Эфиопия в XVI-XIX вв. (стр. 1 из 7)

Эфиопия. XVI—XIX вв.


План

1. Становление государства до XVI в.

2. Тридцатилетняя война (1529—1559)

3. Эфиопия в XVIII веке

4. Эфиопия в конце XVIII — первой половине XIX вв. Эпоха князей

5. Эфиопия на этапах политической централизации. XIX в.

6. Эфиопо-итальянские отношения

7. Итало-эфиопская война и битва при Адуа


1. Становление государства до XVI в.

С древних времен Эфиопское нагорье населяли кушитские племена, главным занятием которых было скотоводство. Но знали они и земледелие, местами с террасированием горных склонов и искусственным орошением полей. С V в. до н. э. на нагорье стали переселяться жители Южной Аравии, в том числе Сабейского царства. Южноаравийские переселенцы принесли в Эфиопию семитский язык (от которого происходят языки геэз, тиграй, тигре, амхарский и др.), письмо, бронзовое литье, плужное земледелие, многие особенности родоплеменного раннегосударственного строя. Смешавшись с местным кушитским населением, они образовали другой — эфиопский этнос1 . Усиление обмена между различными эфиопскими племенами в области материальной и духовной культуры привело постепенно к складыванию своеобразного этнокультурного симбиоза — эфиопской цивилизации.

В первые века н. э. на севере Эфиопии возникло ранне-феодальное Аксумское царство, расцвет которого приходится на IV—VI вв. Правители Аксума («нагаст нагаст», т. е. «цари царей») обращаются к христианству и поощряют его распространение среди своих подданных. С IV в. христианство монофиситского толка становится государственной религией, заменив собой прежний политэизм.

Аксумское царство пало в IX в., аксумская народность дезинтегрировалась. Но наследие аксумской цивилизации не исчезло. Политический и культурный центр стал перемещаться с севера все дальше на юг, в некогда вассальные княжества, в области средней Эфиопии с семитоязычным населением (амхара и др.)- С XIII в. на карте Африки появляется название нового государства — Эфиопия.

Эфиопское государство было сильно своей развитой военно-феодальной и церковной организацией, сравнительно высокой культурой и связями с передовыми странами тогдашнего мира. В первой половине XIV в. царь «оломонид» Амдэ-Цый-он I подчинил своей власти все христианские, иудаистские и мусульманские государства Эфиопского нагорья и создал феодальную империю.

Социально-экономическое и политическое развитие Эфиопии в XV в. протекало в условиях, когда она была наглухо отгорожена от Европы и от мировой торговли мусульманским барьером. Он на несколько веков исключил возможность участия Эфиопии во внешних экономических связях, превратив ее в изолированный «христианский остров».

Преобладающим в этот и последующие периоды было господство в государстве светских и духовных феодалов. Земля принадлежала помещикам и монастырям. Монастырская колонизация еще с начала XIV в. охватила северо-западные, юго-западные и южные территории страны. Христианские обители владели большим количеством земли и играли крупную роль в политической жизни. Церковь являлась подлинным феодальным «государством в государстве», подчиненным императору и в меньшей степени правителям отдельных княжеств. Духовное сословие составляло местами до 20—30% населения округов. Церковь поддерживала в народе идею общеэфиопского единства под эгидой императорской власти. Император являлся не только верховным правителем государства, но и главой всех христиан, правомочным

Эфиопия (Айтьопия) происходит от греческого слова. Древнегреческие географы различали две Эфиопии: восточную, т. е. Индию; и западную — страну к югу от Египта. Вплоть до XIIIв. европейские географы этим именем обозначали всю Африку южнее Сахары, включая и собственно Эфиопию.

Соломонова династия берет свое начало в 1270 г., когда на престол взошел царь Йикуяо Ам л ак. Под пером церковных летописцев династический переворот приобрел вид «восстановления» древней законной династии потомков библейского царя Соломона и царицы Савской, и которым якобы принадлежали еще аксумские цари, чья власть была «узурпирована» династией Загуэ, а затем восстановлена «соломонидом» Йикуно Ам лаком.

вмешиваться в чисто церковные дела, в том числе в вопросы богословия.

Столпами эфиопской государственности были община, армия и церковь. Общины в Эфиопии носили соседско-родовой и в то же время кастовый и отчасти храмовый характер. Максимальная община — волость — обычно составляла церковный приход. Население такой общины делилось на три или четыре категории: духовенство, крестьянство, низшее сословие — касты ремесленников, охотников и певцов, а также иногда военное сословие. Армия делилась на две части — дружины феодалов (гвардия) и полки военных поселенцев. Дружинники жили при дворах своих начальников, военные поселенцы — отдельными деревнями, преимущественно в пограничных областях или недавно присоединенных провинциях.

Крестьяне обязаны были выполнять разного рода барщинные и натуральные повинности, участвовать в походах своих феодальных владык. Рабовладение, составлявшее основу Ак-сумского царства, сохранялось и имело существенное значение в экономической и политической жизни Эфиопии. Подавляющее большинство в духовном сословии составляли бедные монахи, работавшие на богатых монахов, а бедные священники сами пахали землю.

Император Зэра-Яыкобе (1434—1468) предпринял попытку создания централизованного государства. Он сместил вассальных князей, заменив их императорскими наместниками, в роли которых выступали его сыновья и дочери. Позднее начал управлять провинциями через назначаемых чиновников. Упорядочив систему военных поселений, он распространил ее затем на всю территорию страны. Провел он и ряд церковных реформ в стремлении объединить враждующие толки эфиопской церкви.

Впервые после падения Аксумского царства Зэра-Яыкобе предпринял попытку учредить постоянную столицу государства. Особенность христианской Эфиопии того времени заключалась в том, что в стране отсутствовали города. Не города, а феодальные поместья и монастыри были культурными и политическими центрами. Поэтому и Дэбрэ-Бырхан, где император намеревался создать столицу, был не городом, а разросшейся царской резиденцией. После его смерти, как и прежде, в Эфиопии не было столицы.

В каждом конкретном случае центром государства становилось то место, где размещался монарх, его двор и войско. Постоянное перемещение царского двора по стране в то время имело смысл. Удавалось обеспечивать надежный контроль и управление над разнородными в этническом, экономическом и культурном отношениях территориями, взимать дань с подвластных феодалов.

Доходы эфиопских царей складывались как за счет поступлений из их личного домена, податей с феодалов-вассалов, так и таможенных сборов от торговли и присвоения движимого имущества в ходе завоевательных походов. В этих походах захватывали и рабы, значительная часть которых шла на продажу.

История Эфиопии XV в. заполнена бесконечными внутренними войнами. Лишенная городов и развитого внутреннего рынка, она переживала периоды многочисленных междоусобиц феодалов. При царских дворах соперничали придворные клики, связанные с монашескими орденами. Гнет светских и духовных феодалов, опустошительные межфеодальные войны вызывали череду крестьянских восстаний. Ответные массовые репрессии вынуждали крестьян уходить с обжитых мест на окраины империи, в мусульманские и другие иноверческие области. Не случайно на юго-востоке империи через несколько десятилетий после смерти Зэра-Яыкобы в 1468 г. оказалось множество «маласаев» — эфиопов, перешедших в ислам. Они вместе с мусульманскими беглецами из других районов основали Харэр — новый центр ислама в Эфиопии.

Этот период вошел в историю Северо-Восточной Африки как время заметного упадка торговли, земледелия, государственности. Важными факторами ухудшения общей ситуации в регионе являлись противоборство с арабами, захватившими все побережье Красного моря, противодействие турецкой экспансии, нацеленной на вытеснение арабов и захват Эфиопии, вмешательство европейцев, прежде всего португальцев, братоубийственная война между христианской Эфиопией и мусульманским Адалем (Огаденом).

После захвата Египта в 1517 г. турки появились и на побережье Красного моря. Они захватили Суакин и Зейлу, поставили под свой контроль Адал и начали наступать на Эфиопию. Турецкие войска, вооруженные огнестрельным оружием, имели превосходство над эфиопами, сражавшимися копьями и мечами. Но, тем не менее, страна выстояла, продвижение турок приостановилось, хотя они и захватили земли Эфиопии на побережье Красного моря.

Со времени Великих географических открытий началось постепенное втягивание Эфиопии в политические отношения с Европой. Правители Эфиопии, начиная с Феодора I (1411— 1414), пытались установить связи с христианским миром и заручиться европейской поддержкой для борьбы с арабами. Зэра-Яыкоб обращался в свое время к римскому папе, предлагая объединить эфиопскую церковь с римской. В Европу проникали слухи о христианской стране на востоке Африки, управляемой якобы «пересвитером Иоанном», богатой пряностями, золотом и пр. Португальцы первыми попытались найти эту страну. В 1490 г. в Эфиопии появился португалец Педро да Ковильям, дружески принятый негусом. Он стал его советником. В 1520 г. в Эфиопию прибыло португальское посольство. Когда началось война с турками, Эфиопия обратилась к Португалии за военной помощью. В 1541 г. в Красное море вошел португальский флот под командованием Христофора да Гама, внука мореплавателя Васко да Гама. На этот раз португальцы помогли эфиопскому негусу отразить нашествие со стороны мусульман-галла Адала.

эфиопия императорская власть политическая


2. Тридцатилетняя война (1529—1559)

До XVI в. Адал является торговой периферией Эфиопии. Благосостояние многих кочевых племен Адала зависело от караванной торговли с Эфиопией, и эти связи образовывали единую экономическую систему. Эфиопия и Адал сосуществовали, нуждаясь друг в друге. Иногда султаны Адала добровольно соглашались быть данниками эфиопских императоров. Однако в начале XVI в. положение изменилось. Ад ал в 1516—1517 гг. вступил в полосу экономического кризиса. Чтобы поправить свои дела купцы и караванщики-верблюдо-воды потребовали от своих правителей решительных действий в отмщении эфиопам-христианам за ухудшение своего благосостояния.