Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны (стр. 10 из 13)

Для этого необходимо ответить на вопрос: достигло ли сильное душевное волнение степени физиологического эффекта и какое чувство лежит в его основе (страх, гнев).

Субъект рассматриваемого преступления – вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста. Касаемо субъекта рассматриваемого нами преступления, нужно отметить, что обзор правовой литературы показал, что этот вопрос должного освещения не получил. В основном авторы ограничиваются указанием на возраст и вменяемость. Исключение составляет работа В.Н. Козака,[40] в которой рассмотрению некоторых вопросов субъекта преступлений, совершенных с превышением пределов необходимой обороны посвящен отдельный параграф.

В.Н. Кудрявцев к признакам субъекта преступления относит следующие: возраст, вменяемость, специальный субъект, повторность совершения преступления. [41] Рассмотрим все эти признаки применительно к убийству, совершенному при превышении пределов необходимой обороны.

Определяя возраст, по достижению которого может наступить ответственность по рассматриваемому составу хотелось бы обратить внимание на то, что ст.10 УК РСФСР 1960г. устанавливала его в 14 лет. Это положение критиковалось. Даже взрослому человеку трудно здраво оценить обстановку и применить при обороне, соразмерения средства, соблюсти ряд других условий; кроме того физические возможности и средства обороны подростков 14-15 лет настолько ограничены, что вряд ли они способны совершить, обороняясь, убийство более старшего по возрасту или даже взрослого лица. Практика по уголовным делам показывает, что даже 17-летние подростки привлекаются к ответственности по ст.105 УК РСФСР (ч.1 ст.108 УК РФ) и осуждаются к лишению свободы в редчайших случаях.14 – 16-летние подростки в качестве субъекта данного преступления вообще не встречаются. [42]

Еще один аргумент это то, что при существовавшем положении образовывалась совокупность двух смягчающих обстоятельств - факта несовершеннолетия и выступающего в качестве элемента состава совершения преступления при превышении пределов необходимой обороны.

В настоящее время данная проблема не существует, т.к УК РФ 1996г. разрешил ее, установив возраст, по достижению которого может наступить ответственность по ч.1 ст.108, с 16 лет.

Признак вменяемости означает, что лицо должно обладать достаточным психическим здоровьем, чтобы быть способным понимать характер своих действий и их последствий и руководить своим поведением.

Повторность совершения преступления, как признак, характеризующий субъекта, свидетельствует о его склонности нарушать закон, и, как следствие, - повышенной общественной опасности. Это, как правило, влечет назначение более строгого наказания. Ранее действовавший УК даже предусматривал понятие "особо опасного рецидивиста", совершение преступления которым в некоторых случаях рассматривалось как квалифицирующий признак.

Во время действия старого УК, до определенного момента, в науке велись споры по поводу квалификации действий особо опасного рецидивиста, либо лица, ранее совершившего убийство, при совершении ими убийства при превышении пределов необходимой обороны. Предлагалось квалифицировать такие действия по ст.102 УК РСФСР (ст.105 ч.2 УК РФ), либо сконструировать специальную норму, предусматривающую ответственность за квалифицированное убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны. [43]

Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 4.12.69 г. и от 16.08.84 г. установили, что обстоятельства, предусмотренные п. п. "и", "л" ст.102 УК РСФСР (п. "н" ч.2 ст.105 УК РФ), в том случае, если они сопутствуют превышению пределов необходимой обороны, не влекут квалификации его, как совершенного при отягчающих обстоятельствах.

Таким образом, мы приходим к выводу о том, что повторность совершения преступления касаемо субъекта убийства, совершенного при превышении пределов необходимой обороны значения не имеет. Представляется, что, если совершение этого преступления будет отягчено какой-либо из форм множественности преступлений, то будет применяться соответствующие правила статей 17,18,63,68,69 УК РФ.

В связи с распространением в последнее время организаций на профессиональной основе занимающихся защитой поднимался вопрос о возможном специальном регулировании и оценке действий так называемых телохранителей. Однако, по смыслу закона (ст.4, ч.2 ст.37 УК РФ) представляется, что такой необходимости нет и применяться должны общие правила. Правовое регулирование в этой области вполне универсально.

В практике имеют место случаи причинения вреда военнослужащими или представителями власти при защите общественных отношений, которые не вызывался необходимостью. В таких случаях встает вопрос о квалификации их действий. Некоторые ученые считают, что ответственность в подобных ситуациях должна наступать за совершение должностного преступления. [44] Аргументируют они это тем, что в силу особого служебного положения указанных субъектов, защита порядка является их обязанностью, а действия по этой защите регламентируются определенными ведомственными нормами.

Отсюда, по их мнению, следует вывод о том, что причинение вреда лицу, посягнувшему на правоохраняемые интересы, военнослужащим или представителем власти, охраняющим общественный порядок и безопасность граждан является не актом необходимой обороны, а исполнением служебного долга. Соответственно, превышение пределов необходимости в таких случаях будет превышением должностных полномочий, квалифицируемым по ст.286 УК ч.3 п. "в" (с причинением тяжких последствий, каким и будет смерть в интересующих нас ситуациях), п. "б" (с применением оружия или специальных средств) предусматривающим наказание в виде лишения свободы на срок от 3 до 10 лет. То есть, максимальная санкция выше, чем предусмотренная ст.108 УК, в пять раз.

Подобные высказывания ученых не основаны на законе. Часть 2 ст.37 УК РФ устанавливает, что право на необходимую оборону имеют в равной степени все лица независимо от профессиональной или иной подготовки и служебного положения. Статья 24 Закона РФ "О милиции" говорит о том, что правила о необходимой обороне, крайней необходимости распространяются на сотрудников милиции. Очевидно, эти положения касаются и военнослужащих. Иное решение данного вопроса в значительной степени ограничило бы права указанных категорий лиц.

Помимо выше рассмотренных вопросов субъекта убийства, совершенного при превышении пределов необходимой обороны хотелось бы остановиться на некоторых отмечаемых всеми авторами особенностях. Речь идет о социальных качествах личности виновного. [45] Как правило, лицо, совершившее преступление при превышении пределов необходимой обороны, характеризуется положительно, не представляет общественной опасности. Это объясняется тем, что деликт провоцируется противоправным посягательством со стороны потерпевшего, виновный - это, как правило, лицо, которое в отсутствие такой провокации никогда бы не нарушило закон.

В этой связи определенный интерес представляет небольшое криминологическое исследование, проведенное В.Н. Козаком. [46] Оно выявило, что по многим параметрам обвиняемые в совершении преступлений, связанных с превышением пределов необходимой обороны характеризуются положительнее, чем потерпевшие по таким делам. Это касается и уровня образования, и занятости, наличия судимостей, участия в общественной жизни и т.п.

Все рассмотренные обстоятельства, относящиеся к субъекту убийства, совершенного при превышении пределов необходимой обороны, свидетельствуют о том, что указанный субъект имеет ряд особенностей, требующих очень внимательного подхода при оценке конкретных ситуаций, связанных с эксцессом обороны.

Глава 4. Проблемы отграничения убийства совершенного при превышении пределов необходимой обороны от смежных составов

С учетом специфики анализируемого состава преступления проводится его разграничение со следующими наиболее схожими с ним по ряду объективных и субъективных признаков преступлениями: составом убийства без смягчающих обстоятельств (ч.1 ст.105 УК РФ); убийством при отягчающих обстоятельствах (ч.2 ст.105 УК РФ); убийством в состоянии аффекта (ст.107 УК РФ); убийством, совершенным при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (ч.2 ст.108 УК РФ); с составом причинения смерти по неосторожности (ст.109 УК РФ), а также с умышленным причинением тяжкого вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны, повлекшим смерть потерпевшего (ч.1 ст.114 УК РФ). Так же убийство при превышении пределов необходимой обороны необходимо разграничивать с невиновным причинением смерти при правомерной необходимой обороне.

Для квалификации убийства по ч.1 ст.108 УК, прежде всего, следует установить, что виновный находился в состоянии необходимой обороны, т.е. причинена смерть посягающему лицу при защите личности и прав (своих собственных или другого лица) или законных интересов общества или государства. При этом должны быть соблюдены условия правомерности необходимой обороны, относящиеся к нападению (оно должно быть общественно опасным и наличным), но нарушено условие, относящееся к защите (допущено превышение пределов необходимой обороны). В качестве примера можно привести уголовное дело по факту убийства гр.М. Гражданин Д. проживал со своей сожительницей и ее отцом гр.М., который в течение нескольких лет употреблял спиртные напитки. В результате употребления спиртного и суррогатов у него явно выразилась деградация личности, стали возникать алкогольные галлюцинации и навязчивые идеи.1 декабря 2002 года гр.Д. встал ночью и пошел в туалет, закрывшись на шпингалет. В это момент гр.М. начал выламывать дверь, угрожая гр.Д. расправой. После того как М. выломал дверь в туалет он начал душить гражданина Д. схватив его руками за горло. Гражданин Д., будучи физически сильнее пожилого М. освободился от захвата и стал избивать гр.М. и когда М. упал Д. ударил его ногой в голову, причинив М. закрытую черепно-мозговую травму от которой последний скончался на месте. Действия гр.Д. были правильно квалифицированы органами предварительного следствия по ст.108 ч.1 УК РФ.