Почерк разведки (стр. 1 из 8)

Почерк - очень индивидуальная особенность человека, такая же, наверное, как форма ушной раковины или линии на ладонях, по которым гадают хироманты. Его изучают психологи, пытаясь и таким образом разобраться в характере, он предмет внимания криминалистов на пути к раскрытию противоправных деяний. Палочка или кисть, гусиное перо или "Паркер", карандаш или шариковая ручка, выводящие почти математически правильные по форме иероглифы или причудливую вязь букв, движимы мускульной силой пальцев, но она направляется центром - головным мозгом, конструирующим то, что ложится на бумагу или иной пригодный для письма материал. Пишущая машинка и компьютер усложнили процесс трансформации мысли, но не могут изменить основного: главный центр производства по-прежнему мозг человека. Он определяет содержание, язык программирования, то, что волей и умом индивидуума формирует текст, что попадает на сайт компьютера. Это почерк, несущий характерные черты интеллекта.

Почерк разведки - это тоже яркая особенность, и она вызывает повышенный интерес. То, что делают отдельные представители разведки, сливается в нечто единое, характерное по целям, которые ставятся и решаются, по манере исполнения, по применяемым средствам. Не зная иногда, кто стоит за конкретными подрывными действиями, контрразведка практически безошибочно определяет их исполнителя по почерку. Вот один характерный пример.

В 80-е годы советская контрразведка задержала железнодорожный контейнер, которому предстояло проследовать из Японии через порт Находку и Ленинград в западногерманский Гамбург. Шпионский контейнер размером с железнодорожный вагон, замаскированный под те, в которых перевозят декоративные горшки, был напичкан дорогостоящей электронной аппаратурой, призванной выявлять и фиксировать атомные объекты, расположенные в районе Транссибирской магистрали.

Снарядила его одна японская фирма, отправила в долгий путь другая; получателем значился немец - бизнесмен из ФРГ. Изучение компонентов аппаратуры показало, что чудо-лаборатория изготовлена на предприятиях Тайваня, Гонконга, Японии и даже Индии. Ряд блоков имел маркировку американских фирм, довольно известных в сфере производства высокотехнологического оборудования. И все же возникал вопрос: кто разработал и осуществлял эту разведывательную операцию? Ответ однозначен: только спецслужбам Соединенных Штатов это под силу, только они заинтересованы в получаемой продукции. Так определялся почерк операции, так с несомненностью установлено ее авторство. ЦРУ и АНБ - настоящие хозяева шпионского контейнера. Япония и ФРГ только подыгрывали Вашингтону, а отправители и получатель - агенты ЦРУ. выполнявшие ответственное задание.

Перехват телефонных и радийных линий связи тоже можно отнести к почерку разведки, обладающей солидным оперативным потенциалом, квалифицированными кадрами специалистов, нацеленностью на добывание нужной информации. В этом отношении американская разведка многое позаимствовала из опыта своего учителя, перещеголяв ныне в изобретательности и усердии Сикрет Интеллидженс Сервис. Почерк американской разведки, хорошо знакомый контрразведке нашей страны по совместной операции ЦРУ и СИС в Берлине, где тандем двух разведок пытался осуществить перехват советских телефонных коммуникаций, позднее проявился на территории СССР. Вначале ЦРУ во взаимодействии с АН- Б провело сложнейшую акцию по подключению к подводным кабелям связи, соединяющим Сахалин с материком. Эта знаменитая операция "Айви белз" раскрыта органами КГБ в 1980 году. Спустя несколько лет советская контрразведка выявила и сорвала операцию посольской резилентуры ЦРУ под кодовым названием "Тоу" (англ. "Бильярдный шар"), в ходе которой американская разведка подключила специальное устройство съема информации к телефонным линиям, ведущим от Москвы к оборонному объекту в городе Троицке.

В марте 1983 года в Филевском парке Москвы советской контрразведкой задержан заместитель руководителя московской резидентуры ЦРУ Ричард Осборн, выступавший в роли второго секретаря американского посольства. У него изъят портативный радиопередатчик для посылки разведывательных сообщений на американские искусственные спутники. Резидентура ЦРУ проводила последние испытания этого сложного электронного прибора, чтобы уже в ближайшее время передавать портативную аппаратуру связи американским агентам в Советском Союзе. Радиосвязь с агентурой не новость в системе работы ЦРУ, но это направление представлялось исключительно конспиративным и достаточно безопасным для участников операции по связи. ЦРУ уже применяло аппаратуру космической связи для контактов с агентами в ряде стран, но в Советском Союзе американцы пока не решались ее использовать. Лишь в начале 80-х годов, когда в Лэнгли обосновался назначенец президента Рейгана Уильям Кейси, получивший свободу рук для активизации разведывательно-подрывных акций против "главного противника" США, организация конспиративной связи с агентами на территории СССР с помощью спутников вышла на передовые рубежи. Пожалуй, этот уникальный способ связи присущ только ЦРУ.

Не успели отгреметь кровопролитные битвы Второй мировой войны, как два из трех главных участников антигитлеровской коалиции развернули наступление на своего недавнего союзника - СССР. Изобретались хитроумные программы подрыва партнера и добывания разведывательной информации об объектах в Советском Союзе, подлежащих уничтожению ядерным оружием. И вот в рамках одной из таких программ взмывали в небо сотни серебристых воздушных шаров с баз в Западной Германии и потоками воздушных течений уносились на восток. С них методически велась фотосъемка районов Советского Союза. В Японии, куда некоторым шарам удавалось долететь, снимки тщательно изучались специалистами разведки и формировались досье подходящих мишеней. Американцы и англичане, осуществлявшие эту разведывательную операцию, не оставляли на воздушных шарах и переносимой ими аппаратуре своих отличительных знаков, хотя и маскировали их пол невинные метеорологические зонды. Но в Москве были уверены в том, что именно они организовывали полеты воздушных путешественников. И вновь спецслужбы США и Великобритании выдавал знакомый советской контрразведке почерк. Впрочем, дипломатические ноты Вашингтону и Лондону не вызывали у ЦРУ и Сикрет Интеллидженс Сервис никаких иных эмоций, кроме понятной досады и раздражения, что до Японии, конечной точки полета шаров, долетали далеко не все. И это тоже почерк разведки, отчетливо проявлявшийся при провалах, - отрицать очевидное или придумывать отступные легенды.

В 60-х годах XX века развернута беспрецедентно широкая антикоммунистическая кампания. Казнены сотни тысяч коммунистов и других членов левых организаций. Компартия Индонезии фактически уничтожена. Президент Сукарно, основатель независимой Индонезии и один из лидеров Движения неприсоединения, военными заговорщиками отстранен от власти и фактически изолирован. Теперь уже перестало быть тайной, что огромную роль в государственном перевороте в Индонезии, открывшем генералу Сухарто путь к президентскому креслу, сыграл Вашингтон, оказавший будущему диктатору существенную финансовую помощь. Но не только деньги переправлялись в Джакарту американцами. По тайным каналам ЦРУ Сухарто переданы исподволь составленные американской разведкой списки руководителей индонезийской компартии, активистов и членов левых организаций. Эти списки использовались захватившими власть силами для организации карательных операций в стране, приведших к огромным жертвам.

Почерк американской разведки в этой кровавой бойне угадывался без особого труда. Собственно говоря, ЦРУ и создано для проведения тайных подрывных акций, подобных индонезийской трагедии. Секретная директива СНБ-10/2 прямо указывала: "Под термином "тайные операции" следует иметь в виду все виды деятельности, которые проводятся или одобряются правительством США, против враждебных иностранных государств или групп в поддержку иностранных государств или групп".

Вся история деятельности ЦРУ - это уже не теоретические изыски творцов директив, подобных этой, а безжалостная практика устранения опальных режимов и неугодных правителей. Либо прямо - своими вооруженными силами и вмешательством, либо руками наймитов и специальных агентов ЦРУ. А во многих случаях _ путем доведения до определенных сил той или иной страны выгодной США так называемой направленной информации. Важнейшее требование при этом, особо подчеркиваемое в соответствующих директивах и приказах, - утаить конечные цели Вашингтона, а зачастую саму причастность США к подрывным акциям. Так и должно было произойти в случае с кровавыми делами в Индонезии и устранением Сукарно. "Шансы на обнаружение или разоблачение нашей поддержки (Сухар-то. - Р. К) на данном этапе минимальны, как и в любой другой секретной операции", - докладывал в Вашингтоне посол США в Индонезии Уильям Банди. Конспирация в подобных вещах должна превалировать над другими обстоятельствами. Но скрыть "американский след" Вашингтону не удалось.

Весной 1996 года мир стал свидетелем прилюдного покаяния агента ЦРУ Мариты Лоренс, проживающей в США кубинки, в свое время получившей от американской разведки поручение ликвидировать лидера кубинской революции Фиделя Кастро. По признанию раскаявшейся женщины, сотрудник ЦРУ Фрэнк Стургис перед поездкой на Кубу дал ей задание убить Кастро. Расчет делался на то, что Марита Лоренс, прибыв в Гавану, восстановит былую дружбу с кубинским лидером и незаметно подбросит ему в бокал вина быстрорастворимую таблетку яда. Тщательно подготовленная ЦРУ акция под кодовым названием "операция 40" сорвалась по причинам, не зависящим от американцев. Это далеко не единственная попытка американской разведки расправиться с Фиделем Кастро. Как все опальные страны, Куба - настоящая кость в горле у Соединенных Штатов. Положение усугубляется тем, что остров Свободы выпал из рядов покорных Вашингтону сателлитов, строит на своей земле ненавистный США социализм да еще находится в непосредственной близости от Соединенных Штатов и заражает своим примером другие латиноамериканские страны. Наверное, поэтому список подрывных и прямых террористических акций США против Кубы и ее руководителей, осуществленных в основном ЦРУ, очень внушителен и вполне подходит для международного расследования.