Реформы в царствование Ивана Грозного (стр. 3 из 7)

Р.Г. Скрынников отмечает, что Иван Грозный считал хорошими только те реформы, которые укрепляли самодержавную власть. Конечные же результаты политики Избранной рады не соответствовали этим критериям. Скрынников констатирует полное расхождение Ивана IV с его «советниками» в оценке целей и направлений реформ.

Разрыв царя с Избранной радой стал неизбежен, когда к внутриполитическим расхождениям добавились расхождения в «сфере внешних дел» — в вопросе о Ливонской войне (Адашев выступил против продолжения Ливонской войны, когда стала очевидной её бесперспективность).

В.Б. Кобрин Падение Избранной рады связывает с разногласиями между членами этого совета и Иваном IV относительно методов проведения реформ: в то время как царское окружение стремилось создавать государственный аппарат, Иван IV желал прибегнуть к самому простому способу — казнить.

С.Ф. Платонов также утверждает, что Иван IV постепенно выходит из под влияния Избранной рады, которая – вольно или невольно – превратила царя из «неопытного и распущенного юноши» в искушённого политика.

А.А. Зимин падение Избранной рады объясняет тем, что «правительство компромисса» (по мнению Зимина Избранная рада проводила политику компромисса между дворянством и «дальновидной частью боярства», отсюда и название) в обстановке «народных движений» стремилось консолидировать силы феодалов и поэтому не могло пойти на «решительную борьбу с удельной децентрализацией».

Таким образом, в итоге царь наложил «опалы» на своих старых советников. Иван Грозный обвинил Адашева и Сильвестра в том, что они фактически руководили страной, а его «водили, как юнака, под руки». Так Сильвестр был пострижен в монахи и сослан в Соловецкий монастырь, Адашев умер в тюрьме незадолго до готовившейся над ним расправы. Царь постарался искоренить саму память о них – например, аскетизм и постничество, процветавшие при Сильвестре, подверглись осмеянию, а им на смену пришли роскошные пиры и скоморошьи потехи.

Всего десятилетие суждено было существовать «Избранной Раде». Но за этот краткий период государственное и социальное устройство России потерпело столь сильные изменения, каких не происходило за целые века спокойного развития.

В последние годы в историографии начинают высказываться сомнения в реальности существования Избранной рады, которая начинает обретать очертания образа желаемого (для А.М. Курбского) и ненавистного (для Грозного) прошлого в знаменитой переписке. Подробно эту версию развивает А.И. Филюшкин[7], но это предположение всё же нуждается в дополнительной аргументации[8].

Не смотря на высказанную Филюшкиным гипотезу, традиционной точкой зрения всё же остаётся мнение о существовании своеобразной правительственной группы компромисса между различными слоями господствующего класса, названной позднее князем Андреем Курбским с литовским манером «Избранная Рада». «...Выдвинулось и стало около престола несколько дельных, благомыслящих и даровитых советников - Избранная рада»[9].

Возникла «Избранная Рада» не ранее 1549 года, а в 1560 году ее уже не существовало.

2. ОПРИЧНИНА ИВАНА ГРОЗНОГО

2.1 Предпосылки опричнины

Непосредственному переходу к опричнине предшествовал ряд тяжёлых событий.

· 8 августа 1560 г., на четырнадцатом году совместной жизни скончалась жена государя — Анастасия Романовна. Анастасия была его первой и самой любимой женой. Выбрал её себе в невесты Иван Грозный сам,вопреки недовольству высшей аристократии. Они многое пережили вместе: смерть двух маленьких дочерей и трагически-нелепую гибель первого сына — царевича Дмитрия, не смотря на это, Анастасия не пала духом, и вскоре она подарила Ивану ещё двух сыновей. Многие исследователи, а также современники Грозного утверждали, что именно она сдерживала жестокий нрав Ивана.

· В 1563-1564 гг. в ходе Ливонской войны (1558-1583) на сторону Литвы перебежало несколько недовольных аристократов, занимавших должности воевод. Во время зимнего похода на Полоцк перекинулся к неприятелю военный голова Богдан Никитич Хлызнев-Колычев, а в апреле 1564г. изменил воевода города Юрьева-Ливонского, друг царя, князь Андрей Курбский. Осенью того же года воевода князь П.И. Горенский пытался бежать в Литву, но уже в литовских пределах его настигла погоня. Был раскрыт заговор, участники которого готовили сдачу литовцам города Стародуба. В том же 1564г., несчастливом для Московского государства, царские армии дважды были разбиты польско-литовскими войсками: на реке Уле и под городом Оршей.

· В 1564г. страну поразил неурожай, а Москва испытала четыре пожара.

По мнению многих авторитетных учёных именно эти события явились предпосылками установления опричнины. Взгляды их, в основном, расходятся на том, какая из предпосылок оказала большее влияние, а для обоснования своей версии, они приводят новые факты.

К примеру, Ключевский полагает, что жена Ивана Грозного умерла насильственно (для такого предположения есть множество оснований, к примеру, то, что родственники Анастасии оказались очень близки к власти, что не устраивало окружение царя). Среди предпосылок он также выделяет разрыв с Адашевым и бегство князя Курбского. Введение новой системы, по Ключевскому, было связано с попыткой царя создать новый «управляющий класс», а заодно придать новый статус «частному владению (уделу)» монарха. Речь шла также о стремлении «защититься от козней бояр».

Н.М. Карамзин видит в опричнине орудие тирании Ивана Грозного. С.Ф. Платонов называет борьбу с изменой целью опричнины, а опричников – её средством.

Покровский считает, что основным назначением опричной армии было сделать царя «самым крупным из московских феодалов». При этом опричнина была «политическим выражением» смены у власти одного общественного класса (боярства) другим (дворянством).

Основанием для создания опричнины А.А.Зимин считает то, что у Ивана IV была потребность в дальнейшем наступлении на «феодальную знать». Для этого требовалось «завершение процесса объединения русских земель, ликвидация пережитков феодальной раздробленности и утверждение абсолютной власти монарха». Историк отмечает, что опричнина, задуманная с целью искоренения феодального сепаратизма, «сама вносила в жизнь элементы децентрализации».

По мнению Р.Г. Скрынникова, основной причиной учреждения опричнины — «структуры управления при чрезвычайной ситуации» — были внешнеполитические трудности Ивана IV, связанные с ухудшением обстановки на фронтах Ливонской войны. Инициатива установить в стране диктатуру и сокрушить оппозицию с помощью террора и насилия исходила, по мнению историка, от «соратников царя». В.Б. Кобрин среди таковых «соратников царя» выделяет родственников своих первых двух жён – Анастасии Захарьиной-Юрьевой и Марии Темрюковны. Историк отмечает, что во главе опричнины и её учреждений стояли представители данной группы.

Таким образом, к концу 1564 г. сформировался ряд предпосылок, и бесспорно, многие из них были в основном связанны с эмоциональным состоянием Ивана Грозного. Но при этом, ни в коем случае нельзя занижать значение внешнеполитических и военных затруднений. На основании утверждений многих историков и учёных, а в частности Р.Ю. Виппера и А.Л. Хорошкевича, опричнина всё же была учреждена для того, чтобы любой ценой выжать из страны силы и средства для продолжения Ливонской войны и подавить любое, прямое или косвенное, сопротивление всех тех, кто как-либо мешал этому. Опричные порядки должны были представлять собой систему чрезвычайных мер военного времени. Но, не смотря на казалось бы благие намерения Ивана Грозного, корыстное начало в стремлении провести опричную реформу всё же было доминирующим.

2.2. «Отречение» Ивана Грозного

Вначале декабря 1564 г. царская семья стала готовиться к отъезду из Москвы. Иван IV "посещал столичные церкви и монастыри и усердно молился в них".[10] К величайшему неудовольствию церковных властей он велел забрать и свести в Кремль самые почитаемые иконы. В воскресенье, 3 декабря, Грозный присутствовал на богослужении в кремлевском Успенском соборе. После окончания службы он трогательно простился с митрополитом, членами Боярской думы, дьяками, дворянами и столичными гостями. На площади перед Кремлем уже стояли "сотни нагруженных повозок под охраной нескольких сот вооруженных дворян. Царская семья покинула столицу, увозя с собой всю московскую "святость" и всю государственную казну, которые стали своего рода залогом в руках Грозного".[11] Царский выезд был необычен. Ближние люди, сопровождавшие Ивана, получили приказ забрать с собой семьи. Оставшиеся в Москве бояре и духовенство находились в полном неведении о замыслах царя и "в недоумении и во унынии быша, такому государьскому великому необычному подъему, и путного его шествия не ведамо куды бяша". Царский "поезд" скитался в окрестностях Москвы в течение нескольких недель, пока не достиг укрепленной Александровской слободы. Отсюда в начале января царь известил митрополита и думу о том, что " от великие жалости сердца " он оставил свое государство и решил поселиться там, где " его, государя, бог наставит "[12]. Из слободы царь направил в Москву гонца с письмами к думе и горожанам. В то время, когда члены думы и епископы сошлись на митрополичьем дворе и выслушали известие о царской на них опале, дьяки собрали на площади большую толпу и объявили ей об отречении Грозного. В прокламации к горожанам царь просил, "чтобы они себе никоторого сумнения не держали, гневу на них и опалы никторые нет"[13]. Объявляя об опале власть имущим, царь как бы апеллировал к народу в своем давнем споре с боярами. Он, не стесняясь, говорил о притеснениях и обидах, причиненных народу " изменниками-боярами "[14].