Анализ подачи новой информации в тексте на примере романа Айрис Мердок Под сетью

Содержание Введение Глава 1. Проблема информационного членения предложения 1.1 История проблемы коммуникативной организации предложения 1.1.1 Актуальное членение предложения

Содержание

Введение

Глава 1. Проблема информационного членения предложения

1.1 История проблемы коммуникативной организации предложения

1.1.1 Актуальное членение предложения

1.1.2 Данное − новое, определенность − неопределенность, пресуппозиция, фокус контраста и другие единицы коммуникативной организации предложения

1.1.3 Соотношение данного и нового с понятиями темы − ремы, фокусом контраста, пресуппозицией, анафорой

1.1.4 Теория коммуникативного динамизма

1.1.5 Количество данных и новых элементов в предложении

1.2 О способах выделения темы − ремы данного − нового

1.2.1 Интонация и порядок слов

1.2.2 Артикль

1.2.3 Местоимения

1.2.4 Частицы

1.2.5 Залоговые трансформации

1.2.6 Глагол и существительные местоположения

1.2.7 Другие способы

Выводы к главе 1

Глава 2. Cпособы передачи данного и нового в романе Айрис Мердок "Под сетью"

2.1 Описание процесса сбора материала

2.2 Результаты исследования

2.2.1 Порядок слов

2.2.2 Выделительные конструкции

2.2.3 Интонация

2.2.4 Артикль

2.2.5 Личные местоимения

2.2.6 .Безличное местоимение it

2.2.7 Залоговые трансформации

2.2.8 Глаголы

2.2.9 Существительные местоположения

2.2.10 Числительные

2.2.11 Повтор

2.2.12 Наречия времени

2.2.13 Наречия места

2.2.14 Имена собственные

Выводы к главе 2

Заключение

Список цитированной литературы

Введение

В современной лингвистике достаточно хорошо изучен феномен актуального членения предложения, то есть членения предложения на тему с одной стороны и рему с другой. Актуальному членению предложения посвящены труды многих лингвистов (подробнее об этом см. 1.1.1 настоящей работы). Не меньший интерес, однако, представляет проблема информационного членения предложения, то есть членения на данное и новое. К сожалению, этот вопрос был в меньшей степени освещен в лингвистической литературе и количество работ по нему весьма ограничено.

Цель работы

Установить, как происходит подача новой информации в тексте. Для достижения этой цели мы поставили перед собой следующие задачи:

Задачи

1. Проанализировать материал романа сплошной выборкой на предмет выявления способов выделения данного - нового.

2. Экспериментальным путем проверить, влияет ли интонация на выделение данного - нового.

3. Исследовать, являются ли известные способы выделения темы и ремы также способами выделения данного - нового.

Актуальность данной темы определяется недостаточной разработанностью проблемы информационного членения предложения и теории коммуникативной структуры высказывания в целом.

Научная новизна работы заключается в выявлении способов выделения компонентов информационной структуры в конкретном тексте, а не на основе абстрактных или оторванных от контекста примеров.

Теоретическая значимость работы состоит в установлении способов выделения данного и нового, а также в подтверждении нетождественности оппозиций данное - новое и тема - рема.

Практическая значимость работы обуславливается возможностью использования ее результатов для машинного перевода, а также при разработке лекционных курсов и практических занятий по общему языкознанию, теоретической грамматике, теории перевода.

Материалом для работы послужил роман Айрис Мердок “Под сетью”. Были использованы методы сплошной и селективной выборки. Общий объем исследованного материала составил более 2300 предложений, что составляет около 35% от всего текста. В ходе исследования для изучения влияния интонации на выделение данного - нового был проведен эксперимент с участием носителей английского языка (подробнее об этом см.2.2.3).

Структура. Работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка цитированной литературы. Во введении формулируются основные задачи работы, обосновывается их актуальность, теоретическая и практическая значимость. В первой главе дается обзор точек зрения различных авторов на вопрос коммуникативной структуры предложения и рассказывается об известных и возможных способах выделения данного - нового. Во второй главе исследуются способы выделения данного - нового в тексте. В заключении обобщаются основные результаты проведенных исследований. Список цитированной литературы включает 48 наименований: из них 32 на русском языке и 16 на английском языке.

Глава 1. Проблема информационного членения предложения

Среди актуальных вопросов современной лингвистики важную роль играет изучение коммуникативного аспекта языка, имеющего отношение к тем механизмам, благодаря которым язык функционирует. Данное − новое, тема − рема, контрастивное − неконтрастивное, фокус контраста и пр. относятся к реляциям синтагматической семантики, характеризующей связь частей высказывания с разной коммуникативной нагрузкой. Эти реляции представляют разный угол зрения на информацию в предложении и открывались постепенно. Об истории изучения реляций коммуникативной структуры предложения и пойдет речь в первой главе.

1.1 История проблемы коммуникативной организации предложения

1.1.1 Актуальное членение предложения

Один из первых исследователей феномена актуального членения - Вилем Матезиус, основатель Пражского лингвистического кружка. В. Матезиус (2003: 161) противопоставляет актуальное и формальное членение. Актуальное членение выявляет способ включения предложения в контекст, а формальное - разлагает его на формальные грамматические единицы. Основными элементами формального членения служат грамматический субъект (подлежащее) и грамматический предикат (сказуемое). В. Матезиус выделяет основные элементы актуального членения: “исходная точка" (или “основа" высказывания), то, что известно в данной ситуации или может быть легко понято и из чего исходит говорящий и “ядро" высказывания, то есть то, что говорящий сообщает об “исходной" точке (там же). В современной лингвистике вместо понятий “исходная точка" и “ядро" используются термины “тема" и “рема”, соответственно, (“topic" и “comment” - в англоязычной традиции). В. Матезиус обратил внимание то, что актуальное членение обуславливает порядок слов: тема находится обычно в начале предложения, а рема в конце. Эту последовательность В. Матезиус называет объективным порядком, так в этом случае развертывание предложения идет от известного к неизвестному, что облегчает слушателю понимание предложения. Существует также обратный порядок (субъективный): сначала идет рема, а потом тема. Такая последовательность придает реме особый вес.

Например: Я отдала за нее 20 крон (объективный порядок).20 крон я за нее отдала (субъективный порядок) (там же: 167). В первом примере тема я находится в начале предложения, а рема 20 крон - в конце. Во втором примере рема стоит в начале и получает логическое ударение.

При сравнении английского и чешского языка В. Матезиус обнаружил, что в английском языке большую роль для актуального членения играет пассив.

В. Матезиус также обозначил такое явление, которое Франтишек Данеш назовет потом тематической прогрессией: бывают случаи в тексте, когда рема первого предложения становится темой второго, рема второго − темой третьего, рема третьего − темой четвертого и т.д. Например: Жил-был когда-то один король, и было у него три сына. Старшему из них пришло на ум пойти по свету искать невесту " (там же: 162). Здесь темой второго предложения (у него ) служит рема первого (король ), а темой третьего (старшему {сыну}) − рема второго (три сына ).

Тематические прогрессии Ф. Данеша (1974: 152-171) являются логическим продолжением взглядов В. Матезиуса на вычленение в предложении темы и ремы. Ф. Данеш выделяет несколько типов тематической прогрессии:

1. Простая линейная прогрессия (или прогрессия с последовательной тематизацией). Для этого типа характерно последовательное развертывание информации, когда рема предшествующего предложения становится темой последующего.

Например: Эту историю рассказал мне мой дедушка, а дедушка узнал ее от своей бабушки, которая жила еще при Александре II. ( пример мой). В данном примере каждое последующее предложение опирается на предшествующее. Тем самым развертывание происходит от известного (теме) к неизвестному (реме), которое становится темой нового предложения.

2. Прогрессия со сквозной темой

Отличительной особенностью этого типа является наличие одной темы, повторяющейся во всех предложениях текста. Таким образом, одна тема пронизывает весь текст. Например:

Саша хорошо училась в начальной школе. Она была внимательная и аккуратная. Девочка очень любила читать и играть на пианино. В 1929 году семья переехала, и Саша тяжело переживала разлуку со старыми друзьями (пример мой).

3. Прогрессия с производными темами

При этом типе прогрессии каждое предложение, не имея в своем составе последовательной тематизации или сквозной тематизации, служит для выражения общей направленности текста. Основная тема или как ее называет Ф. Данеш, “гипертема”, может быть названа эксплицитно или сформулирована на основе частных описаний.

Травка зеленеет,

Солнышко блестит;

Ласточка с весною

В сени к нам летит. ( А. Плещеев)

В данном примере гипертемой является весна.

4. Прогрессия с расщепленной темой

Основу этого типа составляет двойная рема, которая в ходе повествования распадается на две темы.

Было у Ивана две дочери: Маша и Даша. Маша пошла в отца − высокая, худощавая, а Даша была похожа на мать - краснощекая пышка. Когда девочки окончили школу, то уехали из родного села. Маша отправилась в Москву и стала врачом, Даша - в Петербург, где устроилась работать учителем (пример мой).

5. Прогрессия с тематическим прыжком

Этот вид прогрессии предполагает наличие разрыва в тема-рематической цепочке, который, впрочем, легко восстанавливается из контекста.

Я ехал по дороге и увидел собаку. Это была лайка. Она дружелюбно помахала хвостом и начала лизать мне руки. Где-то вдалеке послышался свист ( пример мой).

Описанные выше виды тематической прогрессии редко встречаются в чистом виде. Чаще всего можно встретить различные комбинации этих типов.

Тема-рематическая теория получила широкое развитие. Ей посвящены труды многих лингвистов (Крушельницкая 1956, Мартемьянов 1961, Firbas1966, DahlO. 1969, Лаптева 1972, DahlO. 1974, Ковтунова 1976, Абызова 1977, Евсюков 1978, Золотова 1979, Ковтунова 1979, Шевякова 1980, Слюсарева 1986, Апресян 1988, Арутюнова 2007).

1.1.2 Данное − новое, определенность − неопределенность, пресуппозиция, фокус контраста и другие единицы коммуникативной организации предложения

Наряду с актуальным членением предложения существуют и другие аспекты организации предложения. Такие понятия как данное − новое, определенность − неопределенность, подлежащее, фокус контраста, пресуппозиция и топик представляют собой способы подачи информации в предложении под разным углом. Многие исследователи занимались изучением природы этих понятий (Halliday1967, Kuno1972, ClarkH. 1974, 1977, Евсюков 1977, Lehman1977, Allerton1978, Prince1979, Тестелец 1980, Inoue1980, 1982, Ли 1982, Федосюк 1982, 1983).

Наиболее авторитетным исследователем в этой области считается У. Чейф (1975, 1982). В статье “Данное, контастивность, подлежащее и точка зрения” У. Чейф рассматривает несколько статусов, которые может иметь имя, но оговаривает, что некоторые из этих статусов, например, данное и контрастивность, могут обнаруживаться и у глаголов. У. Чейф исходит из того, что большинство статусов учитывают предположения говорящего о сознании слушателя в момент речи. У. Чейф пишет о шести статусах:

1. Данное

Оппозиция данное - новое является центральным понятием для У. Чейфа. Он проводит анализ других статусов имени в сравнении с данной оппозицией и рассматривает их соотношение с ней.

У. Чейф пишет, что существует следующее определение данного и нового: “Данная (или старая) информация - это то знание, которое, по предположению говорящего, находится в сознании слушающего в момент произнесения высказывания. Так называемая новая информация - это то, что, по предположению говорящего, он вносит своим высказыванием в сознание слушающего” (Чейф 1982: 281).У. Чейф отмечает, что данная терминология вводит в заблуждение использующих ее лингвистов. Связано это с тем, что называя нечто “старой информацией" мы имеем в виду, что это то, что слушающий уже знает, а “новая информация” - это то, что слушатель еще не знает, нечто, что впервые вводится в фонд знаний слушающего. Однако, человек, который произносит I saw your father yesterdayВчера я видел вашего отца ” вряд ли предполагает, что слушающий не располагает информацией о своем отце. Дело в том, что говорящий предполагает, что слушающий в данный момент не думает о своем отце.У. Чейф предлагает под новой информацией понимать “только что введенную информацию”, а под данным “ранее введенную”.У. Чейф утверждает, что при построении высказывания говорящий учитывает экстралингвистический контекст, то есть говорящий считает, что он сам и слушающий одинаково воспринимают и осознают определенный объект окружающей действительности. Например, говорящий видит, что слушающий рассматривает картину на стене и может сказать: I bought it last week ‘Я купил ее на прошлой неделе’. Понятие картины считается здесь данным и произносится с низким тоном и слабым ударением, а само понятие здесь прономинализировано, заменено на it . Кроме того, возможно, референт был упомянут ранее, то есть, говорящий основывается на лингвистическую ситуацию, например: I’ d like to show you a painting ( new).I bought it ( given) last week“Я бы хотел показать вам картину ( новое). Я купил ее ( данное) на прошлой неделе” .У. Чейф отмечает также, что данным может быть не только сам референт, но и любой другой референт, который принадлежит к той же категории. Как только один из референтов категории становится данным, то и остальные автоматически приобретают признак данности. Например: I bought a painting (new) last week. I really like paintings (given) На прошлой неделе я купил картину (новое). Я очень люблю живопись (данное) ” (там же: 283).

У. Чейф отмечает, что важно также то, что в процессе речи одни представления вытесняются другими, и говорящий должен следить за тем, думает ли еще слушающий о соответствующем референте или уже забыл о нем. Например, говорящий может употребить местоимение he , отсылающее к чему-то ранее сказанному, а слушатель мог уже забыть, о ком идет речь. В этом случае мы имеем дело с понятием “восстановимости” (recoverability), введенном М. Хэллидем (Halliday1967). Даже если слушающий перестал думать о референте, референт может быть легко найден в его памяти и никаких проблем в процессе коммуникации не возникнет.

2. Контрастивность

В качестве примера контрастивного предложения У. Чейф приводит Ronald made the hamburgers“Сэндвичи приготовил Рональд” , где ударение падает на слово Рональд .

У. Чейф утверждает, что для контрастивности важны 3 фактора:

1) Осведомленность как говорящего, так и слушающего, о том, что кто-то совершил соответствующее действие. Такую осведомленность можно назвать фоновыми знаниями. Фоновые знания могут быть данным (слушающий думал об этом в момент речи) или квазиданным (не думал, но делает вид, что думал, о том, о чем речь). Напомним, что под данным У. Чейф понимает информацию, о которой слушающий думает в момент произнесения высказывания, а не информацию, известную слушающему.

2) Набор кандидатов. Говорящий предполагает, что слушающий учитывает возможность и других кандидатов на эту роль.

3) Фокус контраста. Возможно, были и другие кандидаты, но действие осуществил именно конкретный субъект, который и будет фокусом контраста в данном высказывании. Фокус контраста не обязательно сообщает новое, в том смысле, в котором новое понимается У. Чейфом, то есть фокус контраста не обязательно представляет собой только что введенную в сознание информацию. Поэтому, фокусом контраста может быть, например, местоимение: He did it ‘Это сделал он’. Фокус контраста, по мнению У. Чейфа, может быть как данным, так и новым.

Фокус контраста может выделяться интонацией, ударением или порядком слов - при помощи расщепленного предложения (термин О. Есперсена (Jespersen1961: 147-148)). Например: It is Ronald who made the hamburgers ‘Сендвичи приготовил именно Рональд’. В предложении может быть два или даже три фокуса контраста: Ronald made the hamburgers ‘Рональд приготовил Сэндвичи’. Фокусами контраста будут Ronald и hamburgers .

У. Чейф подчеркивает, что понятие контрастивности отличается от понятий данное − новое.

3. Определенное

Определенным У. Чейф называет такой элемент, который слушающий знает и может отождествить. То есть из всех референтов, которые могут быть отнесены к определенной категории, слушающий может выбрать тот, который говорящий имеет в виду.

Определенность выражается в английском языке при помощи определенного артикля. Статус определенности входит в значения слов this ‘этот’ и that ‘тот.

Что касается соотношения понятий данного − нового и определенного − неопределенного, новое и неопределенное совпадают не всегда. Возможно четыре комбинации: а) неопределенное и новое, б) определенное и новое, в) определенное и данное (пример), г) неопределенное и данное. Последняя комбинация встречается только в тех случаях, когда рассматриваемый референт отличается от референта, обеспечившего статус данного (Чейф 1982: 299). Из этого следует, что, так как артикль является способом выражения определенности-неопределенности, и возможны все четыре комбинации артиклей с данным и новым, то артикль не отражает данное − новое.

4. Подлежащее

Рассматривая соотношение данного − нового и подлежащего, У. Чейф приходит к выводу, что нет обязательной связи между статусом подлежащего и статусом данного или статусом “не-подлежащего" и статусом нового. Например: кто-то слышит грохот из соседней комнаты и кричит тому, кто в этой комнате находится: What happened? ‘Что случилось? ’. В ответ он может услышать: The dog knocked over the lamp ‘Собака опрокинула лампу ’. Здесь the dog является подлежащим и одновременно новойинформацией, так она была введена в сознание слушающего только что. Другим примером можно проиллюстрировать ситуацию, в которой в качестве данного выступает не‑подлежащее: What happened to the lamp? - The dog knocked it over. ‘Что случилось с лампой? - Ее опрокинула собака’. Местоимение it относится к данному, но является в этом предложении дополнением (Чейф 1982: 305)

5. Топик

Считает, что в английском топик соответствует фокусу контраста. As for the play, John saw it yesterday ‘Что касается пьесы, то Джон видел ее вчера’.У. Чейф утверждает, что предложения такого типа являются контрастивными и имеют фокус контраста в начале предложения. Все примеры топиков в английском языке совпадают с фокусами контраста (там же: 307).

6. Точка зрения или эмпатия

Точка зрения или эмпатия связана с позицией, с которой описана ситуация.

Например, предложение John hit his wife‘Джон ударил свою жену’ описывается“со стороны Джона”. А предложение Mary’ s husband hit her‘Муж Марии ударил ее’ - “со стороны Марии" (там же: 313). На наш взгляд не совсем корректно употреблять выражения “со стороны Джона" и “со стороны Марии”, так как им больше бы соответствовали предложения, Я ударил свою жену и Мой муж ударил меня . Вероятно, их было бы логично заменить на “с точки зрения третьего лица по отношению к Джону" и “с точки зрения третьего лица по отношению к Марии”.

Итак, У. Чейф выделяет 6 статусов возможных для имени, которые выбираются говорящим в зависимости от того, как он оценивает текущее состояние сознания слушающего. Единица может быть:

1) данной или новой, в зависимости от того, считает ли говорящий, что слушающий в момент произнесения предложения думает о ней.

2) фокусом контраста: говорящий выбирает ее из определенного набора возможных вариантов.

3) определенной, если говорящий полагает, что слушающий готов отождествить референт, который говорящий имеет в виду.

4) подлежащим, если говорящий считает ее той единицей, о которой дается информация.

5) топиком (в английском языке совпадает с фокусом контраста)

6) индивидуумом, с точки зрения которого высказывается говорящий.

1.1.3 Соотношение данного и нового с понятиями темы − ремы, фокусом контраста, пресуппозицией, анафорой

Очень часто в лингвистической литературе можно встретить случаи смешения понятий темы − ремы и данного − нового. Например, даже В. Матезиус определяет тему такими терминами, какими скорее стоит определять данное: “Основные элементы актуального членения предложения − это исходная точка, то есть то, что является в данной ситуации известным " (Матезиус 2003: 161). А “известное” равно данному. Другой пример использования темы − ремы и данного − нового как взаимозаменяемых понятий: “Категории актуального членения - тема и рема (данное и новое) - одни из главных организаторов связности текста, движения мысли от предложения к предложению" (Золотова 1979: 118). Еще один пример мы можем видеть у Н.А. Слюсарь:

1.1а Программист купил кофеварку

1.1b Кофеварку купил программист

Данная работа существует в двух вариантах: русском и английском. В русском варианте при описании вышеприведенных примеров используются понятия тема - рема, а в английском данное - новое (Slioussar2007: 1, Слюсарь 2008).

Несмотря на то, что тема - рема и данное - новое имеют много общего и в большинстве случаев тема совпадает с данным, а рема - с новым, эти понятия не тождественны (Тестелец 1980, 2001: 454-457, Чейф 1982, Апресян 1988: 10-22, Филиппов 2003: 160). Ю.Д. Апресян (1988: 10-22) пишет, что членение высказывания на тему − рему, с одной стороны, и на данное − новое с другой стороны, затрагивает разные коммуникативные оси высказывания. Ю.Д. Апресян иллюстрирует отличие оппозиции темы - рема от оппозиции данное − новое следующим примером:

В английском языке падежи сохранились только в системе местоимений. Во французском языке ( тема, новое) наблюдается такая же картина ( рема, данное).Из примера видно, что тема не совпадает с данным, а рема с новым. Тема второго предложения является одновременно новым, так как о французском языке речь до этого не шла. Рема второго предложения является одновременно данным, так как выражение такая же картина отсылает нас к первому предложению. Возможен и другой вариант второго предложения: Такая же картина (тема, данное) наблюдается (и) во французском языке . Здесь тема соответствует данному, а рема новому (Апресян 1988: 11-12).

Наиболее убедительно доказать, что пары данное − новое и тема − рема не тождественны, удалось А.Н. Баранову (1984). Он исследует соотношение понятий, о которых говорил У. Чейф (см.1.1.2) с понятиями данного и нового. А.Н. Баранов проводит обширный анализ таких явлений как тема − рема, данное − новое, контрастивное − неконтрастивное, точка зрения, и др., уточняет их значения и систематизирует.

А.Н. Баранов предлагает заменить бинарное противопоставление данное − новое на признак данности с тремя значениями:

1) Активизированное данное (АД), та информация, которая, по мнению субъекта, активизирована в его сознании в данной ситуации общения.

2) Виртуальное данное (ВД), та информация, которая не активизирована, по мнению субъекта в его сознании, но имеется в его тезаурусе.

3) Новое в тезаурусе (НТ), та информация, которая не содержится в его тезаурусе.

Эти три типа в свою очередь могут быть двух разновидностей сильного и слабого. Например, языковой знак может быть сильным АД, если он является АД для всех участников данной ситуации общения (СО). Если языковой знак является АД не для всех участников данной СО, то он будет слабым АД. Аналогичным путем определяются сильное и слабое ВД и НТ.

Исходя из того, что признак данности имеет три приведенных выше значения, А.Н. Баранов рассматривает соотношение признака данности с понятиями данного − нового, фокуса контраста, точки зрения, пресуппозиции, определенности − неопределенности и анафоры. А.Н. Баранов представляет понятия темы − ремы, данного − нового и др. как множества, которые могут пересекаться. Например, если представить данное − новое и тему − рему как множества, то в некоторых областях они накладываются друг на друга. Площадь пересечения множеств “данное - новое" и “тема − рема” будет больше, чем площадь пересечения с другими понятиями. Вероятно, именно по этой причине, оппозиция “данное − новое" первоначально не выделялась в лингвистике отдельно от темы − ремы.

Исследование А.Н. Баранова показывает, что тема − рема, данное − новое, контрастивное - неконтрастивное, точка зрения, фокус контраста, пресуппозия, анафора представляют собой отдельные явления, которые могут пересекаться в своих значениях, но, тем не менее, они остаются при этом разными понятиями, которые не стоит путать.

1.1.4 Теория коммуникативного динамизма

Отдельным важным аспектом изучения проблемы коммуникативной организации предложения является теория коммуникативного динамизма.

Изначально, эта теория относилась к теме и реме. Некоторые исследователи, среди которых К. Крушельницкая (1956), отмечали, что в предложении есть элементы, которые не относятся ни к теме, ни к реме, а занимают промежуточное положение. В 1966 году Я. Фирбасом была высказана мысль о различном коммуникативном динамизме (КД) элементов предложения и предложено понятие “перехода”. Я. Фирбас выстраивает шкалу, в которой элементы с минимальным коммуникативным динамизмом составляют тему, а с максимальным - рему. Между темой и ремой располагаются элементы, которые, будучи контекстуально независимыми, обладают невысокой коммуникативной значимостью, а поэтому несут невысокий КД. Эти элементы Я. Фирбас называет “переходом”. Т.Е. Салье (1983), развивая идеи Я. Фирбаса, выработала критерии разграничения темы, ремы и перехода:

1. Элемент с узким значением более информативен, чем элемент с широким значением, так как передает более конкретную информацию.

2. Чем более элемент предсказуем, тем менее он информативен.

3. Если каждое значимое слово в предложении является носителем информации, то, чем больше значимых слов может вместить конструкция, тем выше ее информативность.

4. Использование элемента в дальнейшем сообщении связано с тем, что это рема, так как это говорит о его важности для сообщения, высоком КД.

5. Если изъятие из сообщения приводит только к сокращению объема информации, но не нарушает структуры текста, это говорит о сравнительно невысокой коммуникативной ценности элемента (Салье 1983: 6-7).

Далее Т.Е. Салье перечисляет свойства перехода:

1. Переход в ряде случаев коммуникативно несамостоятелен и в определенной степени предсказуем

2. Возможности самостоятельного распространения перехода в предложении ограничены

3. Переход не получает самостоятельного продолжения в правом контексте (то есть в дальнейшем в тексте не упоминается). (Салье 1983: 13)

Т.Е. Салье отмечает также, что переход не является чем-то средним между темой и ремой, сочетающем в себе свойства той и другой, а представляет собой особый элемент коммуникативной структуры предложения, качественно отличный от темы и ремы. (там же: 13).

Вероятно, теория коммуникативного динамизма применима и к оппозиции данное − новое. У. Чейф, отмечал, что понятие коммуникативного динамизма имеет много общего со статусом данного − нового. У. Чейф пишет, что возможно, если отождествить низкую степень КД с данным, а высокую с новым, то появляется вопрос, есть ли промежуточные степени данного и нового (Чейф 1982: 285). Однако он не проводил дальнейших исследований по этому вопросу.

О применении теории коммуникативного динамизма для оппозиции данное − новое пишет в своей диссертации И.О. Смирнов (1996).

И.О. Смирнов выделяет в предложении новые элементы (-), известные или данные (+) и нейтральные (0). К примеру, предложению She got the cloth from her father’s store ( W. Folkner) соответствует схема (+-+0+).

И.О. Смирнов выявляет признаки новых и известных элементов. К признакам новых элементов относятся: неопределенный артикль, отрицательные и вопросительные слова, наличие логического ударения на смысловой группе, где эти признаки отсутствуют, большая семантическая весомость смысловой группы по сравнению с остальными смысловыми группами.

К признакам известных элементов относятся: определенный артикль, личные, указательные местоимения, притяжательные местоимения, низкая семантическая весомость смысловой группы.

Исследователь, однако, не указывает признаки нейтральных элементов, что не позволяет считать данную работу достаточно полной, для доказательства применимости теории коммуникативного динамизма к оппозиции данное − новое.

1.1.5 Количество данных и новых элементов в предложении

Известно, что при актуальном членении в предложении может быть больше одной темы или не быть темы вообще[1] (такие предложения называются коммуникативно нерасчлененными) (Ковтунова 1979: 262). Например, в предложении: Стоял мороз есть только рема, а тема отсутствует. В предложении: До 1962 года на месте нынешнего Нового Арбата пролегало множество арбатских переулков две темы: до 1962 года и на месте нынешнего Нового Арбата. ( Седельникова 2009: 222).

Аналогично, при информационном членении в предложении может быть более одного нового и более одного данного, а также существуют предложения, состоящего только из нового и не имеющие данного. Ученые, занимающиеся проблемами данного и нового, выделяют в предложении несколько данных и несколько новых, например, у И.О. Смирнова (1996: 14) встречается пример из У. Фолкнера с несколькими данными и несколькими новыми:

They did not think of love in connection with Sutpen . И.О. Смирнов выделяет здесь данные they и Sutpen и новые think , love ,connection .

Предложения без данного можно проиллюстрировать следующим примером: Пришла весна ( пример мой).

1.2 О способах выделения темы − ремы данного − нового

В связи с тем, что понятие данное − новое долгое время отождествлялось с темой − ремой, изучению этого явления как отдельной проблемы было уделено мало внимания (См. Clark1974, 1977, Евсюков 1975, 1982, Lehman1977, Prince1979, Тестелец 1980, Inoue1980, Федосюк 1982, 1983, Баранов 1984, Смирнов 1996).

В данном разделе перечислены основные известные способы выделения как темы − ремы, так и данного − нового, а во второй главе подробно исследовано какие из этих способов выделяют данное и новое, и всегда ли такое правило выделения действует.

1.2.1 Интонация и порядок слов

Одним из основных средств актуального членения предложения являются порядок слов. Эту закономерность замечали многие исследователи (Ковтунова 1976, Матезиус 2003, Филиппов 2003, Маслов 2005 и др.). Линейно-динамическая организация предложения обусловлена последовательностью элементов и местом логического ударения. Как правило, тема стоит перед ремой и таким образом, движение происходит от известного к неизвестному, что облегчает слушателю понимание высказывания. Если же в начало предложение выдвигается рема, то такое перемещение придает ей особую значимость, при этом на рему падает интонационное ударение, и само высказывание приобретает повышенную эмоциональную окраску (Матезиус 2003: 167). См. об этом подробнее 1.1.1.

Из исследований У. Чейфа следует, что порядок слов и интонация также выделяют данное и новое. У. Чейф отмечает, что в английском языке данное произносится с более низким тоном и со слабым ударением, если оно не имеет контрастивного значения (Чейф 1982: 282).

К изменению порядка слов также относятся выделительные конструкции. Стоит отметить, что У. Чейф (1982: 288, 292-293) считает, что в примере It was Percival who piqued the professor ‘Раздражение профессора вызвал именно Персивал’выделительная конструкция выделяет не новое, а фокус контраста. А фокус контраста не всегда содержит новую информацию, так как Персивал в данном примере может быть заменен местоимением he, а возможность прономинализации свидетельствует о данности: It was he who piqued the professor.

1.2.2 Артикль

Нет точных данных, является ли артикль способом выделения данного − нового. Например, И.О. Смирнов утверждает, что неопределенный артикль является признаком новой информации (Смирнов 1996). Н.Л. Огуречникова (2008: 8) утверждает, что хотя в актуальном членении роль артиклей связана с формированием его коммуникативной перспективы, в отношении информативной структуры высказывания артикли нейтральны.

новое данное роман мердок

1.2.3 Местоимения

У. Чейф считает, что данное может подвергаться прономинализации, то есть заменяться местоимением (Чейф 1982: 282). Может ли также новое быть выражено местоимением, не изучено.

1.2.4 Частицы

По мнению некоторых ученых, усилительные частицы могут использоваться как для выражения темы − ремы, так и данного − нового (Чейф 1982: 283, Апресян 1988: 10-22, Маслов 2005: 184).Ю. Д Апресян выделяет частицы, выполняющие функцию тематизации и рематизации. Тему в русском языке частицы а , же , - то . Например: Вот тебе и эндурцы. А мы-то всю жизнь считали их дураками (Ф. Искандер); Я же стал проводить вечера в обществе Елены, милой и простой девушки. ( И. Бунин) Рему выделяют частицы даже , зато , и , именно , как раз , лишь , не , только . Например: И бедняк может быть счастлив; Только ослы кричали сами по себе, и голос их был одинок, как голос пророка ( Ф. Искандер); Такова была жизнь чертежа, который мне рисовался, - в сознание и. на слова я это стараюсь перенести лишь сейчас ( А. Блок) (примеры из Апресян 1988: 10‑‑22).

1.2.5 Залоговые трансформации

В. Матезиус упоминает использование пассивной предикации как способ выделения темы ремы (Матезиус 2003: 167). Например:

Mary washed the dishes и The dishes were washed by Mary ( примеры мои). При нейтральной интонации в первом предложении мы имеем тему Maryи ремуdishes. Во втором примере пассив меняет местами тему и рему: темой становится the dishes , а ремойMary.

1.2.6 Глагол и существительные местоположения

По мнению У. Чейфа глагол и существительное местоположения всегда являются носителями новой информации (Чейф 1975: 247). Под существительными местоположения имеются в виду существительные с предлогами, обозначающими место, например:

The box is under the table ‘Ящик под столом’ (Чейф, 1975: 246). Эта гипотеза, однако, кажется нам странной, так как такое существительное может отражать как данную, так и новую информацию. В данном примере У. Чейф выделяет данное the box и новые under иtable. Предположим, что кто-то ищет коробку и спрашивает находящегося с ним в комнате человека: Where is the box? В этом случае ответе The box is under the table , the table действительно новая информация, потому что раньше о столе речь не шла. В другом случае, речь могла уже идти о столе, например:

Where is the present?

It is on the chair, next to the table .

Where is the box?

The box is under the table .

В этом случае the table отражает уже данную информацию.

1.2.7 Другие способы

И.О. Смирнов (1996: 8-16) утверждает, что слова языка можно условно разделить на четыре группы:

1) Обозначающие всегда только данное (личные, притяжательные и указательные местоимения; существительные с определенным артиклем; имена собственные; обстоятельственные наречия now, here, lastnight; безличный оборот it+ tobeи there+ tobe; глаголы со значением владения, передачи, созидания; слова со значением причины, следствия; числительные)

2) Слова, которые могут обозначать, как данное, так и новое (прилагательные, нарицательные существительные)

3) Слова, сообщающие в предложении новое (существительные без определителей, производные наречия (наречия с суффиксом - ly ); вопросительные слова, безглагольные высказывания yes, no ; глаголы, содержащие в своем значении имплицитное отрицание, глаголы со значением отношения к чему-либо)

4) Слова, существующие вне рамок данного и нового (например, вспомогательные глаголы).

В главе 2 перечисленные выше способы были применены к выделению данного и нового.

Выводы к главе 1

1. Хотя проблема данного и нового является мало изученной, история этого вопроса имеет продолжительную историю. Наряду с данным − новым и хорошо изученной парой тема − рема существует целый ряд понятий, имеющих много общего с данным − новым, совпадающих в некоторых значениях, но не тождественных (определенность − неопределенность, фокус контраста, точка зрения и т.д.).

2. Существует проблема, связанная с разной трактовкой одних и тех же понятий. До сих пор так и не выработано единого определения данного и нового.

3. Некоторые предположения, такие как, например, теория коммуникативного динамизма, считаются спорными и многие вопросы еще не изучены. Это говорит о том, что проблема коммуникативной организации текста не исчерпала себя и требует дальнейшего научного изучения.

4. Известно и доказано большое количество способов выделения темы и ремы. Однако вопрос о способах выделения данного и нового до настоящего момента мало изучен. Об этой проблеме и пойдет речь во второй главе.

Глава 2. Cпособы передачи данного и нового в романе Айрис Мердок "Под сетью"

По итогам изучения теоретической литературы по проблеме данного и нового был сделан вывод, как было сказано выше, что под данным и новым разные исследователи подразумевают разные явления. Поэтому хотелось бы оговорить, что при анализе материала мы исходили из следующих определений данного и нового. Мы придерживаемся точки зрения У. Чейфа, и под данным мы понимаем, ту информацию, которая, по мнению говорящего, активизирована в сознании слушающего в момент произнесения речи.

Такая информация может содержаться в сознании слушающего благодаря экстралингвистическому или лингвистическому контексту, то есть подразумеваться ситуации или быть упомянутой ранее. Такое определение данности соответствует понятию “активизированного данного" у А.Н. Баранова (см.1.1.3 данной работы). Под новым мы имеем в виду, ту информацию, которая не присутствует в сознании слушателя в момент речи, то есть, слушающий о ней не думает. Как было сказано в 1.1.5 в предложении может быть более одного данного и более одного нового, и материал это многократно подтверждает. Кроме того, мы полагаем, что в предложении, вероятно, присутствуют не только данное и новое, но и другие элементы или элемент, например, переход.

Однако так как наличие перехода между данным и новым не является в лингвистике общепризнанным, мы такую единицу не выделяем. В то же время, мы полагаем, что разделить все слова в предложении на две группы - данное и новое, невозможно. Слова, которые на наш взгляд не относятся ни к данному, ни к новому мы относим к нейтральным.

В ходе исследования мы проверили влияние способов, перечисленных в 1.2 на информационную структуру предложения в романе Айрис Мердок “Под сетью”. Некоторые из этих способов действительно выделяют данное и новое, другие на информационную структуру предложения не влияют.

2.1 Описание процесса сбора материала

Материалом для исследования послужил роман британской писательницы Айрис Мердок “Под сетью”. Айрис Мердок является автором 26 романов и признана классиком современной литературы. Роман “Под сетью" был написан в 1954 году и стал первым произведением писательницы.

При анализе текста мы использовали два метода анализа: сплошная и селективная выборка. Около 2000 предложений были исследованы сплошной выборкой. После изучения этого материала нами были найдены основные закономерности передачи новой и данной информации в тексте. Остальные предложений были отобраны в зависимости от типа фрагмента (описание обстановки, первое упоминание персонажа и его описание, лирическое отступление, описание внутренних переживаний героя). Сложные предложение при подсчете количества материала учитывались как одно предложение (с целью упрощения подсчета), однако при информационном разборе предложений мы анализировали каждое простое предложение в составе сложного как отдельное. В. Матезиус при актуальном членении предложения также выделял тему и рему для каждого простого предложения (Матезиус 2003: 162).

Выделение данного и нового проводилось следующим образом: при чтении текста анализировалось, была ли информация, указанная в предложении упомянута в тексте ранее и является ли она активизированной в сознании читателя. События, явления, персонажи, о которых речь уже шла в тексте и представление о которых активизировано в сознании читателя относятся к данному. Что касается остальной информации в тексте, то она может быть отнесена либо к новой, либо к нейтральной. Стоит отметить, что проблема так называемого перехода в лингвистике остается не решенной. Исследователи актуального членения относят к переходу глагол: Он ( тема) был ( переход) хорошим студентом ( рема). Как показал материал, при информационном членении глагол никак не может быть отнесен к переходу, так как он всегда несет новую информацию (см. ниже). Однако в предложении встречаются элементы, которые сложно однозначно отнести к данному или новому. Например, в случае с вводными словами:

Perhaps it was a bad idea," I said, “but the question is what to do now. I want you and Finn to help me to write a letter." ( p.177) [2]

Phantasifilms evidently decided that human beings were bad box office and started on their series of animal pictures, and they did make one or two discoveries in the animal kingdom ( p.32)

И.О. Смирнов (1996: 6) выделяет особую группу, индифферентную к понятию “данное − новое" и относит к ней, например, вспомогательные глаголы (do, have ), слова, обозначающие просьбы (please ), отрицательную частицу not . На наш взгляд вызывает сомнения, что, например, частица not может относиться к группе нейтральных слов, так как при вычете ее из контекста смысл высказывания меняется: I like apples. I do not like apples . Значит, частицаnot несет новую информацию. Однако, критериев разделения данного, нового и таких индифферентных элементов до настоящего времени не разработано. Проблема небинарного информационного членения требует дальнейшего изучения.

Анализ интонации. В письменной речи мы можем судить об интонации исходя из знаков препинания, наличия (отсутствия) курсива или жирного выделения, а также основываясь на интонационных правилах чтения английского языка: в английском языке ударение не падает на служебные слова и на вспомогательные глаголы, на подлежащее, если оно не имеет контрастивного значения; падение интонации характерно для нейтральных (с точки зрения эмоций) повествовательных предложений, команд, специальных вопросов; повышение интонации употребляется в нейтральных (с точки зрения эмоций) общих вопросах, при незавершенности, при перечислении, в прямых обращениях (Sorokina, 1970).

Кроме того, для уточнения интонации мы попросили восьмерых носителей английского языка (американского варианта) прочитать некоторые фрагменты текста, а затем проанализировали собранный материал. Носителям предлагалось прочитать небольшие отрывки текста или предложения, взятые отдельно от контекста. Собранный материал записывался на диктофон. Несмотря на то, что испытуемые читали текст не всегда с одинаковой интонацией и ставили ударение не всегда в одних и тех же местах, тем не менее, просматривается общая логика выделения слов ударением.

2.2 Результаты исследования

Использованы следующие обозначения:

Finn, she, Madge − для данного

fresh in my nostrils − для нового

Обозначения (1), (2), (3) и т.д. нумеруют примеры.

2.2.1 Порядок слов

Мы установили, что порядок слов является способом выражения данного − нового. Этот факт подтверждается во всех изученных примерах и представляется очень важным. Обычно порядок слов связывается с выделением темы - ремы, но исследованные примеры показываются, что порядок слов выделяет также и данное - новое.

a) В большинстве случаев в утвердительных предложениях сначала идет данное, потом новое:

(1) Hugo was my destiny. ( p.101)

(2) They stood hesitating. ( p.135)

b) Данное не всегда стоит только в начале. Если в предложении несколько данных, то одно из них может стоять в середине или в конце предложения.

(3) Anyhow, I count Finn as an inhabitant of my universe and cannot conceive that he has one containing me, and this arrangement seems restful for both of us. ( p.9)

(4) The voice ceased and the crowd started out of their immobility. ( p.160)

(5) There is nothing that irritates me so much as paying rent. ( p.10)

c) Иногда в предложении нет данного, а есть только новое.

(6) Come here ”, I told her and held my hand. ( p.14)

(Прямая речь и слова автора рассматриваются как разные предложения).

(7) Scarcely, I said. ( p.109)

(8) Not yet,” said Hugo. ( p.265)

Стоит отметить, что предложения без данного встречаются чаще всего в диалогах. В остальных случаях предложения без данного встречались в некоторых описательных фрагментах текста, например:

(9) Rugs from Kazakstan and Afganistan and the Caucasus shifted softly underfoot on the parquet flooring. Rosewood and satinwood and mahogany curved and splayed and tapered in surfaces which glowered with care and quality. Tiny jade objects squatted on white mantel-shelves. Damask curtains stirred gently in the summer breeze. ( p.88)

(10) A slopping roof jutted out over the window so as almost to touch the parapet. ( p.103)

d) В вопросительных предложениях новое предшествует данному.

(11) What made you think that? ( p.253)

(12) Was she perhaps thinking about me? ( p.216)

(13) Where had Madge met him? ( p. 205)

Данная закономерность, однако, не всегда соблюдается. Например, если мы имеем дело не с полным вопросом, а с кратким:

(14) “I’ve thought of something too,I told Finn.

What? ” (вместо “What do you mean? ”) (p.145)

(15) “Why? ” I asked him, amazed. ( вместоWhy did you do that?) (p.177)

Кроме того, при так называемых tagquestionsпорядок следования данного и нового остается обычным: сначала идет данное, потом новое.

(16) “You should try the ladies, not? ” (p.30)

e) Если в предложении несколько данных и одно из них тема, а другое не тема, то данное − не тема получит логическое ударение, если будет стоять перед данным − темой:

(17) Here I have spent many peaceful hours. ( p.17)

ЗдесьI − данное − тема, а here - данное − не тема и оно получает логическое ударение (Ср., I have spent many peaceful hours here ).

(18) All this time Finn had been leaning against the door, looking abstractedly into the middle distance. ( p.13)

Здесь Finn − данное − тема, а this time - данное − не тема и оно получает логическое ударение. (Ср, Finn had been leaning against the door all this time.)

2.2.2 Выделительные конструкции

a) Конструкция “itisсубъект whoглагол” выделяет всегда данное.

(19) It is always Finn who sleeps on the floor . (p.8)

В этом примере конструкция выделяет данное Finn. ( Ср, Finn always sleeps on the floor).

У. Чейф (1982: 288, 292-293) однако писал, что подобные конструкции выделяют фокус контраста, но не данное − новое (см. 1.2.2 п.2). Как показывает материал, наряду с фокусом контраста, такие конструкции выделяют и данное − новое тоже.

b) Конструкция “It is not something it is something else ” выделяет данное:

(20) It is not what we’ve done it is what she’s after doing. ( p.8)

Здесь выделено данное what we’ ve done.

2.2.3 Интонация

Как показал материал, интонация не является способом выделения данного и нового. Влияние интонации на выделение данного - нового было проверено методом эксперимента на носителях. Ниже приведены некоторые примеры, предложенные носителям английского языка (американского варианта) в ходе эксперимента, и далее даны комментарии к ним. Обозначения (21), (22) и т.д. нумеруют примеры; [1], [2] и т.д. нумеруют предложения в примере.

(21) [1] I walked down the street in a daze. [2] I bought a packet of cigarettes and went into a milk bar to think things over. [3] The mention of Hugo’s name was in itself quite enough to upset me considerably, [4] and for a while I was in such pain that I couldn’t put the matter to myself clearly at all. [5] What did seem to emerge , as far as my present situation was concerned , was that Hugo’s involvement in the affair made it quite out of the question for me to accept Sadie’s offer or to have anything more to do with Sadie at all. [6] My immediate impulse was simply to run away. [7] After a while, however, I began to feel calm enough to find the situation rather interesting; [8] and then, as I reflected more and more upon it, [9] it became clear to me that Sadie simply couldn’t be telling the truth. [10] I knew from old that Sadie was a notorious liar and would tell any falsehood to procure herself even a quite temporary advantage. ( p.77)

(22) [1] Dave does extra-mural work for the University , and collects about him many youths who have a part-time interest in truth. [2] Dave’s pupils adore him, [3] but there is a permanent fight on between him and them. [4] They aspire like sunflowers. [5] They are all natural metaphysicians, [6] or so Dave says in a tone of disgust. [7] This seems to me a wonderful thing to be, [8] but it inspires in Dave a passion of opposition. [9] To Dave’s pupils the world is a mystery; [10] a mystery to which it should be reasonably possible to discover a key . [11] The key would be something of the sort that could be contained in a book of some eight hundred pages. ( p.27)

(23) [1] We emerged into Queen Victoria Street. [2] It was a very still, hot night, burnt with stars and flooded by a moon. [3] A few drunks reeled off and left us the scene. [4] We stood looking toward St. Pau l’s, each man with a brandy bottle in his pocket.

[5] “Whither? ” [6] said Dave .

[7] “Let me just collect my wits," [8] said Lefty . ( p.113)

(24) (24) “Yes, unfortunately,” I said. “Mrs Tink , what about a glass of something? ” ( p.18)

(25) I took a last slow look at Anna’s things. ( p.125)

(26) As soon as I saw Finn I stopped and put the cases down. They were full of French books and very heavy. ( p.7)

a) У. Чейфом не было обнаружено закономерностей между интонацией и новым, однако, он отмечал, что данное в большинстве случаев произносится с более низким тоном и слабым ударением (Чейф 1982: 282). Как показывают результаты исследования, данное может произноситься с сильным ударением. В предложении [1] примера (23) ударение падает на слово Victoria , входящего в состав данного. В предложении [4] примера [23] ударение падает на данное Paul. В предложениях [6] и [8] примера [23] ударение падает на данные Dave и Lefty, наMrs Tink в примере [24].

b) Как и утверждал У. Чейф, если данное имеет контрастивное значение, то оно произносится с ударением.

(27) It is not what we’ve done it is what she’s after doing. ( p.8)

c) Местоимения I и you произносятся без ударения.

(28) I got up, and I felt as if I were rising from sleep. ( p.47)

(29) Would you like a cup of coffee in Lyons? ( p.10)

Вероятно, I и you всегда произносятся безударно, если на них не падает логическое ударение.

I wonder, who told him.

I did it.

You !? (пример мой) Данная работа написана Ольгой Ковальковой. Прошу использовать ее для учебных и и научных целей, но для копирования.

d) Связи повышения-понижения интонации с информационной структурой предложения нами обнаружено не было.

На данном интонация может повышаться и понижаться. Повышение мы можем видеть на слове Paul в предложении [4] примера (23), на name в предложении [3] примера (21), на affair в предложении [5] примера (21), на Finn в примере (26). Понижение - на Victoria в предложении [1] примера (23), на offer в предложении [5] примера (21), на Anna’ s thingsв примере (25).

На новом также может присутствовать как падение, так и повышение интонации. Например, в предложении [1] примера (22), происходит падение на новом University . Интонация понижается на новом adore и fight в предложении [2] примера (22) и на key в предложении [10] примера (22). Повышение интонации на новом мы можем наблюдать на liar и falsehood в предложении [10] примера (21) или на emerge и concerned в предложении [5] примера (21).

В вопросительных предложениях интонация также не связана с информационной структурой.

(30) Shall I order a taxi ? ( p.16)

Повышение интонации на новом a taxi при общем вопросе.

(31) Where were we to go next ? ( p.9)

Понижение интонации на новом nextпри специальном вопросе.

(32) What do you think I am, the Albert Memorial ? ( p.12)

Повышение интонации на данном the Albert Memorial при общем вопросе.

(33) Whom I had to thank but myself ? ( p.9)

Понижение интонации на данном myself при специальном вопросе.

Обычно при исследовании письменных текстов интонация не изучается. Гипотезы, которые выдвигались о влиянии интонации на выделение данного - нового основывались на примерах, оторванных от контекста, и не проверялись на носителях языка. Уникальность данного исследования заключается именно в том, что влияние интонации на выделение данного - нового было проверено экспериментальным путем на носителях английского языка.

2.2.4 Артикль

В ходе исследования была подтверждена точка зрения У. Чейфа о возможности существования четырех комбинаций артиклей с данным − новым (определенный артикль − данное, определенный артикль − новое, не определенный артикль − данное, неопределенный артикль − новое (см.1.1.2)) и тезис Н.Л. Огуречниковой о нейтральности артиклей в отношении информационной структуры высказывания (Огуречникова 2008: 8). Нами не было обнаружено связи между определенным артиклем и данным и неопределенным артиклем и новым. Употребление того или иного артикля связано с грамматическими правилами, с категорией определенности-неопределенности, наличия или отсутствия конференции, то есть упоминания в левом контексте.

1) К новому могут относиться как существительные с определенным артиклем, так и с неопределенным.

a) Новое с the

(34) Walking down the road I have been too full of self-concern to reflect upon the oddness and enormity of Madge’s plan. ( p.12)

Здесь определенный артикль употреблен в связи с категорией определенности − неопределенности. Определенность в английском языке связана с процессом категоризации. Если рассматривая определенный объект можно употребить по отношению к нему неопределенный артикль, это значит, что существует неограниченное количество объектов, которые можно отнести к той же категории. Говоря a dog мы имеем в виду любую собаку и таких объектов, относящихся к категории собака неограниченное количество. Если говорящий употребляет the dog , это значит, что он имеет в виду определенный объект из всей категории собак (Чейф 1982: 293). Таким образом, под the road theoddness иthe enormity рассказчик имеет в виду конкретный объект, конкретную дорогу.

(35) Finn slumped on the tousled divan in the way she always asked him not to ( p.11)

В данном примере употребление определенного артикля также связано с категорией определенности − неопределенности. Рассказчик имеет в виду конкретный диван из неограниченного количества существующих в мире диванов. Для читателя эта информация является новой, так как речь об этом раньше не шла.

Другие примеры употребления определенного артикля, связанные с категорией определённости − неопределенности:

(36) And the next moment I was wondering, where can we go? ( p.9)

(37) The next day round about ten o’clock I was walking down Welbeck Street. ( p.55)

(38) On this occasion too the bottles of cognac which I always smuggle had been taken from me by the Customs. ( p.7)

(39) We went to her sitting room, where the electric fire and the little piles of nylon stockings and silk underwear and the smell of face powder made cozy scene. ( p.11)

(40) “And don’t forget," I added fervently, “that the radiogram is mine." ( p.16)

Данное предложение представляет собой одну из реплик диалога. Если при обычном повествовании мы имеем дело только с двумя участниками коммуникации, пишущим (повествователь) и читающим (читателя), то в диалоге присутствуют пишущий, читающий и участники диалога. Таким образом, мы имеем два плана лиц: наблюдающих (повествователь и читатель) и действующих (участники диалога). Для героев диалога the radiogram , это данное, но для читателя − это новое.

b) Новое с неопределенным артиклемa

Употребление неопределенного артикля a также связано с категорией определенности − неопределенности. She is everyone’s idea of a pretty girl ( p.11)

(41) To play this role however, one must be presentable, and so I went straightaway to a barber’s and had a good shave . ( p.55)

(42) Finn is rather handsome in a sad lanky fashion , with straight drooping brownish hair and a bony Irish face . ( p.8)

(43) It was a bit later again, it must have been some time after two, when Finn expressed a desire to go swimming . (p.116)

Существительные с some выражают данное − новое аналогично существительным с неопределенным артиклем a

(44) “Who is this person? ” I asked. ( p.9)

Some bookie fellow," said Finn.

(45) That was some stratagem going forward which involved Hugo was very possible; but more likely explanation of it was that Sadie was up to some professional caper which Hugo was trying to circumvent. ( p.77)

c) Новое без артикля

(46) I stared at her in _ quiet amazement. ( p.12)

(47) The number to which I had been directed turned out to be a house standing a little by itself, with its back to the river and its front on a quiet piece of _ street, and an opening beside it where some steps led down to the water . (p.38)

Отсутствие артикля в обоих примерах, приведенных выше, связано с правилом употребления артикля с неисчисляемыми существительными в английском языке.

2) К данному относятся как существительные с определенным артиклем, так и с неопределенным.

a) Данное с the

(48) And he started off down the street . ( p.10)

Здесь употреблен определенный артикль, так какthe street уже упоминалось ранее:

(49) I ought to have taken better care of the girl ( p.12).

The girl отсылает к Magdalene из левого контекста.

(50) The place seemed to be impregnable. ( p.157)

Представление о the place , уже активизировано в сознании читателя и является данным для него.

b) Данное с неопределенным артиклем a

Употребление неопределенного артикля с данным также связано с категорией определенности-неопределенности.

(51) A girl like Magdalene can’t be transformed overnight . (p.12)

(52) She was a nice healthy English girl (p.15-16)

(53) “What is all this? ” I shouted. All this about your marrying a bookie ? You can’t do this without counsulting me! ” ( p.11)

Здесь мы находимся в ситуации аналогичной примеру (40). То есть, так как данная фраза представляет собой фрагмент диалога, то здесь присутствуют два плана лиц: рассказчик и читатель с одной стороны, и участники диалога с другой. Кроме того, если мы имеем дело с несколькими диалогами происходящими в разных местах, состав участников которых меняется, то статус данного − нового для того или иного события или объекта будет разным во-первых, для разных участников диалогов, а во-вторых для читателя и участников. В данном примере, для читателя marrying a bookie уже не новая информация, так как он знает о ней из диалога главного героя и Финна:

“Who is this person? ” I asked.

“Some a bookie fellow," said Finn ( p.9)

Однако состав участников диалога поменялся, главный герой беседует теперь не с Финном, а с Мэдж. В сознании Мэдж marrying a bookie −это информация, уже имеющаяся в ее сознании, но не активизированная в данной ситуации общения (то есть такая информация, которую Баранов называет виртуальным данным (см.1.1.3)). Под данным мы имеем в виду только активизированную информацию, поэтому marrying a bookie для Мэдж − новое. Если бы marrying a bookie было бы упомянуто сейчас в диалоге с Финном, а не с Мэдж, то это было бы данное.

Таким образом, в приведенном выше примере мы можем наблюдать несовпадение статусов данного − нового для определенного явления с точки зрения читающего и участников сюжета.

c) Данное без артикля

(54) The invigorating objectivity of true contemplation is something which a man of my temperament cannot achieve in unfamiliar towns in England, even when he has not also to be worrying about trains . Trains are bad for nerves . (p.7)

Trains уже упоминалось ранее.

(55) But people do get the impression that he is my servant and I often have this impression too . (p.8)

People уже упоминалось в левом контексте

Как видно из примеров, вопреки ожиданиям и мнению И.О. Смирнова (Смирнов 1996: 9) артикль данное и новое не выражает.

2.2.5 Личные местоимения

Личные местоимения всегда отражают данную информацию.

(56) I smiled automatically and studied Hugo’s face; what did it express? ( p.161)

Личное местоимение it является носителем данной информации, так как под it имеется в виду Hugo’ s face, упомянутое в левом контексте.

(57) Finn is a carrion crow, but he never tells lies, he never even exaggerates. ( p.8)

Местоимение He относится к упомянутому ранееFinn.

(58) As soon as I saw Finn I stopped and put the cases down. They were full of French books and very heavy. ( p.7)

Под they имеется в видуthe cases упомянутые до этого.

(59) So you may imagine how unhappy it makes me to have to cool my heels at Newhaven, waiting for the trains to run again and with the smell of France still fresh in my nostrils. ( p.7)

(60) I am a tolerant and fair-minded man. ( p.8)

Вероятно, местоимения you и I ( в том числе в форме me, myself) всегда и без исключения будут носителями данного, потому что и рассказчик и реципиент, вероятно, всегда понимают о ком идет речь, и это знание всегда активизировано в их сознании.

(61) As he looked at me so sadly my heart sank. ( p.8)

Под he имеется в виду Финн, упомянутый ранее.

(62) Subtle people, like myself , can see too much ever to give a straight answer. ( p.9)

(63) I ’m destroyed already waiting for you to come back, and herself wishing me at the devil.come on and see her ." (p.10)

(64) Her exertions are directed along the lines suggested to her by women’s magazines and the cinema, and it is due simpler to some spring of native and incorruptible vitality in her that she has not succeeded in rending herself quite featureless in spite of having made the prevailing conventions of seduction her constant study. ( p.10)

(65) “Yes, he has a car,” said Finn. This was Finn’s criterion, and I think at that time it was mine too. ( p.9)

На примере личных местоимений хорошо видна разница между оппозициями данное − новое и тема − рема.

(66) I remembered the familiar way she has referred to him by his Christian name in our recent talk. ( p. 205)

В этом предложении мы можем выделить темы I иshe . Him будет не темой, а частью ремы, но будет данным.

(67) I walked slowly round her , taking it all in ( p.12)

В этом примере рема round her включает в себя как новоеround, так и данное her.

(68) Indeed I find that women are often especially charitable and receptive if one visits them at the hairdresser, perhaps because they like being able to show off some captive member of the male sex to so many other women when the latter are not so fortunate as to have their male retainers by them . ( p.55)

В этом примере мы имеем темы I, women, one, they, the latter , которые не всегда совпадают с данными I, women, visits them at the hairdresser, they, the latter, male retainers, them .

Был отмечен случай, когда личное местоимение выражает новое:

(69) She ’s throwing us out,” said Finn. ( p.8)

Это явление может быть связано с двумя обстоятельствами:

Во-первых, здесь мы можем говорить об иллюзии данности. Приведенный выше пример относится к первой главе романа, в которой читатель только знакомится с героями и автор постепенно вводит персонажей в текст. Как пишет И.И. Ковтунова (1979: 266-267), иллюзия данности, это изобразительный прием, вводящий читателя в ход повествования, создающий иллюзию его причастности к совершающимся событиям. Новые лица, предметы, явления вводятся в повествование так, как будто они уже знакомы читателю. Этот прием расширяет на данном участке повествования его пространственную и временную перспективу.

Наиболее четко иллюзия данности видна в первом предложении романа:

When I saw Finn waiting for me at the corner of the street I knew at once that something had gone wrong.

Так как это первое предложение, то читатель, соответственно, не знаком ни с героями, ни с местом действия, ни с обстоятельствами, поэтому все слова в этом предложении относятся к новому. Однако из-за иллюзии данности создается впечатление, что Finn, me, corner of the street, I - это данные и читатель уже знает, о ком и о чем идет речь.

Во-вторых, данное предложение представляет собой одну из реплик диалога. Если при обычном повествовании мы имеем дело только с двумя участниками коммуникации, пишущим (повествователь) и читающим (читатель), то в диалоге присутствуют пишущий, читающий и участники диалога. Таким образом, мы имеем два плана лиц: наблюдающих (повествователь и читатель) и действующих (участники диалога). В данном примере для участников диалога she − это, безусловно, данное. Оба участника диалога понимают, о ком идет речь. Для читателя же, персонаж, обозначенный как she , вводится в текст первый раз и является новым.

2.2.6 .Безличное местоимение it

Безличное местоимение it является носителем новой информации

(70) So all this being considered, it was an odd thing that Finn should be waiting for me in the road. ( p.7)

(71) I find it hard to explain to people about Finn. ( p.7)

(72) It depends. ( p.7)

(73) It was certainly something of a problem to know where to go next. ( p.24)

(74) It was about 9.15, on the appointed morning, when I reached Welbeck Street, as I had to go first to Mrs Tinckham’s to collect my manuscripts. ( p.88)

(75) It is characteristic of central London that the only thing you can buy there at any hour of the day or night is a stamp. ( p.113)

(76) It was no use trying libraries or bookshops. ( p.128)

И.О. Смирнов (1996: 10) указывает в своей работе, что безличный оборот it+ to be несет новую информацию. Результаты нашей работы подтверждают его гипотезу.

2.2.1 Указательные местоимения

Указательные местоимения всегда отражают данное.

(77) This is financially convenient also. ( p.24)

Thisотсылает нас к сказанному ранее.

(78) And this arrangement seems restful for both of us. ( p.9)

Под this arrangement имеется в виду соглашение, описанное в левом контексте.

(79) After that the masculine voice replied. ( p.129)

(80) This was true. ( p.9)

(81) “Not with those eyes," I said, and looked into their speckled depths. ( p.12)

(82) This metamorphosis must have been a long time preparing, only I had been too dull to see it. ( p.12)

На примере указательных местоимений, так же как на примере личных местоимений, хорошо видна разница между данным − новым и темой − ремой.

(83) No good ever comes of this. ( p.13)

Тема в данном предложении no good соотнесена не с данным, а с новым, а рема this - с данным.

(84) His name is Peter O’Finney, but you needn’t mind about that as he is always called Finn, and he is a sort of remote cousin of mine, or so he used to claim, and I never troubled to verify this . ( p.7)

В этом примере мы имеем темы his name , you , he , he , he , I . This и that не являются темами, но относятся к данному. Более того, thatи this - части рем.

2.2.2 Притяжательные местоимения

Существительные, имеющие при себе притяжательные местоимения, в большинстве случаев отражают новое.

(85) I looked at my watch . ( p.243)

My watch не упоминалось ранее и является новой информацией для читателя.

(86) It is not in my nature to make myself responsible for other people (p.13)

My nature не упоминалось в левом контексте и несет новую информацию.

(87) Magdalene’s attractiveness lies in her eyes , and in the vitality of her manner and expression. ( p.11)

(88) “You go and dial nine nine nine," said the woman in the hat of her husband . ( p.134)

Речь ранее не шла о her husband и это новая информацию.

(89) Aspects have always been my trouble . (p.9)

В случае кореференции существительное с притяжательным местоимением относится к данному.

(90) I want you to move your stuff out as soon as poss, to-day if you can. I’ ve put all your things in your room. ( p.13)

Ранее речь уже шла о вещах героя (stuff, things ), поэтому эта информация является данной.

(91) I think Dave doesn’t mind much of his surroundings . ( p.27)

Ранее речь уже шла о his surroundings.

(92) I spoke my thought . ( p.13)

Здесь кореференция ситуативная. My thought не упоминалось буквально, но выше автор описывает мысли, которые были в голове у героя. Поэтому читатель легко понимает, о чем идет речь и my thought - данное для него.

Подводя итоги можно сказать, что личные и указательные местоимения, безличное местоимение it ,существительные, имеющие при себе притяжательные местоимения, всегда отражают только данное.

2.2.3 Частицы

Как показал наш материал, частицы не являются способами выделения данного − нового в романе. Возможно, на примерах других произведений ситуация другая и этот вопрос может потребовать дальнейшего изучения.

(93) Yet even as I flinched I told to myself, well, why not? ( p.8)

Частица even не выделяет ни данное, ни новое.

(94) Only I had wanted otherwise ( p.23)

Частица only не выделяет ни данное, ни новое.

(95) Only very simple things can be said without falsehood,” she added. ( p.48)

2.2.7 Залоговые трансформации

Пассив представляет собой один из способов выделения данного и нового. Пассив используется автором для сохранения естественного порядка вещей, последовательности “данное сначала, новое потом”. Если приведенные ниже предложения переделать в актив, то сначала будет идти новое, потом данное, а такая последовательность сложна для восприятия.

(96) Moreover, I had been delayed by the strike. ( p.7)

(Cр., The strike delayed me )

(97) {The literature}is only disturbed when Mrs. Tinckham herself has a fit of reading, which she does from time to time and picks out some Western, yellow with age, only to declare hallway through that she’s read it before but had quite forgotten. ( p.17)

(Ср., They disturb the literature when Mrs. Tinckham herself has a fit of reading ).

(98) I can’t be bothered with carbonsI have no manual skill and you know what carbons areso there was only one copy. ( p.22)

(Ср., Carbons can’t bother me)

Наряду с тем, что пассив выделяет данное − новое, он также является способом выделения темы − ремы, например:

(99) I knew from Sadie’s conduct toward myself, how easily she was impressed by men whom she imagined to be intellectuals. ( p.77)

Если рассматривать предложение (99) с точки зрения актуального членения, то темой в нем будет she , а ремой men. Если вместо пассива употребить актив, то тема и рема поменяются местами: Men impressed her .

(100) I was beginning to be annoyed by this question and answer method ( p.111)

(Ср . this question and answer method was beginning to annoy me)

Аналогично примеру (99) залог меняет тему и рему местами.

Здесь важно отметить, что хотя залоговые трансформации выделяют как тему − рему, так и данное − новое, выделение это качественно разное. При актуальном членении употребление пассива приводит к перестановке темы и ремы. При информационном членении данное и новое не меняются местами, происходит лишь изменение порядка их следования. Этот факт, в свою очередь, еще раз подтверждает, что тема − рема и данное − новое представляют собой разные явления.

2.2.8 Глаголы

В рассмотренных примерах глаголы всегда были носителями только новой информации. Этот вывод подтверждает мысль, высказанную У. Чейфом (Чейф 1975: 247).

(101) I hate contingency ( p.27)

(102) This phrase grated on me. ( p.46)

(103) I mean the masses. ( p.111)

(104) Dave stretched out his legs. ( p.177)

(105) I hesitated ( p.272)

2.2.9 Существительные местоположения

Примеры, полученные при разборе текста, опровергают тезис Чейфа о том, что, существительные местоположения всегда несут новую информацию. (Чейф, 1975: 247). См. об этом 1.2.7

Существительные местоположения могут отражать как новое, так и данное.

a) Примеры, в которых существительные местоположения несут новую информацию.

(106) Magdalene lived in one of those repulsive heavy-weight houses in Earls Court Road. ( p.10)

Существительное местоположенияhouses несет новую информацию.

(107) If he can he will pry under your eyelids and prise them apart; and if you hang black curtains at your windows he will lay siege to your room until it is so stifling that at last you stagger with staring eyes to thewindow and tear back the curtains to see that most terrible of sights, the broad daylight outside a room where you have been sleeping. ( p.221)

Существительные местоположенияeyelids иwindows несут новую информацию. В этом же предложении можно отметить случай, когда такое существительное несет также данную информацию - room.

b) Примеры, в которых существительные местоположения несут данную информацию.

(108) I sat down on the other case , and for a little while we were silent. ( p.8)

(109) I felt I was making a passable scene outside the bathroom door . ( p.12)

(110) Magdalene swept out of the bathroom with blast of hot perfumed air just as I was making the coffee, but dodged straight into her dressing room. ( p.12)

2.2.10 Числительные

Числительные несут новую информацию.

(111) I was looking into seven or eight pairs of staring eyes, which seemed to be located a few feet from my face. ( p.39)

(112) Here we were, sitting in Earls Court Road on a dusty sunny July morning on two suitcases. ( p.9)

Стоит подчеркнуть, что числительные, вероятно, всегда являются носителями новой инфо в английском языке. Исключение составляют случаи, когда числительное употреблено с указательным местоимением, например:

These two suitcases were Tom’s. ( пример мой)

2.2.11 Повтор

При повторе слово, которое ранее могло быть новым или данным, всегда становится данным.

(113) The invigorating objectivity of true contemplation is something which a man of my temperament cannot achieve in unfamiliar towns in England even when he has not to be worrying about trains. Trains are bad for nerves at the best of times ( p.7)

При первом упоминании trains несет новую информацию, при следующем упоминании - уже данную, так как это понятие активизировано в сознании читающего.

(114) There was a soft murmuring , which might have been the wireless or might have been Mrs. Tinckham casting a spell in order to make me talk to her: a sound like the gentle winding of a delicate line on which some rare fish precariously hangs. В этом примере мы имеем дело с синонимическим повтором. В первом предложении употреблено a soft murmuring , а во втором предложении мы видим его синоним-гипероним, то есть синоним, выражающий более широкое, родовое понятие (Брусенская 2005) - a sound .

2.2.12 Наречия времени

Наречия времени, такие как now, today, next moment, always и др. всегда являются носителями новой информации.

(115) This was what always happened. ( p.9)

(116) But now I was in no such hurry. ( p.39)

(117) After a while I began to have an uneasy feeling of being observed. ( p.52)

(118) At that moment I heard the sound of a vehicle drawing up, with a great screeching of brakes, in the street outside. ( p.272)

(119) Sometimes you make me sick, Jake” ( p.30)

2.2.13 Наречия места

Наречия места here и there всегда являются носителями данной информации.

(120) She had the top half of the house; and there I lived too for more than eighteen months and Finn as well. ( p.10)

(121) “What brings you here , Jake? ” said Anna. ( p.42)

Исключение составляют случаи употребления наречий here иthere в переносном значении:

(122) “Look here , Madge,” I said, you can’t turn me out just like that. ”

Поскольку here употреблено не в прямом значении здесь, сюда, а в переносном:

Послушай , Мэдж .

2.2.4 Слова yes и no

Слова yes и no всегда являются носителями новой информации.

(123) Yes , you must take everything," said Magdalene. ( p.148)

(124) “Well, yes ,” said Magdalene evasively, “but I don’t want you to meet”. ( p.16)

(125) Yes , dear," said Madge, “but if you come back after to-day, telephone first, and if it’s a man, ring off. ” ( p.16)

(126) Yes , dear," said Madge. “Shall I order a taxi? ” ( p.16)

(127) No ! ” I shouted, leaving the room. ( p.16)

(128) Yes , unfortunately,” I said. ( p.18)

Вероятно, слова yes иno всегда являются носителями нового в английском языке, кроме случаев их субстантивации, например: Her“ yes” sounded loud in the room - Ее “да" прозвучало громко в комнате. В таких случаях слова yesи noдолжны рассматриваться уже как существительные.

2.2.14 Имена собственные

Имена собственные при первом упоминании являются носителями новой информации, а при последующих упоминаниях − данной.

(129) I took a number seventy-three bus, and went to Mrs. Tinckham’s . Mrs. Tinckham keeps a newspaper shop in the neighbourhood of Charlotte Street. ( p.16)

(130) “Go to Dave ’s,” he said. ( p.14)

Dave Gellman says I specialize in translating Breteuil because that’s a sort of book I wish I could write myself, but this is not so. ( p.22)

(131) Finn, who was lying with his head under the table, suddenly said, “Try Anna Quentin . ” ( p.30)

It was not of course that I had the slightest intention of looking for Anna , but I wanted to be alone with the thought of her. ( p.31)

В примере (131) мы вновь имеем дело с иллюзией данностии двумя планами действующих лиц (если в повествовании присутствует только пишущий (автор) и читающий (читатель), то в диалогах, кроме этого присутствуют действующие лица) (см. об это выше в комментариях к примерам (40) и (54).Если в первом примере рассказчик представляет нам Миссис Тинкхэм, то во втором примере автор упоминает имя Дэйва как будто читатель уже знаком с этим персонажем, хотя в тексте он упоминается впервые. В то же время, для участников диалога Dave − это, безусловно, данное и они оба понимают, о ком идет речь. Аналогичная ситуация обстоит и с третьим примером. Для читателя Anna - это неизвестная информация, новый персонаж, который был введен в повествование только что. Для участников диалога Anna − данное.

Интересным на наш взгляд представляется вопрос о следующем частном случае кореференции. Мы можем видеть примеры кореференции типа:

Одна подруга рассказывает другой о новой покупке:

В воскресенье мы купили новый диван . Он такой удобный и очень красивый. В первом предложении диван − это новое, так как о нем впервые идет речь. Во втором предложении, это уже данное, в связи с конференцией. Однако не всегда упоминание в левом контексте гарантирует, что объект станет данным в правом. У нас было много диванов и все были то твердые, то слишком узкие, но последний , который мы купили, очень удобный. Хотя речь уже шла о диванах, объект второго предложения остается новой информацией в предложении, так как об этом конкретном диване речь еще не шла и представление о нем не активизировано в сознании реципиента. У. Чейф (1982: 283) писал, что как только один из референтов категории становится данным, то и остальные автоматически приобретают признак данности. См. об этом 1.1.2 Здесь же ситуация обратная: сначала была упомянута категория предметов, а потом был упомянут один предмет из этой категории. Вероятно, здесь может существовать некоторая закономерность.

(132) I have to go to the Post Office and send off some letters… We set off in the direction of the General post office , and as we turned into King Edward Street I took a swing from my bottle. As I did so I realized I was already drunk indeed. ( p.113)

Хотя разговор о почте раньше уже шел, имелась в виду категория предметов, а не конкретное почтовое отделение. Во втором предложении the General post office будет новым, так как представление о нем еще не активизировано в сознании читателя.

Материал романа Айрис Мердок “Под сетью" не предоставляет достаточно материала для изучения этого вопроса, поэтому данная проблема могла бы стать поводом для отдельной научной работы.

В данной работе нам удалось опровергнуть выводы некоторых лингвистов относительно способов выделения данного и нового. Например, тезис И.О. Смирнова о том, что артикль выделяет новое, тезисы У. Чейфа, о том, что данное произносится без ударения, и что способом выражения данного являются существительные местоположения. Мы полагаем, что ошибочность данных гипотез была связана с тем, что многие примеры рассматривались авторами без связи с контекстом. Дело в том, что очень сложно судить о том, является ли тот или иной элемент предложения данным или новым, если рассматривается не конкретное высказывание определенной ситуации общения, а абстрактное, придуманное самим исследователем предложение. Например,

(133) Dave does extra-mural work for the University and collects about him many youths who have a part time interest in truth. ( p.27)

Взятое без контекста это предложение может трактоваться множеством разных способов. Во-первых, мы можем предположить, что речь уже шла о University, например, герой-повествователь работает в Университете и о его деятельности мы уже имеем много информации. Дейв тоже является сотрудником этого учебного заведения. Таким образом, University - это данное. Если рассмотреть это предложение без контекста и продолжать мыслить в том же направлении, то подтверждением тому, что University - это данное будет являться определенный артикль the. В реальном же контексте University - это новое, информация, ранее не введенное в сознание слушателя и ему неизвестная. Таким образом, оперируя оторванным от контекста предложением, мы пришли уже как минимум к двум ошибочным выводам.

Как нам удалось доказать в разделе 2.2.4, артикль не является способом выражения данного − нового. Вероятно, гипотеза И.О. Смирнова о том, что артикль выражает известное, то есть новое, также связана с рассмотрением оторванных от контекста предложений: Give me the book ( Смирнов 1996: 9). И.О. Смирнов утверждает, что у говорящего и слушающего есть представление о том, какая книга имеется в виду, а если бы такого представления не было, то прозвучала бы фраза Give me a book. Безусловно, в данных примерах данное имеет при себе определенный артикль, а новое − неопределенный, но такое употребление артиклей является лишь частным случаем и связано оно с категорией определенности − неопределенности, и то, что данному соответствует определенный артикль, является ни чем иным как совпадением. Как показал материал, существует множество случаев, когда распределение данного − нового и артиклей не совпадает.

Только при сплошной выборке и изучении конкретного контекста возможно получить достоверные результаты. Здесь мы хотели бы обратить внимание на то, что результаты нашего исследования могут быть точны только для данного текста. Безусловно, закономерности, выделенные в данной работе, распространяются и на другие английские тексты, однако их точность в отношении других текстов может быть неполной.

Выводы к главе 2

1) По результатам исследования нами были найдены следующие способы выделения данного и нового:

1. Порядок слов

2. Выделительные конструкции

3. Личные местоимения

4. Безличное местоимение it

5. Указательные местоимения

6. Притяжательные местоимения

7. Залоговые трансформации

8. Глаголы

9. Существительные местоположения

10. Числительные

11. Повтор

12. Наречия времени

13. Наречия места

14. Слова yes и no

15. Имена собственные

2) Также были найдены способы, которые, вопреки ожиданиям, не выделяют данное − новое. К ним относятся:

1. Интонация

2. Артикль

3. Частицы

Кроме того, были найдены доказательства, подтверждающие, что тема − рема и данное − новое понятия не тождественные (В примерах с личными и указательными местоимениями ярко выражено несовпадение темы - ремы и данного - нового).

Заключение

Проблема информационной структуры предложения на данный момент исследована мало. В настоящее время лингвисты, занимающиеся этим вопросом, не пришли к общему мнению, что такое данное и новое. Вероятно, существует возможность небинарного деления предложения, однако, достаточно полных исследований в этой области проведено не было.

По результатам исследования нами было открыто 15 способов выделения данного и нового: порядок слов, выделительные конструкции, личные местоимения, безличное местоимение it, указательные местоимения, притяжательные местоимения, залоговые трансформации, глаголы, существительные местоположения, числительные, повтор, наречия времени, наречия места, слова yes и no, имена собственные.

Дальнейшие исследования в этой области могут быть посвящены проблеме перехода и критериям его выделения в информационной структуре предложения.

Результаты, полученные в данном исследовании, могут быть полезны для полевого изучения языка, для поисковых компьютерных систем, для разработки компьютерных алгоритмов лингвистического анализа, при подготовке программ обучения иностранному и родному языку, а также для общей теории перевода. Знания способов выделения данного и нового могут использоваться в алгоритмах распознавания и порождения речи. Кроме того, способы передачи данной и новой информации в тексте могут помочь понять сам феномен языка.

Список цитированной литературы

1. Абызова В.А. О двух типах членения текста: смысловом и актуальном // Текст и аспекты его рассмотрения. М, 1977.

2. Апресян Ю.Д. Типы коммуникативной информации для толкового словаря // Язык: система и функционирование. М., 1988.

3. Арутюнова Н.Д. Предложение и его смысл. М., 2007.

4. Баранов А.Н. Коммуникативно-смысловая оппозиция “данное − новое”. Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук М., 1984.

5. Брусенская Л.А., Гаврилова, Н.В., Малычева Г.Ф. Словарь лингвистических терминов. Ростов-на-Дону, 2005.

6. Евсюков А.П. Понятия данное − новое, известное − неизвестное, определенное − неопределенное, референтное − нереферентное в коммуникативном синтаксисе // Вопросы грамматики и семантики русского языка. М., 1977.

7. Евсюков А.П. Предложения с ремой - данным // Общее и русское языкознание. М., 1978.

8. Золотова Г.А. Роль ремы в организации и типологии текста // Синтаксис текста. М., 1979.

9. Касевич В.Б. Труды по языкознанию. СПб., 2006.

10. Ковтунова И.И. Современный русский язык. Порядок слов и актуальное членение предложения. М., 1976.

11. Ковтунова И.И. Структура художественного текста и новая информация // Синтаксис текста. М., 1979.

12. Крушельницкая К.Г. К вопросу о смысловом членении предложения // Вопросы языкознания, 1956 №5.

13. Лаптева О.А. Нерешенные вопросы теории актуального членения // Вопросы языкознания, 1972, №2.

14. Ли Ч.Н., Томпсон С.А. Подлежащее и топик; новая типология языков // Новое в зарубежной лингвистике, вып. XI, М., 1982.

15. Мартемьянов Ю.С., Абызова В. Н, Муравенко Е.В. Проблемы актуального членения в исследованиях по автоматическому переводу и реферированию. М., 1961.

16. Маслов Ю.С. Введение в языкознание. СПб., 2005.

17. Матезиус В. Избранные труды по языкознанию. М., 2003.

18. Огуречникова Н.Л. Системный статус, значение и функции артиклей в английском языке. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук СПб., 2008.

19. Падучева Е.В. Коммуникативная структура предложения и понятие коммуникативной парадигмы // Научно-техническая информация, сер.2, 1984, № 10.

20. Салье Т.Е. Роль инфинитива и инфинитивных конструкций в создании функциональной перспективы предложения в современном английском языке. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Л., 1983.

21. Седельникова А.А. Актуальное членение предложения // Материалы ежегодной научно-технической конференции профессорско-преподавательского состава и аспирантов КамчатГТУ. Петропавловск-Камчатский, 2009.

22. Слюсарева Н.А. Категориальная основа тема-рематической организации предложения // Вопросы языкознания, 1986, №4.

23. Слюсарь Н.А. Грамматика и актуальное членение предложения: исследование на материале русского и ряда других языков. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук. СПб., 2008.

24. Смирнов И.О. Некоторые структурно-семантические принципы членения коммуникатива. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук. Пятигорск, 1996.

25. Тестелец Я.Г. Об одном способе разграничения “Данного” и “Нового" // Формальное описание структуры естественного языка. Новосибирск, 1980.

26. Тестелец Я.Г. Введение в общий синтаксис, М., 2001.

27. Федосюк М.Ю. Данное и источники его появления в высказывании // Синтаксис и стилистика: функциональный аспект. М., 1982.

28. Федосюк М.Ю. Способы передачи новой информации в художественном тексте // Филологические науки, №6, 1983.

29. Филиппов К.А. Лингвистика текста. СПб, 2003.

30. Чейф У. Значение и структура языка. М., 1975.

31. Чейф У. Данное, контрастивность, определенность, подлежащее, топики и точка зрения // Новое в зарубежной лингвистике, вып. XI. М., 1982.

32. Шевякова В.Е. Современный английский язык. Порядок слов, актуальное членение интонация. М., 1980.

33. Allerton D. J. The notion of givenness and its relation to presuppositions and the theme // Lingua, 1978, vol.44.

34. Clark H., Haviland S. What’s new? Acquiring new information as a process in comprehension // Journal of verbal learning and verbal behaviour, 1974, v.13.

35. Clark H., Haviland S.comprehension and the given-new contrast // Discourse production and comprehension. Hilldale, 1977.

36. Dahl O. Topic and comment. A study in Russian and general transformational grammar. Goeteborg, 1969.

37. Dahl O. Topic-comment structure revisited. Hamburg, 1974.

38. Danes F. Functional sentence perspective and the organization of the text // Papers on functional sentence perspective. Prague, 1974.

39. Firbas J. On defining the theme in functional sentence analysis // Travaux linguistiques de Prague, vol.1, Prague, 1966.

40. Halliday M. A. K Notes on transitivity and theme in English // Journal of linguistics, 1967.

41. Inoue K. Old vs. new information // Gengo, Language, 1980

42. Inoue K. An interface of syntax, semantics and discourse structures // Lingua, 1982, vol.57.

43. Jespersen O. A modern English Grammar on Historical principles, part VII. London, 1961.

44. Kuno S. Functional sentence perspective: a case study from Japanese and English // Lingua, 1972, vol. 19.

45. Lehman Ch. A Re-analysis of givenness // Chicago linguistic society, vol.13, 1977.

46. Prince E. On the Given (New distinction) // Papers from the Regional Meeting. Chicago Linguistic Society, vol.15, 1979.

47. Slioussar N. Grammar and Information Structure. A study with reference to Russian. Utrecht, LOT, 2007.

48. Sorokina I. S. Referents sheets on the methods of teaching the intonation of the certain communicative types of sentences of modern English based on the book “Intonation of colloquial English" by J. D. O’Connor and G. F. Arnold, Leningrad, 1970.


[1] Существует альтернативная точка зрения, согласно которой тема является основой высказывания и она есть всегда (см. об этом Касевич 2006: 447-449).

[2] Iris Murdoch. Under the net. Reprint society Ltd, London, 1955.