Экономическая преступность и экономическая безопасность политические аспекты проблемы (стр. 1 из 2)

Экономическая преступность как социальное и криминальное явление - в нашей жизни, может быть, и недостаточно новое, однако только в последние годы и в связи с происходящими в стране политическими, социальными и экономическими изменениями «набирающее обороты», - пока еще недостаточно глубоко и всесторонне изучено. Вполне понятно, что такое положение дел не является удовлетворительным ни для практики социального, в том числе государственного, влияния (контроля, воздействия) на экономическую преступность, ни для теории, призванной познавать природу, закономерности возникновения и развития этого явления.

Неопределенность, «размытость» представлений об экономической преступности, ее сущности, границах, зонах распространения, механизмах живучести, характере угроз для экономики страны не позволяет в достаточной мере оценить влияние этого явления на экономическую безопасность России и выработать соответствующую политику государства в сфере борьбы с этой преступностью.

Учитывая влияние экономической преступности на все стороны жизни государства и общества, каждого конкретного человека, изучение всех аспектов этого влияния представляется весьма сложным в методологическом и теоретическом отношении. Поэтому в рамках статьи ограничимся некоторыми сторонами взаимодействия таких систем, как «политика - экономическая преступность - экономическая безопасность».

Как известно, экономическая преступность возникает гам и тогда, когда есть возможность конкурировать с легальной экономикой при производстве наиболее доходных товаров и услуг. Вполне очевидно, что экономическая преступность отражает состояние легальной экономики: чем оно хуже, тем более доходно и более активно проявляет себя организованная экономическая преступность.

По мнению экспертов удельный вес внезаконной экономической деятельности на Западе весьма высок и составляет от 5-6 процентов в Канаде, Франции и Норвегии до 8-17 процентов в Швеции и США. А в России эта цифра составляет около 25 процентов .

В странах, которые освободились от колониального ига, незаконная экономическая деятельность порой охватывает производство половины и более национального продукта. Многие исследователи признают связь экономической преступности с организованной преступностью как части и целого. Поэтому экономическая преступность, как и организованная, тесно связана с политикой. Опыт нашей страны показывает, что с началом социально-политических преобразований значительно активизировалась деятельность организованной преступности. Во многих регионах бывшего Союза активизация деятельности за национальный суверенитет, независимость наций, формирование новой политической элиты достаточно зримо увязывалась с активизацией жестко централизованно управляемой преступной деятельности (события в Ферганской долине Узбекистана, Нагорный Карабах и др.) .

Наращивая силу в виде капитала, людских ресурсов, повышения социального, в том числе политического и экономического, влияния, организованная преступность, как саморазвивающаяся и самоорганизующаяся система, принимает меры к своей защите, создавая структуры, близкие к разведке и контрразведке. Одним из механизмов выживания и развития экономической преступности является коррупция, которую можно рассматривать как метод, с помощью которого экономическая преступность проникает в государственные и общественные органы в целях их перерождения и нейтрализации соответствующих органов борьбы с этой преступностью. Механизм взаимодействия государственных организаций и организованной преступности заключается в том, что они имеют различные ценности, цели и интересы как сложные социальные системы. Конфликт, порождаемый различием в ценностях. целях и интересах, приводит к тому, что каждая система пытается противоположной стороне навязать свои параметры (ценности, цели, интересы). Если преступности это удается на том или ином участке, то налицо коррупция представителей экономической, идеологической и политической сфер. Если это удается правоохранительным органам, то они создают позиции влияния внутри преступности, нейтрализуя тем самым ее деятельность. Таким образом, для экономической преступности коррупция - это один из способов разрешения конфликта с государством, способов выживания. Поэтому коррупция - это не разовые мероприятия со стороны преступности, выражающиеся в даче взяток, а фактически «линия поведения», «закон функционирования», с помощью которого она пытается расширять свою сферу влияния.

В этом плане можно согласиться с А. Крыловым и Т. Перовой в том, что «коррупция появляется там, где представители государственных органов, политических и общественных организаций являются постоянными членами преступных организованных корпораций. Конечно, их роль в преступных организациях опосредуется сложной системой взаимоотношений, не обязательно это вполне «респектабельные» отношения-

Располагая большими капиталами и еще большими связями, руководители организованной преступности могут самыми различными путями (например, участвуя в финансировании избирательных кампаний, организуя шоу-мероприятия или благотворительные акции) оказывать влияние на политические процессы, общественное мнение и даже правительственные решения.

Понятно, что борьба с организованной преступностью весьма непроста, а, как показывает опыт Запада, идет на равных с правоохранительной системой капиталистических государств. Следует, видимо, признать, что экономическая преступность «врастает» в тело общества, перерождает его и главное - охватывает своим влиянием широкие социальные слои.

Применительно к России можно сказать, что складывающееся политическое положение, неблагоприятная ситуация в экономике, растущая социальная напряженность в среде некоторых социальных групп и классов - все это является питательной средой для экономической преступности.

Эта преступность сегодня динамична, и, развиваясь, она приспосабливается весьма эффективно к рыночным отношениям в стране. Сфера влияния экономической преступности распространяется на банковскую и внешнеэкономическую деятельность, под ее контроль попадает работа многих кооперативов, арендных малых и совместных предприятий. Растет количество крупных и особо крупных хищений. Огромный ущерб наносят преступные посягательства в сфере кредитно-фипансовой системы страны. По прогнозам специалистов, следует ожидать весьма скоро рост махинаций с кредитными (пластиковыми) карточками, незаконной эмиссии ценных бумаг, хищений с помощью внедрения в телекоммуникации и компьютерные сети банков. В общем, тенденция «поступательного роста» экономической преступности, как говорится, налицо. При этом нужно учитывать, что, по самым приблизительным подсчетам специалистов, латентность отдельных видов экономических преступлений значительно превышает 90 процентов .

Не вызывает сомнений, что рассматриваемая преступность не только влияет на все составные элементы политики, такие, как политические отношения различных социальных и экономических групп, экономической элиты между собой и институтами власти; политическое сознание и политическая организация общества, по и отражает их состояние. Отметим, что наличие экономической преступности свидетельствует о том, что политически значимые экономические интересы различных социальных групп населения страны не урегулированы должным образом и должным образом не учитываются. С этой стороны, экономическая преступность выступает как реакция предпринимателей на недостаточный учет их жизненно важных экономических интересов. С другой стороны, данного рода преступность свидетельствует и о стремлении части предпринимателей любыми путями добиться прибыли, преступая при этом и юридические и моральные нормы поведения в социуме.

Двойственный характер рассматриваемого нами криминального явления должен соответствующим образом определять и политику воздействия на него, и условия и факторы, способствующие его развитию. При этом, как представляется, акцент лишь на уголовно-правовых мерах будет в современных условиях педостаточен. Об этом говорит и наш отечественный опыт борьбы с организованной преступностью, и аналогичный опыт западных государств. Следовательно, нужны новые подходы к задействованию финансовых, моральных и иных факторов для повышения эффективности социального контроля над экономической преступностью.

В данном направлении предстает важным поиск новых идей и взглядов па экономическую безопасность, на роль государства и общества в ее обеспечении. Правильно выбранные и должным образом сформулированные идеи и представления обладают серьезным синергетическим потенциалом, в то время как ложная идея может привести к деструктивным и опасным для общества последствиям. Речь идет о том, что С. Кургинян назвал концептуальной безопасностью. Какая идея, какой дух будет заложен в проектирование экономической безопасности, мер воздействия на экономическую преступность, какая политика будет предпочтительной и превалирующей? Все это весьма важные вопросы, от которых и зависит безопасность экономики. А значит, и безопасность человека, общества, государства и природы.

Социум, как известно, не терпит насилия, гнета и пена-сытности. Наше общество, пренебрегая этим, кажется, сегодня уже «оседлало» этих трех чудовищных лошадей. Насилие со стороны преступного мира не «анигилируется» насилием со стороны государства и общества. Гнет неизвестности, отчаяния и растущей социальной напряженности пронизывает все «поры» общества. Ненасытность, жадность, всепоглощающее стремление к наживе у одних порождает у других чувство социальной ущемленности, несправедливости и справедливых) 1нева. Многие, в том числе и специалисты, считают, что стоит только урегулировать в правовом плане те или иные отношения - и все станет на свои места. Другие полагают, что нужно ужесточить меры, принимаемые к нарушившим законы, и т.д. Жизнь показывает необоснованность таких мнений. Усиливается деятельность правоохранительных органов, растут их штаты, затраты, а преступность, как феникс, выходит из огня более крепкой, организованной и более жестокой. Это повторяется и дальше с закономерностью замкнутого круга. Видимо, следует искать иные пути и методы достижения гармонии в социуме.