Мир Знаний

Эволюция многозарядного огнестрельного оружия (стр. 6 из 9)

По окончании войны винтовки и карабины Маузера оставались на вооружении рейхсвера без существенных изменений. В 1923 г. был выпущен карабин «98b». На самом деле он был скорее не карабином, а модификацией «Gew.98» с упрощенным секторным прицелом, отогнутой книзу рукояткой затвора и изогнутым штырем впереди ложи — для удобства составления карабинов в козлы. Такой штырь впервые появился на винтовке Маузера «91» — модернизированном варианте «88». Винтовки «98» вместе с другими образцами германского оружия поставлялись в гоминдановский Китай — эти винтовки известны под прозвищем «Чан Кай Ши». Заметим, что в Китае в 1943 г. выпускался карабин по образцу «98» под советский 7,62-мм винтовочный патрон обр.1908/30г. (7,62х54). В двадцатые годы винтовки системы Маузера выбрали для своих армий молодые государства — Чехословакия, Югославия, Польша. Германский вермахт в качестве основного индивидуального оружия выбрал карабин, и в 1935 г. на вооружение был принят 7,92-мм карабин «Kar.98k» (kurz), созданный на основе «98» a и b. Ствол был укорочен даже по сравнению с карабином «98а». Рукоятка затвора была отогнута вниз под 90 градусов и помещалась в выемке ложи, ремень крепился сбоку на простой антабке. Применение этих «кавалерийских» решений делало карабин довольно компактным оружием, пригодным для вооружения различных родов войск (пехоты, кавалерии, мотоциклистов, артиллеристов, саперов и т. д.). За счет изменения пазов ствольной коробки под обойму ускорилось заряжание: затвор выталкивал пустую обойму при своем движении вперед. Введена была затворная задержка: по израсходовании патронов подаватель магазина задерживал затвор в заднем положении, что служило сигналом для стрелка, весьма полезным в динамике боя. В сквозном отверстии приклада крепилось металлическое кольцо (диск). Прицел — секторный, с плоской планкой; длина прицельной линии составляла 505 мм. Хотя насечка прицела осталась прежней, наиболее эффективным был огонь на дальности до 800 м. Приклад усиливался металлической накладкой затылка и имел прорезь — антабку для ремня. Производителя указывал теперь кодовый номер на ствольной коробке.

К тому времени расширилось и семейство патронов. Так, имелись патроны:

— «l. S.» с особо легкой (5,5 г) пулей;

— «s. S. » с тяжелой 12,8-г пулей;

— «l. S. L'Spur» с легкой трассирующей пулей;

— «S. m. K. » и «S. m. K. H. » с бронебойными пулями;

— «S. m. K. v. », «S. m. K. L'Spur», «S. m. K. L'Spur 100/600» с бронебойно-трассирующими пулями;

— «P. m. K. » и «P. m. K. v. » с бронебойно-зажигательными пулями;

— «B.-Patrone» с двумя типами пристрелочных пуль — с капсюлем ударного и дистанционного действия и зарядом черного пороха. Эти пули использовались и в качестве зажигательных, их не надо путать с «разрывными» полуоболочечными пулями повышенной убойности типа «дум-дум».

Карабин «98k» хорошо соответствовал условиям боев начала второй мировой войны. Вопреки распространенному мнению о чуть ли не поголовном вооружении вермахта пистолетами-пулеметами, основную массу его вооружения составляли магазинные винтовки и карабины системы Маузера. На сентябрь 1939 г. пехотная дивизия вермахта имела по штату 13300 винтовок и карабинов и 3700 пистолетов-пулеметов, а на 1942 г. соответственно — 7400 и 750. Всего в сентябре 1939 г. вермахт имел: винтовок и карабинов — 4119533 и пистолетов-пулеметов — 26600 . На протяжении всей войны выпуск винтовок (карабинов) превосходил выпуск пистолетов-пулеметов и «штурмовых винтовок»: с 1939 по 1945 год было произведено 10327800 магазинных винтовок и карабинов и 1016213 пистолетов-пулеметов. Опыт боевого применения вермахтом мощных автоматических (самозарядных) винтовок «Маузер» и «Вальтер», как и во многих других армиях, оказался не слишком удачным. Удобные в прикладке, с относительно плавным спуском и тихой работой затвора винтовки «Маузер» хорошо проявили себя как снайперское оружие. От линейных снайперские образцы отличали крепление прицела, лучшая выделка ствола, крепившаяся на приклад «щека». На винтовку крепился цейссовский прицел 4-кратного увеличения с устройством введения поправок. Только в 1943 г. было выпущено 12,5 тыс оптических прицелов. В 1944 г. эта цифра выросла до 98,6 тыс, но большую часть составили 1,5-кратные прицелы для линейных карабинов: предполагалось снабдить оптическими прицелами максимальное число отделений. В небольшом количестве в 1944 г. были выпущены глушители к снайперским винтовкам, а вместе с ними поставлялись и «дозвуковые» патроны (с уменьшенной скоростью пули). На дульной части ствола винтовки или карабина мог крепиться винтовочный гранатомет («мортирка») со специальным прицелом. В ходе обеих мировых войн к «Маузерам» применялись специальные приспособления для стрельбы из-за закрытий со спусковой цепочкой-тягой и перископическим прицелом. «Маузеры» имели множество штыков, в большинстве — типа штык-тесак. Только к семейству «98» в Германии приняли 7 основных моделей. Первый штык-тесак «98» имел длину клинка 523 мм и гладкий обух, второй — длину клинка 520 мм и пилку на обухе. Пилку на обухе клинка имели также штык-тесак моделей «98/02» с клинком длиной 345 мм, «98/05» и «12» («саперный»). Такие штыки в рукопашной схватке наносили тяжелые рваные раны и пользовались дурной славой во время первой мировой: французские солдаты зверски расправлялись с «бошами», находя у них штыки с пилкой, в свою очередь немецкие солдаты на передовой старались поскорее заменить «зазубренные» штыки на обычные. «Kar.98k» получил короткий штык-нож с длиной клинка 252 мм и пластиковой рукояткой. В других странах к «маузерам» приняли свои штыки, в Мексике даже — штык-лопату. Винтовки и карабины «Маузер» различных моделей широко распространились по миру. Они состояли на вооружении в трех десятках стран, среди которых: Аргентина, Бельгия, Боливия, Бразилия, Греция, Иран, Испания, Колумбия, Конго, Люксембург, Мексика, Китай, Парагвай, Перу, Польша, Португалия, Турция, Уругвай, Чехословакия, Югославия и др. Винтовки и карабины системы Маузера по сию пору популярны среди охотников благодаря высокой мощности патрона, меткости, удобству прикладки, перезаряжания и обслуживания, надежной работе выбрасывателя и подавателя. Обыкновенные пули 7,92-мм патрона переделываются в экспансивные надпиливанием оболочки у самого носка. В нашей стране «осело» множество «Маузеров», в основном германского, а также польского, финского и чешского производства — трофеев двух больших войн. К сожалению, немалое их количество было испорчено в первые же послевоенные годы попытками стрельбы «чужими» патронами, включая наш обр.1908/30г. (7,62х54).

В 1996 г. исполнилось 80 лет первому в мире автомату, созданному замечательным теоретиком, практиком и историком оружейного дела Владимиром Григорьевичем Федоровым (1874-1966). Автомат Федорова появился в разгар первой мировой войны, однако история его началась много раньше. Осенью 1908 г. из членов Артиллерийского Комитета ГАУ была создана Комиссия по выработке образца автоматической винтовки. По ныне принятой классификации, следовало бы говорить о «самозарядной» винтовке. Предполагалось, что винтовка будет иметь постоянный магазин на 5 патронов и дальность огня, сравнимую с имеющейся магазинной. Задача Комиссии ставилась основательно. Кроме «выработки самого механизма» она должна была решить вопрос и о новом патроне, который позволил бы уменьшить вес винтовки и увеличить носимый боезапас. До его выработки винтовки разрабатывались под 7,62-мм патрон обр.1908г. Опытной базой Комиссии стал ружейный полигон Офицерской стрелковой школы в Ораниенбауме. В. Г. Федоров как лучший знаток автоматического оружия также вошел в состав Комиссии. Всего за шесть лет работы было рассмотрено около 20 систем и отобраны три из них. 2 апреля 1914 г. Комиссия сообщала об общем положении дел: «В течении ближайшего будущего будет получено для полигонных испытаний три образца автоматической винтовки: 1) 12 экземпляров 3-х линейной винтовки подъесаула Токарева, 2) 10 экземпляров 6,5-мм винтовки полковника Федорова, 3) 10 экземпляров 3-х линейной винтовки г-на Браунинга. После полигонных опытов, которые будут окончены в нынешнем лете, необходимо будет перейти к широким войсковым испытаниям». Винтовка Федорова была прямым развитием 7,62-мм образца. Над ним Федоров работал с 1907г. вместе с мастером-оружейником В. А. Дегтяревым, ставшим на долгие годы его другом, учеником и соратником. В 1912 г. 7,62-мм винтовка Федорова была удостоена большой Михайловской премии, но сам Федоров отнесся к ней более критически. Работая в составе Комиссии, Федоров убедился в необходимости нового патрона уменьшенного калибра и «улучшенной баллистики». Патрон и винтовка под него были разработаны им в 1913 г. Федорову удалось совместить преимущества патронов с «тяжелой» (большая дальность) и «легкой» (скорость) пулями. Большая конусность бутылочной гильзы улучшала экстракцию, а отсутствие закраины предотвращало цепляние патрона патроном при подаче и позволило ввести не выступающий двухрядный магазин. Не стоит считать патрон «улучшенной баллистики» предтечей промежуточных, поскольку по мощности он мало уступал 7,62-мм — его дульная энергия составляла 3143 Дж против 3550 Дж. Автоматика работала на основе отдачи ствола с коротким ходом, запирание производилось с помощью качающихся личинок. Личинки шарнирно крепились на казенной части ствола — это остроумное решение уменьшило вес и длину системы. При движении ствола и затвора назад передние выступы личинок набегали на уступ неподвижного короба и поворачивались, освобождая затвор. Дополнительный импульс затвор получал от рычажного ускорителя. При обратном движении нижние выступы личинок набегали на выступы короба, личинки поднимались в прежнее положение. Ствол и затвор имели свои возвратные пружины. Цельная деревянная ложа имела пистолетный выступ шейки. Металлический желоб цевья делал систему нечувствительной к короблению ложи. К июлю 1914 г. на Сестрорецком заводе были готовы детали для 150 винтовок Федорова. Но... летом 1914 г. началась война, и Военное Министерство распорядилось прекратить все опытные работы, в том числе и по автоматическим винтовкам. Необходимость такого решения подтвердил вскоре сам В. Г. Федоров. В начале 1915 г. он писал с Северо-Западного фронта: «Мысль о новом автоматическом образце надо совершенно оставить... Во-первых, ни одна из систем автоматических винтовок не находится ныне в таком состоянии, чтобы ее можно было бы принять как готовый образец... С другой стороны,.. для меня приобрели совсем другой смысл и окраску ... требования от военного оружия, а именно простота и прочность...». Можно только догадываться, чего стоил ему такой вывод. Катастрофически не хватало и патронов к винтовкам. Уместно вспомнить один эпизод. 21 февраля 1912 г. Николай II, посетив лекцию полковника Федорова в Михайловском училище, высказался против применения в армии автоматической винтовки, поскольку «для нее не хватит патронов». «Августейшее мнение» не остановило работ, но прогноз Императора оправдался — патронов не хватало даже для магазинок.