Эпонимные термины в сфере образования

Оглавление Введение …. 3 Глава 1 . Эпонимные термины как объект исследования …...5 Глава 2. Эпонимные термины в сфере образования ….20

Оглавление

Введение ………………………………………………….………………………… 3

Глава 1 . Эпонимные термины как объект исследования………………………...5

Глава 2. Эпонимные термины в сфере образования…………………………….20

2.1. Структурно – семантические особенности эпонимных терминов в социолингвистическом освещении………………………………………………..20

2.2 Структурно-семантическая характеристика эпонимных терминов……24

Заключение .……………………………………………………………………….29

Библиография ……………………………………………………………………..30

Введение

Настоящая курсовая работа посвящена сравнительно-семантическим особенностям эпонимных терминов – терминологических единиц, образованных от имен собственных (антропонимов) или с их участием.

Актуальность данной работы определяется теоретическим и практическим значением исследований в области терминологии. Терминология выполняет важную роль в научном познании, она является источником получения, накопления и хранения информации. Кроме того, введение новых терминов создает определенные сложности в процессе коммуникации. Таким образом, актуальность данного исследования определяется необходимостью изучения путей формирования новых терминов в сфере образования, их экстралингвистической и лингвистической обусловленности, что позволяет представить систему современной терминологии в сфере образования в целостной форме и выявить ее особенности.

Основная цель настоящего исследования является анализ сравнительно-семантических особенностей эпонимных терминов в сфере образования английского языка. В соответствии с поставленной целью в работе решаются следующие задачи :

1.) рассмотреть различные точки зрения отечественных и зарубежных авторов по исследованию эпонимных терминов для уточнения не решенных ранее проблем.

2.) определить типичные структурные модели образования терминов;

3.) определить характерные семантические способы терминообразования эпонимов в сфере образования.

Для решения поставленных задач использовались различные методы:

1.) статистический метод количественных и процентных характеристик;

2.) метод структурно-семантического анализа;

3.) метод сравнительного анализа.

Предметом исследования являются сравнительно-семантические особенности эпонимных терминов английского языка в сфере образования.

Объектом исследования послужили эпонимные термины в сфере образования общим объемом 89единиц.

Материалом для исследования послужила выборка эпонимных терминов в сфере образования общим объемом 89 единиц, составленная на основе сплошного просмотра лингвострановедческих словарей.

Библиография включает 34 наименования.

Глава 1

Эпонимные термины как объект исследования

Язык постоянно пополняется новыми терминами, появление которых обусловлено практическими потребностями. Для создания терминов привлекаются все существующие источники формирования терминологии и все возможные способы номинации. Обогащение терминологической системы какой-либо отрасли знания происходит в настоящее время путем использования уже существующих. Так одним из источников пополнения и совершенствования словарного состава языка является ономастика.

Древнегреческое слово оνομαστιχή, означающее искусство давать имена, легло в основу термина ономастика. Хотя собственные имена были предметом внимания ученых и философов с древнейших времен, ономастика получила научный статус только в 30-х годах ХХв. Ономастика стала не достоянием любителей, а сложной наукой. В это время закладываются ее методологические основы, создается научная литература, накапливается огромный теоретический материал.

В настоящее время термин «ономастика» по существу включает в себя два понятия: искусство давать имена (процесс номинации) и искусство изучать имена [20, c. 10]. В современной науке о языке ономастику понимают как раздел лексикологии, изучающей собственные имена различных типов: антропонимы (собственные имена людей), топонимы (собственные имена географических объектов), теонимы (собственные имена божеств), зоонимы (собственные имена или клички животных), фитонимы (собственные имена растений) и многие другие классы собственных имен.

В зарубежном языкознании исследования проблем ономастики ведется очень интенсивно. Согласно Лингвистическому энциклопедическому словарю, первый международный ономастический конгресс состоялся в 1930 г. Во Франции. Он был созван по инициативе А. Дозе (на сегодняшний день состоялось более 20 конгрессов). В 1949г. В Бельгии был создан международный ономастический комитет при ЮНЕСКО, издающий журнал «Onoma» с 1950 г., публикующий библиографию по ономастике [33, c. 346]. Систематически проводятся семинары, работают международные ономастические конгрессы и конференции. Ежегодно в свет выходят тысячи публикаций, в которых исследуются различные проблемы ономастики.

Теоретические исследования ономастики и её разделов широко ведутся и в нашей стране. За прошедшее десятилетие ономастика значительно развилась и укрепилась. По-прежнему главенствующими являются такие разделы ономастики, как антропонимика и топонимика. Именно они развились первыми очень интенсивно в силу важности для человека самих объектов номинации: человек и географическая среда, в которой он живет [20, c.11].

Возросший интерес к терминологии, а значит и к собственным именам как терминам и компонентам терминов, способствовал появлению новой научной дисциплины терминологической ономастики, возникшей в конце 80-х годов ХХ столетия [5, c. 185]. Она исследует происхождение, структуру и функции имен собственных, включенных в профессиональную коммуникацию.

По мнению Р. Глэзер, терминологическая ономастика входит в состав ономастики как ее раздел. Иной точки зрения придерживается А.В. Суперанская, считая, что данная область является разделом терминологии [23, c. 26].

Терминологическая ономастика, будучи в целом разделом ономастики или терминологии, безусловно, интердисциплинарна. Причем эта интердисциплинарность видится двояко: с одной стороны, в генетическом плане, то есть в плане происхождения, а именно в том, что терминологическая ономастика образовалась в результате объединения двух дисциплин: терминологии и ономастики; а с другой стороны, в плане предметного «соседства». «Соседями» терминологической ономастики являются такие лингвистические дисциплины, как история языка, лексикология, фразеология, лингвистика текста, социолингвистика. Все они помогают выделять специфику именуемых объектов и традиции, связанные с их наименованием.

Широк круг проблем, исследуемых терминологической ономастикой. Это определение состава эпонимных терминов и их основных свойств, структурно-семантическая характеристика, их лингвистическая сущность, общие и специфические черты эпонимных терминов, выявление и описание основных моделей, по которым созданы эти единицы, определение происхождения каждого конкретного термина, основные тенденции в формировании эпонимных терминов и многое другое. Для того, чтобы успешно решить эти проблемы, необходимо провести всестороннее исследование данной группы терминов с позиции социолингвистики.

Таким образом, основным предметом исследования терминологической ономастики являются имена собственные в профессиональной коммуникации.

Одним из активно используемых источников пополнения терминологической лексики являются имена собственные, в частности антропонимы [34, c. 27]. Если в ранний период формирования языка (XVII – XVIII вв.), термины, образованные от имен собственных (это были, как правило, мифологические имена) употреблялись довольно редко, то с течением времени их становится все больше, и сам состав имен собственных меняется на реальные фамилии ученых, исследователей, известных личностей и т. п.

Несмотря на то, что данное явление довольно широко распространено в языке, все еще нет единого выражения для его определения. В работах разных авторов можно встретить следующие способы номинации: «фамильные термины» [9, c. 38], «термонимы» [25, c. 8], «ономассионные термины» [26, c. 2], «эпониные термины [2, c. 26], «термины-эпонимы» [18, c. 20], «эпонимическое название» [11, c. 33], «онимичные терминологические словосочетания» или «терминологические словосочетания с именем собственным» [21, c. 239], «отантропонимические образования» [26, c. 127], «персонимы» [4, c. 25] и пр. Такое разнообразие в названии говорит о том, что данное явление не достаточно изучено. Между тем, термины, в состав которых входит имя собственное, как уже было сказано выше, составляют значительную долю в терминологии языка и поэтому должны стать предметом дальнейшего всестороннего исследования.

Мы придерживаемся, точки зрения Г. И. Беженарь и в дальнейшем будем называть термины эпонимными, поскольку такие термины содержат не просто имя собственное, которое является общим понятием, объединяющим в себе различные классы онимов. В состав таких терминов входит именно эпоним, т.е. фамилия известной личности, внесшей свой вклад в развитие той или иной сферы образования. Эпоним (от греч. חώνuμοs - получать имя от чего-либо; дающий чему-либо свое имя; тот, именем которого что-либо названо), по определению Н. В. Подольской, - это «лицо, чем-либо знаменитое, имя которого послужило для образования любого другого онима» [20, c. 150]. Согласно определению Н. В. Новинской эпонимы - это «лица, имена которых используются для создания терминов...» [17, c. 26]. Другого мнения придерживается В. М. Лейчик, согласно которому эпонимы - это «термины, элементами, структуры которых выступают собственные имена, либо обозначающие авторов соответствующих объектов сферы образования, либо присваемые в честь известных деятелей науки и культуры (коммеморативные термины)» [15, c. 12]. По мнению В.В. Вахрамеевой, эпоним - это не просто имя собственное в составе термина или терминологического сочетания, это терминологическая единица, образованная от имени известной личности, внесшей свой вклад в развитие той или иной сферы образования. В свою очередь, эпонимные термины - это термины, которые образованы от эпонимов или с их участием.

Эпонимные термины являлись объектом описания в отдельных публикациях: Г. И. Беженарь, 1989; Б. А. Дюбо и Е. Д. Конопляной, 1991; С. Г. Казариной, 1998; Е. Д. Крячковой, 1996; Е. А. Лобач, 1988; Н. В. Новинской, 1987, 1988, 1989; Л. А. Пономаренко, 1988; Н. И. Чистякова, 1991 и др. Эпонимы также стали объектом диссертационных исследований: Н. Д. Кожушко, 1989; Н. В. Новинской, 1989; В. В. Вахрамеевой, 2003; И. Н. Чуриловой, 2007. Однако работы этих авторов затрагивают проблемы эпонимных терминов отдельных терминосистем различных языков, либо каких-то отдельных аспектов. Целостная же картина эпонимных терминов, учитывающая все многообразие данного явления находится еще в стадии становления.

Как мы видим, работ, предметом исследования которых являются эпонимные термины, пока очень мало, вследствие того, что дисциплина, изучающая эту группу терминов, очень молода. Остается еще много спорных и противоречивых вопросов, которые необходимо решить лингвистам в ближайшее время. Отсутствие более или менее полного описания основных проблем серьезно затрудняет практическую работу по переводу литературы и документации, изобилующих эпонимными терминами. Поэтому предметом исследования данной работы являются английские эпонимные термины в сфере образования. В результате сплошного просмотра лингвострановедческих словарей была составлена и исследована выборка эпонимных терминов общим объемом 89 терминологических единиц.

Изучение эпонимных терминов позволяет оценить имена собственные, как потенциальный источник формирования терминов и номенклатурных единиц. Имена собственные способствуют обогащению терминологии, поскольку являются одним из продуктивных и активно используемых источников ее пополнения.

Тем не менее, некоторые исследователи (С. В. Иванов, 1989; Д. С. Лотте, 1996; М. Н. Чернявский, 1984) высказывают мнение о необходимости ограничения широкого применения отонимических терминов, т. е. терминов образованных от имен собственных, обосновывая свои доводы тем, что такие термины в семантическом отношении являются неудовлетворительными, поскольку имя не передает никаких свойств или качеств. Термины с именем собственным не раскрывают содержания понятия, поскольку обозначают предметы и явления не по признакам понятия, а по условиям и обстоятельствам его создания, в частности по фамилии известной личности. Поэтому, по мнению С. В. Гринева, превышение определенных границ эпонимных терминов снижает понятийность данной терминологии [7, с. 71]. Противоположной точки зрения придерживается большинство терминологов (Г. И. Беженарь, 1990; В. П. Даниленко, 1977; Е. А. Лобач, 1996, 1998; Д. С, Мгеладзе и Н. П. Колесников, 1970; А. В. Суперанская, 1993, 1995; Б. А. Дюбо и Е. Л. Хоноплина, 1991 и др.), что собственные имена являются неисчерпаемым источником пополнения терминологических систем в частности. Мы придерживаемся последней точки зрения.

Становясь составными компонентами терминологических сочетаний или номенов, имена собственные проникают в специальную лексику, отрываясь от своих носителей - денотатов и переходят в иные лексические разряды [24, с. 27]. Имя несет значительную информацию. Часто одного упоминания имени известной личности достаточно для того, чтобы представить ту область, в которой он работал, характер выполняемой им работы. За каждым именем стоит не только личность, но и его взгляды и представления на проблематику соответствующей области знания.

По мнению многих авторов: Н. В. Новинской, В. В. Вахрамеевой, Н. Д. Коновченко имена собственные выполняют мемориальную функцию, то есть увековечивают имена авторов открытий; тех, кто разрабатывал данную область знаний [17, с. 11].

Рассматривая в целом систему эпонимных терминов, функционирующих в терминологии Н. В. Новинская различает два типа наименований:

1) это термины, в состав которых входят фамилии лиц, непосредственно сделавших крупное или принципиальное открытие, возглавивших новое направление, школу и т. п.

2) термины, включающие фамилии, присвоенные объектам в память или в честь какого-либо лица. Прежде всего, это имена известных, выдающихся деятелей науки, искусства, культуры и т.д. [17, с. 25].

Исследуя эпонимные термины в терминологии, ученые выделяют положительные и отрицательные стороны данных терминологических единиц. По мнению С. Г. Казариной положительной характеристикой эпонимных терминов следует считать высокочастотную однотипность структуры: как правило, морфолого-синтаксическая модель значительной части эпонимных терминов имеет вид NэNa. Nэ означает существительное, выраженное эпонимом, aNa - существительное, выраженное апеллятивом. В данных терминологических сочетаниях категориальный признак представлен апеллятивным элементом словосочетания; а дифференциальный признак - эпонимом, например: WoodardSchool, HarrowSchool, WinchesterCollege.

Эпонимные термины по своим семантическим свойствам не отличаются от остальных терминологических единиц, поэтому достаточно часто встречаются случаи синонимии, при которой разные эпонимы обозначают одно понятие.

Кроме того, наблюдаются случаи эпонимной омонимии, при которой одна и та же фамилия в различных терминологических сочетаниях принадлежит разным людям, жившим в разное время и в разных странах.

Все перечисленные выше явления следует рассматривать как негативные, поскольку они препятствуют адекватной передачи профессионально значимой информации во время коммуникации.

Рассматривая в целом систему эпонимных терминов, функционирующих в терминологии, лингвисты по-разному решают вопрос об определении мотивированности - немотивированности данной группы терминов. Под мотивированностью термина мы вслед за С. Г. Казариной будем понимать его семантическую прозрачность, т.е. свойство его формы давать представление о называемом термином понятии [10, с. 156]. По мнению В. П. Даниленко эпонимные термины следует относить к разряду немотивированных [9, с. 63]. При этом автор исходит из положения, выдвинутого словацким лингвистом Т. Габурчаком, который считает немотивированными терминами такие наименования, мотив образования которых неизвестен в плане синхронии [27, с. 65]. С. Г. Казарина, эту группу терминов относит к частично мотивированным терминам [10, с. 178].

По мнению Л. Б. Ткачевой, определение мотивированности - немотивированности следует решать на основе социолингвистического исследования терминологии. Исходя из этого положения, автор считает эпонимные термины семантически мотивированными [27, с. 65]. Данной точки зрения придерживаются Н. В. Новинская и В. М. Лейчик. Так, например, в книге «Слова и люди» В. М. Лейчик пишет: «Такие названия должны считаться мотивированными, причем их мотивированность вполне определена, однозначна и поэтому полностью удовлетворяет лиц, пользующихся этими названиями (обычно терминами)» [14, с. 36]. Однако в другой работе автора мы находим прямо противоположное мнение: «Среди немотивированных терминов выделяются термины - эпонимы...» [15, с. 12].

Мотивация эпонимных терминов может осуществляться самим фактом включения конкретной номинативной единицы в ряд терминов строго определенной категории понятий. Исследователи называют этот вид мотивации знаковым или семиотическим [12, с. 101]. Она свойственна единицам измерения, которые принято называть именами выдающихся людей. В подобных случаях термины или номенклатурные единицы создаются путем метонимического переноса в рамках семантической деривации, а мотивация осуществляется самим фактом включения термина в систему.

Таким образом, вопрос о мотивированности - немотивированности эпонимных терминов так и останется открытым. Он будет решаться по-разному, в зависимости от того, какого положения придерживаться, что понимать под термином мотивированный или немотивированный.

Мы считаем, что эпонимные термины семантически мотивированны и логически оправданны, поскольку они получили осознанное вполне мотивированное наименование, в основу которого легло имя известной личности, которая открыла или исследовала данную сферу образования. Для специалистов имена этих ученых известны по их вкладу в соответствующую область знания, что позволяет связать данный термин с соответствующим понятием и облегчает его освоение и запоминание.

В последнее время интерес лингвистов к именам собственным заметно возрос. Это объясняется, вероятно, тем, что одним из ведущих направлений исследовательских работ является взаимодействие собственных имен и апеллятивов. Полемика о значении имен, их правильности, о критериях разграничения nominapropria и nominaappellativa, развернувшаяся в античной филологии, не потеряла своей актуальности и в наши дни. Решением этих проблем может стать социолингвистическое исследование. Одной из таких проблем является образование новых нарицательных лексических единиц на базе собственных имен. В связи с этим возникает вопрос о том, существует ли граница между именами собственными и нарицательными.

В современном языкознании существуют две противоположные точки зрения: первая, поддерживаемая А. А. Белецким, Л. А. Булаховским, В. А. Никоновым, А. В. Суперанской и др., сводится к тому, что граница между нарицательными и собственными именами не абсолютна. Вторая, выдвинутая Ю. А. Карпенко, основана на том, что такая граница существует и она абсолютна, поскольку между ними нет никаких промежуточных явлений.

Наиболее правомерной нам представляется первая точка зрения. Исследование эпонимных терминов свидетельствует о существовании достаточно свободного перехода имен собственных в нарицательные и наоборот.

Процесс перехода собственных имен в нарицательные называется апеллятивация. При переходе собственного имени в нарицательное оно приобретает свойства последнего (является производящей основой для прилагательных, вступает в отношения синонимии, полисемии, омонимии и антонимии) и наполняется новым значением. Со временем онимическое происхождение таких терминов и номенклатурных единиц забывается. Поэтому некоторые лингвисты (Г. В. Винокур, С. Г. Казарина, Н. Д. Кожушко, А. А. Реформатский) деперсонифицированные имена, перешедшие в разряд нарицательных, не относят к эпонимам, поскольку без формального показателя - заглавной буквы - в них не ощущается присутствие имен собственных. При этом они теряют свою собственноименность.

Основным путем апеллятивации собственных имен является метафорический либо метонимический перенос в рамках семантической деривации, то есть переосмысления слов общеупотребительного языка или терминов других областей. Метафорические переносы основаны на внешней или внутренней (функциональной) аналогии. Метонимические ассоциации основаны на смежности во времени или пространстве заранее не определенных явлений.

Рассматривая роль собственных имен в формировании номинативных единиц, как в общелитературном языке, так и в терминологии, многие терминологи, а именно: С. Г. Казарина, Д. С. Мгеладзе и Н. П. Колесников, Н. В. Новинская, О. И. Санникова, М. Д. Степанова и И. И. Чернышева, Л. Б. Ткачева, О. С. Широков, Л. М. Щетинин говорят лишь о метонимическом образовании языковых единиц на основе собственных имен, игнорируя при этом метафорическое, ввиду незначительной продуктивности последнего. Лишь некоторые исследователи: М. Д. Городникова, Е. В. Розен, Н. Д. Кожушко упоминают и о метафорическом переносе собственных имен.

Существует несколько направлений, по которым развивается нарицательное значение имен собственных: имя человека переходит на его открытие. Это и есть метонимический перенос, о котором было сказано выше. По мнению А. В. Суперанской, «непременным условием любого перехода имени собственного в нарицательное является известность денотата имени. Потенциально переход в нарицательные свойственен именам с широкой известностью» [22, с. 117]. Хотя в другой работе автор пишет: «Сознательно проводимое в специальной лексике включение имен собственных в состав номенов, терминов или названий процессов и единиц измерения не требует всеобщей известности имени и производится по праву первооткрывателя» [23, с. 32].

Таким образом, в языке происходит постоянный обмен, постоянное взаимодействие между именами нарицательными и собственными, поэтому можно сказать, что граница между ними относительна. Это утверждение подтверждается возможностью свободного перехода имен собственных в нарицательные и наоборот. Данный процесс, безусловно, способствует обогащению словарного состава языка, и терминологии в частности.

Несмотря на отсутствие абсолютных границ между именем собственным и нарицательным, имя собственное имеет свои отличительные признаки. А. В. Суперанская выделяет три отличительные черты данной лексической единицы: 1) имя собственное дается индивидуальному объекту; 2) оно четко определяет и ограничивает именуемый объект; 3) оно не связано непосредственно с понятием [22, с. 324].

Семантические особенности эпонимных терминов влияют на обособленность этой группы терминов. Будучи единицами номинации языка. они испытывают на себе семантические процессы, свойственные всему лексическому составу языка. Однако пределы распространения семантических процессов среди эпонимных терминов и их специфика вполне ощутимы. По-разному складывается судьба простых эпонимных терминов и эпонимных терминологических сочетаний. Н. В. Новинская утверждает, что простые эпонимные термины, равно как и все другие термины, могут вступать в отношения синонимии, полисемии, омонимии и антонимии. Что касается эпонимных терминологических сочетаний, для них характерны синонимия и омонимия и совершенно не свойственны ни полисемия, ни антонимия, ввиду отсутствия этих характеристик у имен собственных [18, с. 17]. С. Г. Казарина считает спорным данное утверждение. Исследование эпонимных терминов в медицинской терминологии позволило сделать автору другой вывод о том, что эпонимным терминологическим сочетаниям свойственны и антонимия и полисемия, но они выражены неэпонимной лексикой [11, с. 36]. Л. Б. Ткачева утверждает, что эпонимные термины однозначны и не имеют синонимии, что приближает их к идеальным терминам [27, с. 67].

Активное использование имен собственных в терминологии привело к тому, что в последнее время все чаще высказывается мнение о более тщательном исследовании данной лексики в пределах терминосистем. Некоторыми специалистами резкое увеличение числа терминов, образованных от имен собственных воспринимается как бедствие, поскольку, по мнению С. В. Гринева, превышение определенной границы данных терминологических единиц резко снижает понятийность терминологии [7, с. 71]. Поэтому, чтобы упорядочить введение эпонимов в различные терминосистемы, ученые предлагают определить некоторые общие условия, соблюдение которых способствовало бы принятию обоснованных номинаций. К числу таких условий относят:

1. Всемирное и бесспорное признание личных заслуг личности, имя которой присваивается термину.

2. Прямое авторство или близкая связь трудов известной личности с предметом наименования.

3. Бесспорность и значительность предмета, которому предлагают присвоить имя автора.

4. Приоритетность предложения о введении термина.

5. Отсутствие дезориентирующих или неблагозвучных ассоциаций [29, с. 17-19].

Кроме того, для адекватного общения специалистов, с целью повышения эффективности коммуникативных процессов, для их взаимопонимания необходимым условием становится создание словарей эпонимов. Для того чтобы правильно понять тот или иной термин, необходимы сведения не только о самом предмете, но и о дельности известной личности, именем которой назван этот термин.

Создание словаря эпонимов может способствовать установлению преемственности в описании многих явлений и определению ряда важных терминов, понятий. В этом отношении словарь эпонимных терминов может стать иллюстрацией к истории образования, отражая различные этапы его становления. Имена некоторых личностей, к сожалению, забыты. Восстановить этот пробел также представляется очень важным. Биографическая справка об эпонимах может соотнести номинацию и запечатленное ею историческое лицо. Зная, кем был основано то или иное учебное заведение, кем описан тот или иной метод или закон, возможно легче понять и оценить данный термин в контексте присущих его автору взглядов и представлений.

Изучение терминов и терминологий как общественного явления - центральная проблема современной науки о языке. Теоретическое осмысление происходящих в терминологии процессов, протекающих в условиях интенсивного развития науки, делает необходимым решение целого ряда теоретических и практических проблем общего и частного терминоведения. Одной из таких проблем является влияние экстралингвистических факторов на развитие терминологии.

Это большая и сложная проблема, о необходимости исследования которой неоднократно писали ведущие лингвисты: Ю. Д. Дешериев (1977), С. Ахманова (1964), Р. А. Будагов (1971) и др. Наиболее существенным в этой проблеме является то, как язык на основе своих внутренних закономерностей развития, используя все свои возможности, реагирует на все те изменения, которые происходят в обществе. Влияние экстралингвистических факторов на развитие языка заслуживает самого серьезного и всестороннего исследования, поскольку, по мнению В. В. Борисова, «это влияние широко и глубоко, сложно и многоаспектно» [3, с. 40].

Связь языка и общества наиболее четко прослеживается в словарном составе языка, непосредственно реагирующего на общественные процессы и явления. Значительное экстралингвистическое влияние испытывает на себе специальная лексика, поскольку, по мнению Ф. П. Филина, терминология - наиболее динамичная часть языка, быстро и чутко реагирующая на изменения, происходящие в объективной действительности [28, с. 19]. Той же точки зрения придерживается Р. Г. Кобрин, считая, что терминология - самая чувствительная к внешним воздействиям часть лексики и, следовательно, в ней наиболее четко проявляются воздействия общества на язык [32, с. 232]. Являясь результатом познавательного процесса, терминология, по мнению Л. А. Морозовой, «мгновенно откликается на все изменения в общественно-политической, идеологической, научно-технической и культурной жизни народа возникновением новых слов...» [16, с. 29], поскольку каждое новое понятие должно обозначаться термином. В связи с этим, по мнению А. В. Суперанской, «чем интенсивнее развивается какая-либо область знания, тем быстрее формируется её понятийный аппарат, и тем активнее создаются лексические единицы, закрепляющие в языковых формах достижения человеческой мысли» [24, с. 288].

В развитии и функционировании терминологии решающую роль играют экстралингвистические социальные факторы.

Помочь решить некоторые актуальные проблемы в терминологии призвана социолингвистика. «Социолингвистика — это наука, исследующая проблемы взаимоотношений и взаимообусловленности языка и общества» [27, с. 18]. Она предполагает исследование социальных и языковых явлений в их взаимосвязи и детерминированности.

Социолингвистика как наука сложилась совсем недавно, сам термин sociolinguistics был введен американским лингвистом X. Керри в 1952 г. Социолингвистика как новое междисциплинарное направление возникла «на стыке языкознания и ряда смежных дисциплин - социологии, социальной психологии, этнографии» [30, с. 5]. Эта научная дисциплина ставит своей задачей исследование комплексных, чрезвычайно разнообразных связей языка и общества. Социолингвистический подход к изучению языка предполагает в качестве исходной теоретической посылки четкое разграничение внутренних, собственно языковых закономерностей, по которым происходит функционирование и развитие языка, и социальных факторов, в той или иной степени влияющих на ход обоих этих процессов.

Впервые о терминологии как о возможном предмете исследования социальной лингвистики поставил вопрос Е. Д. Поливанов еще в 30-х годах.

Исследование терминологии с учетом причинной обусловленности языковых явлений объективной действительностью, то есть с учетом экстралингвистических факторов, позволит дать объяснения многим лингвистическим процессам, происходящим в терминологии. Так, социолингвистические исследования могут помочь решить такие важные проблемы как:

1) создание и функционирование эпонимных терминов;

2) выявление структурно-грамматических особенностей данной группы;

3) установление наиболее продуктивных способов терминообразования и перспектив их дальнейшего развития;

4) выявление семасиологических особенностей эпонимных терминов, в частности синонимии, полисемии и антонимии;

5) соотношение национальных и интернациональных эпонимных терминов;

6) прогнозирование развития терминологии в будущем и многое другое.

Решение этих и других проблем с позиции экстралингвистической обусловленности является наиболее достоверным, убедительным и исчерпывающим. Они легли в основу данного исследования как наиболее актуальные и имеющие большое теоретическое и практическое значение в вопросах унификации и стандартизации эпонимных терминов в условиях современного времени, а также в решении общей проблемы взаимодействия языка и общества.

Глава 2

Эпонимные термины в сфере образования

2.1 Структурно – семантические особенности эпонимных терминов в социолингвистическом освещении

Целью данной главы является проследить и детально описать всю историю появления и развития терминов, передающих названия учебных заведений и образовательных документов с целью получения целостной картины состояния терминологии в данной сфере.

Исследование эпонимных терминов в рамках социолингвистики позволило выявить нам структурно – семантические особенности данных терминологических единиц.

На основе анализа выборки эпонимных терминов, общим объемом 89 единиц, составленной на основе сплошного просмотра лингвострановедческих словарей мы выделили три типа наименований:

1. Эпонимы, в состав которых входят фамилии известных личностей, непосредственно участвующих в открытие того или иного учебного заведения или создавших тот или иной образовательный документ.

Bampton Lectures – Бамптонские лекции – ежегодный курс из восьми лекций на теологические темы в Оксфордском университете; первая такая лекция была прочитана священником Джоном Бамптоном в 1751.

Birkbeck College – Беркбек Колледж основан в 1823 как институт механики, с 1920 колледж Лондонского университета; назван по имени основателя Дж. Беркбека.

Fisher Act – закон Фишера, 1918; о введение бесплатного обучения в общеобразовательной школе и повышение минимального возраста выпускников до 15 лет, назван по имени министра образования Х. Фишера.

Foster Act – закон Форстера, 1870. Первый закон по народному образованию, положивший начало государственной системе обязательного обучения детей от 5 до 12 лет в общеобразовательной школе. Назван по имени члена парламента У. Форстера.

Nuffield College – Наффилд – колледж совместного обучения для аспирантов Оксфордского университета; выпускает специалистов в области социологи; основан в 1937 лордом Наффилдом.

А также, термины, включающие фамилии, присвоенные объектам в память или в честь какого-либо лица. Прежде всего, это имена известных, выдающихся деятелей науки, искусства, культуры и т.д.

Так, например, Lady Margaret Hall – колледж Леди Маргарет, Оксфордского университета, основан в 1878, назван в честь леди Маргарет Бофорт, матери Короля Генриха VII.

Стремление увековечить в названии фамилии нескольких известных личностей, приводит к появлению терминологических сочетаний; в состав терминологических сочетаний могут также входить имена известных личностей с разностью в периоде их жизни:

Herriot Watt University университет Херриот – Уотта в Эдинбурге, более пяти тысяч студентов; основан в 1966; назван в честь известных шотландцев – ювелира Дж. Херриота (16 в.) и инженера и изобретателя Дж. Уотта (18в.).

Данные о происхождении эпонимного термина и имени ученого, которое вошло в состав данного термина, позволило нам выявить приоритеты того или иного учебного заведения:

Slade School – Слейд – скул – художественное училищепри лондонском университете основано в 1871; названо в честь Ф. Слейда – филантропа и коллекционера произведений искусства.

В нашей выборке эпонимы данного типа составляют 23 единицы, то есть 26% от общего числа выборки.

2. Топонимы, в состав которых входят названия географических объектов, близь, которой расположены учебные заведения.

Bloxham School – Блоксем – мужская привилегированная частная средняя школа системы Вударда; 360 учащихся. Блоксем удобно расположена на окраине местечка Блоксем между городами Банбери и Оксфорд.

Cambridge University – Кембриджский университет – один из крупнейших и старейших в стране; основан в начале 13 века; около 10 тысяч студентов; состоит из 29 смешанных и 2 женских самоуправляющихся колледжей, которые подчиняются централизованному руководству; расположен в городе Кембридж.

В нашей выборке эпонимы данного типа составляют 50 единицы, то есть 56% от общего числа выборки.

3. Теонимы, под теонимом мы понимаем, вслед за М.В. Горбаневским – собственные имена богов, поскольку данные номены не имеют цифровой части и по своей структуре сходны с метаноменклатурными наименованиями эпонимического и топонимического вида.

Jesus College Джизус Колледж в Оксфордском университете, основан в 1571, в Кембриджском университете в 1496; буквально – колледж Иисуса.

В нашей выборке эпонимы данного типа составляют 16 единицы, то есть 18% от общего числа выборки.

В результате исследования было установлено, что тематическая группа терминов в сфере образования полностью представлена метаноменклатурными наименованиями, количество которых составляет 89 единиц. Под метаноменклатурными наименованиями мы понимаем, вслед за С.Д. Шеловым, номенклатурные наименования, обозначающие с помощью имен собственных – антропонимов (эпонимов).

Таблица 1

Типология образования ТС

Типы ТС Абсолютное кол-во %
Эпонимы 23 26%
Топонимы 50 56%
Теонимы 16 18%

В результате проведенного исследования эпонимных терминов, нам удалось ответить на вопрос, каким образом происходит процесс номинации. Нам удалось установить, как возникают большинство эпонимных терминов.

2.2 Структурно-семантическая характеристика эпонимных терминов

Вся выборка эпонимных терминов, общим объемом 89 единиц, составленная на основе сплошного просмотра лингвострановедческих словарей состоит из составных наименований, или терминологических сочетаний (ТС), под которыми мы понимаем раздельнооформленные, семантически целостные сочетания, образованные путем соединения двух компонентов. Под компонентом мы вслед за В.Ф. Новодрановой и С.Г Казариной понимаем термин-слово, являющийся частью ТС [19, c. 47]. Данные терминологические единицы созданы способом синтаксической деривации, которые в настоящее время является самым продуктивным средством пополнения терминологии. Согласно данным, приведенным С.В. Гриневым, с помощью этого способа образуется 60 – 95% терминов, поэтому в терминологии в настоящее время преобладают именно терминологические сочетания [7, c. 141]. В нашей выборке эпонимных терминов ТС составляют 89 единиц, то есть 100% от общего числа выборки. По мнению многих исследователей (В.П. Даниленко, 1977; Н.А. Шурыгин, 1997; А.Р. Белоусова, 1989; Е.В. Бекишева, 1991 и др.), широкому распространению ТС способствует, прежде всего, легкость такого терминообразования, а также то, что они представляют собой развернутые наименования научных понятий, обеспечивая тем самым точную и эксплицитную передачу их содержания.

Основными свойствами ТС являются: во-первых, семантическая целостность, которая обусловлена функцией наименования одного понятия; во-вторых, устойчивость, выражаемая в том, что их, как правило, не нужно каждый раз создавать заново, в текст они вносятся целиком в готовом виде.

В зависимости от количества компонентов, ТС принято подразделять на двух-, трех -, четырех- и т. д. компонентные терминологические сочетания, иначе говоря, на многокомпонентные терминологические сочетания (МКТС). Что касается эпонимных ТС, то они представляют собой такие сочетания, компонентами которых выступают имена собственные. В нашей выборке эпонимных терминов двухкомпонентные ТС представлены 70 единицами, что составляет 78% от общего числа ТС. Как правило, структурно эпонимные словосочетания повторяют типичные модели составных терминов, однако, по мнению В. В. Вахрамеевой для эпонимных двухкомпонентных ТС характерно преобладание атрибутивных словосочетаний с именем существительным, выраженным именем собственным, в функции препозитивного определения. Анализ нашей выборки подтвердил достоверность данного утверждения: AbingtonSchool, Bamptonlectures, Barlowreport, Fisheract, JesusCollege. Структурную формулу таких словосочетаний можно представить в виде N э N , где N – обозначает имя существительное, а Nэ – имя существительное, выраженное эпонимом. Количество ТС подобного типа составляет 48 единиц, то есть 54% от числа двухкомпонентных ТС.

Менее распространенным типом являются атрибутивные терминологические сочетания с прилагательным, образованным от имени собственного, в функции препозитивного определения. Термины прилагательные от имен собственных активно участвуют в номинации специальных понятий: RoedeanSchool, SheldonianTheatre, TaylorianInstitute. Сопоставительный анализ показал, что формальное выражение имен прилагательных ограничивается суффиксом – an. Особенностью данных ТС является то, что имена собственные, перейдя в разряд прилагательных, не утратили своего онимического написания: заглавной буквы. Структурная формула таких сочетаний выглядит Аэ N , где Аэ означает прилагательное, образованное от эпонима. Количество сочетаний, образованных по этой модели составляет 3 единицы, то есть 3% от числа двухкомпонентных ТС.

Значительное число ТС, а именно 22, что составляет 25% о всего числа двухкомпонентных ТС, образовано по модели NpN э , в которых предлог является структурным элементом, связывающим главный и зависимый компонент: UniversityofAberdeen, UniversityofBirmingham, UniversityofLancaster, UniversityofLondon. В связи с общей тенденцией к компрессии, наблюдаемой в научно-технической литературе, поэтому предложный сочетания вытесняются более компактными беспредложными моделями.

В нашей выборке только два эпонимных терминологических сочетаний образовано по модели N э’ s N : Alleyn’sSchool, Bedale’sSchool. Интеркомпонентная связь в терминологических сочетаниях данного типа осуществляется с помощью форманта S, который является особым, частицеобразным показателем родительного падежа эпонима.

Итак, двухкомпонентные ТС созданы по 4 моделям, причем самая распространенная является модель NэN, по которой образовано максимальное количество ТС.

Среди трехкомпонентных эпонимных ТС, составляющих 18 единиц, то есть 20% от общего числа ТС, наиболее распространенными оказались следующие модели:

1. Nэ-NэN: Heriot – Watt University

2. Nэ’sNэN: King’s Taunton College, Bishop’s Stratford College.

3. Nэ’sNэ’sN: Haberdasher’s Aske’s School

4. NNэN: Lady Margaret Hall

В нашей выборке только одно эпонимное ТС (1.1%), включающее в себя пять компонентов: KingEdwardSixth’sGrammarSchool. Структурная модель такого МКТС выглядит как NNэNэ’sNN.

Среди ученых дискуссионным является вопрос, какое максимальное количество компонентов должно включать в свой состав ТС. Так, по мнению С.В. Гринева, семикомпонентные терминологические сочетания представляют собой предел лексической протяженности термина, поскольку это связано с объемом непосредственной памяти и предельным числом единиц информации, одновременно усваиваемым человеком [8, c. 81]. Хотя Б.Н. Головин и Р.Ю Кобрин считают, что в ТС могут входить 10 и более компонентов [6, c. 100].

В то же время С.Д. Шелов утверждает, что термину невозможно установить какие-либо лексические границы, например в три, пять или семь компонентов [31, c. 30]. Как справедливо считает К.Я. Авербух, «термин не должен быть ни длинным, ни кратким – он должен быть объективно физически протяженным» [1, c. 40]. Это значит, что термин в первую очередь, должен максимально точно передавать содержание понятия, отражать отличительные признаки, а также связи с другими понятиями в системе, не зависимо от количества компонентов в его составе.

Благодаря тому, что ТС более полно отвечают требованиям терминологической номинации, это обеспечивает им прочное место в системе номинативных средств языка. Поэтому создание МКТС представляющих собой развернутые наименования, явление характерное для любой терминосистемы. Наши исследования подтверждают данное утверждение. Структурный анализ выборки эпонимных терминов, общим объемом 89 единиц показал, что ТС представлены 89 единицами, что составляет 100% от общего числа рассматриваемых нами терминов. МКТС из-за своей громоздкости очень неудобны в употреблении и вполне естественна тенденция к их сокращению. Поэтому, как показало наше исследование, наиболее употребительными являются эпонимные двух- и трехкомпонентные ТС.

Таблица 2

Продуктивность образования ТС

Типы ТС Абсолютное кол-во %
Двухкомпонентные 70 77.7%
Трехкомпонентные 18 20%
Пятикомпонентные 1 1,1%

Итак, эпонимные терминологические сочетания содержат, с одной стороны, имена собственные или прилагательные, образованные от них; с другой стороны, в их состав входит апеллятивная лексика. Как показывает структурно – семантический анализ, в терминологических сочетаниях выделяются интегральный и дифференциальный компоненты. Интегральный компонент, выраженный апеллятивом, передает родовой признак. Это так называемый опорный или ядерный термин. Он объединяет словосочетания в тематические группы, образуя гнездо терминологических сочетаний. Книмотносятся: university – 27, college – 22, school – 22, report – 5, hall – 4, act – 2, lecture – 2, institute – 2.

По мнению С. В. Гринева ядерный термин занимает фиксированное конечное положение в ТС [7, c. 142]. Однако наше исследование показало, что ядерный термин в ТС может занимать также препозицию: UniversityofGlasgow. Количество подобных терминов в нашей выборке незначительно и составляет 22 единицы от общего числа, то есть 25%.

Таблица 3

Положение ядерного термина в эпонимном ТС

Ядерный термин Абсолютное кол-во %
Препозиция 22 25%
Постпозиция 67 75%

Данные, приведенные в таблице, показывают, что постпозиционное положение ядерного термина характерно и для ТС.

Заключение

Характерной чертой языка является функционирование большого числа эпонимных терминов. Именно поэтому назрела необходимость в исследовании данных терминологических единиц для решения актуальных и малоизученных лингвистических проблем.

В ходе исследования удалось установить целый ряд особенностей, характерных для эпонимных терминов:

1. выделили три типа наименований эпонимных терминов: эпонимы (26%), топонимы(56%) и теонимы (18%), наиболее продуктивными из которых являются топонимы;

2. определили, что самыми распространенными оказались двух- и трехкомпонентные ТС, что вполне характерно для терминологии, в которой процесс создания МКТС, обусловленный сложностью понятий, идет с другим процессом – стремлением сократить языковые средства с целью ускорения передачи информации;

3. определили категории понятий, в номинации которых участвуют эпонимные термины; установили наличие терминологических полей, в которых функционируют эпонимные термины, как правило, в номинации учебных заведений и образовательных документов.

Библиография

1. Авербух К. Я. Термин как объект изучения и как инструмент фиксации передачи знаний// Научно-техническая терминология. – 1991. Вып. 1. – с. 33 – 40.

2. Беженарь Г. И. Структурно-семантическая характеристика эпонимных терминов во французской, русской и молдавской медицинской терминологии и их упорядочение// Проблемы упорядочения медицинской терминологии: Тез. докл. всесоюз. науч. конф. по проблемам упорядочения и стандартизации мед. Терминов. – М., 1990. – с. 26 – 28.

3. Борисов В. В. Аббревиация и акронимия. Военные и научно-технические сокращения. – М.: Воениздат, 1972. – 320с.

4. Буянова Л. Ю. Персоним в контексте языка науки// Научно-техническая терминология. – 2001. Вып. 2. – с. 23 – 25.

5. Васильева Н. В. Терминологическая ономастика. Рецензия на кн.: RosemarieGlaser(Hrsg.) Eigennamen in der Fachkommunikation// Терминоведение. – М.: Московский лицей, 1997. - № 1-3. – с. 185-188.

6. Вахрамеева В. В. Эпонимные термины в английских подъязыках науке и техники: Дис. … канд. филол. наук. – Омск, 2003. – 144 с.

7. Головин Б. Н., Кобрин Р. Ю. Лингвистические основы учения о терминах. – М.: Высшая школа, 1987. – 104 с.

8. Гринев С. В. Введение в терминоведение. – М., 1993. – 309 с.

9. Гринев С. В. Введение в терминография. – М., 1996. – 161 с.

10. Даниленко В. П. Русская терминология. – М.: Наука, 1977. – 246с.

11. Казарина С. Г. Типологические характеристики отраслевых терминологий. – Краснодар, 1998. – 276 с.

12. Казарина С. Г. Эпонимические термины: достоинства и недостатки// Научно-техническая терминология. – 1998. – Вып. 1. – с. 33-42.

13. Кияк Т. Р. О видах мотивированности лексических единиц// Вопросы языкознания. – 1989. - №1. – с. 98-107.

14. Кобрин Р. Г. Современная научно-техническая революция и ее влияние на развитие языка// Антология языка как общественного явления. – М., 1983. – с. 208-286.

15. Лейчик В. М. Люди и слова. – М.: Наука, 1982. – 176 с.

16. Лейчик В. М. Обоснование структуры термина как языкового знака понятия// Терминоведение. – 1994. - №2. – с. 5 – 16.

17. Лингвострановедческий словарь Соединенное Королевство Великобритании и Северной Ирландии. – М.: АСТ-ПРЕСС КНИГА, 2003. – 720 с., 8 л. ил.

18. Морозова Л. А. Итоги и проблемы современного терминоведения// Научно-техническая терминология. – 1997. – Вып. 1. – с. 4 – 10.

19. Новинская Н. В. Эпонимические названия в составе современной русской терминологии: Дис. … канд. филол. наук. – М., 1989. – 219 с.

20. Новинская Н. В. Эпонимические названия в составе современной русской терминологии: Автореф. дис. … канд. филол. наук. – М., 1989. – 20 с.

21. Новодранова В.Ф. Еще раз о статусе термина-элемента// Терминоведения. – 1994. – Вып. 1. – с. 46-47.

22. Подольская Н. В. Словарь новой ономастической терминологии. – 2-е изд. – М.: Наука, 1988. – 192 с.

23. Пономаренко Л. А. Актуальные вопросы русской ономастики: Сб. науч. Трудов. – Киев, 1988. – с. 239-247.

24. Суперанская А. В. Общая теория имени собственного. - М.: Наука, 1973. – 366 с.

25. Суперанская А. В. Общая терминология. Терминологическая деятельность, 1993. – 288 с.

26. Суперанская А. В., Подольская Н. В., Васильева Н. В. Общая терминология: Терминологическая деятельность. – М., 1993. – 228 с.

27. Татаринов В. А. Лексико-семантическое варьирование терминологических единиц и проблемы терминографии: Автореф. Дис. … канд. филол. наук. – М., 1988. – 24 с.

28. Тимофеева О. В. Семантическая и словообразовательная характеристика отантропонимических образований в русской диалектной лексике// Вопросы ономастики. – Свердловск, 1980. – Вып. 14. – С. 127 – 130.

29. Ткачева Л. Б. Основные закономерности английской терминологии. – Томск: Изд-во Томского университета, 1986. – 200 с.

30. Филин Ф. П. Научно-техническая революция и проблемы билингвизма в мире// Научно-техническая революция и функционирование языков мира. – М.: Наука, 1977 – с. 19 – 28.

31. Чистяков Н. И. О присвоение антропонимических и топонимических названий в терминология// Научно-техническая терминология. – Вып. 5 – с. 17 - 19.

32. Швейцер А. Д. Предисловие к книги: Белл, Роджер Т. Социолингвистика: Цели, методы и проблемы. – М.: Междунар. Отнош. 1980., с. 5 – 22.

33. Шелов с. Д. Термины, терминологичность и значение// Научно-техническая терминология. – 1991. – Вып. 1. – с. 27-32.

34. Першиков В. И., Марков А. С., Савинков В. М. Русскоанглийский толковый словарь по информатике. – М. «Финансы и статика», 1999.

35. Самусев Р. П., Гончаров Н. И. Эпонимы в морфологии. – М.: Медицина, 1989.