Договор страхования: правовое регулирование и практическое применение (стр. 14 из 17)

Принципу суброгации придается настолько существенное зна­чение, что если страхователь отказался от своего права требова­ния к лицу, ответственному за нанесенный ущерб, или осущест­вление этого права стало невозможным по его вине, страховщик освобождается от уплаты страхового возмещения полностью или в соответствующей части (ст. 229 КТМ).

Споры по договору страхования.

Споры, которые возникают в связи с установлением, изменением либо прекращением страховых правоотношений, могут рассмат­риваться в судах общей юрисдикции, а также в арбитражных и третейских судах.

Разграничение подведомственности этих судов установлено действующим законодательством на следующих принципах.

В соответствии со ст. 25 ГПК РСФСР общегражданским су­дам подведомственны дела по спорам, возникающим из граж­данских правоотношений (а страховые споры именно к таковым и относятся), «если хотя бы одной из сторон в споре является гражданин...». Однако в данном случае имеется в виду то, что гражданин заключил договор страхования в потребительских целях, а не в рамках осуществления своей предпринимательской дея­тельности. Таким образом, если хотя бы одной из сторон по спору вы­ступает гражданин, который заключил для удовлетворения соб­ственных потребностей договор страхования, то этот спор будет рассматриваться в общегражданском суде по правилам ГПК РСФСР. К таким договорам относятся договоры личного страхования (страхование жизни, страхование от несчастных случаев, страхо­вание детей и т.д.), договоры страхования принадлежащего граж­данину имущества (квартиры, дачи, дома, автомобиля и пр.) и договоры страхования ответственности граждан-автовладельцев. Если же гражданин-предприниматель заключил договор страхо­вания своего имущества (автотранспортных средств, производ­ственного оборудования, рабочего и продуктивного скота, сельско­хозяйственных насаждений, инвентаря и т.д.), которое исполь­зуется им для извлечения прибыли в ходе предприниматель­ской деятельности, споры, связанные с таким договором, должны рассматриваться арбитражным судом.

Естественно, что только в арбитражных судах рассматрива­ются все споры между юридическими лицами (п.1 ст. 22 АПК РФ). В судах общей компетенции и арбитражных судах могут рас­сматриваться споры, связанные с разногласиями сторон при заключении страхового договора, изменением его условий, рас­торжением заключенного договора, признанием договора стра­хования недействительным в целом или в какой-либо его части, наконец, споры, связанные с неисполнением или ненадлежащим исполнением страхового договора.

Однако судебная и арбитражная практика показывает, что в действительности суды имеют дело с довольно узким перечнем страховых споров. Главным образом это споры, связанные с не­исполнением договоров страховщиками, т.е. с отказом страхов­щиков произвести страхователям страховую выплату.

Весьма узким является и перечень страховых обязательств, оспаривание неисполнения которых происходит в судах. Так, в отношениях граждан со страховыми компаниями заметное место занимают споры, вытекающие из договоров страхования личных автомобилей. В отношениях между юридическими лицами до сих пор много проблем порождает так называемое страхование кредитов.

Все это, во-первых, свидетельствует о неразвитости страхо­вого рынка в России, а во-вторых, не позволяет говорить об ус­тойчивости судебной и арбитражной практики в сфере страхо­вых правоотношений. Поэтому вряд ли можно рассчитывать в ближайшее время на выработку судами авторитетных принци­пов и правил, способных обогатить скудное российское страхо­вое право.

В судах общей компетенции, как уже было сказано, наиболее типичными являются иски граждан с требованиями о выплате страхового возмещения по договорам страхования имущества (чаще всего – автотранспортных средств). Особенностью некоторых таких исков является то, что в них требование о выплате страхового возмещения объединено с требованием о возмещении морально­го вреда, причиняемого гражданам необоснованными отказами страховых компаний исполнить свои договорные обязательства. Это неудивительно. По данным Росстрахнадзора, на страховом рынке действует значительное количество недобросовестных стра­ховщиков, которые злоупотребляют доверием граждан, а при на­ступлении страховых случаев, предусмотренных конкретными договорами, под всякими предлогами уклоняются от выплаты стра­хового возмещения.

В связи с этим уместно отметить своевременность появления в гражданском законодательстве (ст. 10 ГК РФ) положения о недопустимости злоупотребления правом в любых формах. Желательно, чтобы суды общей юрисдикции и арбитражные суды активнее применяли эту норму, в том числе и по собственной инициативе.

Говоря об арбитражной практике, следует отметить заметное увеличение числа споров, вытекающих из страховых правоотношений. Большинство этих споров связано с медицинским страхованием и страхованием кредитов. Что касается последнего, то на основании доступной информации приходится сделать вывод о некоторой неустойчивости арбитражной практики. Следует, отметить наиболее типичные проблемы, с которы­ми сталкиваются арбитражные суды при рассмотрении споров, связанных с этим видом страхования.

Существует два типа договоров кредитного страхования: стра­хование ответственности заемщика за невозврат кредита (при этом осуществляется страхование договорной ответственности) и страхование риска непогашения кредита. Эти договоры разли­чаются лишь своим субъектным составом: в первом случае стра­хователем выступает заемщик (и он, следовательно, уплачивает страховщику премию), во втором — кредитор (банк), который уплачивает премию. В содержании этих договоров (т. е. в условиях страхования) существенных различий не наблюдается. Главное — определить страховой риск, т. е. выяснить, от чего производится страхова­ние. Практически во всех договорах предусматривается, что от­ветственность страховщика наступает в случае непогашения кре­дита заемщиком. Следовательно, страховым случаем является невозвращение должником полученных им от банка-кредитора средств.

Строго говоря, столь общее описание страхового случая озна­чает ничем не ограниченную ответственность страховщика, так как невозвращение кредита возможно и в результате событий, не зависящих от воли страхователя, и в силу виновных, в том числе умышленных, действий страхователя. Вряд ли страхов­щики сознательно идут на такой риск, но любопытно то, что сами страховщики разрабатывают столь нелепые формулировки до­говоров, а затем передают их на подпись страхователям. Естественно, что при наличии подобной записи в договоре любой невозврат кредита служит основанием требования о выплате страхового возмещения. Такое положение вещей заставляет стра­ховщиков вырабатывать способы защиты. Можно назвать наибо­лее типичные из них.

1. В судебном заседании выдвигается аргумент, что по дого­вору страхования ответственности заемщика за непогашение кредита стороной по договору выступает заемщик, и только он вправе обратиться к страховщику с требованием о выплате стра­хового возмещения. Однако данный договор имеет конструкцию договора в поль­зу третьего лица. Третьим лицом в этом случае выступает выгодоприобретатель-кредитор (банк), ответственность перед кото­рым и застрахована заемщиком (страхователем). В соответствии с п.1 ст. 430 ГК РФ «договором в пользу третьего лица признается договор, в котором стороны установили, что должник обязан произвести исполнение не кредитору, а указанному или не указанному в договоре третьему лицу, имеющему право требовать от должника исполнения обязательства в свою пользу». Следовательно, ссылка на то, что выгодоприобретатель является стороной договора страхования, не может служить основанием для отказа ему в праве требовать страхового возмещения.

2. Довольно распространенным приемом страховщиков, направленным на то, чтобы парализовать вполне обоснованное требование выгодоприобретателя о выплате страхового возмещения, является «переквалификация» договора страхования в договор поручительства. Делается ссылка на то, что кредитор должен был прежде обратиться к должнику, а уже потом к поручителю, т.е. страховщику. При этом «поручителя» совсем не смущает наличие подписанного им страхового полиса.

3. Весьма привлекательным для страховщиков приемом, к которому, к сожалению, прибегают также и некоторые арбит­ражные суды, является набор аргументов, направленных на до­казательство отсутствия страхового случая. Самый распространенный аргумент – ссылка на так называ­емое нецелевое использование кредита заемщиком. Но он может быть принят во внимание судом только в случае, если в договоре страхования недвусмысленно в качестве основания отказа в выплате страхового возмещения записано это нецелевое использование. На практике в договорах сплошь и ря­дом обнаруживаются записи о том, что страховщик обязан от­слеживать целевое использование кредита заемщиком-страхо­вателем.

Все перечисленные юридические ухищрения исчезли бы сами по себе, если при заключении договоров страхования страховщики точно и недвусмысленно устанавливали бы перечень страховых рисков, т.е. тех конкретных фактов, наличие или отсутствие которых достаточно легко доказать, не прибегая к словесной эквилибристике.

На основании заключенного со страхователем договора страхования у страховой организации (страховщика) возникает обязанность при наступлении страхового случая осуществить страховую выплату. Эта обязанность предусмотрена ст. 929 и 934 ГК РФ. При этом лицом, которое приобретает право на получено страховой выплаты, т.е. кредитором по договору страхования, в соответствии с условиями этого договора может быть как сторона по договору (страхователь), так и выгодоприобретатель.