Мир Знаний

Административное пресечение как мера административно-правового принуждения (стр. 7 из 26)

Отдельные авторы обосновывают выделение некоторых мер пресечения (процессуальных мер) в качестве самостоятельного вида административного принуждения[56]. Необходимость этого мотивируется тем, что ряд мер (административное задержание и т.д.) являются вспомогательными по отношению к мерам ответственности и не решают какой-либо самостоятельной задачи. Действительно, названные меры принуждения (да и не только они) связаны с мерами ответственности и зачастую предшествуют им, обеспечивая возможность привлечения виновного к ответственности, то есть в некоторых случаях процессуальные функции. Однако сведение их назначения только к осуществлению этой вспомогательной цели не оправдано ограничивало бы правоохранительную роль данных принудительных средств. Они выполняют и самостоятельную задачу прекращения правонарушения и предотвращения причинения ущерба независимого общественного отношения. Именно эта направленность характеризует меры административного пресечения как самостоятельный вид административно-правового принуждения. Таким образом, при подготовке актов, регулирующих применение административно-принудительных средств, также следует иметь в виду эту особенность мер административного пресечения.

Как разновидность административно-правового принуждения меры административного пресечения обладают всеми его признаками, но им характерны и свои, сугубо внутривидовые признаки. Особенность их состоит в целевом назначении и в самой сущности мер.

Цель пресечения – непосредственное прекращение противоправного деяния и недопущение новых. Оно должно быть оперативным, а поэтому часто осуществляется в условиях дефицита информации об обстановке, характере противоправного деяния.

Фактическим основанием пресечения является правонарушение, виновное противоправное действие. Но меры пресечения используются и для прекращения общественно опасных действий, совершаемых лицами, не достигшими 16 лет, то есть административно-деликтоспособного возраста, а также невменяемыми. А с другой стороны, помещение в медвытрезвитель, применение огнестрельного оружия и иные средства административного пресечения могут быть использованы в связи с преступлениями. Таким образом, круг оснований пресечения более широк, чем у административной ответственности. Меры административного пресечения вызываются реальной ситуацией, в которой противоправное поведение наличествует и проявляет себя открыто. В отличие от административно-предупредительных мер, которые направлены на предупреждение правонарушения, например, специального надзора за отдельными категориями ранее судимых лиц, меры административного пресечения прекращают конкретно наступившие действия как явления материального мира. В этой связи вряд ли справедливы утверждения о том, что «кабинетное» объявление официального предостережения лица о прекращении антиобщественного образа жизни также есть мера административного пресечения[57].

С этой особенностью теснейшим образом связана и другая: более широкий круг субъектов, в отношении которых могут быть использованы меры административного пресечения. Их могут применять и к лицам, не достигшим шестнадцатилетнего возраста, и к невменяемым, и к лицам, обладающим иммунитетом (депутатским, дипломатическим), и к военнослужащим, к работникам МВД при совершении ими нарушений, за которые они могут нести дисциплинарную ответственность.

Меры пресечения используются как в интересах общества, государства, так и в интересах самого правонарушителя. Так, помещение правонарушителя, находящегося в общественном месте в сильной степени опьянения, в медицинский вытрезвитель предохраняет его от возможного ограбления, а иногда «при низкой температуре воздуха» предохраняет его от утраты здоровья и замерзания. Целям оказания медицинской помощи служит принудительное лечение. Властное прекращение антиобщественной деятельности позволяет предотвратить действия, события, которые усугубили бы ответственность виновного.

Меры административного пресечения всегда являются мгновенной реакцией органа административной власти на противоправные действия и характеризуются резким вмешательством в организационную, физическую и имущественную строну жизни подвластного лица. Как указывает, например, Л.Л. Попов: «…практически невозможно в каждом возможном случае применения мер административного пресечения доказывать правомочность требования, на котором основано принуждение»[58]. В связи с этим, замечает А.В. Серегин, нормы, устанавливающие названные принудительные меры, обращены не к лицам, в отношении которых они применяются, а к органам и должностным лицам, их осуществляющим[59].

Меры административного пресечения связаны с прямым вмешательством в деятельность субъекта, что позволяет в большинстве случаев фактически решить его физической возможности действовать. Не случайно в группе мер административного пресечения, называемых Законом «О милиции»[60], лишь одна мера - требование прекратить противоправное поведение, лишена свойства материального (физического) воздействия. Арсенал мер пресечения весьма разнообразен: от требования прекратить противоправное поведение до применения оружия. По своей сущности это могут меры психического (угроза применить средства принуждения), материального или физического воздействия, в том числе с использование технических (специальных) средств и оружия, а также оперативные действия, связанные с личным, организационным или имущественным ограничением, благодаря совершению которых правонарушитель лишается возможности продолжить правонарушение, побуждается к исполнению правовых обязанностей.

Таким образом, данный признак мер административного пресечения, а именно нарушение при необходимости физической неприкосновенности граждан, совершающих антиобщественные противоправные деяния, дает возможность отграничить их от карательных санкций. Если перечень последних четко установлен законом, то перечень пресекательных мер, содержащийся в нормативных актах, нельзя считать исчерпывающим. Их использование часто связано с ситуацией необходимой обороны или крайне необходимости, в которой оказались исполнительная власть, ее представители. И вполне возможно, что представитель власти вынужден будет воспользоваться неназванными прямо в законе средствами, например, веревкой, топором, применить меры, которые диктуются экстремальной ситуацией.

При условии их квалифицированного применения меры пресечения способны самостоятельно, вне связи с иными мерами административного принуждения, полностью реализовать заложенную в них правовую цель. В отличие от мер административного пресечения, реализация иных мер административного принуждения, например, административного взыскания, требует нередко использования иных принудительных средств, а именно административно-процессуального характера. Меры пресечения во многих случаях применяются непосредственно на основе факта нарушения без издания письменных актов, так как необходимость срочно прервать противоправные действия исключает такую возможность. Юридическим фактом, влекущим принуждение, здесь является само нарушение, для прекращения которого должностное лицо предпринимает определенные действия (использует дубинку, оружие и т.д.). Но не следует забывать, что они тоже являются правовыми актами исполнительной власти. Таким образом, применение мер административного пресечения связано с отрицательным волеизъявлением конкретного лица и не требует предварительного исследования формы вины, а также наличия вины как обязательного условия их применения[61].

Для применения мер административного пресечения важен сам факт противоправного поведения, а не его причины, исследование которых в полной мере возможно лишь в ходе решения вопроса о привлечении лица к юридической ответственности[62]. В связи с этим, объектом принудительного воздействия в конечном итоге оказывается не сама личность с ее многообразием общественных связей и психологических состояний, а лишь ее поведение как объект. Для сравнения, например, можно сказать, что объектом воздействия уголовно-исполнительных мер (некоторая часть норм режима содержания, материально-бытовые условия) является личность осужденного во всем ее многообразии[63].

Проанализировав вышеперечисленные признаки мер административного пресечения, четко выделяющие их среди других мер административно-правового принуждения, хотелось бы выделить еще некоторые внутривидовые особенности, которые позволяют более детально отразить сущность административного пресечения.

Особенность мер административного пресечения заключается в своеобразии проявления объективной связи «неправомерное действие – административное принуждение», которое заключается в одновременном, одномоментном существовании элементов данной системы. В отличие от них реализация, например, таких мер административного принуждения, как административные взыскания, характеризуются более или менее значительным периодом времени с момента совершения правонарушения.

Меры административного пресечения имеют небольшой круг субъектов их применения. Притом чем сильнее правоограничение, которое может вызвать та или иная мера административного пресечения, тем уже круг должностных лиц, управомоченных к их применению, и тем выше требования к их профессиональной подготовке. В этой связи представляется верным мнение В.Н. Опарина о том, что в основе отнесения того или иного федерального органа исполнительной власти к правоохранительным (полицейским) органам лежит обязанность пресекать правонарушения путем применения в необходимых случаях мер непосредственного принуждения[64].