Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны (стр. 5 из 13)

Данный критерий может помочь в случаях, когда посягательство направлено на причинение физического вреда и защита также выражается в причинении физического вреда. Однако, зачастую просто невозможно определить, каким именно по размеру вредом угрожает посягающий, нанесением какого ущерба он ограничится. В соответствии с новой редакцией ст.37 УК РФ существует дифференциация: если посягательство проявляется в насилии неопасном для жизни, или в непосредственной угрозе такого насилия, то при защите необходимо соблюдать пределы необходимой обороны. Если посягательство сопряжено с насилием опасным для жизни, то любые действия защиты правомерны и при этом превышения пределов необходимой обороны нет. Если лицо не может оценить характер и степень опасности нападения вследствие неожиданности посягательства, то его действия не являются превышением пределов необходимой обороны, и в данном случае действует ч.2.1. ст.37 УК РФ. Далее подробнее будет рассмотрено понятие превышения пределов необходимой обороны.

2.2. Понятие превышения пределов необходимой обороны

Ст.37 УК РФ в редакции федеральных законов от 14 марта 2002 г. И от 8 декабря 2003 г. существенно реформировала институт необходимой обороны, значительно расширив рамки правомерной обороны и, соответственно, сузив сферу превышения ее пределов. В новой законодательной интерпретации правомерной признается защита от посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны, то есть умышленных действий, явно не соответствующих характеру и опасности посягательства.

Превышение пределов необходимой обороны можно рассматривать только в случаях причинения посягающему смерти или тяжкого вреда его здоровью при условии, если вред не будет соответствовать характеру и степени общественной опасности посягательства (характер общественной опасности посягательства определяется направленностью преступного деяния на определенный объект, иначе говоря, какого рода преступления совершаются, от какой угрозы следует защищаться. Понятно, что есть существенное различие между посягательством на жизнь и попыткой нанести побои. Чем более опасное посягательство совершается, тем более жесткие меры защиты являются правомерными. Степень общественной опасности характеризуется интенсивностью посягательства. Так, разбой с применением оружия или совершенный группой лиц, представляет большую опасность, чем разбойное нападение одного невооруженного лица, нанесение побоев несовершеннолетним менее опасно, чем избиение группой физически сильных взрослых лиц. Получается так, что причинение посягающему лицу средней тяжести или легкого вреда здоровью, а так же побоев в состоянии необходимой обороны будет считаться правомерным.

В том случае, если общественно опасное посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, допускается причинение посягающему любого вреда, вплоть до лишения жизни, и это будет охватываться рамками правомерной обороны.

Не было превышения пределов необходимой обороны в случае, когда работник милиции П. был остановлен группой пьяных мужчин, которые предложили ему "разобраться". Когда он казал, что является сотрудником милиции, кто-то сзади ударил его по голове, от чего он упал.П. стали бить ногами, тогда он достал пистолет и произвел три выстрела, два в Сухарева и один в Шилова. Сухарев был убит, а Шилов тяжело ранен. Президиум Московского городского суда признал, что действия П. как совершенные в условиях необходимой обороны без превышения ее пределов не образуют состава преступления. [22]

В данном случае нападение группы лиц, хотя и невооруженных, представляло серьезную опасность, угрожавшую жизни и здоровью П., что давало ему право применить табельное оружие.

В другом случае К. был осужден по ч.1 ст.108 и ч.1 ст.114 УК ФР. Он признан виновным в убийстве Д. и умышленном причинении тяжкого вреда здоровью Т., совершенных при превышении пределов необходимой обороны.

Как было установлено на следствии и в суде, Д. и Т., решив ограбить К., напали на него, сбили с ног, пытались сорвать с его руки перстень и часы и избивали его руками и ногами. По заключению судебно-медицинского эксперта у К. имелись повреждения: кровоподтек левого глаза и кровоизлияние в слизистую губ, которые причинены твердым тупым предметом.

Защищаясь от грабителей, К. размахивал ножом, которым были причинены ранение брюшной полости Д., повлекшее его смерть. И ранения Т., соответствующие тяжкому вреду здоровья.

Суд первой инстанции признал, что К., имея цель пресечь преступные действия нападающих, не используя возможности избрать иной. Менее опасный способ защиты и сознавая, что его действия явно не соответствуют действиям нападавших, умышленно причинил тяжкий вред здоровью Т. и смерть Д.

На приговор суда и определение кассационной инстанции был принесен протест заместителем Председателя Верховного Суда РФ, который был удовлетворен Президиумом областного суда, отметившего, что при определении пределов необходимой обороны следует учитывать силы и возможности обороняющегося по отражению посягательства, а так же все иные обстоятельства, которые могли повлиять на реальное соотношение сил посягавшего и защищавшегося. При совершении посягательства группой лиц обороняющийся вправе применить к любому из нападавших такие меры защиты, которые определяются опасностью и характером действий всей группы.

Президиум областного суда признал, что действия К. соответствовали характеру и степени общественной опасности и прекратил дело в отношении К. за отсутствием в его действиях состава преступления. [23]

Уголовный закон выводит из сферы превышения пределов необходимой обороны убийство посягающего, если применение им при нападении насилие объективно представляло угрозу для жизни обороняющегося или другого лица либо потерпевший в той или иной форме выразил очевидное для обороняющегося намерение привести угрозу убийством в исполнение и при этом сама угроза носила непосредственный, реальный характер. При наличии таких обстоятельств вопрос о превышении пределов необходимой обороны не должен возникать, в чем бы конкретно ни выразилось причинение вреда посягающему, поскольку уголовный закон признает эту оборону правомерной.

Когда преступные посягательства осуществляются неожиданно для обороняющегося лица, когда степень и характер опасности нападения ему определить, исходя из сложившейся ситуации, весьма затруднительно или совсем невозможно, и он причиняет вред больший, чем ожидался от нападения, действия обороняющегося нельзя рассматривать как совершенные с превышением пределов необходимой обороны, здесь налицо необходимая оборона (ч.2¹ ст.37 УК РФ).

Часть 1 ст.108 УК РФ формулирует признаки предусмотренного ею состава преступления как "убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны". Сам термин "превышение", используемый законом, в общих чертах характеризует качественную определенность общественно опасных действий, причинивших смерть потерпевшему при обстоятельствах, инициирующих подобного рода поведение обороняющегося. При этом понятие "превышение" является оценочной категорией. Вопрос о том, являлись ли действия обороняющегося "превышением пределов необходимой обороны" или они находились в относительном соответствии с характером и опасностью посягательства, решается в каждом конкретном случае органом, применяющим уголовный закон, на основе установления и детальной оценки всех существенных, юридически значимых для квалификации содеянного обстоятельств дела. Именно в этом смысле мы говорим о признаке "превышение" как об оценочной категории, имея в виду, что это не просто субъективное суждение правоприменителя, а объективно существующий факт.

Существует несколько признаков превышения пределов необходимой обороны:

1. При превышении пределов необходимой обороны налицо явное несоответствие защиты характеру и опасности посягательства;

2. Когда нанесение нападавшему явно не нужного, чрезмерного, не вызываемого обстановкой тяжкого вреда – умышленно;

3. Превышение пределов необходимой обороны имеет место прежде всего в случаях явного, резкого несоответствия между угрожаемым вредом и вредом, причиняемым обороной;

4. Несоответствие между способами и средствами защиты, с одной стороны, и способами и средствами посягательства с другой;

5. Несоответствие между интенсивностью защиты и интенсивностью нападения.

Все эти признаки превышения пределов необходимой обороны можно проиллюстрировать на примере охраны огородов, дачных участков, зернохранилищ; когда отдельные ретивые охранники начали применять огнестрельное оружие против воров. Нередки случаи убийства. Налицо явное превышение пределов необходимой обороны.

Само по себе признание, такого объективного факта, как "превышение", казалось бы, при его очевидной простоте на самом деле является едва ли не самым сложным моментом в процессе квалификации по ч.1 ст.108 УК РФ. Об этом свидетельствует анализ судебно-следственной практики по данной категории уголовных дел. Так, из 205 уголовных дел, рассмотренных Судебной коллегией по уголовным делам Верховного суда РФ по кассационным жалобам осужденных, каждое четвертое, рассмотренное судом первой инстанции, было разрешено неверно. [24] Ошибки в применении закона как раз и проистекают из неправильного решения центрального вопроса: превысил или не превысил субъект пределы необходимой обороны.

Признак "превышение" органически связан с действиями обороняющегося. Он определяет качественное состояние и интенсивность указанных действий и в этом значении является по существу их реальным "наполнителем" независимо от того, какую конкретную форму получили эти действия, каким способом они были совершены, какие орудия и средства при этом были использованы субъектом. Именно совокупность названных факторов наряду с другими фактическими обстоятельствами дела предопределяет вывод о превышении пределов необходимой обороны. Превышение является юридически значимым, одним из конститутивных признаков состава преступления предусмотренного ч.1 ст.108 УК РФ. Факторы, лежащие в его основе, квалифицирующего значения не имеют, поскольку они не являются признаками состава преступления, нормативно закрепленными в ч.1 ст.108 УК РФ. Они являются фактологической базой правовой оценки действий обороняющегося как превышающих пределы необходимой обороны.