Линейные корабли (стр. 2 из 3)

Руководство вновь созданного наркомата ВМФ (нарком П.А.Смирнов, начальник Гла-вного морского штаба Л.М. Галлер) в феврале 1938 г. остановилось на единственном, наиболее сильном типе линейного корабля. Программой на 1938 -1945 гг. предусматривалась постройка 15 линкоров типа «А» [1]. Однако и эта перспективная программа с последующими вариантами, направленная И.В. Сталину, В.М. Молотову и К.Е. Ворошилову, также не была утверждена офи-циально.

В августе 1939 г. руководство ВМФ приняло решение довести состав линейного флота до 15 единиц к 1 января 1948 г.: шесть линкоров предназначалось для Тихоокеанского, четыре - Балтийского, три - Черноморского и два - для Северного флотов. Такой объём строительства яв-но не соответствовал возможностям промышленности. Только в июле 1940 г. нарком ВМФ Н.Г. Кузнецов представил ЦК ВКП(б) программу на третью пятилетку, откорректированную совмест-но с наркоматом судостроительной промышленности по решению Комитета Обороны от 9 ян-варя 1940 г. предполагалось в 1938-1942 гг. построить шесть линкоров проекта 23, причем ни один из них даже не планировалось сдать флоту ранее 1 января 1942 г.

В годы третьей пятилетки кораблестроение фактически направлялось отдельными пос-тановлениями Комитета Обороны, в том числе «ежегодными программами военного судострое-ния». Не дожидаясь утверждения окончательного технического проекта, на Балтийском заводе 15 июля 1938 г. заложили головной линейный корабль проекта 23 - «Советский Союз» (заводс-кой №299, главный строитель Н.Ф. Мучкин), 31 октября в Николаеве состоялась закладка одно-типной «Советской Украины» (№352); «Советскую Белоруссию» (№101) и «Советскую Россию» (№102) заложили в Молотовске (ныне Северодвинск) соответственно 21 декабря 1939 г. и в 1940 г. на двух заводах строительство возглавляли П.С. Ермолаев и А.П. Кириллов [3].

Любопытно, что за девять дней до закладки первого линкора 6 июля 1938 г. в Лондоне состоялось подписание Дополнительного протокола к советско-английскому Морскому соглаше-нию 1937 г., согласно которому максимальное стандартное водоизмещение для этого класса ко-раблей повышалось с 35 000 до 45 000 т [4]. Составители технического проекта 23, проходивше-го очередное рассмотрение осенью 1938 г., немалую часть объяснительной записки посвятили рассуждениям о линкоре, стандартное водоизмещение которого достигло 58 500 в метрических тоннах, а в английских 57 600. Пришлось пойти на дипломатическую хитрость; из наркомата ВМФ через наркомат иностранных дел (под контролем КНВД) в Англию сообщили о начале по-стройки в 1938 г. двух линкоров стандартным водоизмещением по 45 000 т; эти данные и появи-лись в иностранных справочниках 1939-1940 гг. [1].

Окончательный технический проект линкора типа «А» Комитет Обороны утвердил своим специальным постановлением только 13 мая 1939 г., участие в его создании принимали главный инженер КБ Балтийского завода Б.Г. Чиликин, инженеры В.В. Ашик, Б.Я. Гнесин, В.И. Неганов, Л.В. Тагеев и другие, отвечали за согласование и проведение опытных работ руководи-тели ВМФ и промышленности - флагман флота 2 ранга И.С. Исаков, И.Ф. Тевосян и Л.М. Кога-нович. Проектом определялись следующие основные элементы и характеристики [1]: стандарт-ное водоизмещение 59 150, полное 65 150 т, наибольшая длина 269,4, по КВЛ -260, наибольшая ширина 38,9, осадка при полном водоизмещении 10,4, начальная метацентрическая высота 3,4 м. Главная энергетическая установка включала шесть котлов треугольного типа, три четырёхко-рпусные активно-реактивные турбины (по числу валов и винтов) суммарной мощностью 201000, допускавших двухчасовое форсирование до 231 000 л.с., скорость предусматривалась 28 и 29 уз соответственно. Полный запас мазута (5530 т) должен был обеспечить расчетную дальность пла-вания 14-14,5-узловым экономическим ходом до 5580 миль; предусматривалось два бортовых руля, столько же становых и запасной якря массой по 13 т и стоп-анкер 4,5 т.

Вооружение линкора «А» предполагалось следующим: девять 406-мм орудий главного калибра в трех башнях (масса снаряда 1105 кг), двенадцать 152-мм противоминной артиллерии в шести двухорудийных башнях, восемь 100-мм зенитных дальнего боя в четырех спаренных ба-шнях и тридцать два 37-мм зенитных автомата ближнего боя в счетверенных башенноподобных установках-гнездах. Расчетная дальность стрельбы 406-мм орудий составляла 248 кабельтовых, а 152-мм - 170 при максимальных углах возвышения. Для управления артогнем предполагалось использовать командно-дальномерные посты, стабилизированные посты наводки зенитных пу-шек дальнего боя и приборы управления автоматическим зенитным огнем с соответствующими центральными артиллерийскими постами; в башнях главного калибра предусматривались 12-м дальномеры и автоматы стрельбы.

В кормовой части планировалось установить катапульту для четырех самолетов «КОР-2», для двух из которых предусматривался ангар. В состав вооружения входили также по две па-ры основных и запасных параванов, три комплекта радиоаппаратуры, по четыре боевых 90- и 45-см сигнальных прожектора. К средствам связи относились радиостанции типов «Ураган», «Шторм», «Бриз», «Скат», «Рейд», внутрикорабельная звонковая сигнализация, радиотрансля-ция, телефон и пневмопочта.

Бронирование и противоминная защита (ПМЗ) рассчитывались на сопротивление 406-мм снарядам, 500-кг авиабомбам и торпедам с зарядом тротила 750 кг. Плиты главного броне-вого пояса толщиной 375-420 мм планировалось расположить вертикально вплоть до верхней палубы, которой отводилась и роль главной броневой (155 мм); горизонтальную защиту плани-ровалось дополнить средней (противоосколочной) палубой толщиной 50 мм, а впереди первой башни главного калибра бронировать верхнюю палубу 100-мм плитами, палубу полубака - 25 мм листами. В носовой части толщина броневого пояса по ватерлинии уменьшалась до 220, в корме - до 130 мм. Вертикальная защита корпуса включала также траверзы толщиной от 50 до 365 мм. Защита командования обеспечивалась носовой (425 мм), кормовой (220) и флагманской (75) боевыми рубками. ПМЗ средней части корпуса на протяжении 64-153 шп. решили выпол-нить по итальянской системе (Пульезе), чтобы ее общая ширина у миделя превысила 8 м; для

кормовой части (153-170 шп.) выбрали так называемую американскую систему защиты, основа-нную на сочетании заполненных и пустых отсеков, разделенных плоскими переборками.

В соответствии с первым штатом, утвержденным осенью 1937 г. по результатам рабо-ты комиссии капитана I ранга К.И. Самойлова, экипаж предполагался в 1664 чел. [1]. В 1939-1940 гг. временно (до вступления корабля в строй) действовали сокращенные штаты - так назы-ваемые кадры.

Экипаж подразделялся на командование, партийно-политический аппарат, 6 боевых частей (включаю авиационную), 3 службы - химическую, санитарную и снабжения, боцманскую и музыкальную команды. Самая многочисленная - артиллерийская боевая часть - одну только 406-мм башню полагалось обслуживать 108 чел. Для командного и начальствующего составов предназначались каюты, рядового - кубрики, оборудованные постоянными койками.

По основным наступательным и оборонительным элементам «Советский Союз» долж-ен был превосходить английские, немецкие, итальянские и французские линкоры постройки 1932-1941 гг. Американские линкоры типа «Айова» (1941-1945 гг.) полным водоизмещением 58 000 т по вооружению и бронированию примерно соответствовали заложенным советским, пре-восходили их в скорости (33 уз), зато уступали в мощности противоминной защиты. Более круп-ные японские корабли типа «Ямато» (1937-1942 гг., 72 809 т) и американские «Монтана» (1944-1945 гг., не достроены, 70 500 т) имели и более сильное вооружение - по девять 457- и двенад-цать 406-мм орудий соответственно; тоже недостроенные немецкие линкоры типа «Н» (1939 г., 68 000 т) предполагалось вооружить восемью 406-мм орудиями.

К наиболее сильным сторонам проекта «Советский Союз» следует отнести продуман-ные и достаточно полные броневую и противоминную защиту, а также высокие ТТД артиллерии главного калибра, которая превосходила все корабельные системы 1941-1945 гг. по дальности стрельбы и эффективности воздействия (за исключением 1460-кг снарядов «Ямато»). Общий вес бронирования без брони вращающихся частей должен был достичь 24 тыс. т («Ямато» - 21 266, «Бисмарк» - 17 540). Постройка линкоров шла все нарастающими темпами, которые, однака, от-ставали от запланированных, особенно в 1939 г.; к осени по разным причинам не удалось задей-ствовать все контрагентные организации, количество которых для головного достигало 122; так, не был заключён договор на поставку главных турбин, остававшихся самым уязвимым местом всего процесса постройки. Наиболее продвигались работы по корпусу, бронированию и главной артиллерии - первое 406-мм орудие успешно прошло испытания на полигоне в 1940 г.

К осени того же года в наркомате ВМФ убедились, что плановые сроки готовности практически не достижимы, а сама программа нуждается в сокращении (стоимость одного кора-бля по оценкам 1939 г. 1100 млн. руб.). В соответствии с постановлением от 19 октября 1940 г. отменили закладку очередных крупных кораблей, постройку «Советской Белоруссии» прекрати-ли, а работы на «Советской России», наоборот, ускорили. Для трех оставшихся линкоров устано-вили новые сроки спуска на воду, однако их достройке помешала война.