Социальные движения в России в XVII веке Бунташном веке (стр. 1 из 6)

Московский Государственный Университет Культуры и Искусств

Реферат по истории отечества

на тему:

«Социальные движения в России в XVII веке – «Бунташном веке»

Выполнила: Бухонина Карина

Студентка 1 курса, группа 176

Преподаватель: Савельев Ю.С.

Москва

2008

Содержание:

Введение………………………………………………………………2

Соляной бунт………………………………………………………….2

Восстание в Пскове и Новгороде……………………………………4

Медный бунт………………………………………………………….6

Движение под предводительством С. Разина………………………8

Стрелецкий бунт…………………………………………………….16

Заключение…………………………………………………………..22

Список источников и литературы………………………………….23

Введение.

XVII в. запомнился современникам как "бунташный" век. Этот век начался с восстания Хлопка и войны под предводительством Ивана Болотникова и завершился стрелецкими волнениями. Народные волнения охватывали огромные территории, а во время городских бунтов восставшие становились хозяевами столицы. Однако бунтовщики не имели продуманного плана действий, часто преследовали узкосословные интересы, были разобщены и недисциплинированы. Общей чертой народных волнений XVII в. являлись ярко выраженные царистские иллюзии. Взбунтовавшиеся за редким исключением не помышляли о действиях против царской особы, и уж тем более против самого института монархии. Их гнев был направлен против бояр, думных людей, воевод, а у самодержца, наоборот, искали защиты против "изменников". К царю обращались с челобитными, просили его наказать корыстных людей и поставить вместо них честных слуг.

Соляной бунт 1648 г.

"Соляной бунт" получил такое название, потому что поводом для него послужило недовольство налогом на соль. Этому событию предшествовал общий кризис системы налогообложения. В разделе лекции, посвященном феодальным сословиям, говорилось о тягле - комплексе денежных и натуральных повинностей, которое несло посадское население. Между тем в городах бок о бок с тяглым посадским населением жили ремесленники и торговцы из белых слобод, называвшихся так потому, что они были обелены, или освобождены от тягло. Белые слободы принадлежали крупным духовным и светским феодалам. Население белых слобод являлось зависимым от своих феодалов, но его материальное положение было лучшим, чем у свободных людей. Отсюда наблюдалось стремление посадских обменять свою тяжелую свободу на сравнительно легкую зависимость путем закабаления за сильными вельможами. Дошло до того, что в некоторых городах население белых слобод сравнялось с населением посадов. Таким образом, подати выплачивало все меньше и меньше налогоплательщиков, а тягло, падавшее на каждого из них, естественно, возрастало.

Вскоре властям стало очевидной бессмысленность дальнейшего увеличение прямых налогов ввиду сокращения и подрыва платежеспособности тяглого населения. Официальные документы того времени откровенно признают, что сбор стрелецких и ямских денег шел крайне неровно из-за массового уклонения посадских людей: "иные и не платят, потому что ни в разряде в списках, ни в писцовых книгах имен их нет, и живут все в уезде в избылых ". Назарий Чистой, бывший гость, ставший думным дьяком, предложил по примеру западноевропейских стран сделать основной упор на косвенные налоги. В 1646 г. некоторые из прямых налогов были отменены, а вместо этого вчетверо повышена пошлина на соль - с пяти копеек до двух гривен с пуда. Поскольку продажа соли являлась государственной монополией, Чистой уверял, что соляной налог обогатит казну. На деле вышло обратное, так как покупатели до предела сократили потребление соли. Более того, соляной налог привел к непредсказуемым последствиям. На Волге из-за дороговизны соли гнили тысячи пудов рыбы, которой простой народ, питался во время поста. В начале 1648 г. неудачный налог был отменен, но при этом от тяглых людей потребовали внести старые подати за три года подряд. Недовольство народа усиливалось злоупотреблениями царских приближенных: воспитателя царя боярина Морозова, царского тестя князя И.Д.Милославского, окольничего Л.С. Плещеева, начальника Пушкарского приказа Траханиотова.

Вспышка стихийного недовольства произошла в начале лета 1648 г. Простое население Москвы несколько раз пыталось подать челобитную на царских приближенных, однако челобитные не принимались, что подвигло недовольных на более решительные действия. 25 мая 1648 г., когда царь Алексей Михайлович возвращался с богомолья, толпа остановила его экипаж и потребовала отставить Л. С. Плещеева. Царь обещал, и народ уже стал расходиться, как вдруг несколько придворных из числа сторонников Плещеева ударили несколько человек нагайками. Рассвирепевшая толпа обрушила на них град камней и ворвалась в Кремль. Чтобы остановить мятеж, Плещеев был выдан на казнь, но толпа вырвала его из рук палача и убила. Бежавшего Траханиотова поймали и казнили. Когда убивали дьяка Назария Чистого, толпа приговаривала: "Вот тебе, изменник, за соль". Был разграблен дом гостя Шорина, которого обвиняли в повышении цены на соль. В довершение несчастий в Москве начался страшный пожар.

Стрельцы, которым долго задерживали жалованием, перешли на сторону восставших, что придало бунту особенный размах. Верным правительству остался лишь отряд служивых иностранцев, двинувшийся на защиту царского дворца с распущенными знаменами и барабанным боем. Под прикрытием немцев начались переговоры со взбунтовавшимися. Большинство приближенных, чьи головы требовала толпа, были выданы на расправу. Царь объявил народу, что жалеет о бесчинствах Плещеева и Траханиотова. С большим трудом удалось спасти боярина Морозова. Царь слезно просил толпу: «Я обещал выдать вам Морозова и должен признаться, что не могу его совершенно оправдать, но не могу решиться и осудить его: это человек мне дорогой, муж сестры царицыной, и выдать его на смерть будет мне очень тяжко». Морозова отправили в безопасное место, в почетную ссылку в Кириллов-Белозерский монастырь, причем царю пришлось дать обещание, что он никогда не возвратит боярина в Москву.

Царь приказал угостить стрельцов вином и медом, им было выдано повышенное жалование. Царский тесть Милославский зазвал на пир выборных от черных сотен и угощал их несколько дней сряду. Были заменены судьи во всех важнейших приказах. По царскому указу были освобождены от правежа недоимщики. Алексей Михайлович обещал также понизить цену на соль.

Вслед за Москвой волнения произошли в Козлове, Владимире, Ельце, Болхове, Чугуеве. Главным последствием городских восстаний стала посадская реформа и принятие Соборного Уложения 1649 г.

Восстания в Пскове и Новгороде 1650 г.

Восстания в Пскове и Новгороде.

Менее чем через год после принятия Соборного Уложения вспыхнули волнения в Пскове и Новгороде, двух городах, в которых еще не угас вечевой дух. Поводом к волнениям послужило известие об отправки хлеба в Швецию в счет погашения долгов правительства. "Молодшие люди" Пскова, то есть городская беднота, обратились к властям с просьбой не отправлять хлеб, так как городу грозил голод. Получив отказ 28 февраля 1650 г., псковичи вышли из повиновения. Был захвачен шведский агент, воевода Собакин потерял власть над городом. Своими предводителями псковичи выбрали триумвират из площадного подьячего Томилку Васильева и стрельцов Порфирия Козу и Иова Копыто.

Через две недели волнения перекинулись в Новгород, причем новгородцы действовали примерно по той же схеме. Был захвачен датский посланник, а 16 марта загудел колокол и раздались крики: «Государь об нас не радеет, деньгами подмогает и хлебом кормит немецкие земли». Воевода князь Хилков и митрополит Никон пытались подавить волнения силой, но стрелецкие головы и дети боярские не могли ничего сделать с восставшими. Предводителем новгородцев стал освобожденный из тюрьмы митрополичий приказной Иван Жеглов. В земской избе заседало правительство в составе Жеглова, сапожника Елисея Григорьева по прозвищу Лисица, стрелецкого пятидесятника Киршы Дьяволова и других. Но это выборное правительство не сумело организовать оборону Новгорода. Думали отправить послов в Псков, чтобы обоим городам стоять заодно, но эти планы не были исполнены, и дело ограничилось тем, что в Москву была отправлена челобитная с заверениями в верности новгородцев, наказавших изменников. Среди самих восставших очень быстро начались колебания. Зажиточная часть горожан опасалась повторение новгородского погрома восьмидесятилетней давности: «Навести нам на себя за нынешнюю смуту такую же беду, какая была при царе Иване», а дворяне отказались приложить руки к записи, что им с мирскими людьми стоять заодно.

Между тем для усмирения Новгорода был направлен отряд ратных людей во главе с князем И. Н. Хованским. И хотя вождь посада Елисей Лисица говорил: «Мы боярина князя Хованского в город не пустим, а если какая немера будет, то мы, взявши знамена и барабаны, пойдем все во Псков», новгородские дворяне и дети боярские начали перебегать в правительственный лагерь. Надежды на челобитную не оправдались, царь Алексей Михайлович потребовал выдать зачинщиков, грозя в противном случае прислать воевод с многими ратными людьми. С красноречивыми увещеванием выступал митрополит Никон, на его сторону встала зажиточная часть новгородцев. В результате в середине апреля князь Хованский был впущен в город, а из Москвы пришел приговор: казнить смертью Жеглова и Елисея Лисицу, а других зачинщиков бить кнутом нещадно и сослать в Астрахань на вечное житье.

Младший брат Новгорода Великого - Псков оказал более ожесточенное сопротивление. Восставшие силой взяли у воеводы свинец, порох и ключи от города. Окольничий Ф. Ф. Волконский, приехавший в Псков для розыска, сам был схвачен, допрошен и едва избежал казни. Князя Хованского, который после покорения Новгорода осадил со своим отрядом Псков, встретили стрельбою из пушек и пищалей. Характерно, что при этом восставшие продолжали надеяться на царя, не верили отрицательном ответу на свою челобитную (даже пытали одного из вернувшихся из Москвы челобитчиков, добиваясь признания, что он привез фальшивую грамоту).