Ипотека морских судов согласно Российскому законодательству (стр. 2 из 5)

Требования, обеспеченные морским залогом, удовлетворяются преимущественно перед требованиями, вытекающими из обязательств, обеспеченных ипотекой.

Глава 2. Договор ипотеки морских судов

§ 1. Предмет ипотеки морских судов

Предметом ипотеки может быть всякое недвижимое имущество, в том числе вещи и имущественные права (требования), за исключением имущества изъятого из оборота, требований, неразрывно связанных с личностью кредитора.

Как уже было сказано выше, современное российское гражданское право закрепляет деление вещей на движимые и недвижимые. Залог недвижимого имущества получил названия ипотеки.

К недвижимым вещам наряду с земельными участками недр, обособленными объектами, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно. Гражданский кодекс относит также к недвижимости подлежащие государственной регистрации воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания, космические объекты.

Предметом ипотеки морских судов являются морские суда.

Кодекс Торгового Мореплавания РФ (Ст. 7) определяет судно как самоходное или несамоходное плавучее сооружение, используемое в целях торгового мореплавания.

А под торговым мореплаванием понимается деятельность, связанная с использованием судов для перевозок грузов, пассажиров и их багажа, промысла водных биологических ресурсов, разведки и разработки минеральных и других неживых ресурсов морского дна и его недр, лоцманской и ледокольной проводки, поисковых, спасательных и буксирных операций, подъема затонувшего в море имущества, гидротехнических, подводно-технических и других подобных работ, санитарного, карантинного и другого контроля, защиты и сохранения морской среды, проведения морских научных исследований, учебных, спортивных и культурных целей и иных целей.

Кардинальными словами, содержащимися в определении, являются «плавучее сооружение».

Морским судном может быть только «сооружение», т.е. целенаправленно и искусственно созданный объект, и только «плавучее» сооружение, т.е. сооружение, которое не просто плавает, а специально создано для этих целей.

При толковании ст. 7 Кодекса Торгового Мореплавания наглядно проявляется ее недостаток, выражающийся в том, что термин «судно» рассматривается очень широко, т.к. для признания того или иного объекта судном в смысле КТМ важно только, чтобы этот объект являлся самоходным или несамоходным плавучим сооружением и чтобы он использовался в целях, которые преследует торговое мореплавание. При этом необходимо отметить, что цели торгового мореплавания в том, виде как они изложены в Кодексе, чрезвычайно широки и разнообразны, что, соответственно, позволяет трактовать термин «морское торговое судно» неоправданно расширительно.

Необходимо отметить, что в советской юридической литературе отмечалось, что в морском праве судно рассматривается не только как продукт судостроительной техники (имущество), но и как учреждение, наделенное правами и обязанностями, т.е. судно выступает не только как объект права, но и его субъект. Для цели настоящего анализа морские суда рассматриваются нами сугубо как объект права.

Следует учитывать, что в ст. 7 КТМ раскрыто главным образом техническое содержания термина «судно». Нормы, определяющие правовые признаки этого понятия, содержатся в главе 2 Кодекса Торгового мореплавания.

Таким образом, практика и теория современного российского права вплотную подошла к настоятельной необходимости выработать универсальное правовое определение морского торгового судна, которое бы не могло быть подвержено значительному влиянию быстрого развития техники, тем более развитию законодательства. Однако необходимо отметить, что анализ нормативных актов, имеющих как внутренний, так и международный характер, приводит к выводу о том, что в них даются определения морских торговых судов, исходя из конкретной цели, которую преследует нормативный акт. Определения в этом смысле не могут иметь универсального значения, они всегда ограничены преследуемыми целями того или иного нормативного акта.

Для правового регулирования ипотеки морских судов по законодательству Российской Федерации определение морского судна имеет принципиальное значение, поскольку оно определяет, то своей сути, то имущество, в отношении которого возможно установление ипотеки.

С учетом вышесказанного, можно определить предмет ипотеки морского судна как самоходное или несамоходное плавучее сооружение, используемое или построенное для использования в целях торгового мореплавания, зарегистрированное в качестве морского судна в соответствии с Кодексом торгового мореплавания в соответствующем судовом реестре.

§ 2. Заключение договора об ипотеке

Договор об ипотеке предоставляет залогодержателю право получить удовлетворение по обязательству, обеспеченному залогом недвижимости, из стоимости заложенной недвижимости преимущественно перед другими кредиторами, за исключением установленным законом.

Кроме объектов, которые являются недвижимостью по определению, в целях установления общего режима правового регулирования ГК РФ относит к недвижимости подлежащие государственной регистрации морские суда.

Согласно ст. 8 Федерального закона «Об ипотеке» договор об ипотеке заключается с соблюдением общих правил Гражданского кодекса Российской Федерации о заключении договоров, а также положений данного Федерального закона.

Договор об ипотеке судна должен содержать следующие положения:

В договоре об ипотеке должны быть указаны предмет ипотеки, его оценка, существо, размер и срок исполнения обязательства, обеспечиваемого ипотекой. Предмет ипотеки определяется в договоре указанием его наименования, места нахождения и достаточным для идентификации этого предмета описанием. Также должны быть указаны право, в силу которого имущество, являющееся предметом ипотеки, т.е. судно, принадлежит залогодателю, и наименование органа государственной регистрации прав на недвижимое имущество, зарегистрировавшего это право залогодателя.

Что касается оценки предмета ипотеки, то она определяется в соответствии с законодательством Российской Федерации по соглашению залогодателя с залогодержателем и указывается в договоре об ипотеке в денежном выражении. Стороны договора могут поручить оценку предмета ипотеки независимой профессиональной организации.

Обязательство, обеспечиваемое ипотекой, должно быть названо в договоре об ипотеке с указанием его суммы, основания возникновения и срока исполнения. В тех случаях, когда это обязательство основано на каком-либо договоре, должны быть указаны стороны этого договора, дата и место его заключения. Если сумма обеспечиваемого ипотекой обязательства подлежит определению в будущем, в договоре об ипотеке должны быть указаны порядок и другие необходимые условия ее определения.

Если обеспечиваемое ипотекой обязательство подлежит исполнению по частям, в договоре об ипотеке должны быть указаны сроки (периодичность) соответствующих платежей и их размеры либо условия, позволяющие определить эти размеры.

Если права залогодержателя удостоверяются закладной, это указывается в договоре об ипотеке.

Договор об ипотеке считается заключенным и вступает в силу с момента его государственной регистрации.

При включении соглашения об ипотеке в кредитный или иной договор, содержащий обеспечиваемое ипотекой обязательство, в отношении формы и государственной регистрации этого договора должны быть соблюдены требования, установленные для договора об ипотеке.

§ 3. Правовая конструкция законной ипотеки

Основанием возникновения права залога, помимо договора, может выступать непосредственно закон в случае наступления указанных в нем обстоятельств, а также если им определено, какое имущество и для обеспечения какого обязательства признается находящимся в залоге. К таким случаям, в частности, относятся правоотношения, вытекающие из п.5 ст.488, ст.587 ГК, ст.77 Федерального закона "Об ипотеке (залоге недвижимости)" и некоторых иных.

Содержащаяся в ст.334 ГК норма не является новой для российского законодательства, поскольку законный залог был введен еще в 1992 году Законом РФ "О залоге". Но, несмотря на относительно длительный период существования законного залога (разновидностью которого является законная ипотека), в судебной практике фактически отсутствуют случаи рассмотрения споров, возникающих в связи с законной ипотекой. Так, арбитражным судом г.Москвы в 1998 году рассмотрено 45 дел, связанных с залогом, и только 6 из них имели отношение к ипотеке. Во всех 6 случаях основанием возникновения ипотеки являлся договор. Данная ситуация связана главным образом со сложностью юридической конструкции, возникающей при законной ипотеке, в связи с чем она используется сторонами в основном в тех случаях, когда возникновение ипотеки императивно предусмотрено законом.

Исходя из нормы ст.334 ГК, основная особенность правоотношений, возникающих при законной ипотеке в отличие от договорной, заключается в юридическом составе, лежащем в основе правовых конструкций. Согласно ст.ст.10 и 11 Закона об ипотеке права залогодержателя (право залога) возникают с момента заключения договора залога, который считается заключенным с момента его государственной регистрации. Следовательно, правоустанавливающее и определяющее значение для договорной ипотеки имеет государственная регистрация. Законная же ипотека, напротив, считается возникшей при наступлении указанных в Законе обстоятельств. Для законной ипотеки в качестве обязательной составляющей юридического состава, лежащего в основе возникающих в данном случае правоотношений, государственная регистрация не предусмотрена и соответственно не носит и правоустанавливающего характера (правоустанавливающее значение имеет лишь основная сделка - купли-продажи, ренты и т.д.). При формальном подходе данное обстоятельство может привести к существованию множества "скрытых" ипотек, допускающих возможность двойных продаж, с которыми еще в XIX веке боролись российские и французские цивилисты (Бланк Г. Ипотека в России. СПб. 1881. С. 7). На практике отсутствие требования государственной регистрации в отношении законной ипотеки и отсутствие ее в качестве обязательного элемента возникающей правовой конструкции при масштабности реализуемых программ ипотечного жилищного кредитования может привести к массовому нарушению прав граждан. В этом смысле вряд ли возможно отрицать важность и целесообразность государственной регистрации для законной ипотеки, поскольку наличие в Едином государственном реестре прав регистрационной записи об ипотеке служит гарантией прав залогодержателей. Можно сказать, что спорность теоретического обоснования для введения государственной регистрации такой ипотеки во многом компенсируется ее целесообразностью.