Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны (стр. 2 из 13)

Между деянием и смертью потерпевшего должна быть установлена причинная связь. Признать наличие причинной связи можно только в том случае, когда деяние виновного неизбежно влечет за собой смерть человека, является главной её причиной. При этом для состава преступления абсолютно не имеет значения, как скоро после совершения виновным соответствующего деяния наступила смерть потерпевшего. Убийство будет и тогда, когда смерть последовала немедленно за совершением виновным преступного деяния (например, после выстрела в голову), и тогда, когда она наступила спустя значительный промежуток времени (например, отравление ядом замедленного действия).

Необходимой предпосылкой правильного решения вопроса о причинной связи является известная последовательность действий человека и наступления преступного результата. С наступившим вредным последствием в причинной связи может находиться только то деяние, которое предшествовало во времени наступлению вредного результата. Естественно, что деяние, совершенное после наступления того или иного факта, не может обусловить или быть причиной этих последствий.

К характеристике объективной стороны преступления теория уголовного права относит и такие признаки, как время, место, обстановка и способ совершения преступления. Из всех вышеперечисленных признаков основное значение для квалификации содеянного по ст.105 УК имеет установление способа действия, как признака объективной стороны. Установление особой жестокости при убийстве или совершении его способом, опасным для жизни многих людей, влечет квалификацию соответственно по п. п. "д" и "е" ст.105 УК и исключает применение другой статьи Кодекса. Остальные признаки не являются обязательными для квалификации, но могут учитываться судом при назначении наказания.

1.2. Субъективные признаки убийства

Субъективные (внутренние) признаки состава преступления характеризуют субъективную сторону и субъект.

Субъективная сторона убийства характеризуется психическим отношением субъекта к своему деянию и наступившей смерти потерпевшего.

Субъективная сторона убийства характеризуется виной в виде умысла. Умысел при этом может быть как прямым, так и косвенным. Лицо осознает, что совершает деяние (действие или бездействие) опасное для жизни другого человека, предвидит возможность или неизбежность наступления смерти потерпевшего и желает (при прямом умысле) либо сознательно допускает наступление смерти или безразлично относится к ней (при косвенном умысле). Мотивы и цель действий виновного могут быть самыми разными. Конкретные мотивы, цели и эмоциональное состояние виновного учитываются при квалификации либо как смягчающие (ст.106,107,108 УК), либо как отягчающие (ч.2 ст.105 УК), либо не признаются ни теми, ни другими (ч.1 ст.105 УК).

При косвенном умысле виновный не направляет свою волю на причинение смерти, но своими действиями сознательно допускает ее наступление. Косвенный умысел на убийство встречается, например, при поджоге помещения, в котором находятся люди; при использовании кляпа или пластыря, чтобы не дать потерпевшему возможности позвать на помощь, если в результате этого наступила смерть; [3] при убийстве посторонних людей в случае применения взрывного устройства или иного общеопасного и слабо управляемого способа преступления.

Если мотив или цель убийства реализуются только в случае смерти потерпевшего (получение наследства, избавление от нежелательного свидетеля), умысел всегда будет прямым.

Убийство с косвенным умыслом российский законодатель и судебная практика не рассматривают как менее опасный вид. [4] Смерть человека – настолько тяжкое последствие, что и безразличное отношение виновного к ее наступлению свидетельствует о высокой степени общественной опасности содеянного. Закон (ст.25 УК РФ) вообще не противопоставляет косвенный умысел прямому, а объединяет их. Разграничение этих видов умысла приобретает решающее значение только при не наступлении смертельного результата. Пленум Верховного Суда РФ в п.2 постановления от 27 января 1999 года № 1 (в ред. от 3 апреля 2008 г)"О судебной практике по делам об убийстве (ст.105 УК РФ)" указал: "Если убийство может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом, то покушение на убийство возможно лишь с прямым умыслом, то есть когда содеянное свидетельствовало о том, что виновный осознавал общественную опасность своих действий (бездействия), предвидел возможность или неизбежность наступления смерти другого человека и желал ее наступления, но смертельный исход не наступил по не зависящим от него обстоятельствам (ввиду активного сопротивления жертвы, вмешательства других лиц, своевременного оказания потерпевшему медицинской помощи и др.)"[5]

Мотив и цель преступления, которые принято относить к факультативным признакам субъективной стороны, в составе убийства приобретают обязательную роль, поскольку от их содержания зависит квалификация убийства. Пленум Верховного Суда РФ требует от судов выяснения мотивов и целей убийства по каждому делу. [6] В ч.1 ст.105 УК не указаны мотивы простого убийства. Это преступление может быть совершено по любым мотивам, за исключением тех, которым закон придает квалифицирующее значение (п. "з", "и", "к", "л", "м" ч.2 ст.105 УК). Для простого убийства характерны такие мотивы, как месть за какое-либо действие потерпевшего, независимо от его правомерности, в том числе за совершенное преступление; ревность; зависть; неприязнь или ненависть, возникшие на почве личных отношений. Возможно также убийство из сострадания к безнадежно больному или раненому; из ложного представления о своем общественном или служебном долге; из страха перед ожидаемым или предполагаемым нападением при отсутствии состояния необходимой обороны и т.д. К простому убийству относится также умышленное причинение смерти в обоюдной драке или ссоре под влиянием эмоциональных мотивов гнева, ярости, страха за свою жизнь при отсутствии признаков сильного душевного волнения. [7]

Субъектом умышленного убийства может лишь лицо физическое, вменяемое, достигшее определенного возраста.

Вменяемость – это способность лица осознавать общественно опасный характер своих действий. Она определяется способностью лица отдавать отчет в своих действиях и руководить ими. Вменяемость является предпосылкой вины и условием уголовной ответственности.

В соответствии со ст.21 УК не подлежит уголовной ответственности лицо, которое во время совершения общественно опасного деяния находилось в состоянии невменяемости, то есть, не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия либо иного болезненного состояния психики

Субъектом убийства может быть признано лицо, которое к моменту совершения преступления достигло 14 лет, при этом лицо считается достигшим определенного возраста не в день рождения, а со следующих суток. Если точную дату рождения установить невозможно, то судебно-медицинская экспертиза устанавливает год рождения, при этом днем рождения следует считать последний день названного года.

Установление данного возрастного предела является исключением из общего правила, согласно которому уголовной ответственности подлежат лица не моложе 16 лет. Пониженный возраст уголовной ответственности за квалифицированное убийство не связан, как представляется, с тем, что данное преступление обладает повышенной общественной опасностью и включено в перечень тяжких преступлений. Законодатель просто исходит из того, что это преступление представляет собой деяние, общественная опасность, которого понятна и ясна каждому подростку в этом возрасте. Убийство обладает очевидной и легко осознаваемой опасностью. При его совершении виновный посягает на такое благо, которым он обладает сам, и поэтому имеет возможность на своем личном опыте осознавать какова его опасность, в чем состоит вред и какие могут наступить последствия в результате его совершения.

Законодатель учитывает и тот факт, что к 14 годам у подростка уже происходит начальное формирование взглядов, моральных и нравственных устоев личности, что позволяет ему осознавать вышеперечисленные обстоятельства. Поэтому установление пониженного возраста уголовной ответственности за убийство вполне оправдано.

Глава 2. Превышение пределов необходимой обороны как обстоятельство, смягчающее ответственность за умышленное причинение смерти (ч.1 ст.108 УК РФ).

Деяние квалифицируется по ч.1 ст.108 только в случае, если имело место превышение пределов необходимой обороны. Данный признак делает убийство менее общественно опасным, нежели простое убийство. Поэтому необходимо отдельно рассмотреть понятие "превышение пределов необходимой обороны". В свою очередь, чтобы уяснить суть данного признака необходимо выяснить, что же является необходимой обороной и условиями ее правомерности.

2.1. Необходимая оборона: понятие и условия правомерности

Необходимая оборона является одним из древнейших уголовно - правовых институтов, который позволяет не наказывать лиц, защищавших себя и близких от неправомерных нападений.

Часть 1 ст.37 УК РФ гласит: "не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, т.е. при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия". Таким образом, под необходимой обороной понимается правомерная защита от общественно опасного посягательства путем причинения вреда посягающему. Право на подобную оборону ряд ученых считают естественным, прирожденным правом. В частности, Э.Ф. Побегайло утверждает, что оно "вытекает из естественного, присущего человеку от рождения права на жизнь". [8] Существует точка зрения у В.В. Орехова, согласно которой прирожденных прав вообще не существует: всякое право возникает лишь в общежитии. [9] В.В. Меркурьев, анализируя природу необходимой обороны, пришел к выводу, что "принципиальное решение вопроса об условиях правомерности необходимой обороны и пределах ее допустимости всегда находилось в прямой зависимости от положения личности в обществе и государстве"[10] . Кроме своей жизни, согласно ст.45 Конституции РФ, лицо может защищать и иные принадлежащие ему права и свободы всеми способами, не запрещенными законом.