Страховое обязательство

Поскольку страховое отношение и отношение из причинения вреда это различные виды общественных отношений, разнится существо и объем обязанностей их участников. Обязанность причинителя вреда по возмещению ущерба – по сути его гражданско-правовая ответственность, объем которой равен возникшему вреду. Обязанность страховщика по осуществлению страховой выплаты нельзя рассматривать как гражданско-правовую ответственность (хотя зачастую встречается именно такое обозначение), ее размер в первую очередь ограничен величиной страховой суммы, а уж потом – размером причиненного страховым случаем убытка.

Нельзя отождествлять страховую выплату, обращающуюся в рамках страхового отношения, с компенсационной суммой, обращающейся в рамках отношения из причинения вреда. Это качественно различные выплаты и по своему назначению, и по основаниям своей выплаты: страховая выплата выступает материальной формой реализации страхового обязательства, возникшего у страховщика в силу заключенного договора, выплата в порядке возмещения вреда является реализацией обязательства, возникшего у причинителя вреда вследствие деликта; основанием для производства страховой выплаты выступает предусмотренный договором страхования страховой случай, основанием для выплаты сумм в порядке возмещения вреда – деликт (факт причинения внедоговорного вреда); производство страховой выплаты осуществляется в рамках договорного страхового отношения, сумма, выплачиваемая в порядке возмещения вреда, осуществляется в рамках внедоговорного отношения из причинения вреда.[6]

Следовательно, страховая выплата как продукт страхового отношения и возмещение вреда, как продукт отношения из причинения вреда, в юридическом смысле это качественно различные платежи.

Разумеется, страхование было и будет оставаться институтом, который может быть использован для охраны имущественных интересов, которые могут пострадать в результате всякого рода неблагоприятных событий. Но основное назначение страхования – это защита материального положения страхователя.

Определенный интерес представляет вопрос об отличии договора страхования от договора возмездного оказания услуг.

По договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги (ст.779 ГК РФ).

Соприкосновение договора страхования с договором возмездного оказания услуг явствует, прежде всего, из того обстоятельства, что в настоящее время в экономической и даже юридической литературе стала проглядывать тенденция оценки отношений между страхователем и страховщиком как отношений по реализации товара особого рода, именуемого страховой услугой.[7] Однако в юридической литературе отмечается, что услуги по страхованию – это услуги особого рода, не подпадающие под действие договора возмездного оказания услуг.

Действительно, п.2 ст.779 ГК при перечислении видов услуг, которые охватываются договором возмездного оказания услуг, страховые услуги не упоминает.

Кроме того, в специальном своем значении, которое применяется в гражданском праве, к услугам относятся лишь те, которые носят нематериальный характер, т.е. та деятельность услугодателя, которая, во-первых, не воплощается в овеществленном результате и где, во-вторых, услугодатель не гарантирует достижение предполагаемого положительного результата. Между тем при страховании страховщик при наступлении страхового случая гарантирует производство страховой выплаты, что и составляет сущность страхового обязательства.

Таким образом, по формальному признаку договор страхования отличается от договора возмездного оказания услуг тем, что, во-первых, страхование не значится в том перечне услуг, которые охватываются действием данного договора, во-вторых, «страховая услуга» не подпадает под понятие «услуга», которую имеет в виду статья 779 ГК.

Однако дело даже не в этом. Дело в том, что страхование вообще не является услугой. Услуга всегда представляет собой определенное действие. Единственное, что может сделать страховщик для страхователя, так это дать ему денег. Но это он может сделать лишь тогда, когда произойдет страховой случай. В результате получается, что, пока не произойдет страховой случай, нет ни страховой услуги, ни самого страхования. Между тем страхование действует, пока действует договор страхования (независимо от того произойдет страховой случай или нет). Поэтому говорить о страховании как о реализации страховщиком страхователю некой «страховой услуги» нет, по моему мнению, оснований.

Таким образом, отличие договора страхования от договора возмездного оказания услуг заключается не только в чисто юридических признаках, но и в существе обязательства – страхование ни с экономической, ни с правовой точек зрения не относится к деятельности по оказанию услуг – сущность страхования заключается в обеспечении страховой защиты имущественных интересов страхователя.[8]

Договор страхования следует отличать от договора возмездного поручительства. В силу поручительства поручитель обязывается перед кредитором другого лица (должника) отвечать за исполнение обязательства этого лица полностью или в части (ст.361 ГК). Основное отличие указанных договоров состоит в том, что страхование всегда является самостоятельным и основным обязательством, поручительство же всегда является акцессорным обязательством и является способом обеспечения исполнения основного обязательства.

В литературе отмечается еще ряд признаков, позволяющих отграничить поручительство от страхования. Так, М. Брагинский отмечает, что при поручительстве, подобно страхованию, обязательство соответствующей стороны вступает в силу в результате события, которое может наступить или не наступить. Различие же состоит в характере соответствующего события. При поручительстве речь всегда идет об одном и том же – неисполнении должником основного обязательства, в то время как набор страховых случаев многообразен.[9]

Весьма своеобразные доводы приводит Ю. Фогельсон. Говоря о различиях страхования и поручительства, он указывает, что страховщик осуществляет страховую защиту на профессиональной основе, имея на то лицензию и формируя специальные денежные фонды, имеющие особый правовой режим. Поручительство не является видом профессиональной деятельности, и эта деятельность не лицензируется.[10]

Весьма сложным представляется вопрос об отграничении накопительного страхования от отношений банковского вклада. Существует точка зрения, что накопительное страхование представляет собой форму долгосрочного сбережения денежных средств населения с начислением на них процентов. Так, Ю. Фогельсон пишет: «Накопительное страхование очень похоже на срочный банковский вклад тем, что в обоих видах отношений накапливается определенная сумма и через указанное в договоре время она выплачивается с процентами. Разница же в наличии элемента случайности, который в накопительном страховании жизни присутствует, а в срочном банковском вкладе – нет».[11]

М. Брагинский к этому добавляет, что при договоре займа уплате подлежит заранее определенная сумма, к тому же, как правило, с процентами, а при имущественном страховании размер выплаты определяется в конечном счете лишь с наступлением страхового случая.[12]

Таким образом, названные авторы полагают, что при накопительном страховании страховщик выполняет функцию накопления денег страхователя, вручаемых страховщику посредством страховых взносов, которые затем возвращает в виде страховой выплаты при наступлении события, обозначенного в качестве страхового случая. В силу этого данное страхование называется «возвратно-накопительным», а самому страхованию приписывается наличие сберегательной функции. При такой трактовке страховые отношения действительно представляют собой отношения банковского вклада (в широком смысле – заемные отношения).

Такая трактовка представляется ошибочной. И коренится эта ошибка в неправильном определении экономической сущности страховых отношений.

Вопрос о соотношении договора страхования и договора займа (договора банковского вклада) в сущности есть вопрос о соотношении кредитных и страховых отношений как разновидностей определенных экономических отношений. С экономической точки зрения кредит выражает возвратное движение стоимости: на первой своей фазе (при предоставлении займа) стоимость (выраженная, как правило, в денежной форме) движется от кредитора к должнику; во второй фазе (при погашении долга) эквивалент этой стоимости движется в обратном направлении – от должника к кредитору.

При страховании нет возврата стоимости, а происходит обмен стоимостями, что сближает страховые отношения с товарно-денежными отношениями: в обмен на страховую премию, которая представляет собой плату за страхование, страхователь приобретает у страховщика товар особого рода – страховую защиту, материализованную в виде страховой выплаты и иных выплат, предусмотренных условиями страхования.[13]

Таким образом, основное отличие кредита от страхования, что предопределяет отличие договора займа (банковского вклада) от страхового договора, заключается в том, что при кредите имеет место возврат стоимости, а при страховании – обмен качественно различными стоимостями. Проще говоря, производство страховщиком страховой выплаты не есть возврат страхователю когда-то полученной от него страховой премии, а есть предоставление оплаченного им товара в виде страховой защиты. Страховая премия и страховая выплата, представляя собой составные элементы отношения обмена, выражают качественно различные виды стоимости.