Автор статьи: Барминский Владимир Васильевич

МУЖАЛИ В БОЯХ. Годы комс... Операция "Звёздочка"

СОДЕРЖАНИЕ: Описывается от ПЕРВОИСТОЧНИКА, в частности, партизанская ОПЕРАЦИЯ «ЗВЁЗДОЧКА» ..... Рассказывается о боевых буднях партизан Полоцко-Лепельской партизанской зоны Белоруссии в годы Великой Отечественной войны .......... Оцифрованный очерк «Мужали в боях», был размещен в сборнике воспоминаний ветеранов «Годы комсомольские», издание Минск-«Юнацтва»,1988г. .......... Партизанская зона представляла собой огромную территорию между Полоцком и Лепелем, полностью освобожденную от немецких оккупантов ... Партизанской «столицей» был город Ушачи ... На освобожденной территории действовала Советская власть, работали заводы, больницы, школы. Имелись полевые аэродромы, куда прилетали самолеты с Большой земли .......... В воспоминаниях упомянуты многие фамилии погибших и отличившихся в боях с врагом партизан ... Это важно для потомков ... Многие прочитают здесь о своих отцах и дедах .......... Особого внимания заслуживает ОПИСАНИЕ от ПЕРВОИСТОЧНИКА известной успешно ПРОВЕДЕННОЙ в начале 1944 года ПАРТИЗАНАМИ ОТРЯДА имени ЩОРСА ОПЕРАЦИИ «ЗВЁЗДОЧКА» по освобождению из немецкого плена воспитанников Полоцкого детдома .......... На втором этапе этой операции приняли участие летчики 105-го отдельного авиаполка, осуществлявшие переброску детей через фронт на Большую землю ... Тогда СОВЕРШИЛ ПОДВИГ ЛЕТЧИК МАМКИН .......... Значение операции «Звёздочка» трудно переоценить ... Освобождение почти 200 детей — это ЕДИНСТВЕННЫЙ СЛУЧАЙ В ИСТОРИИ ПАРТИЗАНСКОЙ БОРЬБЫ во время Великой Отечественной войны .......... Учитывая, что с течением времени партизанская операция «Звёздочка» получила известность, она стала осознанно или по незнанию подвергаться искажениям .......... Именно поэтому ПРАВДИВУЮ ИНФОРМАЦИЮ от ПЕРВОИСТОЧНИКА ВАЖНО СОХРАНИТЬ для ПОТОМКОВ (автор очерка был ОДНИМ из РАЗРАБОТЧИКОВ и УЧАСТНИКОВ ОПЕРАЦИИ).

МУЖАЛИ В БОЯХ. ГОДЫ КОМСОМОЛЬСКИЕ. ПАРТИЗАНЫ ВИТЕБЩИНЫ

«МУЖАЛИ В БОЯХ. ОПЕРАЦИЯ «ЗВЁЗДОЧКА». Очерк в сборнике воспоминаний ветеранов «Годы комсомольские», изд."Юнацтва", Минск-1988г. Рассказывается о боевых буднях партизан Полоцко-Лепельской партизанской зоны Белоруссии в годы Великой Отечественной войны. Описывается от ПЕРВОИСТОЧНИКА, в частности, ОПЕРАЦИЯ «ЗВЁЗДОЧКА».

 

Материал по запросу: партизаны витебской области, партизаны витебщины, полоцко-лепельская партизанская зона, операция звездочка, операция прорыв ушачи, михаил степанович форинко

 

ПРЕДИСЛОВИЕ

Представляем оцифрованный очерк отца «Мужали в боях», размещенный в сборнике воспоминаний ветеранов «Годы комсомольские», издание Минск-«Юнацтва», 1988 год.

В очерке рассказывается о боевой и повседневной жизни партизан Полоцко-Лепельской партизанской зоны Белоруссии в годы Великой Отечественной Войны.

Партизанская зона представляла собой огромную территорию между Полоцком и Лепелем, полностью освобожденную от немецких оккупантов. "Партизанской столицей" был город Ушачи.

На освобожденной территории действовала Советская власть, работали заводы, больницы, школы. Имелись полевые аэродромы, куда прилетали самолеты с Большой земли.

В воспоминаниях отца упомянуты многие фамилии погибших и отличившихся в боях с врагом партизан. Это важно для потомков. Многие прочитают здесь о своих отцах и дедах.

Особого внимания заслуживает ОПИСАНИЕ ОТ ПЕРВОИСТОЧНИКА известной успешно проведенной в начале 1944 года ПАРТИЗАНАМИ ОТРЯДА имени ЩОРСА операции "ЗВЁЗДОЧКА" по освобождению из немецкого плена воспитанников Полоцкого детдома (см. главу 13).

На втором этапе этой операции приняли участие летчики 105-го отдельного авиаполка, осуществлявшие переброску детей через фронт на Большую землю. Тогда совершил свой подвиг летчик А.П. Мамкин.

Значение операции "Звёздочка" трудно переоценить. Освобождение целого детского дома, около двухсот человек детей с воспитателями — это, пожалуй, единственный случай в истории партизанской борьбы во время Великой Отечественной войны.

Учитывая, что с течением времени партизанская операция «Звёздочка» получила известность, она стала осознанно или по незнанию подвергаться искажениям.

Стали преувеличиваться в освобождении детей действия бывшего тогда директора детдома, появились различные вымыслы по самой операции, в том числе о неких действовавших при освобождении детей подпольных группах, о том, когда собственно началась операция, и т.д.

Именно поэтому эту правдивую информацию от ПЕРВОИСТОЧНИКА важно сохранить для потомков  ( отец был ОДНИМ из РАЗРАБОТЧИКОВ и УЧАСТНИКОВ ОПЕРАЦИИ ).

Леонид и Владимир БАРМИНСКИЕ 

(сыновья бывшего партизана БАРМИНСКОГО Василия Васильевича)

.

ПРИМЕЧАНИЕ: в приводимом материале дан текст с 1-ой главы по 8- ую главу и 13 глава, а полная версия размещена на WWW.PROZA.RU/2017/10/30/1193

.

 

Об авторе, Василии Васильевиче БАРМИНСКОМ:

Родился 24 марта 1922 года в д.Изосимово (Прокино) Красноборского района Архангельской области.

После окончания рабфака при Архангельском лесотехническом институте в 1940 году был призван в Красную Армию и направлен служить в г.Кунгур Пермской области, зачислен в состав 416-го стрелкового полка.

Участник Великой Отечественной войны.

Войну встретил бойцом 416-го (Кунгурского) стрелкового полка 112-й (Пермской) стрелковой дивизии, включенной в состав 22-й армии, воевавшей в районе Полоцкого укрепленного района. Принял участие в боях по обороне Краславы (Латвия) в конце июня – начале июля 1941 года.

В последовавших дальнейших многочисленных боях был ранен в ногу и не смог быстро перемещаться вместе с оперативно менявшим позиции полком, лесами выбрался в Белоруссию. Затем влился в ряды белорусских партизан.

Сначала был рядовым бойцом, затем командиром отделения партизанского отряда. В середине 1943 года назначен заместителем комиссара по комсомолу партизанского отряда им.Щорса партизанской бригады им.Чапаева Полоцко-Лепельского партизанского соединения в Витебской области Белоруссии.

Сразу после войны участвовал в восстановлении народного хозяйства Белоруссии.

С 1951года по 1955 год находился на службе в Советской Армии, в частности, в Группе Советских войск в Германии.

По окончании службы учился в Минском государственном педагогическом институте, который окончил по специальности «История». Был на педагогической работе, затем направлен на партийную работу.

Больше двадцати лет находился на советской работе в Белоруссии: заместитель председателя Россонского райисполкома, председатель Россонского райисполкома, председатель Сенненского райисполкома, с середины 1970 года ответственный работник в Витебском облисполкоме.

С середины 1982 года персональный пенсионер республиканского значения в Белоруссии.

Умер 12 апреля 1992 года. Похоронен в г.Витебск.

Награжден: орденом “Отечественной войны“ 1-й ст., орденом “Красной Звезды“, двумя орденами “Знак Почета“, двенадцатью медалями, двумя Почетными Грамотами Верховного Совета БССР и многими другими грамотами.

.

*****

МУЖАЛИ В БОЯХ

1

За год до войны я окончил рабфак в Архангельске и был призван в армию. С первых дней Великой Отечественной войны находился на фронте.

Боевое крещение получил у латвийского города Краслава.

Как и многим другим, пришлось испытать все тяготы отступления. Так оказался на оккупированной врагом территории Витебской области. Здесь и вступил на путь партизанской борьбы.

Сначала был рядовым партизаном в отряде бригады «Смерть фашизму» (осенью 1943 года переименована в бригаду имени Чапаева), в декабре 1942 года назначен командиром отделения и комсоргом взвода Ивана Крупина.

В июне 1943 года на базе нашей роты был образован самостоятельный отряд, которому позже было присвоено имя Щорса. Командиром отряда назначили Бориса Алещенко, комиссаром — Ивана Короленко, начальником штаба — Михаила Мельникова, заместителем командира отряда по разведке — Вениамина Михайлова. Я был утвержден заместителем комиссара отряда по комсомолу и избран секретарем бюро комсомольской организации отряда.

Отряд имени Щорса провел немало ответственных боевых операций во вражеском тылу. Уничтожил много живой силы и военной техники, совершил сотни диверсий на важнейших коммуникациях противника.

В отряде сражались замечательные люди. О некоторых из них я и хочу рассказать.

2

Осенью 1942 года партизанский отряд Владимира Максимовича базировался примерно в двадцати километрах южнее Полоцка, в деревнях Прудок и Спащино, недалеко от Богородицка, где размещался штаб нашей бригады.

Партизаны ходили на боевые задания под Полоцк, Лепель, Уллу. Устраивали засады на гитлеровцев, минировали дороги, громили сельхозуправы, распространяли сводки Совинформбюро и листовки, проводили большую массово-политическую работу среди населения.

На первых порах самым важным было достать оружие и обеспечить им партизан. Значительную часть оружия партизаны получали от населения. Местные жители нередко находили оружие и боеприпасы на местах боев и прятали его.

Помню, однажды группе партизан, в состав которой входил и я, было поручено доставить оружие, собранное для нас местными патриотами. Путь предстоял неблизкий. Надо было пройти только в одну сторону более пятидесяти километров. Значительная часть маршрута пролегала между гитлеровскими гарнизонами.

Нас повел опытный проводник — молодой партизан Василий Медюшко. Он был родом из этих мест и хорошо ориентировался.

Ночью мы благополучно перешли шоссейную дорогу Улла — Лепель, примерно в километре от Сокорово (здесь также размещался гарнизон противника), и вскоре прибыли в намеченное место. Связались в деревне с нужными людьми. Они передали нам оружие, в том числе и совершенно исправный ручной пулемет.

На обратном пути организовали засаду в примыкавшем к шоссейке лесу. Эта дорога была оживленной, поскольку на ней находилось немало фашистских гарнизонов: Улла, Фролковичи, Сокорово, Камень, Боровка, Лепель.

Утром показалась грузовая автомашина, на которой четыре гитлеровца везли цемент в мешках, очевидно, для строительства укрытий. Подпустив ее на близкое расстояние, открыли огонь, и вскоре с фашистами было покончено. Взяли с собой три карабина, автомат, заминировали дорогу, подожгли машину и скрылись в лесу.

В отряде нашлись умельцы, которые ремонтировали оружие, восстанавливали винтовки из обгоревших частей, изготавливали кинжалы и ножи. Одним из них был комсомолец Володя Пивоваров.

Как-то под Полоцком, в деревне Меруги, обнаружили сожженный склад оружия. Из собранных и очищенных частей Володя восстановил винтовки, приделал к ним приклады. У некоторых партизанских командиров имелись пистолеты системы «наган», но к ним было мало патронов. Тогда Володя растачивал отверстия в барабанах под патроны пистолета «ТТ».

В первое время у нас не было регулярной связи с Большой землей с помощью самолетов. Отправлялись за оружием за линию фронта пешком, главным образом через «Витебские ворота». Это была 40-километровая брешь в линии фронта между городами Усвяты и Велиж, образовавшаяся в результате наступления Красной Армии зимой 1941/42 года и освобождения партизанами прифронтовых районов.

Позже оружие и боеприпасы стали доставлять нам самолеты, и острота этого вопроса была несколько снята. Однако по-прежнему это оставалось первоочередной задачей. Ведь от того, есть оружие или нет, иногда зависела судьба людей, жизнь партизан, быть или не быть отряду.

3

Шел январь 1943 года. Зима была снежная и доставляла нам немало хлопот.

К этому времени базировавшиеся здесь партизаны полностью освободили Ушачский район вместе с райцентром и значительную часть Полоцкого, Лепельского, Ветринского, Плисского, Бешенковичского и Сиротинского районов.

Образовалась огромная партизанская зона.

Главная задача партизан заключалась в том, чтобы укрепить свои позиции и не дать возможности фашистам вновь занять освобожденную территорию.

Командование нашей бригады задумало необычную операцию: уничтожить телефонную связь и снегозадерживающие щиты на большаке, соединяющем крупные вражеские гарнизоны, расположенные в Улле и Лепеле. Надо было во что бы то ни стало вывести из строя шоссе, хотя бы на зимний период.

Третьего января в назначенное время наш отряд вышел на задание. За короткое время предстояло преодолеть большое расстояние. На такой случай у нас имелось надежное средство передвижения — санный транспорт.

Для участия в операции мы привлекли мирное население деревни Усая. Мужчины и женщины, вооружившись пилами, ломами и топорами, выступили вместе с нами.

Ехали тихо, только поскрипывали полозья: в нескольких километрах в Сокорово гарнизон противника. Оттуда часто взлетали осветительные ракеты, изредка доносился тупой стук пулеметных очередей. Это фашисты стреляли наугад для успокоения своих нервов.

Партизаны умели использовать ночь для незаметного подхода и нанесения удара по врагу. И чем ночь ненавистнее, тем лучше. Лес, ночь, дождь и пурга были верными спутниками партизан. Гитлеровцы, как правило, боялись ночи и запирались в своих гарнизонах.

И вот партизаны оседлали большак. Люди растянулись по дороге, и каждый на своем участке приступал к делу: дзинькали пилы, стучали топоры, с шумом падали телефонные столбы, звеня проводами, трещали снегозащитные плетни, горели костры — все это напоминало огненный смерч.

В нескольких километрах по ту и другую стороны от нас горели такие же костры — там действовали другие партизанские отряды. Нам потом рассказывали местные жители, что это было за зрелище. Всю ночь над большаком стояло огненное зарево. Получилось символично, партизаны как бы напоминали о себе, призывая население подниматься на борьбу с коварным врагом.

Потом, заминировав дорогу, партизаны отошли. На другой день на большаке раздались взрывы — фашисты наскочили на мины. Гитлеровцы пробовали наладить линию связи, но безрезультатно. Не удавалось им возобновить и движение по дороге. Каждый раз их встречал дружный огонь партизанских засад.

Вскоре дорогу занесло снегом, и движение по ней прекратилось до весны. Цель, которую ставили партизаны, была достигнута. Мы получили возможность укрепить свои позиции.

4

В середине января 1943 года нам стало известно, что гитлеровцы готовятся из Уллы и Сокорово направить против партизан карательную экспедицию.

Отряд Владимира Максимовича получил задание выйти в район деревни Усая и не допустить продвижения карателей в глубь партизанской зоны.

Под утро мы выдвинулись на исходный рубеж. Отряд разделился на две группы. Рота Николая Медведского, с которой находился и командир отряда Владимир Максимович, перекрыв дорогу, идущую со стороны Уллы, устроила засаду на опушке леса, недалеко от Усаи. Остальные подразделения, в том числе и наша рота, во главе с комиссаром отряда Александром Гречкиным, должны были зайти в тыл и отрезать пути отхода противника.

Через некоторое время показались каратели. По дороге в сопровождении автоматчиков шел грузовой автомобиль, на нем был установлен крупнокалиберный пулемет. Подпустив фашистов ближе, по команде Николая Медведского партизаны открыли огонь.

В первые же минуты боя заглох мотор автомобиля. Из кабины вывалился убитый шофер. Вражеский пулемет после нескольких выстрелов замолчал. Автоматчики начали выпрыгивать из машины, но их тут же настигали партизанские пули.

Гитлеровцы, видимо, не ожидали здесь засады, повели беспорядочную стрельбу. Партизаны бросились в атаку. Но в это время каратели открыли сильный огонь с флангов, застав партизан на чистом поле. В этот критический момент наша группа во главе с Александром Гречкиным ударила по противнику с тыла. Фашисты не выдержали натиска и в спешном порядке начали отходить по дороге в сторону Сокорово.

В этом бою мы захватили автомобиль, крупнокалиберный пулемет и другое оружие. Немало вражеских солдат нашло здесь себе могилу. Однако и наш отряд тоже понес ощутимые потери.

Смертью храбрых пали командир роты Николай Медведский, жена и боевая подруга командира отряда Мария Максимович, был ранен командир взвода Петр Алещенко и другие партизаны.

Тяжело переживали мы утрату наших боевых товарищей.

С почестями похоронили их на Богородицком кладбище и поклялись защищать свой народ и свою Родину, не щадя своей жизни.

5

В феврале 1943 года отряд Максимовича перевели под Ушачи. Наша рота располагалась в деревне Завечелье. Отсюда мы ходили на задания под Лепель и Камень, минировали дороги, устраивали засады.

Однажды, выполняя задание, мое отделение остановилось в деревне Бутово, в нейтральной зоне. Зашли мы в дом обогреться. Встретили приветливых хозяев. Молодая, энергичная девушка угостила нас молоком. Звали ее Надей.

— Есть ли девушки в партизанах? — поинтересовалась она.

— Да, есть, — ответил я.

— А меня примут?

— Как же, обязательно, — отшучивались мы.

В этой деревне действовала подпольная группа, и здесь мы брали тогда проводника и несколько подвод: в обе стороны требовалось за одну ночь преодолеть расстояние не менее тридцати километров. В числе проводников оказалась и эта девушка, Надя Верховская. Задание было выполнено, и назавтра все мы благополучно возвратились в свое расположение.

После этого прошло месяца полтора — два. В один из весенних дней я находился в карауле в деревне Верховье — в одном километре от Завечелья. Здесь круглосуточно выставлялись посты, а в сторону деревни Занавинье — ночной секрет. Расставив часовых, я зашел в караульное помещение: в дом на краю деревни.

Вскоре с поста явился связной и доложил, что задержана незнакомая девушка, шла со стороны деревни Бутово в расположение партизан. Распорядился привести ее в караульное помещение. Каково было мое удивление, когда этой девушкой оказалась Надя Верховская!

Узнала и она меня.

На вопрос, что ей здесь надо, бойко ответила:

— Я хочу в партизаны. Вы же говорили, что у вас принимают девушек.

— Но ведь вопрос о приеме в партизаны решаю не я, а командование.

— Вот и направьте меня к нему.

Пришлось ее, упрямую, отвести к командиру роты. В разговоре с ним она не преминула сказать, что уже однажды была на задании с партизанами. Как ни уговаривал Надю командир возвратиться домой, она категорически отказалась. Настойчивость и здесь взяла верх. Так Надя Верховская стала партизанкой.

Первое время она работала в нашей столовой. Но постоянно просила командира перевести ее в строевое подразделение. И своего добилась. Надю назначили санитаркой. Теперь она уже с медицинской сумкой и карабином вместе с партизанами ходила на боевые задания, мужественно перенося все тяготы и лишения походной жизни.

В партизанах Надя была до самого конца войны. Здесь вступила в комсомол. Не раз участвовала в боях, оказывала медицинскую помощь, спасла жизнь не одному десятку партизан. Участвовала в прорыве вражеской блокады под Плино и Паперино в мае 1944 года.

В нашем отряде воевали также Валя Григорьева, Аня Мельникова, Лиля Буякова и другие комсомолки. Мы всегда гордились стойкостью и мужеством девушек-партизанок.

6

В отряде широко развернули боевую деятельность разведывательные и диверсионные группы. Ежедневно они уходили на задания: обстреливали вражеские гарнизоны, устраивали засады, минировали дороги, взрывали мосты. Но боевые действия не ограничивались этим. Не раз нам пришлось вступать в открытый бой с врагом.

Весной 1943 года сильная группировка противника прорвалась со стороны Докшиц и подошла к деревне Матырино, находившейся в семи километрах от городского поселка Ушачи.

Для отпора врага в этот район направили несколько отрядов бригады «Смерть фашизму», в том числе и наш. Сюда же была стянута партизанская артиллерия: в бригаде имелось несколько пушек. На всякий случай готовилась новая линия обороны, которая проходила по реке Ушаче, разделявшей райцентр пополам. По всему берегу были выставлены посты, рылись окопы, а на костеле установлены пулеметы.

Но дальше продвигаться противник не посмел. После того как партизаны обстреляли его из своих пушек, он повернул назад. Преследуя врага, мы вышли на прежние рубежи.

Гитлеровцы предпринимали все новые и новые попытки разгромить партизан. В июне нашему отряду пришлось вести напряженные бои под Завечельем.

Из Каменя многочисленный отряд противника прорвался в партизанскую зону и неожиданно подошел к нашему расположению со стороны деревни Занавинье и Завыдрино. В Завечелье в это время был всего лишь один взвод охраны. Остальные подразделения находились на партизанских рубежах в Мосоре.

Завязался неравный бой, в результате которого гитлеровцам удалось ворваться в населенный пункт и сжечь нашу казарму. Но полностью захватить деревню им так и не удалось. Вскоре подошло партизанское подкрепление, и фашистов выбили из деревни.

К этому времени партизаны сумели расставить ловушки: на пути отхода противника сделали засады, на которые он и нарвался. Враг потерял не один десяток своих солдат.

Так, в открытых боях мужали и закалялись партизаны, приобретая боевой опыт. Гитлеровцы уже не могли безнаказанно врываться в освобожденную нами зону.

7

 Наш отряд состоял из шести подразделений: трех рот, разведвзвода, подрывной группы и хозяйственного взвода.

На учете в комсомольской организации состояло 80 членов ВЛКСМ. Комсомольцы составляли костяк отряда. Молодые партизаны, как правило, находились в строевых подразделениях, более пожилые определялись в хозяйственные.

О высокой роли комсомольской организации говорит тот факт, что на командно-политических должностях в отряде находилось 15 комсомольцев. Членами ВЛКСМ являлись комиссар отряда Иван Короленко, командир роты Владимир Сулим, командир подрывной группы Борис Корзун, политруки взводов Аркадий Добровольский, Федор Хаменок и Иван Сарафанов, старшина роты Владимир Пивоваров, командир отделения Василий Медюшко и многие другие. Все они были смелыми и дисциплинированными партизанами.

В отряде работали комсомольские кружки по подготовке пулеметчиков, минометчиков, подрывников, санитаров, бронебойщиков, автоматчиков и снайперов. Позже организованы комсомольско-молодежные инициативные группы. Хорошо, например, действовала группа во главе с комсомольцем Евгением Стаминком, члены этой группы подрывали на шоссейных дорогах технику противника, уничтожали его живую силу.

Наш комиссар отряда Иван Короленко с большим вниманием относился к работе комсомольской организации. Родом из Сибири, он перед началом войны проходил срочную службу в рядах Красной Армии. Воевал на Западном фронте, попал в окружение, потом стал партизаном.

Иван Короленко был смелым, политически грамотным человеком, в 24 года он, комсомолец, уже комиссар партизанского отряда. Хорошо знал военное дело, умел работать с людьми и воспитывать их. Наверное, за все это его и любили в отряде.

Припоминается такой случай. При распределении оружия, прибывшего из-за фронта, одному партизану досталась новенькая винтовка, а его другу не хватило. Друзья чуть было не подрались.

Когда о случившемся доложили Ивану Короленко, он сказал: — Это хорошо, что так настойчиво добиваются оружия. Значит, на этих парней можно положиться.

И приказал выдать винтовки обоим партизанам.

Несмотря на свою занятость, комиссар постоянно помогал нам. Под его руководством в отряде была неплохо налажена массово-политическая работа. В ротах и взводах за ее состояние непосредственно отвечали политруки.

Выпускались отрядная и ротные стенгазеты, во взводах — «боевые листки», в которых рассказывалось о положении на фронтах, о боевых действиях и жизни партизан. Стенгазеты и «боевые листки» хорошо оформлялись, нередко сопровождались рисунками и карикатурами.

Для работы во взводах утверждались комсорги, в отделениях — агитаторы. Партизанам читались лекции и доклады, устраивались коллективные читки газет и сводок Совинформбюро, которые привозили летчики с Большой земли.

Особенно любили партизаны выступления своего комиссара. Он умел в доходчивой и живой форме, нередко с юмором, преподнести слушателям материал.

В отряде был создан коллектив художественной самодеятельности, который выступал перед партизанами, когда позволяла обстановка.

Большой популярностью пользовались у партизан сатирические частушки, высмеивающие Гитлера, Геббельса и их приспешников.

В некоторых куплетах воспевались храбрость и находчивость партизан.

Например:

"...Парикмахер юный Колька

Образцы нам показал:

 Не под польку, а под пульку

Десять фрицев причесал..." 

Очень любили мы петь и слушать песни довоенных лет: «Крутится, вертится шар голубой», «Катюша», «Три танкиста», «Тучи над городом стали», «В далекий край товарищ улетает» и многие другие.

Некоторые стихи, песни, сатирические частушки сочиняли сами. И хотя они были далеко не совершенны, но поднимали дух партизан, придавали им силу и энергию в борьбе с врагом. 

8

Большую помощь в проведении политической работы оказывали Ушачские подпольные райкомы КП(б)Б и ЛКСМБ.

В отряд не раз приезжали секретарь подпольного райкома партии, он же комиссар нашей бригады Иван Федорович Кореневский, секретарь по пропаганде Максим Харитонович Федоренко, а позднее Матвей Иванович Ястребов, секретарь подпольного райкома комсомола Владимир Яковлевич Василевский, секретарь райкома комсомола по пропаганде, он же заместитель комиссара бригады по комсомолу Павел Петрович Клочков.

Они проводили совещания с политработниками и комсомольским активом, выступали перед партизанами, подсказывали, как лучше строить политическую работу.

Помню, в марте 1943 года из Богородицка к нам в Завечелье прибыли секретарь Ушачского подпольного райкома комсомола Владимир Василевский, заместитель комиссара бригады по комсомолу Михаил Тябут и другие ответственные комсомольские работники.

В то время мы размещались в кирпичном здании бывшей школы. В комнатах были сделаны деревянные нары, на которых лежали соломенные тюфяки. Гости побывали в партизанской столовой и обошли боевые позиции, а под вечер выступили перед партизанами с докладами, рассказали о Сталинградской битве, о боевых действиях бригады, призвали партизан к еще более активной борьбе с немецко-фашистскими захватчиками.

Назавтра состоялось выездное бюро подпольного райкома ЛКСМБ. Незадолго до этого было принято в комсомол несколько молодых партизан, и теперь требовалось утвердить это решение. Я как секретарь ротной комсомольской организации зачитывал заявления о приеме в члены ВЛКСМ и давал каждому вступающему краткую характеристику.

В комсомол мы тогда принимали только тех, кто хорошо зарекомендовал себя в боях с врагом. В тот день бюро утвердило решение о приеме в комсомол Николая Зюлько, Николая Высогорыча и других. Некоторые из них прибыли на бюро прямо из партизаиских дозоров.

Правда, комсомольские билеты тогда не вручали (их получили только после соединения с Красной Армией), но каждый принятый в ряды ВЛКСМ гордился высоким доверием и старался его оправдать.

А весной 1943 года в числе других комсомольских делегатов мне довелось участвовать в работе Ушачской районной конференции. Проходила она в городском поселке Ушачи, в кирпичном здании, где до войны размещался Дом культуры. Правда, нашу работу прервал налет фашистских самолетов. Участники конференции небольшими группами пробирались на опушку леса. Там конференция продолжила свою работу.

Выступления были краткими и конкретными. Говорили о развертывании борьбы с коварным врагом. Шел разговор о подготовке военных кадров: пулеметчиков, автоматчиков, подрывников, снайперов, санитаров.

Лозунгом комсомольцев стало: ни днем ни ночью не давать покоя оккупантам, уничтожать их из засад, нападать на гарнизоны, взрывать мосты и эшелоны.

.

(Сокращено за счет глав 9 - 12,14 - 16)

.

13

Еще осенью наша разведывательная группа под руководством Петра Штеера, младшего брата погибшего Володи Штеера, проникла в деревню Бельчица, расположенную вблизи Полоцка, и выяснила, что в эту деревню переехал из города детский дом.

Всех детей в нем было 194. Из-за недостатка продуктов ребятишки голодали, часто болели. Гитлеровцы намеревались куда-то вывезти их и уничтожить. Жизнь советских детей была в опасности.

Детский дом в Полоцке был открыт еще до войны. Когда в 1941 году развернулись бои на подступах к городу, работники детского дома пытались эвакуировать детей. Но вскоре немцы преградили путь на восток и воспитатели вместе с детьми вынуждены были возвратиться обратно.

Командование бригады поручило нашему отряду продолжать повседневную разведку в гарнизонах, расположенных вокруг Полоцка, особенно в деревнях Коровники, Черноручье, Бельчица (входили в нее Бельчица 1-я, Бельчица 2-я, Бельчица 3-я, Бельчица 4-я), и продумать возможность освобождения детей.

Нам предстояло уточнить численность солдат гарнизона в деревне Бельчица, где находился детский дом, расположение постов, время их смены и раздобыть другие важные сведения.

Вскоре наша разведка установила, что в деревне Бельчица находится усиленный вражеский гарнизон из трех батальонов, на его вооружении 12 пушек, 17 минометов, пулеметы и другое оружие. Мы точно узнали расположение постов и пулеметных гнезд противника.

Зимой 1944 года группа партизан во главе с комсомольцем Николаем Высогорычем, в которую входили Вася Вайтюшенок, Гриша Шлейхер и другие ребята, возвращалась из очередного похода в Полоцк. Около озера Семенец ее окружили фашисты. До последнего патрона сражались ребята, уничтожив до 20 солдат и офицеров противника. В этом бою погибли шесть человек, а комсомолец Вася Вайтюшенок был тяжело ранен. Его схватили гитлеровцы и увезли в Полоцк. Как потом стало известно, паренька пытали, стараясь узнать место расположения партизан. Но он ничего не сказал и был зверски замучен. Очень тяжело мы переживали тогда трагическую гибель своих товарищей.

Детальную разработку и проведение операции по спасению детей Полоцкого детдома поручили нашему отряду.

Вскоре план был продуман до мельчайших деталей и утвержден командованием бригады. Операция получила условное название "Звёздочка".

Но осуществить намеченный план оказалось не так просто. Во-первых, гарнизон в Бельчицах был сильно укреплен. Во-вторых, в детдоме имелось много малолетних детей, которые не могли самостоятельно по глубокому снегу дойти до леса.

Мы понимали, если открыто завязать бой, то дети могут погибнуть. Поэтому решили операцию провести, по возможности, без боя, тайно вывести детей.

Наступил намеченный день операции — 18 февраля. Отряд взял с собой более тридцати подвод и вечером под прикрытием темноты совершил стремительный марш-бросок под Полоцк.

В деревню направили группу разведчиков во главе с заместителем командира отряда по разведке Павлом Гвоздевым. Она-то и должна была тайно вывести детей в условленное место.

Остальные партизаны, оставив подводы в глубине леса, заняли опушку недалеко от д.Бельчицы. За короткое время окраина леса превратилась в укрепленный рубеж. В глубоком снегу партизаны вырыли окопы, установили пулеметы, на дорогах сделали засады. В любой момент они готовы были вступить в бой.

Группа разведчиков, обойдя вражеские посты, проникла в детский дом, помогла детям выбраться из деревни и вела их в направлении леса.

Навстречу им уже шла группа партизан в белых маскировочных халатах во главе с начальником штаба отряда Иваном Крупиным. Партизаны на ходу подхватывали малышей на руки и уносили в лес, к подводам. Какая это была трогательная картина!

Больных и малолетних ребят несли на руках партизаны, воспитатели и старшие воспитанники. Некоторые малыши шли сами, на каждом шагу проваливаясь в снег. Несмотря на это, в ту зимнюю ночь не было слышно ни стона, ни плача детей. Голодные, полураздетые и измученные, они мужественно переносили все трудности.

У меня на руках оказался мальчик лет пяти-шести, а вторым заходом я вынес девочку, примерно, такого же возраста. На ноги мальчика, у которого из рваных ботинок торчали пальцы, надел меховые рукавицы. Девочку, на ней были лохмотья — закутал в маскировочный халат.

Вначале они молча смотрели на меня и мой автомат, а когда усаживал в сани, кто-то из детей спросил:

- Дяденька, вы наш?

- Да, мы свои, партизаны, — ответил я.

- Фашисты нас уже не убьют?

- Теперь вы будете жить...

Вскоре санный поезд доставил детей в партизанскую зону, в расположение нашего отряда. Ребятишек разместили по домам в деревне Емельяники. Их отогрели, накормили, обмыли, одели (одежду собрали у населения) и оказали первую медицинскую помощь. Потом детей перевезли в Ушачи для отправки самолетами на Большую землю.

Гитлеровцы, узнав, что у них под носом партизаны осуществили такую дерзкую операцию, пытались распустить слух, что детдом вывезен в Германию. Но вскоре все население Полоцка и окружающих деревень узнало правду о судьбе детей.

Весть о спасении детей облетела все партизанские отряды, воодушевляя патриотов на новые боевые дела.

Другим этапом операции "Звёздочка" была эвакуация детей на Большую землю. Весной 1944 года вокруг партизанской зоны усиленно стягивались немецкие войска, и в любое время могла начаться смертельная схватка с врагом. Поэтому детей обязательно надо было переправить за линию фронта.

В этих условиях большое мужество проявили летчики 105-го гвардейского авиаполка. По нескольку раз в сутки прилетали за детьми из-за линии фронта летчики Александр Мамкин, Иван Жуков, Дмитрий Кузнецов и другие.

Особое мужество и героизм проявил летчик Александр Петрович Мамкин. Незадолго до войны он закончил Тамбовскую летную школу, некоторое время работал летчиком-инструктором. Когда началась война, попросился на фронт. Он первый прилетел за детьми и потом не раз повторял полеты.

Последний раз Александр Мамкин на своем Р-5 вез двух раненых партизан, одиннадцать детей и их воспитательницу Валентину Степановну Латко.

При перелете через линию фронта самолет был подбит и загорелся. Но Мамкин не выпустил штурвала и посадил пылающую машину на нашей территории. Едва дети успели выбраться из нее, как раздался взрыв. Обгоревшего летчика отбросило взрывной волной. Через шесть дней в госпитале от тяжелых ран он умер.

Все, кого он вез, остались живы. Мужественный советский сокол пожертвовал собой ради спасения детей.

Из партизанской зоны не успели эвакуироваться только 18 воспитанников детдома старшего возраста. Вместе с партизанами они сражались с врагом до момента соединения с бойцами Красной Армии.

Значение операции "Звёздочка" трудно переоценить. Освобождение почти двухсот детей — это, пожалуй, единственный случай в истории партизанской борьбы во время Великой Отечественной войны.

Через несколько дней после проведения операции работник Ушачского подпольного райкома комсомола Валя Клочкова передала мне указание секретаря Владимира Яковлевича Василевского представить подробное донесение об участии комсомольцев нашего отряда в операции "Звёздочка". Я тогда подробно написал об этом.

Спасенные в 1944 году дети Полоцкого детдома стали взрослыми. Они живут и трудятся в различных уголках нашей страны. В канун 20-летия Победы советского народа над немецко-фашистскими захватчиками я через "Комсомольскую правду" обратился к бывшим воспитанникам Полоцкого детдома откликнуться и рассказать о себе.

Первым, с кем я тогда встретился, был бывший воспитанник детдома, участник "огненного рейса" Володя Форинко. В 1965 году нам была организована встреча Белорусским республиканским телевидением. Тогда он жил в Минске и работал слесарем на заводе.

Затем я узнал о дальнейшей судьбе бывшей воспитательницы детдома B.C.Латко, которая вместе с сыном также летела последним рейсом, о бывших воспитанниках — Г.Тищенко, А.Шевневой, М.Яцуновой, Л.Иваненко и многих других.

В 1980 году в Полоцке состоялась волнующая встреча бывших воспитанников детдома. На нее съехались уже взрослые, возмужавшие люди. Теперь они сами являются отцами и матерями.

Сегодня они знают, какую цену заплатили за их жизнь люди, спасшие их в годы Великой Отечественной войны. Память о них — в их сердцах.

Подвиг и имя летчика Александра Мамкина не забыты.

Память о нем увековечена. На одной из улиц Полоцка, которой присвоено его имя, открыта мемориальная доска. Имя летчика Александра Мамкина носят школы в Полоцке, Минске, Москве.

В Ушачском музее народной славы открыта экспозиция, посвященная летчику Мамкину. Идет речь о том, чтобы поставить ему памятник в райцентре Ушачи, у озера Вечелье, на том самом месте, откуда он вывозил на своем самолете детей.

Низкий ему поклон — говорят благодарные советские люди, спасенные им в суровые годы войны.

.....

Copyright © MirZnanii.com 2015-2018. All rigths reserved.