Мир Знаний

Основные характеристики бронетанковой техники (стр. 10 из 11)

На М1А2 перед люком заряжающего установлен панорамный тепловизионный наблюдательный прибор командира (обзор по азимуту 360°, по углу места - от - 10° до +20°). Основной прицел наводчика обеспечивает независимую от пушки стабилизацию линии визирования и по углу места, и по азимуту. Лазерный дальномер заменен на более совершенный, работающий на углекислом газе; прибор ночного видения установлен у механика-водителя. Дальнейшему совершенствованию подверглась бортовая аппаратура. Внедрена навигационная система на основе приемников спутниковой навигационной системы, установлено измененное радиооборудование. Отдельные элементы системы управления огнем связаны военным интерфейсом НАТО MIL STD 1553В в единую информационную систему, которая служит для обеспечения организации взаимодействия и управления в бою, опознавания целей. Нововведения, внедренные на М1А2, увеличили его боевую эффективность по сравнению с М1А1 в наступлении на 54%, в обороне - на 100%.

В феврале 2000 г. в средствах массовой информации появились сообщения о возможном оснащении танков М1А2 комплексом активной защиты “Арена”, разработанного Коломенским КБМ и предназначенным для обороны танка от атакующих его ПТУР и противотанковых гранат. Установка “Арены” на “Абрамс" связано с участием американской машины в конкурсе на основной боевой танк для вооруженных сил Турции. Одним из требований к перспективному турецкому танку является наличие комплекса активной защиты. В настоящее время доведенных до стадии серийного производства зарубежных аналогов комплекса “Арена” не существует.

Первый М1A2 был переоборудован из М1А1 в сентябре 1990 г.; в испытаниях задействовали десять машин, переоборудованных из М1А1. Ограниченное серийное производство М1А2 началось в ноябре 1992 г., по май 1993 г. изготовили 67 машин (по другим данным 62). Всего для армии США было заказано 3000 танков М1А2, однако в связи с изменением политической ситуации в мире заказ аннулировали. В вариант M1A2 переоборудуется часть парка М1А1 (предусмотрено модернизировать в М1А2 998 танков М1А1).

Дальнейшее развитие М1А2

В середине 90-х годов фирма Дженерал Дайнемикс Лэнд Системз и автобронетанковое управление армии США предложили несколько концепций дальнейшего развития M1. Общим для всех проектов является установка вместо башни дистанционно управляемого орудия с прикрытой броней казенной частью, что позволяет резко уменьшить высоту танка и снизить его массу. В качестве основного вооружения рассматриваются существующая 120-мм гладкоствольная пушка и перспективные электромагнитные орудия различных калибров. Экипаж перспективного танка может быть уменьшен до двух человек за счет установки автомата заряжения и автоматизации при наведения орудия. За счет сэкономленной на отказе от башни массе предусматривается увеличить толщину брони, доведя ее в лобовой части корпуса до эквивалента 1000 мм стальной бронеплиты и оснастить танк встроенной динамической защитой.

Подвеска танка, по-видимому, будет активной, или электромеханической, или гидропневматической. Испытания гидропневматической подвески проводились в 1987-1989 гг. на двух специально переоборудованных танках (один из них был самый первый прототип Крайслер ХМ1). Надежность ходовой части танка значительно возросла, в среднем отказ по ходовой части появлялся после 1600 км пробега, а ее расчетный срок службы определили в 10.000км.

Количество дымовых гранатометов планируется увеличить до 80, все они будут расположены внутри танка.

Специализированные машины на базе M1

В частном порядке фирма Дженерал Дайнемикс Лэнд Системз спроектировала и изготовила мостоукладчик и БРЭМ на шасси танка “Абрамс”. БРЭМ предназначалась для замены в танковых батальонах, вооруженных “Абрамсами” ремонтно-эвакуационных машин М88, которые по своим ходовым качествам не всегда могли сопровождать боевые подразделения. БРЭМ на шасси “Абрамса” в серийное производство не передавалась по причине ограниченного финансирования закупок бронетанковой техники. Армия предпочла модернизировать М88. Мостоукладчик на шасси “Абрамса” с западногерманским мостом “Легоун" принят на вооружение армии США, грузоподъемность моста 70 т.

Боевая карьера "Абрамса"

Первыми получателями “Абрамсов" стали американские бронетанковые части, дислоцированные в Западной Германии. В июле 1981 г. в ФРГ генерал-майор Болл, ответственный со стороны Пентагона за программу M1, сформировал учебный центр для обучения личного состава эксплуатации и обслуживанию новой техники. Основной единицей бронетанковых войск США является батальон, состоящий из четырех рот танков М1 “Абрамс" по 14 машин в каждой. В механизированную дивизию входят пять танковых батальонов, в бронекавалерийскую - шесть. В Европу традиционно отправлялись самые новые модели “Абрамсов”, к примеру, в 1989 г. в континентальной части США лишь 3-й бронекавалерийский полк имел на вооружении М1А1, остальные танки этой модификации находились в ФРГ. Одним из первых танки M1 в 1983г. получил дислоцировавшийся в ФРГ бронекавалерийский батальон 1-11, которым командовал полковник Джон Абрамс - один из сыновей Крейтона Абрамса.

“Европейские” “Абрамсы” неоднократно принимали участие в “Олимпийских играх" НАТО'вских танкистов на приз Канадской армии, показывая весьма неоднозначные результаты в очных соревнованиях со своим главным конкурентом - немецким “Леопардом-2”. Так, в 1985 г. “Абрамс”, впервые участвовавший в Кэнэдиен Трофи, занял второе место. В 1987 г. взводы, выступавшие на M1, заняли первое и третье места, зато на следующих соревнованиях 1989 г. экипажи новейших М1А1 не поднялись выше седьмого места. Провалились на CAT'89 “Абрамсы” из-за системы управления огнем, точнее - отсутствия панорамного прицела командира. Американские экипажи оказались первыми в ночных стрельбах, но с треском проиграли “Леопардам-2” упражнения по скоростному поражению целей. Командиры немецких танков отыскивали мишени гораздо быстрее, передавали цель наводчику, после чего, не дожидаясь выстрела, продолжали поиск очередных целей. Весь цикл обнаружение-поражение занимал в два раза меньше времени, чем на американских танках. В 1991 г. “Абрамсы” в “Олимпийских играх" почему-то участия не приняли.

Всего на вооружение армии США поступило около 8000 танков M1 всех вариантов. Еше 403 танка М1А1 закупил корпус морской пехоты США.

Американцы много усилий приложили, чтобы начать экспорт “Абрамсов" в третьи страны, союзные США. Первой такой попыткой стал конкурс 1981 г. на основной боевой танк для армии Швейцарии, который M1 проиграл “Леопарду-2”. Как отмечалось выше, первой страной, закупившей “Абрамс" стал Египет. Конкурса, как такового не проводилось - танки для армии АРЕ должны были закупаться на деньги, предоставляемые США в рамках безвозмездной военной помощи; понятно какие танки “посоветовали" американцы египтянам. Поставки танков М1А2 в Кувейт (в 1992 г. заказано 218 экземпляров) и Саудовскую Аравию (в 1992 г. заказано 315 машин) также больше связаны с политикой. Все очные соревнования, в которых приоритет отдавался технике, а не политике, “Абрамс" упорно проигрывал “Леопарду-2”, так было в Швейцарии, в Швеции. В настоящее время проводится тендер на поставку танков в Турцию, в котором принимают участие М1А2, “Леопард-2”, украинский T-84. И опять, больше всего шансов у немецкой машины. Особняком стоит конкурс на танк для английской армии, в котором конкурировали “Челленджер”, “Абрамс" и “Леопард”. Соревнования эти понадобились правительству Тэчер только для того, чтобы подстегнуть собственных танкостроителей, “зажиревших" в отсутствии соперников.

Самой известной войной, в которой принимали участие “Абрамсы” стала “Буря в Пустыне”. Как известно, события в Заливе начались летом 1990 г. с вторжения Ирака в Кувейт. США и их союзники при молчаливой поддержке тогдашнего руководства СССР решили устроить показательную порку Саддаму Хуссейну. Сосредоточение американских войск в районе Персидского залива началось уже в августе. В конце августа - начале сентября из США морем была переброшена 24-я механизированная дивизия, на вооружении которой находились танки Ml. Эта дивизия готовилась к ведению боевых действий в условиях пустыни, поэтому ее и отправили первой. Командующий миротворческими силами Норман Шваркопф посчитал необходимым усилить свои войска лучшими бронетанковыми соединениями, дислоцированными в Европе - знаменитой 1-й бронекавалерийской и 3-й танковой дивизий, а также другими соединениями 7-го армейского корпуса (2-й бронекавалерийский полк, 1-я танковая, 1-я пехотная дивизии). На вооружении танковых и механизированных батальонов корпуса состояли новейшие М1А1 со 120-мм пушками. Часть танков была оснащена урановой броней. Всего в Заливе американцы сосредоточили примерно 2000 танков “Абрамс”, 1233 из которых были М1А1НА с урановой броней. До начала сухопутной операции “Абрамсы” привлекались к патрулированию саудовско-кувейтской границы.

Вторжение в Кувейт началось 24 февраля 1991 г., когда танкисты 1-й кавалерийской дивизии прорвали иракскую оборону. Во второй половине дня в бой были введены танки 3-й дивизии. Американцы наносили удар в северо-восточном направлении. Боевые действия продолжались всего пять дней, в ходе этого блицкрига неоднократно происходили танковые бои, где “Абрамсы” мерились силами с иракскими Т-59, Т-62 и Т-72. Информация о результатах этих боев крайне противоречива; то, что опубликовано на Западе о результативности экипажей “Абрамсов" весьма напоминает сказки 1001 и ночи. Хотя бы потому, что воздается хвала тепловизионным прицелам “Абрамсов”, с помощью которых бравые янки расстреливали “семьдесят двойки" на дистанциях порядка 3 км. В той же западной прессе (правда, через десять лет после войны) отмечалось, что обзорно-прицельные системы боевых вертолетов АН-64А “Апач" работали крайне ненадежно (экипажи летали в очках ночного видения), а дальность, на которой было возможно определить тип цели не превышала 2000 м. Даже на этой дальности летчики умудрились поражать ракетами не только иракскую бронетехнику, но и всякие “Абрамсы” - “Брэдли”. Стоит отметить, что система TADS вертолета “Апач" построена на тех же физических принципах, что и прицел GPS танка “Абрамс”, только сложнее и совершенней, да и работает в несколько более комфортных условиях (на высоте 30 м пыли все-таки меньше, чем у самой земли). Речь о ночных системах здесь идет не спроста - дым от горящих нефтяных полей, песчаные бури и пыль от бронетехники очень сильно ограничивали видимость в светлое время суток. Экипажи вертолетов летали в очках ночного видения и днем и ночью, а наводчики “Абрамсов" вынуждены были постоянно пользоваться тепловизионным каналом GPS.