Мир Знаний

Административное пресечение как мера административно-правового принуждения (стр. 6 из 26)

И в заключении этой главы хотелось бы несколько слов сказать о роли административно-правового принуждения в системе полицейского права. Думается, что в системе полицейского права институт административного принуждения занимает центральное, стержневое положение. Все другие правовые институты полицейского права: субъекты полицейского права, обеспечение законности полицейской деятельности, право на выбор местожительства и передвижение, режимы чрезвычайного и военного положения и т.д., являются производными от института административного (полицейского) принуждения. Вообще само полицейское право, благодаря, прежде всего, необходимости регламентации административного принуждения, возникает, формируется и дифференцируется на правовые институты. Французский мыслитель Э. Ренан, говоря о государственном принуждении, был глубоко права, понимая, что оно – чрезвычайно не привлекательная вещь, но без него было бы немыслимо развитие культуры[48]. По степени своей непривлекательности административное принуждение следует сразу же после уголовной репрессии как вида государственного принуждения, так как административное принуждение тоже представляет порой грубое, болезненное и крайне неприятное принудительное воздействие на личность. Если же должностными лицами, применяющими административное принуждение, будут допущены злоупотребления предоставленной им властью, то данное обстоятельство может привести к серьезному нарушению прав и свобод личности. В соответствии с этим, нормы, которые регулируют административное принуждение и связанные общественные отношения, должны объединяться в полицейское право, и в силу своей социальной значимости не должны смешиваться с иными подотраслями и институтами административного права. Также, в свою очередь, деятельность по применению мер административного принуждения, не следует смешивать с другими видами административной (государственной) деятельности, и, по примеру того, как это было в царской России и в современных государствах, необходимо выделять данную деятельность как полицейскую. На это обращал внимание в 1907 году видный русский ученый – административист В.М. Гессен. Он отмечал, что «в настоящее время мы понимаем не только в России, но и в Германии под полицейской деятельностью не административную деятельность вообще, а только определенный вид, определенный ряд государственной деятельности, деятельность, направленную на поддержания безопасности и порядка, связанную с применением принудительную власти»[49].


2. Понятие и виды мер административного пресечения

Административно-принудительные меры являются средством охраны общественных отношений от возможных нарушений, наступления вредных последствий. Реальные правонарушения ставят под непосредственную угрозу охраняемые общественные отношения и причиняют им вред. Интересы их защиты требуют неотложной помощи со стороны государства, которое оказывает ее в виде пресечения действий, нарушающих правовые предписания. Таковы административное задержание нарушителя, изъятие у браконьера орудий лова или охоты, запрещение эксплуатации неисправных машин и механизмов и т.п. Суть подобных мер административного принуждения, несмотря на их многообразие, состоит в «принудительном прекращении противоправных действий, нарушающих установленный порядок»[50]. Целевое назначение названных средств определило и их наименование – меры административного пресечения.

2.1 Общетеоретическое понятие и характеристика пресечения в административном праве

Значение мер административного пресечения в системе правоохранительных средств особенно велико, поскольку в ходе их применения пресекаются наиболее распространенные правонарушения - административные проступки, обеспечивается возможность привлечения нарушителей к ответственности. Однако назначение мер административного пресечения не исчерпывается, как полагают отдельные авторы, борьбой с административными проступками[51]. Они могут применятся также и для прекращения преступных действий. Так, органы Госгортехнадзора приостанавливают работы, эксплуатацию машин, механизмов, которые ведутся с нарушением правил и норм безопасности и охраны недр, независимо от того, явилось ли это следствием административного проступка или преступления. Таким образом, меры административного пресечения являются одним из наиболее эффективных средств борьбы с правонарушениями. Но некоторые меры административного пресечения могут применяться и для прекращения объективно противоправных, невиновных действий, совершаемых лицами невменяемыми, неделиктоспособными. Иными словами, круг оснований пресечения более широк, чем у административной ответственности.

О природе рассматриваемого вида административно-правового принуждения в юридической литературе высказаны различные, порой даже противоречивые суждения. Отдельные авторы, исходя из принятого в общей теории права деления санкций на карательные и восстановительные, относят к последним и меры административного пресечения. Обосновывается это тем, что важнейшей целью данных принудительных средств является ликвидация вредных последствий правонарушения, восстановления нарушенных общественных отношений, и что эти меры «могут быть только санкциями правовосстановительными»[52].

С приведенной оценкой природы мер административного пресечения согласиться трудно. Как известно, применение правовосстановительных санкций направлено на устранение причиненного общественным отношениям ущерба. Играют ли аналогичную роль меры пресечения? Думается, что нет. В процессе применения целого ряда мер пресечения даже им не ставится подобной цели. Напротив, «цель пресечения – прекратить противоправные деяния и не допустить новых»[53]. Более точной представляется характеристика данных принудительных мер болгарским ученым Г.Д. Костодиновым, по мнению которого для «административного восстановления характерно не собственно восстановление, а прекращение неправомерных действий»[54].

Действительно, применение большинства мер пресечения прекращает нарушение соответствующих правил, не будучи связанным с осуществлением правосстановительных функций. Иное означало бы наделение ряда государственных органов, в частности инспекций, несвойственными им полномочиями по устранению последствий нарушений. Сказанное дает возможность утверждать, что меры пресечения не могут быть отнесены к правовосстановительным санкциями, и что термин «меры административного пресечения» более точно определяет природу анализируемых правовых средств.

Несколько иное решение вопроса о понятии рассматриваемого вида административно-правового принуждения предлагает Д.Н. Бахрах. Обоснованно возражая против толкования мер пресечения как правовосстановительных санкций, он говорит о существовании мер пресечения и о восстановительных мерах в рамках административно-правового принуждения в качестве самостоятельных его видов. К числу восстановительных мер он относит: изъятие работниками милиции огнестрельного оружия и боеприпасов к нему, хранящихся без соответствующего разрешения, у отдельных граждан, снос самовольно возведенных строений и сооружений, административное выселение из самовольно занятых жилых помещений, изъятие у организаций незаконно полученного, искание недоимки, пени[55].

Между тем, во всех этих случаях работники соответствующих государственных органов посредством названных мер прекращают длящиеся правонарушения (незаконное хранение огнестрельного оружия и т.д.). Что же здесь устанавливается: причиненный ущерб или, по выражению автора анализируемой концепции, «прежнее состояние»? Как видно из самого характера указанных правонарушений, многие их последствия являются необратимыми, и никакими мерами административного принуждения невозможно восстановить прежнее состояние объектов. Так, трудно говорить о восстанавливающей роли изъятия документов, образцов товаров, свидетельствующих о нарушениях соответствующих правил, поскольку посредством этих мер обеспечивается установление и закрепление доказательств для последующего разрешения дела о совершенном нарушении.