Патриотизм - источник духовных сил воина (стр. 1 из 4)

Калининградский государственный технический университет

Военно-Морская кафедра

Реферат на тему:

“ Патриотизм-источник духовных сил война ”

Задание принял Задание выполнил

Капитан II ранга студент группы 98-ис

Штучный С.А. СамолетовМ.В. "___"___________2001г. "___" __________2001г.

Калининград 2001 г.

ВОЕННО-ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ ПАТРИОТИЗМ

“Кто к знамени присягал единожды, тот у оного до смерти стоять должен”.

ПЕТР I.

Все воинские корабли российские не должны ни перед кем спускать - флаги и вымпелы.

Из Петровского морского устава.

Любой человек всегда является членом какой-либо об­щности людей: нация, класс, социальный слой, произ­водственный коллектив, коллектив по интересам и так далее. Каждая общность имеет свои характерные черты, а ее члены, как правило, гордятся своей принадлежностью к ней. В результате можно говорить о различных частных вариантах патриотизма: классовый, национальный, про­фессиональный и другие. Военных людей обычно интере­сует военно-профессиональный патриотизм.

В истории России его появление связывают с рождени­ем регулярной армии. Ее основа — два потешных полка молодого Петра I. Когда дворяне-подростки вошли в зре­лый возраст, эти полки стали своеобразными военными училищами, выпускавшими офицеров в пехоту и кавалерию. Офицеров-специалистов готовили открытые по при­казу Петра навигационная, артиллерийская, инженерная школы. С развитием регулярной армии и становлением принципиально нового офицерского корпуса получает окончательное оформление военно-профессиональный патриотизм, как выражение сущности людей, посвятив­ших свою жизнь защите Отечества. В своих основных чер­тах он доходит и до наших дней.

Черты военно-профессионального патриотизма не с неба упали. Они обусловлены вполне объективными об­стоятельствами. Армия на Руси всегда почиталась, а воен­ный человек, как правило, был любимцем народа. XX век насчитывает всего две ситуации, когда заинтересованные силы настраивали общественность России против армии и флота. Первый раз — после русско-японской войны 1904—1905 годов, второй — после распада СССР и пере­хода к рыночным отношениям.

В русской армии были достаточно сильны военно-де­мократические традиции, представленные такими гене­ралами и адмиралами, как Петр I, Г. Потемкин, А. Суво­ров, М. Кутузов, Ф. Ушаков, П. Нахимов, М. Скобелев, М. Драгомиров, С. Макаров, М. Фрунзе, И. Исаков, К. Рокос­совский, Г. Жуков, Н. Кузнецов и многие другие.

Армия была важнейшим инструментом складывания русского государства, а флот очень часто служил орудием международной политики. Со времени Петра I сложилась своеобразная роль офи­церства в жизни общества. Офицеры не только защищали Отечество, но строили города и заводы, были изобрета­телями, открывали новые земли, управляли губерниями, служили дипломатами и одно время командовали Право­славной церковью. Первым обер-прокурором Святейшего Синода был полковник И. В. Болтин (1721—1726).

Важным обстоятельством, оказавшим влияние на фор­мирование военно-профессионального патриотизма явился также русский национальный характер.

Названные причины обусловили своеобразные черты русского военно-профессионального патриотизма и до 1917 года и после него. Вот они.

Беспредельная преданность Отечеству и готовность со­знательно отдать за него жизнь.

Непререкаемый авторитет воинской присяги и ее ис­полнение в любых условиях.

Высокие понятия воинской чести и воинского долга как у офицеров, так и у солдат и матросов.

Стойкость и упорство в бою, готовность к подвигу как норма поведения.

Преданность полку, кораблю, его знамени,' его'тради­циям.

Уважение и соблюдение воинских ритуалов, наград и чести мундира.

Героическое поведение в плену.

Готовность прийти на помощь народам, оказавшимся в беде.

Личный пример офицера своим подчиненным.

Мастерское владение своей профессией от полководца до рядового.

А. В. Суворов дал неприятелям более шести­десяти боев и сражений и ни одного не проиграл. Военная история показывает, что такого набора черт не имеет никакая другая армия мира.

' Значение военно-профессионального патриотизма ве­лико, хотя он явление нематериальное: ни взвесить, ни измерить, ни просчитать. Но в критические моменты имен­но он каждый раз перетягивал чашу весов борющихся сто­рон в пользу России.

Для ясности два примера.

Один пример хрестоматийный — 28 героев панфилов­цев. Вдумаемся: всего 28 человек, в том числе один офи­цер. Вооружение — бутылки с “горючкой”, гранаты, не­сколько противотанковых ружей. Справа и слева — нико­го. Могли разбежаться и ищи ветра в поле. Могли сдаться и никто бы не узнал. Могли лечь на дно окопа и будь что будет. Но ни того, ни другого, ни третьего не случилось. Отбили две танковые атаки: одну — 20 танков, другую — 30. Половину сожгли! По всем мыслимым и немыслимым расчетам они должны были проиграть, ведь почти по два танка на брата. Но ведь не проиграли. Выиграли! Сегодня многие не верят и спрашивают: почему?

Ответ в трех сло­вах — присяга, долг, патриотизм:

· присяга — клятва Родине,

· долг — обязанность перед Родиной,

· патриотизм — любовь к Родине.

Если это есть у военных людей, они непобедимы. Под­виг двадцати восьми героев повергает ниц тех, кто хотел бы видеть на войне только кровь, муки и ошибки — на­стоящие и мнимые — и не замечать воли, таланта, уме­ния и презрения к смерти во имя Отечества.

Другой пример из другой войны. Дело было 26 февраля 1904 года. Малый миноносец “Стерегущий” против двух крейсеров и четырех больших миноносцев Японии. Семьдесят орудийных стволов, в том числе шестидюймовых, против четырех.

Японцы, окружив миноносец, предложили ему сдать­ся. На это предложение русские моряки даже не ответи­ли, а Андреевский флаг на всякий случай прибили гвоз­дями к мачте. В ходе боя из 52 человек экипажа 46, в том числе все офицеры были убиты, четверых израненных моряков японцы взяли в плен. Попытка взять на буксир полуразрушенный корабль не удалась. Два матроса: Иван Михайлович Бухарев — машинный квартирмейстер и Ва­силий Сергеевич Новиков — трюмный машинист броси­лись в машинное отделение, задраили помещение и, жер­твуя жизнью, открыли кингстоны.

Подвиг потрясает! Здесь все — верность присяге и во­инскому долгу, стойкость и упорство в бою, подвиг как норма поведения, личный пример офицеров, особенно командира корабля лейтенанта Александра Семеновича Сергеева.

10 мая 1911 года в Петербурге был открыт памятник работы художника К. В. Изенберга, изображающий двух матросов, открывающих иллюминаторы и кингстоны с целью затопить миноносец, чтобы он не достался непри­ятелю. Монумент отлили из стволов старинных корабель­ных орудий, хранившихся в Кронштадтском арсенале. Если присмотреться внимательно, то в наружных очертаниях скульптуры проглядывает массивный и широкий крест с одним лишь словом на перекрестье — “СТЕРЕГУЩИЙ”.

В словарях военно-профессиональный патриотизм оп­ределяется как гордость за принадлежность к армии и флоту, за свой полк, корабль, их честь и славу. Это опре­деление вполне употребимо, но в нем, на наш взгляд, не видно носителя военно-профессионального патриотизма: солдата, матроса, мичмана, курсанта, офицера. Поэтому дополним определение следующим размышлением: воен­но-профессиональный патриотизм — это способность во­ина в критический момент выйти на свой высший про­фессиональный физический, волевой, морально-нрав­ственный предел и превзойти его в интересах Родины.

По этому поводу прусский король Фридрих II уважи­тельно говорил: “Русского солдата мало убить, его надо повалить”. А знаменитому Наполеону принадлежат слова:“Дайте русского солдата, и я покорю весь мир”. Бернадот, бывший маршал Наполеона, затем король Швеции сове­товал шведам: “Подражайте русским, для них нет ничего невозможного”. Но лучше всех сформулировал А. В. Суво­ров, всего два слова: “Чудо-богатыри!”

Солдата и матроса воспитывают, учат и ведут в бой офицеры. Они же и умирают рядом с ними. Чтобы ни су­дачила обывательская молва о них — это особый, благо­родный и, как уже отмечалось, самый патриотичный слой граждан.

После строителя остаются дома.

После хлебороба — хлеб.

После писателя — книги.

Что же остается после офицера?

Только легендарные образцы высоко патриотичной службы, определяющие судьбу Родины и лицо армии и флота.

Несколько примеров.

· 1380 год. Куликово поле. Великий князь Дмитрий Ива­нович, сняв великокняжеское облачение и надев доспехи простого воина, встал в общий строй Большого полка и вместе с ним три часа держал страшный удар татарской конницы.

· 1812 год. Генерал Николай Раевский. В безнадежном положении под деревней Салтановкой лично повел свой корпус в атаку, взяв с собой двух сыновей — шестнадца­ти и одиннадцати лет. Пораженные решимостью генерала не пощадить ни себя, ни своих детей, солдаты в жесто­ком бою опрокинули врага.

· 1854 год. Адмирал Владимир Корнилов, организатор обороны Севастополя. Смертельно раненный, истекая кровью, он успевает произнести: “Скажите всем, как приятно умирать, когда совесть спокойна. Я счастлив, что умираю за Отечество”.

· 1904 год. Капитан 1 ранга В. Ф. Руднев, командир крей­сера “Варяг”, оказавшись один на один с японской эс­кадрой, отверг требование сдаться, вступил в бой и, одер­жав нравственную победу, на века прославил русский флот и русский национальный характер.

· 1945 год. Капитан 3 ранга А. И. Маринеско, командир знаменитой подводной лодки С-13, совершил известную всему миру “атаку века”, решившую судьбу немецкого подводного флота.

Этот перечень можно продолжать до бесконечности. На память приходит знаменитая строка М. Лермонтова: “Да, были люди в наше время...” Попробуем оценить наш день.

Первой, главной и самой важной мужской профессией является профессия офицера. Отчетли­во я осознаю, что для кого-то эта мысль спорная, а для кого-то и неприемлемая. Что ж, свою точку зрения не навязы­ваю, но имею право высказать суждения в ее защиту.