Природа в творчестве Есенина (стр. 2 из 5)

Молясь на копны и стога.


Вот она, религия Есенина. Крестьянский труд, природа заменя­ют поэту Христа:

Я молюсь на алы зори,

Причащаюсь у ручья.

Если и появляется в его стихотворении Господь, то чаще всего как метафора к какому-либо явлению природы («Схимник-ветер шагом осторожным/ Мнет листву по выступам дорожным, / И це­лует на рябиновом кусту/ Язвы красные незримому Христу») или в образе простого мужика:

Шел Господь пытать людей в любови.

Выходил он нищим на кулижку,

Старый дед на пне сухом, в дуброве,

Жамкал деснами зачерствелую пышку.

Подошел Господь, скрывая скорбь и муку:

Видно, мол, сердца их не разбудишь...

И сказал старик, протягивая руку:

«На, пожуй... маленько крепче будешь».

Если его герои и молятся Богу, то просьбы их вполне конкрет­ны и носят подчеркнуто земной характер:

Еще молимся, братья, о вере,

Чтобы Бог нам поля оросил.

А вот — чисто языческие образы:

Отелившееся небо

Лижет красного телка.

Это — метафора урожая, хлеба, которые обожествляются поэ­том. Мир Есенина — это деревня, человеческое призвание — крес­тьянский труд. Пантеон крестьянина — мать-земля, корова, уро­жай. Еще современник Есенина, поэт и писатель В. Ходасевич, го­ворил о том, что христианство Есенина — «не содержание, а форма, и употребление христианской терминологии приближается к литературному приему».

Обращаясь к фольклору, Есенин понимает, что уход от приро­ды, от своих корней — трагичен. Он как подлинно русский поэт верит в свою пророческую миссию, в то, что его «вскормленные ре­зедой и мятой» стихи помогут современному человеку вернуться в Царство идеала, которым для Есенина выступает «мужицкий рай».

Образы животных и "древесные мотивы" в лирике Есенина

" Древесные мотивы" лирики С. Есенина

Многие стихи раннего С. Есенина проникнуты ощущением неразрывной связи с жизнью природы ("Матушка в Купальницу…", "Не жалею, не зову, не плачу…"). Поэт постоянно обращается к природе, когда высказывает самые сокровенные мысли о себе, о своем прошлом, настоящем и будущем. В его стихах она живет богатой поэтической жизнью. Подобно человеку она рождается, растет и умирает, поет и шепчет, грустит и радуется.

Образ природы строится на ассоциациях из деревенского крестьянского быта, а мир человека раскрывается обычно через ассоциации с жизнью природы.

Одухотворение, очеловечивание природы свойственно народной поэзии. «Древний человек почти не знал неодушевленных предметов, - отмечает А. Афанасьев, - всюду находил он разум, и чувство и волю. В шуме лесов, в шелесте листьев ему слышались те загадочные разговоры, которые ведут между собой деревья».

Поэт с детских лет впитал в себя это народное мировосприятие, можно сказать, что оно образовало его поэтическую индивидуальность.

«Все от древа – вот религия мысли нашего народа… Древо – жизнь. Вытирая лицо свое о холст с изображением древа, наш народ немо говорит о том, что он не забыл тайну древних отцов вытираться листвою, что он помнит себя семенем надмирного дерева и, прибегая под покров ветвей его, окунаясь лицом в полотенце, он как бы хочет отпечатать на щеках своих хоть малую ветвь его, чтоб, подобно древу, он мог осыпать с себя шишки слов и дум и струить от ветвей рук тень-добродетель»,- писал С. Есенин в своем поэтико-философском трактате «Ключи Марии».

Для Есенина уподобление человека дереву больше, чем «религия мысли»: он не просто веровал в существование узловой завязи человека с миром природы, он сам себя чувствовал частью этой природы.

Есенинский мотив «древесного романа», выделенный М. Эпштейном, восходит к традиционному мотиву уподобления человека природе. Опираясь на традиционный троп «человек-растение», Есенин создает «древесный роман», герои которого – клен, березы и ивы.

Очеловеченные образы деревьев обрастают «портретными» подробностями: у березы – «стан, бедра, груди, ножка, прическа, подол, косы», у клена – «нога, голова».

Так и хочется руки сомкнуть

Над древесными бедрами ив.

( " Я по первому снегу бреду …" , 1917 г.),

Зеленая прическа,

Девическая грудь,

О тонкая березка,

Что загляделась в пруд?

(" Зеленая прическа ." , 1918 г.)

Я не скоро, не скоро вернусь!

Долго петь и звенеть пурге.

Стережет голубую Русь

Старый клен на одной ноге.

("Я покинул родимый дом…", 1918 г.)

По словам М. Эпштейна, «береза во многом благодаря Есенину стала национальным поэтическим символом России. Другие излюбленные растения – липа, рябина, черемуха».

Самые сюжетно протяженные, самые значимые в поэзии Есенина это все же березы и клен.

Береза в русской народной и классической поэзии является национальным символом России. Это одно из наиболее почитаемых у славян деревьев. В древних языческих обрядах береза часто служила «майским деревом», символом весны.

Есенин, при описании народных весенних праздников, упоминает березу в значении этого символа в стихотворениях " Троицыно утро…" ( 1914 г. ) и " Зашумели над затоном тростники … " ( 1914 г. )

Троицыно утро, утренний канон,

В роще по березкам белый перезвон.

В стихотворении " Зашумели над затоном тростники " идет речь о важном и увлекательном действе семицко – троицкой недели – гадании на венках.

Погадала красна девица в семик.

Расплела волна венок из повилик .

Девушки плели венки и бросали их в реку. По далеко уплывшему, прибившемуся к берегу, остановившемуся или потонувшему венку судили об ожидавшей их участи (дальнее или ближнее замужество, девичество, смерть суженого).

Ах, не выйти в жены девушке весной,

Запугал ее приметами лесной.

Радостная встреча весны омрачена предчувствием приближающейся смерти " на березке пообъедена кора". Дерево без коры погибает, а здесь ассоциация " березка – девушка ". Мотив несчастья усиливается использованием таких образов как " мыши", " ель", " саван".

В стихотворении " Зеленая прическа ". ( 1918 г. ) очеловечивание облика березы в творчестве Есенина достигает полного развития. Береза становится похожей на женщину.

Зеленая прическа,

Девическая грудь,

О тонкая березка,

Что загляделась в пруд?

Читатель так и не узнает, о ком это стихотворение – о березке или о девушке. Потому что человек здесь уподоблен дереву, а дерево человеку.

В таких стихотворениях, как " Не жалею, не зову, не плачу…" ( 1921 г. ) и " Отговорила роща золотая…" ( 1924 г. ), лирический герой размышляет о прожитой жизни , о молодости:

Не жалею, не зову, не плачу,

Все пройдет, как с белых яблонь дым.

Увяданья золотом охваченный,

Я не буду больше молодым.

…И страна березового ситца

Не заманит шляться босиком.

"Яблонь дым" – цветение деревьев весной, когда все вокруг возрождается к новой жизни. " Яблоня ", " яблоки " – в народной поэзии это символ молодости – " молодильные яблоки " , а " дым " – символ зыбкости, мимолетности, призрачности. В сочетании они означают мимолетность счастья, юности. К этому же значению примыкает и береза – символ весны. "Страна березового ситца " – это " страна " детства, пора самого прекрасного. Недаром Есенин пишет " шляться босиком " , можно провести параллель с выражением " босоногое детство ".

Все мы, все мы в этом мире тленны,

Тихо льется с кленов листьев медь…

Будь же ты вовек благословенно,

Что пришло процвесть и умереть.

Перед нами символ скоротечности человеческой жизни. В основе символа лежит троп: «жизнь - пора цветения», увядание - приближение смерти. В природе все неизбежно возвращается, повторяется и заново зацветает. Человек, в отличие от природы, однократен, и его цикл, совпадая с природным, уже неповторим.

С образом березы тесно переплетается и тема Родины. Каждая есенинская строка согрета чувством безграничной любви к России. Сила лирики поэта заключается в том, что в ней чувство любви к Родине выражается не отвлеченно, а конкретно, в зримых образах, через картины родного пейзажа.

Это можно увидеть в таких стихотворениях как "Белая береза". (1913 г.), «Возвращение на Родину» ( 1924 г. ), "Неуютная жидкая лунность " (1925 г. ).

Клен, в отличие от других деревьев, не имеет столь определенного, сформированного образного ядра в русской поэзии. В фольклорных традициях, связанных с древними языческими ритуалами, он не играл значительной роли. Поэтические воззрения на него в русской классической литературе в основном складываются в 20 веке и поэтому еще не приобрели ясных очертаний.

Образ клена наиболее сформирован в поэзии С. Есенина , где он выступает как своего рода лирический герой «древесного романа». Клен – это разудалый, слегка разухабистый парень, с буйной копной непричесанных волос, так как у него круглая крона, похожая на копну волос или на шапку. Отсюда и мотив уподобления, то первичное сходство, из которого развился образ лирического героя.

Оттого что тот старый клен

Головой на меня похож.

( " Я покинул родимый дом …" , 1918 г. )