Мир Знаний

Усадьба Узкое: владельцы и владения (стр. 3 из 4)

Первоначальное внутреннее убранство церкви не сохранилось— оно уничтожено после ее закрытия в 1929г. Затем здание использовалось как водонапорная башня, что давало возможность обеспечить все санаторные номера водой, позднее там разместили мастерскую. В начале 1950-хгг. Фундаментальная библиотека по общественным наукам АН СССР (ныне Институт научной информации по общественным наукам РАН) перевезла в церковь часть своих фондов. В основном это были издания, «не пользующиеся спросом»: отечественная и зарубежная периодика — газеты и журналы; книги из библиотеки князей Воронцовых в Алупке; дубликаты (так называемые седьмые экземпляры), книги на иностранных языках, в том числе вывезенные из Германии, из библиотеки Кенигсбергского университета в бывшей Восточной Пруссии (ныне Калининградская область) и так называемой Готской библиотеки (официально она считается переданной ГДР в 1956г., но тогда про ее часть, находившуюся в Узком, просто забыли). Так как вся эта литература начала плесневеть, то наиболее попорченные сыростью экземпляры периодически уничтожали.

Существующие сегодня шлемовидные купола здание получило только в 1979г. Они выполнены по проекту архитектора С.С.Кравченко, опиравшегося исключительно на аналоги. Еще в конце 1950-хгг. церковные купола были другими, менее широкими и более вытянутыми вверх. Несомненно, они не могли быть одновременны церкви и появились позднее, приблизительно на рубеже XVIII—XIXвв., хотя более, чем нынешние, соответствовали общему духу ее башнеобразных объемов. Кроме того, при таком подходе к реставрации был внесен диссонанс и в ансамбль усадьбы: церковь с таким куполами (даже если гипотетически предположить их достоверность) никогда не существовала параллельно с нынешним господским домом. В итоге общий вид мемориального ансамбля, связанного с именем В.С.Соловьева, оказался искаженным. С 1992г. церковь в Узком является действующей, что не спасло ее от очередных антихудожественных подновлений: ограды, навеса над входом и т.п.

Восточнее церкви находится проходная, встроенная в ограду санатория. Миновав ее, повернем направо к бывшему господскому дому, ныне — главному корпусу санатория Российской академии наук «Узкое». Выражение Б.Л.Пастернака «...дом невиданной красы» в его адрес можно назвать более чем смелым. Надо думать, поэт имел в виду не столько архитектурные достоинства здания, не являющегося уникальным шедевром, сколько его художественное собрание.

Господский дом имеет в основе здание 1780-хгг. Однако сильно вынесенный вперед портик и белокаменная терраса — ныне единственные его части, сохранившие первозданность. Архитектор С.К.Родионов, реконструировавший здание между 1883 и 1895гг., придал ему ряд эклектичных черт. Тогда со стороны главного, западного фасада дом оказался увеличен пристройкой двух симметричных объемов: за счет одного из них было расширено помещение столовой, в котором появился зимний сад; в другом устроили новый вход в здание, соответственно, ближайшая комната превратилась в вестибюль. Представляется, что анфиладная планировка парадных помещений первого этажа уцелела с голицынского времени. В начале 1930-хгг. помещения второго этажа были частично перепланированы, а фронтон портика лишился герба Трубецких. Из-за того что в середине ХХв. перед главным фасадом господского дома посадили лиственницы и ели, сильно разросшиеся за последние десятилетия, оказались перекрытыми существовавшие ранее многочисленные видовые точки на здание. Открытый партер перед ним основательно зарос, и фантастикой кажутся воспоминания детского врача Н.А.Власовой о том, как в конце 1920-хгг. отдыхающие санатория «Узкое» свысокой горки, устроенной уподножья портика, на санях переезжали через один из террасных прудов.

Уникальна часть подлинной обстановки, уцелевшей в доме с дореволюционных времен. Это несколько картин, одна из них работы немецкого мастера А.Х.Риделя «Девушка у ручья», или «Купальщица» (1868); мебель начала ХХв., находящаяся в большой гостиной, — гарнитур из кресел и диванов в стиле модерн; украшением вестибюля с дореволюционных времен стало огромное, почти во всю высоту стены раздвижное зеркало в рамах из красного дерева (трельяж), ныне состоящее лишь из двух частей; кроме того, сохранилось около тысячи томов из усадебной библиотеки: это в основном романы и классика, многое на французском языке. Они в сочетании с «родными» стенами в первую очередь интересны как осколки безвозвратно ушедшего усадебного быта, характерного для таких богатых и больших имений, каким и было в свое время Узкое, а кроме того, приобрели и мемориальную ценность благодаря Трубецким и В.С.Соловьеву — четыре окна на первом этаже в левой части главного фасада и есть окна бывшего кабинета, в котором прошли его последние дни. Около главного входа в здание сохранились огороженная цепями площадка для верховой езды и два фонаря, а со стороны восточного фасада площадка для игры в теннис, не изменившая своего места со времен Трубецких.

Южный флигель, долгое время бывший единственным, всегда использовался как кухонный и до сих пор сохранил свое назначение. Первый его этаж, по-видимому, одновременен господскому дому и, значит, может быть датирован 1780-мигг. Второй этаж более поздний и сооружен либо между 1836 и 1839гг., параллельно со строительством северного флигеля, либо между 1883 и 1895гг. Изначально он имел мощные контрфорсы, являвшиеся скорее не конструктивным, а декоративным элементом, поскольку их исчезновение при одной из реконструкций прошло достаточно безболезненно. В северном флигеле находились помещения для приема гостей и личные апартаменты П.А.Толстого (на первом этаже) и В.П.Толстого (на втором этаже). Рядом с их кабинетами находились гостиные, спальни, уборные графинь и девичьи. На первом этаже рядом с гостиной находилась буфетная и две комнаты без названия. Дублируемость помещений в северном флигеле и господском доме свидетельствует о том, что Узкое уже достаточно давно было рассчитано на обе семьи Толстых.

Переходы, соединяющие оба флигеля с господским домом, сооружены С.К.Родионовым. В начале 1930-хгг. они были надстроены вторыми этажами, большие квадратные окна которых диссонируют с архитектурой господского дома и флигелей. Нужно отметить, что переходы, или «коридоры», на этих местах находились и ранее. При ремонтных работах в усадьбе их периодически перестраивали. Так, в 1846г. архитектор В.В.Александров в одной из бумаг отметил, что для их покрытия нужно прислать железо из Москвы. На топографической карте Московской губернии, составленной по обмерам 1852—1853гг., переходы не показаны, так как, видимо, в то время не существовали. При косметической реставрации основных усадебных построек в 1979—1983 гг., проведенной Всесоюзным реставрационным комбинатом, к переходу между господским домом и северным флигелем с востока была пристроена шахта лифта, поскольку многие отдыхающие в санатории «Узкое» имели такой почтенный возраст, что им нелегко было подняться даже на второй этаж.

Напротив южного флигеля сохранилось одновременное ему небольшое здание ледника, верх которого впоследствии был перестроен.

Северо-восточнее господского дома находится деревянный двухэтажный корпус, сооруженный в начале 1930-хгг. В Узком его называют Кошкин дом из-за того, что обитатели этого здания одно время активно привечали местных кошек. Ныне это здание используется как административный корпус санатория. От Кошкиного дома можно пройти к Круглому, или Питьевому, пруду. Его названия говорят сами за себя: небольшой пруд действительно круглой формы, и изначально из него брали воду для питья.

Южнее Круглого пруда и юго-восточнее господского дома расположен остаток больших оранжерей. Первоначально они состояли из трех частей: длинных маловыразительных крыльев, в которых и выращивались растения (сейчас частично сохранилось лишь восточное крыло), и соединяющей их центральной части с трехпролетным портиком и небольшими помещениями слева и справа от него наподобие кордегардий. Уцелел лишь северный фасад и то не по всей своей протяженности, что мешает точной атрибуции здания. Удалось установить, что южный (несохранившийся) фасад имел могучие контрфорсы с волютами над ними. Видимо, по этой причине в 1923г. на одном из заседаний комиссии «Старая Москва» эти элементы декора назвали елизаветинскими, т.е. сооруженными в период царствования императрицы Елизаветы Петровны. Однако такая датировка все же маловероятна, поскольку на первом известном плане Узкого, составленном землемером капитаном В.Назимовым в 1767г., оранжереи на этом месте не показаны. Скорее можно говорить об архаике их архитектурных форм, что достаточно часто встречается в загородных усадьбах, бывших рассадниками всякого рода анахронизмов. В официальном списке памятников архитектуры Москвы, состоящих на государственной охране, создание оранжерей в Узком отнесено к рубежу XVIII—XIXвв.