Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны (стр. 11 из 13)

Совершение преступления, предусмотренного ч.1 ст.108 УК РФ, может иметь иногда общие признаки, указанные в ч.2 ст.105, ч.4 ст.111 УК РФ. Деяния такого рода получили четкое разрешение как в теории уголовного права, так и в правоприменительной практике. Исходя из общей теории квалификации преступлений, они решаются по правилам квалификации преступлений при конкуренции уголовно-правовых норм. Причем в рассматриваемом виде конкуренции применению подлежит норма, предусматривающая уголовную ответственность за преступление со смягчающими обстоятельствами, каковым в данном случае является убийство при превышении пределов необходимой обороны. Так же на это указано в постановлении Пленума Верховного суда СССР от 16 августа 1984 г., в котором указано, что убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны, подлежит квалификации по ст.105 УК РСФСР (ч.1 ст.108 УК РФ) и в тех случаях, когда оно совершено при обстоятельствах, предусмотренных в п. "г", "д", "ж", "з", "л" ст.102 УК РСФСР (п. "а", "г", "д", "е" ч.2 ст.105 УК РФ). Это же положение закреплено в п.16 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. (в ред. от 3 авреля 2008 г)"О судебной практике по делам об убийствах (ст.105 УК РФ)". [47]

Относительно квалификации тяжкого телесного повреждения, повлекшего смерть посягающего, совершенного при эксцессе обороны, в судебной практике, отсутствует должное единообразие. Одни суды такие действия квалифицируют по ч.1 ст.108 УК РФ, другие же за аналогичные деяния применяют с.1 ст.114 УК РФ.

Так, С. обвинялся в совершении преступления, предусмотренного ч.4 ст.111 УК РФ, а Сарапульским городским судом был осужден по ч.1 ст.108. Преступление С. совершил при следующих обстоятельствах: 02 марта 2002 года в вечернее время С., находясь в состоянии алкогольного опьянения, пришел в квартиру к старшему брату О., так же находящемуся в состоянии алкогольного опьянения. В период между 20-21 часов в прихожей данной квартиры между братьями произошла ссора из-за того, что О. потребовал спиртное у С., а тот отказался принести, тогда О. стал наносить удары кулаком по голове С., применяя при этом насилие, опасное для здоровья С., т.к удары наносились в жизненно-важный орган человека.С., защищаясь от посягательства брата на его жизнь и здоровье, стал обороняться от О., при этом так же стал ударять потерпевшего по лицу и голове, отчего О. упал и перестал представлять для подсудимого опасность. Однако подсудимый, превышая пределы необходимой обороны, продолжил ударять потерпевшего руками и ногами по голове и по телу. Заметив драку, Х. разняла братьев, и С. со своей семьей ушли к родственникам. О. оставался в сознании, а когда лег спать через 1-3 часа скончался от тяжелого ушиба головного мозга со сдавливанием его излившейся кровью, полученного в результате нанесенных подсудимым ударов по голове О. На следующий день С., узнав о том, что его брат умер, обратился в органы милиции с повинной. [48]

Ранее у С. с братом возникали ссоры и драки, поскольку О. не работал и злоупотреблял спиртными напитками.

Если исходить из общепризнанного в теории уголовного права и судебной практики положения о том, что умышленное тяжкое телесное повреждение, повлекшее смерть потерпевшего, совершается с так называемой смешанной (двойной) формой вины, характеризующейся умыслом по отношению к тяжким телесным повреждениям и неосторожностью – к смерти, то убийство при превышении пределов необходимой обороны по отношению к смерти потерпевшего предполагает только вину в виде умысла. Неосторожная вина к этому факту в рамках анализируемого состава преступления исключается. [49]

В судебно-следственной практике сравнительно редко возникают вопросы разграничения видов умышленного убийства, предусмотренных ч.1 ст.105 и ч.1 ст.108 УК РФ.

Правильность квалификации по ч.1 ст.108 УК РФ зависит от выяснения в процессе следствия и суда тех целей и обстоятельств совершения убийства, которые в качестве обязательных называет уголовный закон (ст.37 УК РФ).

При отражении общественно опасного посягательства лицо, превысившее пределы необходимой обороны, руководствуется целью защиты своих интересов, интересов третьих лиц, общества, государства от общественно опасного посягательства. До тех пор, пока оно руководствуется данным мотивом, причинение смерти посягающему при эксцессе обороны квалифицируется по ч.1 ст.108 УК РФ. Когда же необходимость защиты от общественно опасного посягательства миновала или не было реальной угрозы непосредственного нападения, а защищающийся, осознавая тот факт, тем не менее преднамеренно причинил смерть нападавшему, его действия выступают как акт мести или самочинной расправы. И при отсутствии отягчающих обстоятельств подпадают под признаки ч.1 ст.105 УК РФ.

Сложнее решать вопрос о разграничении квалификации убийства по ч.1ст.108 УК РФ или по ч.1 ст.105 УК РФ, когда оно совершено в драке. По общему правилу убийство в обоюдной драке квалифицируется по ч.1 ст.105 УК РФ. Однако известны случаи, когда оно квалифицировалось как убийство при превышении пределов необходимой обороны или даже в состоянии правомерной необходимой обороны.

Драка – это взаимное нанесение ударов, а для необходимой обороны или ее превышения характерно, как правило, неспровоцированное избиение – нанесение одним человеком побоев другому. Хотя при защите не исключается взаимное нанесение ударов, но главное в этом случае состоит в том, что нападающий является инициатором, зачинщиком драки, представляющим реальную опасность для интересов защищавшегося. Мотивом убийства при эксцессе обороны в драке является защита личных интересов, интересов третьих лиц, государства, общества, в то время как характерным мотивом для убийства в драке являются хулиганские побуждения. Установление этого обстоятельства определяющим образом влияет на разграничение преступлений, предусмотренных ч.1 ст.108 и ч.1 ст.105 УК РФ.

Так, согласно приговору Сарапульского городского суда, К.В. был осужден за преступление, предусмотренное по ч.1 ст.108 УК РФ, при следующих обстоятельствах: 21 июня 2002 г., вечером, К.В. у себя дома употреблял спиртные напитки вместе с сожительницей М., ее сыном Ч., соседями С., Т. И его сожительницей С.

После употребления спиртных напитков их соседи, Ч. И М. ушли, а К. и М. легли спать. М. вернулся домой ночью в состоянии сильного опьянения.

Увидев лежащую на кровати мать, пьяный М. устроил с ней скандал, в ходе которого стащил ее с кровати на пол и стал наносить побои.

Когда вмешался К. и потребовал прекратить побои, то М. с дракой набросился на К. и, лежа на кровати, стал душить его за горло, высказывая в его адрес угрозы убийством, а затем стал наносить побои по различным частям тела.

Драка с комнаты переместилась на кухню и К., опасаясь продолжения драки и стараясь защитить себя от преступных действий М., на кухне со стола взял нож и в целях самозащиты, но превышая пределы необходимой обороны, избрал несоразмерное по интенсивности нападения средство защиты и ударил М. ножом в область грудной клетки, причинив ему тяжкий вред здоровью. От острой массивной кровопотери М. скончался. При жизни М. злоупотреблял спиртными напитками, наносил побои своей матери и К., в состоянии алкогольного опьянения вел себя агрессивно. [50]

Таки образом, у К. мотивом его действий являлась защита личных интересов, а именно жизни и здоровья и жизни и здоровья М.

Только в тех случаях, когда установлено, что лицо, совершившее убийство в драке, действительно подверглось нападению, угрожавшему его интересам, действовало с целью защиты от него, может идти речь либо о правомерности необходимой обороны, либо об эксцессе обороны, что исключает применение ч.1 ст.105 УК РФ. С другой стороны, если в действиях лица, причинившего смерть не установлена цель защиты, то при отсутствии отягчающих обстоятельств и состояния физиологического аффекта его действия должны, как отмечалось, квалифицироваться по ч.1 ст.105 УК РФ. Следовательно, разграничение деяний, предусмотренных ч.1 ст.108 и ч.1 ст.105 УК РФ, проводится по объективной и субъективной сторонам составов этого преступления.

Наибольшую сложность на практике представляет разграничение убийства при эксцессе обороны с убийством в состоянии аффекта.

Данные составы сближает обстановка, которая выражается в противоправном поведении потерпевшего. Для преступлений, предусмотренных ст.107 и ч.1 ст.108 УК РФ, совпадающими элементами являются такие признаки состава, как объект, субъект, вина. Для этих составов преступлений характерны внезапность возникновения побуждения, отсутствие значительного разрыва между отрицательным провоцирующим поведением потерпевшего и причинением ему тяжкого вреда, а также и то, что в момент совершения преступления виновные испытывают определенную степень душевного волнения.

Наличие таких одинаковых признаков нередко приводит к неправильной оценке действия виновного. Как показывает судебная практика применения привилегированных составов, большинство деяний суды квалифицируют по ст.107 УК РФ, исходя из того, что виновный, совершая убийство, хотя и защищал себя, своих близких, но находился в состоянии аффекта.

Между тем определяющим разграничение сопоставляемых преступлений является, то обстоятельство, породило ли поведение потерпевшего само право на необходимую оборону, пределы которой были нарушены, в результате чего потерпевший был уголовно-противоправно лишен жизни.