Мир Знаний

Парадоксы гравитации (стр. 4 из 6)

Гравитация допускает только три состояния для тела:

свободное падение – невесомость, (орбитальное движение – частныйслучай), лежать на поверхности массивного тела, и уходить от гравитации –перегрузка (ракета).

Главный принцип гравитации: агрессивность — хватай и тяни к себе все (еще раз), что плохо летит!

И последнее, о чем я хочу рассказать, это о разбегании галактик.

Хаббл доказал, что чем дальше от нас расположены галактики, тем с большей скоростью они от нас удаляются. Для некоторых галактик эта скорость достигает огромной величины. Из этого следует, что в момент Большого взрыва те частицы, что вылетели первыми, сразу получили эту большую скорость, а те, которые вылетели

позже — полетели медленнее. Со временем из этих частиц сформировались звезды и галактики. Они так и продолжают лететь, хотя по законам гравитации скорость должна падать.

А почему бы, не предположить, что в момент взрыва скорость была небольшой: 1000¸5000 км/сек. Но дальше вся эта масса стала двигаться с ускорением. Почему ускоренно - не будем уточнять. В Большом взрыве могли происходить процессы нам еще не известные. И может быть, вместо притяжения появилось отталкивание из центра. И только через некоторое время включились современные физические законы. В отдельных сгустках заработали законы гравитации. Материя сжалась в звезды и галактики, но в общей массе шло ускоренное расширение.

Подсчитать ускорение легко. Возьмем время расширения 15 млрд. лет, конечную (на сегодня) скорость, допустим, 150000 км/сек.

Ускорение будет равно:

A= 1,8*10-10 м/сек2 .

Думаю, для галактик это нормальное ускорение. Но если учесть, что галактики не просто разбегаются, а участвуют в расширении всего пространства Вселенной, то полученное ускорение есть ее фундаментальное свойство.

А теперь о гравитационных волнах. Как известно, электромагнитная волна имеет две составляющие: электрическую и магнитную. Тогда возникает вопрос: почему гравитационная волна должна быть монопольной?

А если предположить, что она тоже двухкомпонентная.

Но ее составляющими будут гравитационная и инертная волны, которые колеблются перпендикулярно друг другу и распространяются по прямой перпендикулярной этим колебаниям. Это касается только волн.

Гравитационное же взаимодействие – продольно.

Теперь о возможной, будущей теории притяжения. Чтобы ее признание было мировым, необходимо, либо практически повторить опыт Герца, но с гравитационными волнами, либо, извините, взлететь над землей и летать, используя свое открытие. Хотя здесь есть несколько «но».

Во-первых, как только будет заявлено о таком открытии, государство, где оно будет сделано, сразу все засекретит. Так поступят в любой стране. Это открытие превзойдет по эффективности даже ядерные разработки и ракетную технику. Во-вторых, опыт атомных проектов сороковых годов прошлого века научил разведки ведущих стран мира отслеживать и хранить передовые открытия. И я не исключаю, что все, связанное с гравитацией, тщательно анализируется и либо скупается, либо воруется, а то и отстреливается. Ну и конечно, покорение гравитации совершит научный и технический переворот, несопоставимый ни с чем. Земная цивилизация сразу прыгнет в двадцать второй век.

Но когда это может произойти?

Думаю, что очень не скоро, а может быть и никогда.

Есть научные задачи, такого огромного, фундаментального характера, что для их решения могут потребоваться сотни лет. Гравитация тому подтверждение. Эйнштейн отдал жизнь на решение этой проблемы и пришел к выводу, что гравитация - это искривление пространства, хотя я считаю, что искривление пространства – это только следствие Всемирного тяготения, а причина кроется в чем-то другом. Чисто логический анализ приводит к выводу, что если гравитационное поле постоянно рождается каждой элементарной частицей, то очень может быть, что нейтрализовать этот процесс нельзя. Это прерогатива Вселенной и основа ее стабильности. Именно поэтому она так тщательно позаботилась о своей безопасности. Однако, когда природа почувствует, что человечество готово принять на себя тяжесть невесомости, она разрешит нам это чудо.

Хотелось бы еще сказать, что человеку, сделавшему это, Нобелевская премия будет только моральным признанием, ее денежный эквивалент ничего не будет значить.

Слава этого человека превзойдет славу всех до этого великих людей.Однако, настоящий ученый, все-таки, будет думать о науке, а не о деньгах. Это, если он ученый, а не инженер Гарин.

Теперь, что касается Теории относительности. Сомневаться в ее справедливости – то же самое, что отстаивать принцип вечного двигателя. И это в двадцать первом веке! Печально, что в нашей стране, стране первого спутника, первого промышленного атомного реактора, стране, давшей миру Менделеева, Попова, Королева и многих других великих ученых, эти сомнения приобрели такой широкий размах. Хотя, если задуматься, то там, где наука 15 лет находилась на задворках, обязательно всплывает средневековая ересь сторонников Птолемея. Не говоря уже об астрологах и гадалках, вещающих по всем каналам телевидения, само существование которого вдребезги разбивает то, чем с помощью этого электронного чуда дурачат людей двадцать первого века.

Математический аппарат Общей теории относительности разрабатывали величайшие физики – теоретики. И если начинать со Специальной теории, то надо вспомнить Лоренца, Пуанкаре, Минковского, Ланжевена, Фицджеральда и многих других, заложивших фундамент этой теории, и без участия которых, она появилась бы на свет значительно позже. Но появилась бы обязательно. А уж то, что настоящий физический эксперимент по ее проверке, может поставить не менее гениальный экспериментатор, говорит о ее величии.

Манхэттенский проект, как назвали разработку ядерной бомбы военные, редкий случай, когда одной задачей была занята почти половина создателей всей современной физики! Многие участники - Альберт Эйнштейн, Нильс Бор, Энрико Ферми - к тому времени уже успели получить Нобелевскую премию, а другим (Ричарду Фейнману, Евгению Вигнеру, Гансу Бете, Гленну Сиборгу, Луису Альваресу) это только предстояло. И хотя Эйнштейн непосредственно не привлекался к проекту, именно его письмо и двух других физиков, сыграло главную роль в начале работ над атомной бомбой.

А вот, читая критиков Теории, приходишь к выводу, что не по тем законам взрываются атомная и водородная бомбы, не по тем законам работают ускорители, фотоэлементы и лазеры. Никакие галактики никуда не разбегаются, а какие-то невежды придумали квантовую механику.

Ну, что же, подождем, когда критики создадут на основе своих «революционных теорий» хотя бы нечто подобное, вот тогда и поспорим.

А уж, если заработает термоядерный синтез, то пользоваться его энергией и при этом ругать Эйнштейна, будет, по крайней мере, просто глупо.

И завидовать Эйнштейну не стоит, не надо считать себя обиженным Природой. Она не имеет права рожать гениев, используя для этого массовое производство.

Вернемся к гравитации. Каким же может быть механизм притяжения, исходя из логических и физических представлений начала нашего века?

Мы рождены, чтоб сказку сделать былью...

Представим себе две элементарные частицы. Они находятся в пустоте и бесконечно далеки от любых тяготеющих масс. Мы точно знаем, что они притягиваются друг к другу. Но это притяжение не электромагнитное и не ядерное. А уж раз, это происходит на некотором расстоянии, не важно, очень близком или очень далеком, значит, между ними находится нечто, не виртуальное, а реально существующее, что и создает притяжение, и это нечто, называется гравитационным полем. Естественно, что реально существующее поле, должно из чего-то состоять.

Как известно, вся материя Вселенной состоит из устойчивых элементарных частиц. Одни частицы побольше, другие поменьше, но эти побольше и поменьше, различаются не слишком сильно, максимум в две тысячи раз.

А вот частицы, из которых состоит гравитационное поле, должны быть так малы, что отношение их размера к размеру электрона, примерно такое же, как и отношение пылинки к размеру земного шара! Это и есть самые маленькие частицы мироздания. Меньше, просто некуда. Отсюда и их всепроникающая способность.

И, что самое главное - эти частицы неполярны, единственны и одинаковы во всей Вселенной. Благодаря этим условиям наш Мир существует миллиарды лет. Этот гравитационный монополизм, в отличие от земного в экономике, является не только необходимым, но и обязательным, иначе реструктуризация притяжения, разорвала бы Вселенную на мелкие, давно разлетевшиеся куски, непонятно чего.

Итак, частицы, из которых состоит поле. Назовем их гравитационными квантами (ГрК). Их свойства уникальны: они бесконечно малы, не имеют заряда, движутся только со скоростью света, не имеют массы покоя, и на всю Вселенную нет двух разных ГрК. Но вот рождать их могут только элементарные частицы, имеющие эту самую массу покоя. Уникальнейшим же их свойством является то, что в этом мире, их, в своем полете, не может отклонить ничто. Это они искривляют пространство и время, это они замыкают световой луч в кольцо. Сами же ГрК, летят строго прямолинейно! Как видите, пресловутый Эфир просто отдыхает.

Теперь рассмотрим, как они излучаются. Конечно, предположение, что элементарные частицы имеют форму шариков — только предположение. Тем более, что они обладают еще и волновыми свойствами. И кто его знает, как поведет себя частица в данный момент? Начнет огибать препятствие, как волна или так врежет по ядру какого-нибудь атома, что от него останутся только осколки. Неопределенность и еще раз неопределенность. Хотя, в квантовой механике, это подразумевает кое-что еще.

Чтобы долго не блуждать по дебрям науки, скажем однозначно: электрон, протон и нейтрон — круглые.

Точно так же и академик Королев, устав от дебатов о свойствах лунной поверхности, приказал: «Луна твердая, других мнений быть не может». И, вырвав из блокнота листок бумаги, размашисто написал: "Луна твердая. С. Королев".