Кредитная система республики Казахстан 2 (стр. 7 из 11)

Аналогичный эксперимент с жилищными кредитами дал похожую картину. Относительно дешевое жилье, которое стоит порядка 50–100 тысяч долларов США, практически не кредитуется, за исключением разве что программы того же “ТуранАлема” – “БТА-ипотека”. При всем разнообразии предложений авто- и ипотечные кредиты пока “стремятся” к наиболее обеспеченному клиенту.

Руководитель риэлторского агентства Almaty Real Estate Зухра Назаровасчитает большинство сегодняшних ипотечных проектов ориентированными на узкую прослойку людей с самыми высокими доходами [30]. Оценивая алматинский рынок жилищного кредитования, г-жа Назарова отмечает его “непрозрачность и закрытость”. По ее мнению, такая ситуация вызвана как стремлением кредитодателей обезопасить себя от лишних рисков, так и некоторыми особенностями налогообложения. Банки, кредитующие ипотечные проекты, по словам г-жи Назаровой, часто проявляют такую гибкость, в результате которой “даже состоятельные люди, способные заплатить сразу, предпочитают взять квартиру в кредит”. Это достаточно яркая характеристика ситуации на рынке.

Однако эта ситуация, как видим, стремительно меняется. По растущему в последние месяцы числу предложений вне сектора самого дорогого кредитования можно судить о движении рынка в сторону постепенного ухода от элитарности. Исследования спроса на бытовые ТНП, проведенные одним из банков, показали, что более 55% опрошенных готовы приобрести в кредит современную бытовую технику – стиральные машины, холодильники, телевизоры. Тот же банк “ТуранАлем”, взявшийся осваивать самую “народную” нишу рынка, отмечает быстро растущий спрос на все потребительские кредитные продукты, ориентированные на сравнительно небольшие (1–10 тыс. долларов США) объемы. “Рынок будет расширяться, – считает начальник отдела розничного кредитования БТА Сауле Исина. – Все банки второго уровня в Казахстане сейчас переходят от корпоративного бизнеса к розничному. Поскольку банковский рынок уже перенасыщен работой с корпоративными клиентами, мы все больше поворачиваемся к рознице. В этой связи наблюдается такое оживление на рынке розничного кредитования. Сейчас идет интенсивный поиск механизмов вложения капитала, поэтому банки, работающие с физическими лицами, стремятся к расширению своей клиентской базы. Большую роль в завоевании симпатий населения играет конкуренция между кредитодателями, в частности, сейчас среди банков наметилась тенденция к понижению процентных ставок. Рынок адаптируется к низкой покупательной способности населения, создавая эффективные механизмы перераспределения его частных накоплений. Главное препятствие, заставляющее нас во многих случаях идти на непопулярные для клиента условия, – это высокие риски” [31, с.24].

Как видим, несмотря на обширное и быстро растущее предложение, в Казахстане есть большой невостребованный спрос на потребительские кредиты. По ряду позиций предложение и спрос не стыкуются. Очевидно, рынок лишь начинает движение к удовлетворению существующего спроса. На этом пути есть серьезные ловушки и подводные камни.

Одна из основных проблем при получении кредита – гарантии банку. Оформляя любой достаточно крупный кредит, вы неизбежно сталкиваетесь с проблемой залога. Им должен стать ваш дом, автомобиль, драгоценности, дорогая бытовая техника. Проблема состоит не столько в том, что далеко не всегда ценности, эквивалентные по стоимости требуемой сумме, найдутся у клиента, сколько в том, что в случае невозврата какой-то части суммы он теряет все. Если же вы оформили кредит с торговой фирмой, реализующей какой-либо товар (автомобиль или квартиру), под залог самого этого товара, то вы, недоплатив в срок, скажем, 15–20% от общей суммы, опять-таки рискуете потерять все приобретение.

Ни одна компания, занимающаяся жилищным кредитованием, не оформит полного отчуждения собственности на приобретаемые квартиру или дом до выплаты всей суммы кредита. А поскольку жилищный кредит – это явление весьма протяженное во времени, всегда есть опасность какого-либо форс-мажора: банкротства, закрытия кредитующей компании. Хотя такие моменты обычно оговариваются в договоре, отсутствие полных прав собственности до выплаты всей суммы кредита также чревато потерей приобретения и всех вложенных в него денег. Например, в рамках процедуры банкротства может начаться продажа имущества компании, и никакие ее кредитные договоры с вами не являются гарантией того, что суд примет решение в вашу пользу.

Риски банков заключаются в невозврате кредита, несоответствии стоимости залогового имущества объему кредита, низкой стабильности доходов населения в республике. По признаниям банкиров, при ощутимом росте объемов операций с частными лицами их беспокоит также отсутствие кредитных историй – документов, отражающих выплаты конкретного лица по предыдущим кредитам. Анализ этих данных во всем мире является обязательным атрибутом работы банков с физическими лицами.

Еще одна проблема связана с присутствием в обращении недекларируемых денег, выплачиваемых сотрудникам отдельных компаний в виде так называемой “черной наличности”. Зарплату, не отраженную в бухгалтерских документах, можно потратить, но ее нельзя представить банку как подтверждение вашей платежеспособности. Общеизвестно, что работодатели практикуют выплату жалованья “черным налом” не от хорошей жизни: к ведению двойной бухгалтерии их вынуждают драконовские прогрессирующие налоговые ставки. С оклада в 10 тыс. тенге подоходный налог составляет около 1,5 тыс., а с оклада в 50 тыс. – уже порядка 14 тыс. Если же гражданин зарабатывает в месяц 500, 700, 1000 долларов США, то налоговые отчисления могут достигать половины дохода, и даже более. Вот почему многие работодатели используют для этой категории работников “серые” схемы двойной бухгалтерии. Но именно люди с доходами 500 долларов США и выше – “зона особого внимания” банков, именно на эту категорию граждан рассчитано большинство потребительских кредитов. Ни один банк не пойдет, скажем, на предоставление ипотечного кредита тому, кто представил справку о заработной плате в 100–150 долларов США, сколько бы он ни получал на самом деле в виде “черной наличности”.

Вернемся к вопросу о том, почему в стране с довольно низким уровнем жизни востребованы самые дорогие виды потребительского кредитования (речь об элитарной ипотеке). Некоторые аналитики связывают эту ситуацию с легализацией теневых капиталов путем получения и возвращения кредита. Конечно, было бы неправильным абсолютизировать это мнение. Однако общая неразвитость потребительского кредитования в Казахстане, дисбаланс спроса и предложения, а в особенности замкнутость элитарного сегмента этого рынка наталкивают на вопрос о том, почему же рынок столь “привередлив”. Почему, в частности, жилищные кредиты, которые в Казахстане значительно дороже и значительно короче по срокам, чем в России, пока не стремятся стать “демократичнее”.

Риэлторы и банкиры сходятся в том, что нормальное развитие этого сегмента объективно сдерживается в Казахстане теми же причинами, что и развитие банковского капитала, – отсутствием “длинных” дешевых денег и несовершенством законодательного регулирования, в том числе налоговыми нюансами. Однако мало кто откровенно говорит о внутренней ситуации на рынке жилищного кредитования. Между тем она характеризуется небывалым оживлением. Только в Алматы сегодня строятся в кредит десятки особняков и элитных жилых массивов.

Основываясь на некоторых конфиденциальных оценках, мы выстроили несколько схем вполне законной легализации капитала, которые могут быть использованы при оформлении жилищных кредитов.

Вот одна из таких схем. Оформление кредита на строительство с долевым участием – кредит получен – строительство выполнено – кредит возвращен. По действующему законодательству не декларируется источник средств, которые пошли на возвращение кредита на жилищное строительство с долевым участием. Таким образом, деньги, которыми оплачен кредит, легализованы.

В целом “обратная сторона” кредитного рынка говорит о том, что, несмотря на обширное предложение, он в Казахстане еще “сырой”, не до конца структурированный и не вполне цивилизованный. Но мы видим, как идет его насыщение, ширится предложение, растет выбор. Появляются целые риэлторские компании, специализирующиеся только на продаже жилья в кредит. Страницы рекламных газет заполонены объявлениями о разного рода ссудах, ипотеке, финлизинге. Все это говорит о присутствии на рынке огромных денег, которые нуждаются в обороте.

Если внимательно проанализировать ситуацию на отечественном финансовом рынке, то станет ясно, что свободных ниш на рынке банковских услуг не так уж и много. Остается потребительское кредитование, по сути, неразработанная “ниша”, где ставки в 18–25% приносят ощутимую прибыль, а рынок, состоящий из миллионов потребителей, таит колоссальный потенциал. Это пусть и не самый быстрый, но довольно надежный механизм оборота капитала. Наконец, еще одним мотивом активизации внутриказахстанского кредитного рынка некоторые специалисты считают мировые финансовые тенденции. Речь идет об осознаваемой банкирами перспективе падения доллара: они понимают, что от “горячих” денег нужно избавляться, заставляя их работать в высокодоходном бизнесе, каковым во всяком случае является кредитование под 20–25% в год.