошло до схватки, постыдно вождю уступать кому-либо в доблести, постыдно дружине не уподобляться доблестью своему вождю. А выйти живым из боя, в котором пал вождь, – бесчестье и позор на всю жизнь; защищать его, оберегать, совершать доблестные деяния, помышляя только о его славе, – первейшая их обязанность: вожди сражаются ради победы, дружинники – за своего вождя. Если община, в которой они родились, закосневает в длительном мире и праздности, множество знатных юношей отправляется к племенам, вовлеченным в какую-нибудь войну, и потому, что покой этому народу не по душе, и так как среди превратностей битв им легче прославиться, да и содержать большую дружину можно не иначе, как только насилием и войной; ведь от щедрости своего вождя они требуют боевого коня, той же жаждущей крови и победоносной фрамеи; что же касается пропитания и хоть простого, но обильного угощения на пирах, то они у них вместо жалованья. Возможности для подобного расточительства доставляют им лишь войны и грабежи. И гораздо труднее убедить их распахать поле и ждать целый год урожая, чем склонить сразиться с врагом и претерпеть раны; больше того, по их представлениям, потом добывать то, что может быть приобретено кровью, - леность и малодушие.

15. Когда они не ведут войн, то много охотятся, а еще больше проводят время в полнейшей праздности, предаваясь сну и чревоугодию, и самые храбрые и воинственные из них, не неся никаких обязанностей, препоручают заботы о жилище, домашнем хозяйстве и пашне женщинам, старикам и наиболее слабосильным из домочадцев, тогда как сами погрязают в бездействии, на своем примере показывая поразительную противоречивость природы, ибо те же люди так любят безделье и так ненавидят покой. У их общин существует обычай, чтобы каждый добровольно уделял вождям кое-что от своего скота и плодов земных, и это, принимаемое теми как дань уважения, служит также для удовлетворения их нужд. Особенно радуют их дары от соседних племен, присылаемые не только отдельными лицами, но и от имени всего племени, каковы отборные кони, великолепно отделанное оружие, фалеры и почетные ожерелья; а теперь мы научили их принимать и деньги.

16. Хорошо известно, что народы Германии не живут в городах и даже не терпят, чтобы их жилища примыкали вплотную друг к другу. Селятся же германцы каждый отдельно и сам по себе, где кому приглянулись родник, поляна или дубрава. Свои деревни они размещают не так, как мы, и не скучивают теснящиеся и лепящиеся одно к другому строения, но каждый оставляет вокруг своего дома обширный участок, то ли, чтобы обезопасить себя от пожара, если загорится сосед, то ли из-за неумения строиться. Строят же они, не употребляя ни камня, ни черепицы; все, что им нужно, они сооружают из дерева, почти не отделывая его и не заботясь о внешнем виде строения и о том, чтобы на него приятно было смотреть. Впрочем, кое-какие места на нем они с большой тщательностью обмазывают землей, такой чистой и блестящей, что создается впечатление, будто оно расписано цветными узорами. У них принято также устраивать подземные ямы, поверх которых они наваливают много навоза и которые служат им убежищем на зиму и для хранения съестных припасов, ибо погреба этого рода смягчают суровость стужи, и, кроме того, если вторгается враг, все неприбранное в тайник подвергается разграблению, тогда как о припрятанном и укрытом под землей он или остается в неведении или не добирается до него, хотя бы уже потому, что его нужно разыскивать.

17. Верхняя одежда у всех – короткий плащ, застегнутый пряжкой, а если ее нет, то шипом. Ничем другим не прикрытые, они проводят целые дни у разожженного в очаге огня. Наиболее богатые отличаются тем, что, помимо плаща, на них есть и другая одежда, но не развевающаяся, как у сарматов или парфян, а узкая и плотно облегающая тело. Носят они и шкуры диких зверей, те, что обитают у берегов реки – какие придется, те, что вдалеке от них, – с выбором, поскольку у них нет доставляемой торговлей одежды.

Последние убивают зверей с разбором и по снятии шерсти нашивают на кожи куски меха животных, порождаемых внешним Океаном или неведомым морем. Одежда у женщин не иная, чем у мужчин, разве что женщины чаще облачаются в льняные накидки, которые они расцвечивают пурпурною краской, и с плеч у них не спускаются рукава, так что их руки обнажены сверху донизу, как открыта и часть груди возле них.

18. Тем не менее, браки у них соблюдаются в строгости, и ни одна сторона их нравов не заслуживает такой похвалы, как эта. Ведь они почти единственные из варваров довольствуются, за очень немногими исключениями, одною женой, а если кто и имеет по нескольку жен, то его побуждает к этому не любострастие, а занимаемое им видное положение. Приданое предлагает не жена мужу, а муж жене. При этом присутствуют ее родственники и близкие и осматривают его подарки; и недопустимо, чтобы эти подарки состояли из женских украшений и уборов для новобрачной, но то должны быть быки, взнузданный конь и щит с фрамеей и мечом. За эти подарки он получает жену, да и она взамен отдаривает мужа каким-либо оружием; в их глазах это наиболее прочные узы, это – священные таинства, это – боги супружества. И чтобы женщина не считала себя непричастной к помыслам о доблестных подвигах, непричастной к превратностям войн, все, знаменующее собою ее вступление в брак, напоминает о том, что отныне она призвана разделять труды и опасности мужа и в мирное время и в битве, претерпевать то же и отваживаться на то же, что он; это возвещает ей запряжка быков, это конь наготове, это – врученное ей оружие.

Так подобает жить, так подобает погибнуть; она получает то, что в целости и сохранности отдаст сыновьям, что впоследствии получат ее невестки и что будет отдано, в свою очередь, ее внукам.

19. Так ограждается их целомудрие, и они живут, не зная порождаемых зрелищами соблазнов, не развращаемые обольщениями пиров. Тайна письма равно неведома и мужчинам, и женщинам. У столь многолюдного народа прелюбодеяния крайне редки; наказывать их дозволяется незамедлительно и самим мужьям: обрезав изменнице волосы и раздев донага, муж в присутствии родственников выбрасывает ее из своего дома и, настегивая бичом, гонит по всей деревне; и сколь бы красивой, молодой и богатой она ни была, ей больше не найти нового мужа. Ибо пороки там ни для кого не смешны, и развращать и быть развращаемым не называется у них – идти в ногу с веком. Но еще лучше обстоит с этим у тех племен, где берут замуж лишь девственниц и где, дав обет супружеской верности, они окончательно утрачивают надежду на возможность повторного вступления в брак. Так они обретают мужа, одного навеки, как одно у них тело и одна жизнь, дабы впредь они не думали ни о ком, кроме него, дабы вожделели только к нему, дабы любили в нем не столько мужа, сколько супружество. Ограничивать число детей или умерщвлять кого-либо из родившихся после смерти отца считается среди них постыдным, и добрые нравы имеют там большую силу, чем хорошие законы где-либо в другом месте.

20. В любом доме растут они голые и грязные, а вырастают с таким телосложением и таким станом, которые приводят нас в изумление. Мать сама выкармливает грудью рожденных ею детей, и их не отдают на попечение служанкам и кормилицам. Господа воспитываются в такой же простоте, как рабы, и долгие годы в этом отношении между ними нет никакого различия: они живут среди тех же домашних животных, на той же земле, пока возраст не отделит свободнорожденных, пока их доблесть не получит признания. Юноши поздно познают женщин, и от этого их мужская сила сохраняется нерастраченной: не торопятся они отдать замуж и девушек, и у них та же юная свежесть, похожий рост. И сочетаются они браком столь же крепкие и столь же здоровые, как их мужья, и сила родителей передается детям. К сыновьям сестер они относятся не иначе, чем к своим собственным. Больше того, некоторые считают такие кровные узы и более священными, и более тесными и предпочитают брать заложниками племянников, находя, что в этом случае воля сковывается более прочными обязательствами и они охватывают более широкий круг родичей. Однако наследниками и преемниками умершего могут быть лишь его дети; завещания у них неизвестны. Если он не оставил после себя детей, то его имущество переходит во владение тех, кто по степени родства ему ближе всего – к братьям, к дядьям по отцу, дядьям по матери. И чем больше родственников, чем обильнее свойственники, тем большим вниманием окружена старость; а бездетность у них совсем не в чести.

21. Разделять ненависть отца и сородичей к их врагам, и приязнь к тем, с кем они в дружбе, – непреложное правило; впрочем, они не закосневают в непримиримости; ведь даже человекоубийство у них искупается определенным количеством быков и овец, и возмещение за него получает весь род, что идет на пользу и всей общине, так как при безграничной свободе междоусобия особенно пагубны.

Не существует другого народа, который с такой же охотою затевал бы пирушки и был бы столь же гостеприимен. Отказать кому-нибудь в крове, на их взгляд, – нечестие, и каждый старается попотчевать гостя в меру своего достатка. А когда всем его припасам приходит конец, тот, кто только что был хозяином, указывает, где им окажут радушный прием, и вместе со своим гостем направляется к ближайшему дому, куда они и заходят без приглашения. Но это несущественно: их обоих принимают с одинаковою сердечностью. Подчиняясь законам гостеприимства, никто не делает различия между знакомым и незнакомым. Если кто, уходя, попросит приглянувшуюся ему вещь, ее, по обычаю, тотчас же вручают ему. Впрочем, с такою же легкостью дозволяется попросить что-нибудь взамен отданного. Они радуются подаркам; не считая своим должником того, кого одарили, они и себя не считают обязанными за то, что ими получено.

22. Встав ото сна, который у них обычно затягивается до позднего утра, они умываются, чаще всего теплой водою, как те, у кого большую часть года занимает зима. Умывшись, они принимают пищу; у каждого свое отдельное место и свой собственный стол.

Затем они отправляются по делам и не менее часто на пиршества, и притом всегда вооруженные. Беспробудно пить день и ночь ни для кого не постыдно. Частые ссоры, неизбежные среди предающихся пьянству, редко когда ограничиваются словесною перебранкой и чаще всего завершаются смертоубийством или нанесением ран. Но по большей части на пиршествах они толкуют и о примирении враждующих между собою, о заключении браков, о выдвижении вождей, наконец о мире и о войне, полагая, что ни в какое другое время душа не бывает столь же расположена к откровенности и никогда так не воспламеняется для помыслов о великом. Эти люди, от природы не хитрые и не коварные, в непринужденной обстановке подобного сборища открывают то, что доселе таили в глубине сердца. Таким образом, мысли и побуждения всех обнажаются и предстают без прикрас и покровов. На следующий день возобновляется обсуждение тех же вопросов, и то, что они в два приема занимаются ими, покоится на разумном основании: они обсуждают их, когда неспособны к притворству, и принимают решения, когда ничто не препятствует их здравомыслию.

23. Их напиток – ячменный или пшеничный отвар, превращенный посредством брожения в некое подобие вина; живущие близ реки покупают и вино. Пища у них простая: дикорастущие плоды, свежая дичина, свернувшееся молоко, и насыщаются они ею безо всяких затей и приправ. Что касается утоления жажды, то в этом они не отличаются такой же умеренностью. Потворствуя их страсти к бражничанью и доставляя им столько хмельного, сколько они пожелают, сломить их пороками было бы не трудней, чем оружием.

24. Вид зрелищ у них единственный и на любом сборище тот же: обнаженные юноши, для которых это не более как забава, носятся и прыгают среди врытых в землю мечей и смертоносных фрамей.

Упражнение породило в них ловкость, ловкость – непринужденность, но добивались они их не ради наживы и не за плату; вознаграждение за легкость их пляски, сколь бы смелой и опасной она ни была, – удовольствие зрителей. Играют германцы и в кости, и, что поразительно, будучи трезвыми и смотря на это занятие как на важное дело, причем с таким увлечением и при выигрыше, и при проигрыше, что, потеряв все свое достояние и бросая в последний раз кости, назначают ставкою свою свободу и свое тело.

Проигравший добровольно отдает себя в рабство и, сколь бы моложе и сильнее выигравшего он ни был, безропотно позволяет связать себя и выставить на продажу. Такова их стойкость в превратностях этого рода, тогда как ими самими она именуется честностью. Рабов, приобретенных таким образом, стараются сбыть, продавая на сторону; поступают же они так и для того, чтобы снять с себя сопряженное с подобной победой бесчестье.

25. Рабов они используют, впрочем, не так, как мы: они не держат их при себе и не распределяют между ними обязанностей: каждый из них самостоятельно распоряжается на своем участке и у себя в семье. Господин облагает его, как если б он был колоном, установленной мерой зерна, или овец и свиней, или одежды, и только в этом состоят отправляемые рабом повинности. Остальные работы в хозяйстве господина выполняются его женой и детьми. Высечь раба или наказать его наложением оков и принудительною работой – такое у них случается редко; а вот убить его – дело обычное, но расправляются они с ним не ради поддержания дисциплины и не из жестокости, а сгоряча, в пылу гнева, как с врагом, с той только разницей, что это сходит им безнаказанно. Вольноотпущенники по своему положению не намного выше рабов; редко, когда они располагают весом в доме патрона, никогда – в общине, если не считать тех народов, которыми правят цари. Там вольноотпущенники возвышаются и над свободнорожденными, и над знатными; а у всех прочих приниженность вольноотпущенников – признак народоправства.

26. Ростовщичество и извлечение из него выгоды им неизвестно, и это оберегает их от него надежнее, чем если бы оно воспрещалось. Земли для обработки они поочередно занимают всею общиной по числу земледельцев, а затем делят их между собою смотря по достоинству каждого; раздел полей облегчается обилием свободных пространств. И хотя они ежегодно сменяют пашню, у них всегда остается излишек полей. И они не прилагают усилий, чтобы умножить трудом плодородие почвы и возместить таким образом недостаток в земле, не сажают плодовых деревьев, не огораживают лугов, не поливают огороды. От земли они ждут только урожая хлебов. И по этой причине они делят год менее дробно, чем мы: ими различаются зима, и весна, и лето, и они имеют свои наименования, а вот название осени и ее плоды им неведомы.

27. Похороны у них лишены всякой пышности; единственное, что они соблюдают, это – чтобы при сожжении тел знаменитых мужей употреблялись определенные породы деревьев. В пламя костра они не бросают ни одежды, ни благовоний; вместе с умершим предается огню только его оружие, иногда также и его конь. Могилу они обкладывают дерном. У них не принято воздавать умершим почет сооружением тщательно отделанных и громоздких надгробий, так как, по их представлениям, они слишком тяжелы для покойников. Стенаний и слез они не затягивают, скорбь и грусть сохраняют надолго. Женщинам приличествует оплакивать, мужчинам – помнить. Вот что нам удалось узнать о происхождении и нравах германцев в целом; а теперь я поведу рассказ об учреждениях и обычаях отдельных народностей и о том, насколько они между собой различаются и какие племена переселились из Германии в Галлию.

<…> 30. За ними вместе с Герцинским лесом начинаются поселения хаттов, обитающих не на столь плоских и топких местах, как другие племена равнинной Германии; ведь у них тянутся постепенно редеющие цепи холмов, и Герцинский лес сопутствует своим хаттам и расстается с ними только на рубеже их владений. Этот народ отличается особо крепким телосложением, сухощавостью, устрашающим обликом, необыкновенной непреклонностью духа. По сравнению с другими германцами хатты чрезвычайно благоразумны и предусмотрительны: своих военачальников они избирают, повинуются тем, кого над собою поставили, применяют различные боевые порядки, сообразуются с обстоятельствами, умеют своевременно воздерживаться от нападения, с пользой употребляют дневные часы, окружают себя на ночь валом, не уповают на военное счастье, находя его переменчивым, и рассчитывают только на доблесть и, наконец, что совсем поразительно и принято лишь у римлян с их воинской дисциплиной, больше полагаются на вождя, чем на войско.

Вся их сила в пехоте, которая, помимо оружия, переносит на себе также необходимые для производства работ орудия и продовольствие. И если остальные германцы сшибаются в схватках, то о хаттах нужно сказать, что они воюют. Они редко затевают набеги и стремятся уклониться от внезапных сражений. И если стремительно одолеть врага и столь же стремительно отступить – несомненное преимущество конницы, то от поспешности недалеко и до страха, тогда как медлительность ближе к подлинной стойкости.

31. И что у остальных народов Германии встречается редко и всегда исходит из личного побуждения, то превратилось у хаттов в общераспространенный обычай: едва возмужав, они начинают отращивать волосы и отпускать бороду и дают обет не снимать этого обязывающего их к доблести покрова на голове и лице ранее, чем убьют врага. И лишь над его трупом и снятой с него добычей они открывают лицо, считая, что наконец уплатили сполна за свое рождение и стали достойны отечества и родителей; а трусливые и невоинственные так до конца дней и остаются при своем безобразии.

Храбрейшие из них, сверх того, носят на себе похожую на оковы железную цепь (что считается у этого народа постыдным), пока их не освободит от нее убийство врага. Впрочем, многим хатам настолько нравится этот убор, что они доживают в нем до седин, приметные для врагов и почитаемые своими. Они-то и начинают все битвы. Таков у них всегда первый ряд, внушающий страх как все новое и необычное; впрочем, и в мирное время они не стараются придать себе менее дикую внешность. У них нет ни поля, ни дома, и ни о чем они не несут забот. К кому бы они ни пришли, у того и кормятся, расточая чужое, не жалея своего, пока из-за немощной старости столь непреклонная доблесть не станет для них непосильной.

32. Ближайшие соседи хаттов – проживающие вдоль Рейна, где он уже имеет определенное русло и может служить границей, узипы и тенктеры. Наделенные всеми подобающими доблестным воинам качествами, тенктеры к тому же искусные и лихие наездники, и конница тенктеров не уступает в славе пехоте хаттов. Так повелось от предков, и, подражая им, о том же пекутся потомки. В этом – забавы детей, состязания юношей; не оставляют коня и их старики. Вместе с рабами, домом и наследственными правами передаются и кони, и получает их не старший из сыновей, как все остальное, а тот из них, кто выказал себя в битвах наиболее отважным и ловким.

33. Рядом с тенктерами ранее жили бруктеры; теперь, как сообщают, туда переселились хамавы и ангриварии, после того как бруктеры были изгнаны и полностью истреблены соседними племенами, то ли раздраженными их надменностью, или из-за соблазна добычи, или вследствие благоволения к нам богов – ведь они даже удостоили нас зрелища этого кровопролития …

<…> 38. А теперь следует рассказать о свебах, которые не представляют собою однородного племени, как хатты или тенктеры, но, занимая большую часть Германии, и посейчас еще расчленяются на много отдельных народностей, носящих свои наименования, хотя все вместе они и именуются свебами. Своеобразная особенность этого племени – подбирать волосы наверх и стягивать их узлом; этим свебы отличаются от остальных германцев, а свободнорожденные свебы – от своих рабов. Либо вследствие родственных связей со свебами, либо из подражания им, что имеет довольно широкое распространение, такая прическа встречается и у других племен, но изредка и только у молодежи, тогда как свебы вплоть до седин не прекращают следить за тем, чтобы их стоящие торчком волосы были собраны сзади, и часто связывают их на самой макушке; а у вождей они убраны еще тщательнее и искуснее. В этом забота свебов о своей внешности, но вполне невинная: ведь они прихорашиваются не из любострастия и желания нравиться, но стараясь придать себе этим убором более величественный и грозный вид, чтобы, отправившись на войну, вселять страх во врагов.

39. Среди свебов, как утверждают семионы, их племя самое древнее и прославленное; что их происхождение и в самом деле уходит в далекие прошлое, подтверждается их священнодействиями. В установленный день представители всех связанных с ними по крови народностей сходятся в лес, почитаемый ими священным, поскольку в нем их предкам были даны прорицания и он издревле внушает им благочестивый трепет, и, начав с заклания человеческой жертвы, от имени всего племени торжественно отправляют жуткие таинства своего варварского обряда. Благоговение перед этою рощей проявляется у них и по-другому: никто не входит в нее иначе, как в оковах, чем подчеркивается его приниженность и бессилие перед всемогуществом божества. И если кому случится упасть, не дозволено ни поднять его, ни ему самому встать на ноги, и они выбираются из рощи, перекатываясь по земле с боку на бок. Все эти религиозные предписания связаны с представлением, что именно здесь получило начало их племя, что тут местопребывание властвующего над всеми бога и что все прочее – в его воле и ему повинуется. Влиятельность семионов подкрепляется их благоденствием: ими заселено сто округов, и их многочисленность и сплоченность приводят к тому, что они считают себя главенствующими над свебами.

40. Лангобардам, напротив, стяжала славу их малочисленность, ибо, окруженные множеством очень сильных племен, они оберегают себя не изъявлением им покорности, а в битвах и идя навстречу опасностям. Обитающие за ними ревдигны, и авионы, и англии, и варины, и эвдосы, и свардоны, и нуитоны защищены реками и лесами.

Сами по себе ничем не примечательные, они все вместе поклоняются матери-земле Нерте, считая, что она вмешивается в дела человеческие и навещает их племена. Есть на острове среди Океана священная роща и в ней предназначенная для этой богини и скрытая под покровом из тканей повозка; касаться ее разрешено только жрецу. Ощутив, что богиня прибыла и находится у себя в святилище, он с величайшей почтительностью сопровождает ее, влекомую впряженными в повозку коровами. Тогда наступают дни всеобщего ликования, празднично убираются местности, которые она удостоила своим прибытием и пребыванием. В эти дни они не затевают походов, не берут в руки оружия; все изделия из железа у них на запоре; тогда им ведомы только мир и покой, только тогда они им по душе, и так продолжается, пока тот же жрец не возвратит в капище насытившуюся общением с родом людским богиню. После этого и повозка, и покров, и, если угодно поверить, само божество очищаются омовением в уединенном и укрытом ото всех озере. Выполняют это рабы, которых тотчас поглощает то же самое озеро. Отсюда – исполненный тайны ужас и благоговейный трепет пред тем, что неведомо и что могут увидеть лишь те, кто обречен смерти.

<…> 44. За лугиями живут готоны, которыми правят цари, и уже несколько жестче, чем у других народов Германии, однако еще не вполне самовластно. Далее, у самого Океана, – ругии и лемовии; отличительная особенность всех этих племен – круглые щиты, короткие мечи и покорность царям. За ними, среди самого Океана, обитают общины свионов; помимо воинов и оружия, они сильны также флотом. Их суда примечательны тем, что могут подходить к месту причала любою из своих оконечностей, так как и та и другая имеют у них форму носа. Парусами свионы не пользуются и весел вдоль бортов не закрепляют в ряд одно за другим; они у них, как принято на некоторых реках, съемные, и они гребут ими по мере надобности то в ту, то в другую сторону. Им свойственно почитание власти, и поэтому ими единолично, и не на основании временного и условного права господствовать, безо всяких ограничений повелевает царь. Да и оружие в отличие от прочих германцев не дозволяется у них иметь каждому: оно всегда на запоре и охраняется стражем, и притом рабом: ведь от внезапных набегов врага они ограждены Океаном, а руки пребывающих в праздности вооруженных людей сами собой поднимаются на бесчинства; да и царям не на пользу вверять попечение об оружии знатному, свободнорожденному и даже вольноотпущеннику.

Выверено по изданию: Тацит К. Сочинения в двух томах / Пер. А.С. Бобовича. – Т. 1. Анналы. Малые произведения. – Л.: Наука, 1969.


Карта Германии

Сравнительная таблица общегерманских богов

Для прото-общегерманской мифологии восстанавливаются боги / богини:

Wōdanaz lord of poetic / mantic inspiration, Germanic Mercury, Norse Óðinn, Saxon Woden, Old High German Wuotan; Þunraz thunder, Germanic Hercules or Jupiter, Norse Þórr, West Germanic Donar, Saxon Thunor; Teiwaz god of war, Germanic Mars, Norse Tyr, West Germanic Tiw, continues Indo-European Dyeus; Nerþuz, described by Tacitus as Mother Earth, continued in Norse Njord; Frījō, wife of Wodanaz, Norse Frigg wife, Sanskrit priyā mistress, wife; Frīa, daughter of Njord, Norse Freya, Old High German Frouwa, Anglo-Saxon Freo lady, Gothic Fráujo lady, mistress, German Frau, Swedish Fru; Fullō goddess or *Fullaz god of riches, plenty. Corresponds to Norse Fulla; Ermunaz, Saxon god (speculative, based on Nennius' Armenon); Wulþuz glorious one, possibly originally an epitheton, mentioned on the Thorsberg chape, continued in Norse Ullr; Wurdiz destiny; Sōwilō the Sun.

Anglo Saxon

Old German

Norse

Woden

Wodan/Wotan

Óðinn

Þunor

Donar

Þórr

Tiw

Zîu

Týr

Seaxneat

Saxnôte

-

Geat

Gausus

Gautr

*Frige

Frîja

Frigg

*Eostre

*Ôstara?

-

Ing

-

Yngvi / Freyr

-

Phol

Baldr

*Freo

Fricco

Freyja

Sigel

Sunna

Sol

-

Irmin

-

Hama

-

Heimdall

-

Fosite

Forseti

Мифология континентальных германцев

Континентальная германская мифология – раздел германского политеизма, который практиковался в Центральной Европе до христианизации VI-VIII вв.

Ссылки на континентальную мифологию лангобардов, алеманов, франков, турингов, саксов, фризов фрагментарны. Сохраняется немного надписей на футарке, а также древневерхнемецкие Мерзербургские заклинания. Мифологические элементы сохраняются в легендах, средневерхнегерманском средневековом эпосе, а также в сниженном сакральном характере в европейском (Германия, Швейцария, Голландия) фольклоре и сказках.

Герои и боги древних алеманов, швабов, свевов

Hildebrand; Muspilli; Nibelungenlied; Kudrun; Weyland; Dietrich von Bern.

Многочисленные и разнообразные источники (труды римских авторов — Цезаря и Тацита, латинские сочинения средневековых историков германских племен Иордана, Григория Турского, Павла Диакона, Видукинда, Саксона Грамматика) свидетельствуют о наличии у континентальных германских племен уже в первых веках нашей эры богатейшей эпической поэзии. Тацит сообщает, что «они восхваляют в старинных песнях, которые представляют у них единственный вид воспоминаний и хроник, Туиско, земнородного бога, и его сына Манна, происхождение народа и его родоначальников». Под родоначальниками понимаются сыновья Манна – предки трех основных племенных, а может быть, и культовых групп континентальных германцев: ингевонов, истевонов и эрминонов. Тацит упоминает также, что «до сих пор еще поют у варварских племен» об Арминии, герцоге херусков, давшем отпор римлянам в Тевтобургском лесу. Информация Тацита дает основания предполагать, что у германцев в I в. имелись как мифологические, так и исторические песни. Отголоски древних мифов сохранили древнейшие памятники древненемецкой поэзии – так называемые мерзебургские заклинания, записанные франкскими клириками на рубеже IX и X вв. Во втором мерзебургском заклинании упоминаются боги Водан, Фрия и другие. Высказывалось даже предположение, что в этом заклинании отражен миф о Бальдре. Эпическая часть заклинаний, предшествующая магическому заклятию, изобилует фольклорно-эпическими повторами. Единственный известный нам подлинный текст древненемецкой героико-эпической песни (сохранившийся, но не полностью в записи около 800 г. на внутренней стороне переплета богословской книги из Фульдского монастыря) – это «Песнь о Хильдебранде», также написанная аллитерационным стихом со скупым применением эпических параллелизмов. «Песнь о Хильдебранде» почти лишена описательного элемента; она состоит из соответствующего воинскому ритуалу и полного внутреннего драматизма диалога между старым Хильдебрандом, начальником дружины Дитриха Бернского, и сыном Хильдебранда – молодым Хадубрандом, выросшим под властью Отахра (Одоакра) и теперь выступающего на стороне Одоакра в сражении против Дитриха Бернского. Обменявшись традиционными вопросами об имени, роде и племени, Хильдебранд и Хадубранд приступают к бою, так как Хадубранд не верит, что перед ним его отец, подозревает хитрость «старого гунна», а Хильдебранд также не может прослыть трусом, пожертвовать своей воинской честью. На этом текст обрывается, но можно предположить, что песня кончалась рассказом о поражении и смерти заносчивого юноши. В рамку цикла сказаний о Дитрихе Бернском (Теодорихе Веронском) здесь включен знаменитый сюжет боя отца с сыном. Сюжет этот в значительной мере отражает коллизии, вызванные разрушением родо-племенных связей, которые характерны для эпохи войн и массовых миграций, сопровождающих государственную консолидацию на заре классового общества. Классический пример – эпоха «великого переселения народов». Тот же сюжет разрабатывался в греческом, ирландском, русском, персидском, армянском эпосах. Другой древнегерманский сюжет – о Вальтере Аквитанском – отражает конфликт воинской чести и родовых связей: Хаген сначала отказывается выступить против своего побратима Вальтера (так же как, например, Фердиад против Кухулина в ирландском эпосе), но затем сражается с ним по требованию короля после тяжелого урона, нанесенного Вальтером франкам. Мотив сокровищ, из-за которых разгорается борьба, и важнейшие персонажи этого сказания (Гунтер, Хаген и др.) связывают его с циклом Нибелунгов. Основные сказания этого цикла в его ранних формах известны главным образом по отражениям в скандинавской литературе, в «Эдде», а также «Саге о Тидреке» и «Саге о Вёльсунгах». Из числа эддических песен, пожалуй, ближе всего стоят к континентально-германским прообразам по сюжету и стилю «Речи Хамдира» и «Песни об Атли». Восточногерманские (готские и бургундские) сказания об Эрманарихе, Дитрихе, Гунтере, Аттиле и т.д. в контакте с франкскими сказаниями о Зигфриде, по-видимому, именно у франков сложились в обширные эпические циклы, общие очертания которых известны по скандинавским отражениям. Тексты древненемецких эпических памятников почти не дошли до нас в силу относительно ранней христианизации западных германцев. Древненемецкая письменность с самого начала своего возникновения (VIII в.) использовалась исключительно клерикальной литературой, а старинные сказания и песни продолжали свою жизнь только в форме устного бытования. Хранителями эпического наследия были народные профессиональные певцы-шпильманы, которые сменили древних скопов, исчезнувших вместе с дружинным бытом.

Мифология англосаксов

Сведений об англосаксонской мифологии не сохранилось, поскольку Англия была рано обращена в христианство. Важнейшими источниками служат сочинения римских и греческих историков, начиная с Юлия Цезаря; жития святых; распоряжения правительства и церкви, направленные против остатков языческих обычаев и суеверий; народные предания, сказки и обряды, отчасти сохранившиеся до настоящего времени, описание англосаксонского языческого календаря, выполненное христианским монахом Бедой, поэма Финнсбург - источник, который не редактировался христианскими авторами. Эпическая поэма Беовульф уже подверглась христианской обработке. Хотя не сохранилось литературных памятников, связанных с языческими традициями, сохранилось много археологических находок, одной из которых является Саттон Ху. Тацит упоминает Нертус – богиню земли бронзового века: «In an island of the Ocean there is a sacred grove, within which stands a chariot covered with a cloth, which none but the priest may touch. The priest can feel the presence of the goddess in this holy place. When she goes out in her wagon drawn by oxen, he attends her with the utmost reverence. A season of rejoicing and festivity reigns everywhere the goddess honours with her presence. All weapons are ... locked away, no one goes to war; peace and quiet are known and welcomed... Afterwards, the wagon, the cloth, and even (believe it or not) the goddess herself are washed and purified in a secret lake. This rite is performed by slaves, who are immediately afterwards drowned in the lake...».

Мифология Нидерландов, Бельгии, Люксембурга совмещает черты германской и галло-романской мифологии.

Celtic Gods: Arduinna Celtic goddess of Ardennes Forest; Erecura Celtic earth goddess; Góntia / Ghent Celtic moon goddess. Regional gods: Nehalennia Zeeland goddess of travelers; Vagdavercustis Batavian goddess; Tanfana moon and mother goddess. Mythic Beings: Elfen; Kabouter; Moss people; Witte Wieven, herbalists and wise women. Mythic Heroes: Founding leaders, Mannus and his descendents: Ingaevones, Ing, Istaevones, Istaev; Folcwald and his descendents: Finn (Frisian); Redbad, King of the Frisians. Mythic Objects: Corn dollies, harvesting doll, Oak trees, medicine.

Каноны воинской доблести германцев

Добродетелями воина-язычника являются:

Храбрость, смелость, удаль. Boldness is the native English word for bravery or courage. The Elderen went to battle, even death, without fear. A man should be glad and happy, until defeated by death. Если кто-то назовет другого трусом, то должен в бою доказать свою удаль. Убежать с поля боя, покинуть своего вождя – самый бесчестный поступок воина. Непоколебимость. Умение стойко переносить невзгоды. Все, что ниспошлет судьба, должно выносить стойко. Eager am I to depart. Odin sends for me from the halls of the Lord of Hosts. Gladly shall I drink ale in the high seat with the sir. The days of my life are ended. I laugh as I die. Германцы никогда не сдавались судьбе. Верность (troth). Воин, который предавал своего вождя, друзей и богов, изгонялся из клана. Германцы умели хранить обеты и клятвы. Oaths were seen as sacred contracts, and oath breakers seen as the worst of offenders. Камни Одина хранят воспоминания о приносимых германцами клятвах верности.

Щедрость. Умение дарить дары. Вождь был дарителем золота, он после битвы раздает кольца. Дар означает не только физическую передачу подарка, но и наделение магической силой. Каждый дар порождал ответный дар. Рождалась дружба, родство душ, привязанность. Гостеприимство. Честность. Правда. Воину запрещено лгать, поскольку слово приравнивалось делу. Нельзя было давать обещания, которые германец не мог выполнить.

Равенство. Дружба. Свобода. Индивидуализм.

Мудрость. О́дин – бог мудрости искал знания, а не власти. Мудрость же и знание давали власть. О́дин принес себя в жертву, приколов себя на дереве знания копьем, и висел на нем 9 дней, чтобы получить магическое знание рун.

Девять миров скандинавской мифологии

Схема миров, или подробная карта Иггдрасиля.

Вельва в «Прорицании провидицы» помнит «девять миров, и девять корней, и Древо Предела, еще не проросшее». Девять миров скандинавского язычества это: Асгард, Льёсальвхейм, Мидгард, Нифльхейм, Муспелльхейм, Ванахейм, Ётунхейм, Свартальвхейм и Хельхейм. Э. Торссон приводит схему девяти миров и ее объяснение в книге Runelore. A Handbook of Esoteric Runology.

Мидгард – Срединный мир находится посредине Гинунгагап. К северу от него располагается холодный туманный Нифльхейм, а к югу – жаркий огненный мир Муспелльхейм. На востоке лежит Ётунхейм, мир великанов-ётунов, а на западе – Ванахейм, мир ванов. Эти миры расположены в горизонтальной плоскости. Через Мидгард проходит, кроме того, и вертикальная ось – ствол Ясеня, на которой миры располагаются над и под Мидгардом. Выше – Альвхейм, мир светлых альвов, а над ним Асгард, город асов. Ниже Мидгарда лежит Свартальвхейм, мир тёмных альвов или карликов-цвергов, а под ним – Хель, мир мёртвых, обитель смерти. По данной схеме миры разбиты за исключением Мидгарда на дуальные пары: Асгард / Хель, Альвхейм / Свартальвхейм, Нифльхейм / Муспелльхейм, Ванахейм / Ётунхейм. Если рассмотреть горизонтальную плоскость Мидгард – Нифльхейм – Муспелльхейм – Ётунхейм – Ванахейм, то она слегка наклонена, т.е. Нифльхейм находится ниже Муспелльхейма.

Э. Торссон объясняет это тем, что основа лексемы север в германских языках происходит от корня со значением под, внизу. Вертикальная ось соответствует разделу между сознанием и бессознательным, между светом и тьмой, а горизонтальная ось определяет границы между сжимающимися силами Льда и расширяющимися – Огня. Горизонтальная проекция – это энергия и физические силы, тогда как вертикаль представляет собой психический образ сознания и бытия. Мидгард же, находясь на пересечении того и другого, является их гармонией, миром всех возможностей. 9 миров скандинавской мифологии имеют свои соответствия в древнем руническом алфавите.

Надо всем находится Асгард, там правит О́дин – ему соответствует руна Гебо, а Стражем является Хеймдалль. Ванахеймом и Альвхеймом правит Фрейр, Стражем Альвхейма является Деллиг, ему соответствует руна Совилу, а Ванахейму – Ингуз. Это – три небесных мира. Мидгард – средоточие всех дорог – охраняет Тор, ему соответствует руна Йер. Это единственный мир, подверженный влиянию времени, что является одним из атрибутов этой руны. С одной стороны от него находится Муспелльхейм (страж этого мира – огненный великан Сурт), а с другой – Нифльхейм, правителем которого является змей Нидхёгг. Муспеллю ставится в соответствие руна Дагаз, а Нифльхейму – Наутиз. В первом из трех нижних миров Свартальвхейме, мире карликов-цвергов правителем является Модсогнир, а руна – Эйваз. Во втором нижнем мире Ётунхейме правит великан Трюм. Этому миру соответствует руна Иса, так как это мир инеистых великанов, олицетворяющих собой силы хаоса. Самый нижний из миров – Хельхейм является царством мрачной дочери Локи Хель, хранительницы запредельной мудрости. Именно отсюда О́дин вызвал вёльву для прорицания. Этому миру соответствует руна Хагалаз.