Картина мира и картина социальной реальности: социально-конструктивистский подход (стр. 1 из 3)

Картина мира и картина социальной реальности: социально-конструктивистский подход

Е.В. Армер

Представлен социально-конструктивистский подход к определению картины мира и картины социальной реальности. Проанализировано метафизическое основание видения мира и социальной реальности в качестве картины, а также выявлено соотношение таких понятий, как «картина мира», «научная картина мира», «мировоззрение», «картина социальной реальности». Утверждается положение о том, что «картина мира» и «картина социальной реальности» – это идеальные конструкты познающего субъекта, необходимые ему для определения своего места в динамике современного мира. Ключевые слова: картина мира; мировоззрение; научная картина мира; картина социальной реальности. «Картина мира» стала объектом исследования ученых и философов начиная с 70-х гг. XX в., и это понятие активно используется в современных научных и социально-философских исследованиях. Обзор литературы показал, что на сегодняшний день понятие «картина мира» является более разработанным, чем понятие «картина социальной реальности». В философском словаре дано следующее определение картины мира: «Целостный образ мира, имеющий исторически обусловленный характер; формируется в обществе в рамках исходных мировоззренческих установок» [1]. Но, как справедливо отмечено в том же словаре, «чаще всего под картиной мира имеют в виду научную картину мира». Отождествление картины мира и научной картины мира сегодня доминирует в исследованиях как зарубежных, так и отечественных авторов. В рамках такого подхода под картиной мира обычно понимают систему знаний, представляющую собой «синтез результатов исследования конкретных наук со знаниями мировоззренческого характера» [2. С. 122]. Однако изучение картины мира только в свете развития научных знаний, на наш взгляд, не способствует всестороннему и полному ее анализу. Ситуация усугубляется еще и тем, что «картина мира» – это сложный концепт, связанный с рядом смежных понятий, например таких, как «образ мира», «модель мира», «картина физической реальности», «мировоззрение», «религиозная картина мира» и т.д. Сегодня наблюдаются многообразие определений данных понятий, а также синонимизация некоторых из них. Более того, данный ряд понятий пополняется новыми благодаря попыткам специальных наук разработать собственные картины мира. Так, появляется «языковая картина мира» в лингвистике, «этническая картина мира» в культурологии и т.д.

Что касается картины социальной реальности, то здесь прослеживается схожая ситуация. Данная категория либо используется в неотрефлексированном виде, либо к ней прибегают как к метафоре, чтобы охарактеризовать системный взгляд на общество, либо она рассматривается как часть общенаучной картины мира. В рамках последнего подхода следует выделить разработки В.С. Степина, который понимает под картиной социальной реальности «особую форму теоретического знания, выступающего как отдельный аспект общенаучной картины мира. Она систематизирует знания, полученные в различных социально-гуманитарных науках, обеспечивает их включение в поток культурной трансляции, является исследовательской программой, определяющей постановку тех или иных научных проблем и выбор средств их решения» [3. С. 143].

Таким образом, от внимания ускользает главное, а именно выявление онтологических оснований видения мира и социальной реальности в качестве картины, а также описание характерных черт самой картины мира и картины социальной реальности, а не отдельных их видов. Все это лишний раз подтверждает необходимость дальнейшего философского исследования такого феномена, как «картинное» видение мира и социальной реальности.

Отправной точкой размышлений, на наш взгляд, должно стать определение того, что понимается под миром и социальной реальностью. Мир нами рассматривается как совокупность всего существующего. Мир проявляет себя в различных формах, каждая из которых целокупна. В рамках данного исследования нас прежде всего интересуют такие формы существования мира, как природная и социальная. Социальная реальность как раз презентирует социальную форму явленности мира, соответственно картина социальной реальности представляет собой часть картины всего мира. Однако картина мира ни в коем случае не сводится к сумме своих частей (т.е. картин различных форм существования мира), а есть тоже уникальное и целокупное образование.

Когда же мир и социальная реальность стали пониматься в качестве картины? Был ли мир картиной в Античности, в Средние века и эпоху Возрождения? Здесь мы солидарны с Хайдеггером в том, что для представления мира и социальной реальности в виде картины должны были сложиться особые условия, сделавшие возможным специфический взгляд на мир. И такой взгляд характерен для Нового времени. Именно в этот период человек начинает видеть себя в качестве субъекта: «...он делается тем сущим, на которое в роде своего бытия и в виде своей истины опирается все сущее. Человек становится точкой отсчета для сущего как такового» [4. С. 8]. Человек ставит перед собой мир, не мысля самого себя в нем, представляет мир в виде картины, а себя понимает как субъект познания и преобразования мира, который выступает объектом. Для того чтобы человек стал субъектом, должны были произойти коренные изменения глубинных оснований мировоззренческих установок сознания. Модифицировались представления о познавательной деятельности, 25 природе, социальной реальности, о времени и пространстве. Человек, превращенный в субъект, – это «незаинтересованный наблюдатель», который индифферентен по отношению к социальной реальности, понимаемой в качестве единственно истинной и объективно существующей, так же как и природа. Субъект и объект даны в готовом виде, они статичны и не развиваются. Таким образом, субъект понимается как дистанцированный от мира и социальной реальности и взирающий на мир извне. Понятый так человек действует в особом пространстве и времени, которые наделяются характеристиками абсолютности и изотропности. В предшествующие исторические периоды человек не мыслил себя как субъект, а значит, не мог представить мир в виде картины.

Так, для Средневековья, согласно Хайдеггеру, быть сущим – это значит «принадлежать к определенной иерархической ступени сотворенного бытия и в таком подчинении отвечать творящей первопричине» [4. С. 9]. Это значит, что сущее не переходит в распоряжение человека, как это было в Новое время. Человек не выходил за рамки мира, в котором существовал, а просто жил в этом мире. В Античности же сущее само открывалось человеку, поэтому его основная задача как исследователя заключалась в том, чтобы принять открывающиеся ему тайны и сберечь их.

Сложность заключается в невозможности полностью уйти от собственного мировоззрения при описании прошлых времен. Именно поэтому сегодня часто можно встретить в работах ученых и философов такие понятия, как «картина мира Средневековья», «картина мира Античности» и т.д. При этом не делается ссылка на относительную условность данных понятий. Поэтому постоянно должна осуществляться рефлексия над собственным мировидением. О необходимости быть осторожными в изучении прошлых эпох с современных позиций предупреждал А.Я. Гуревич, обращая внимание на то, что в большинстве случаев происходит не что иное, как «навязывание прошлому своего видения, диктуемого нашей собственной средой и эпохой» [5. С. 32]. Чтобы предотвратить подобное «навязывание», необходимо четко для себя определить главное основание понимания мира и социальной реальности в качестве картины. И таким основанием, как мы уже выяснили, является превращение человека в субъект, который смотрит на мир со стороны, составляя его образ, модель, картину. Если же человек не вычленяет себя из мира, а неразрывно связан с ним, находится внутри него, как это было, например, в Античности и Средние века, то тогда имеет место не «картина», а мировоззрение. Таким образом, мы отходим от концепции Хайдеггера, согласно которой мировоззрение и картина мира есть продукты лишь новоевропейской науки XVII в. Рассмотрим подробнее принимаемое нами соотношение таких понятий, как «картина мира», «картина социальной реальности» и «мировоззрение».

Под мировоззрением нами понимается ядро общественного либо индивидуального сознания, совокупность или система взглядов на мир и место человека в нем и обусловленные этими взглядами основные жизненные принципы деятельности людей (ценности, убеждения, идеалы, нормы и т.д.), а также схемы чувствования и переживания людьми всего, что происходит с ними. Это означает, что мировоззрение формируется в процессе социализации личности, а значит, непосредственно вплетено в человеческую жизнь и не может быть «вырвано» из нее.

Таким образом, мировоззрение можно сравнить с очками, через которые, не замечая их, люди смотрят на окружающую их реальность, не выделяя и не противопоставляя себя ей, в то время как картина предполагает осознанный и целенаправленный взгляд на мир и социальную реальность, который превращает их в объект анализа и исследования. При этом картина мира, картина социальной реальности и мировоззрение взаимосвязаны, это не автономные образования. Картина всегда формируется на базе мировоззренческих установок, которые являются неотъемлемой частью любого человека. Понимаемая таким образом картина мира может стать средством постижения глубинного ядра сознания – мировоззрения личности. Как справедливо отметил Д.А. Леонтьев, «рассказывая о том, как устроен мир, человек рассказывает нам о себе» [6].

Благодаря тому, что понятие «картина» всегда заключает в себе противопоставление человека миру, стала возможна эволюция понятий «картина мира» и «картина социальной реальности»: со временем познающий субъект начинает фиксировать наличие зазора между миром и его картиной. Происходит это посредством признания конструктивной функции человеческого сознания. Если в Новое время картина мира и сам мир отождествлялись, и считалось, что результат исследования мира не зависел от культурноисторических условий и методов, то со сменой, согласно В.С. Степину, типов научной рациональности (классика – неклассика – постнеклассика) на первый план постепенно стала выходить конструирующая роль субъекта [7]. Основной же характеристикой мировоззрения, наряду с включенностью человека в мир, на наш взгляд, продолжает оставаться отсутствие зазора между «картиной мира и самим миром» [8. С. 6]. Д.А. Леонтьев называет такую своеобразную черту мировоззрения квазиобъективностью: «Будучи субъективной психологической реальностью мировоззренческие генерализации воспринимаются самим субъектом как отражение реального мироустройства, как точная характеристика объективной действительности» [6].