Право России периода становления и развития абсолютизма (стр. 1 из 3)

Содержание

ТАБЕЛЬ О РАНГАХ.. 5

АРТИКУЛ ВОИНСКИЙ ПЕТРА I6

КОЛЛЕГИИ.. 8

МОНАСТЫРСКИЙ ПРИКАЗ. 11

ЗАКЛЮЧЕНИЕ. 15

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ.. 16


Введение

Тема российского абсолютизма привлекала и привлекает внимание как отечественных, так и зарубежных историков и юристов, которые в соответствии со своей идеологией, политическим мировоззрением пытались осознать предпосылки, а также внутренние и внешние причины происхождения и историческую значимость российского абсолютизма. Западноевропейские историки до недавнего времени сравнивали русский абсолютизм с Советским государством, ссылаясь на "российскую исключительность", "преемственность" и "тоталитаризм", тем самым находя много общего между этими историческими периодами нашего отечества в форме правления и в самой сути государства. Но "российский абсолютизм" мало чем отличался от абсолютных монархий стран Западной Европы (Англии, Испании, Франции). Ведь абсолютная монархия в России прошла те же этапы развития, как и феодальные монархии этих стран: от раннефеодальной и сословно-представительной монархии - к абсолютной монархии, которая характеризуется формально неограниченной властью монарха.

Период оформления абсолютизма в России связан с именем Петра І, период дальнейшего усиления абсолютной монархии в XVIII веке – с именем Екатерины ІІ. Это имена, которые оставили в российской историографии противоречивые мнения о себе и о своей деятельности. В оценке этого времени среди историков нет и не было единогласия. По словам историка С.М.Соловьёва, Пётр І «проводил всю свою жизнь в борьбе и оставил по себе двойную память: одни благословляли его, другие проклинали». [1]

Русский абсолютизм начал складываться ещё в XVI веке, а в первой четверти XVIII века принимал свои окончательные формы, что давалось не без борьбы с боярской и церковной оппозицией. Активная внутренняя и внешняя политика российского абсолютизма выдвигали новые сложные потребности их идеологического обоснования. Такое обоснование российский абсолютизм нашёл в сформировавшейся в конце XVII - середине XVIII века дворянской историографии, яркими представителями которой явились – Феофан Прокопович, П.П. Шафиров, князь Б.И. Куракин, Манкиев А.И. и другие.

ТАБЕЛЬ О РАНГАХ

Роспись чинов 24 января 1722 г., Табель о рангах, вводила новую классификацию служащего люда. Все новоучрежденные должности - все с иностранными названиями, латинскими и немецкими, кроме весьма немногих, - выстроены по табели в три параллельных ряда: воинский, статский и придворный, с разделением каждого на 14 рангов, или классов: 6 обер-офицерских чинов - от прапорщика до капитана в армии и от коллежского регистратора до титулярного советника в гражданской службе; 5 штаб- офицерских - от майора до бригадира в армии и от коллежского асессора до статского советника в гражданской службе; 3 генеральских - от генерал- майора до фельдмаршала в армии и от действительного статского советника до действительного тайного советника в гражданской службе. Аналогичная лестница с 14 ступенями чинов вводилась во флоте и придворной службе.

Этот учредительный акт реформированного русского чиновничества, ставил бюрократическую иерархию, заслуги и выслуги, на место аристократической иерархии породы, родословной книги. В одной из статей, присоединенных к табели, с ударением пояснено, что знатность рода сама по себе, без службы, ничего не значит, не создает человеку никакого положения: людям знатной породы никакого положения не дается, пока они государю и отечеству заслуг не покажут "и за оные характера ("чести и чина", по тогдашнему словотолкованию) не получат". Потомки русских и иностранцев, зачисленные по этой табели в первые 8 рангов (до майора и коллежского асессора включительно), причислялись к "лучшему старшему дворянству во всяких достоинствах и авантажах, хотя б они низкой породы были". Благодаря тому, что служба всем открывала доступ к дворянству, изменился генеалогический состав сословия.

АРТИКУЛ ВОИНСКИЙ ПЕТРА I

В XVII—XVIII вв. суды при разборе уголовных дел руководствовались Соборным уложением 1649 г., Новоуказными статьями о разбойных, татебных делах и убийствах 1669 г. и последующим законодательством. Новая систематизация уголовно-правовых норм была произведена Петром I в 1715 г. при создании Артикула воинского.

Законодательство Петра I значительно сузило область деяний, относимых к ведению церковных судов. Так, преступления в области семейных и брачных отношений, половые преступления и преступления против нравственности, которые даже не упоминались в Соборном Уложении как относящиеся к компетенции церкви, по Воинскому Артикулу карались в том же порядке, как и все другие уголовные преступления.

Воинский Артикул делится на 24 главы, построенные в определенной системе, с единой нумерацией статей.

Источниками Воинского Артикула 1716 г. были Уложение фельдмаршала Шереметьева 1702 г., которое предусматривало ответственность за 79 преступлений; Артикул Краткий, изданный в 1706 г. Александром Меньшиковым; законодательная деятельность императора Петра I, частично, иностранное военно-уголовное законодательство, в основном, шведское.

Русское уголовное право долго не знало общих терминов для наказуемых деяний. До Петра I не было в уголовном законодательстве термина «преступление».

Многие главы Воинского Артикула содержат статьи с толкованием, которые поясняют соответствующий артикул или расширяют его действие, некоторые толкования смягчают, наказания.

В Воинском Артикуле под преступлением понимался не только формальный акт нарушения, его государственной воли, но и действие, причинявшее вред государству, посягавшее на государственный интерес, на господствующий класс в целом. По законодательству Петра I преступным считалось не только то, что запрещено законами, но н все то, что вредно для государства.

В Воинском Артикуле, как и в предшествующих памятниках права, не установлен точно возраст, по достижению которого физическое лицо может быть привлечено к уголовной ответственности, а говорится о возрасте в связи с установлением ответственности за воровство.

Законодательство Петра I значительно ограничило по сравнению с Уложением 1649 г. право необходимой обороны и допускало ее только для защиты своей жизни и телесной неприкосновенности. Чтобы признать необходимую оборону правомерной, закон требовал, чтобы оборона соответствовала нападению, не считалось необходимой обороной сопротивление должностным лицам, исполняющим служебные обязанности, если самообороняющийся был зачинщиком драки и т. д.

Воинский Артикул 1715 г. наказывал соучастников наравне с главными виновниками, но иногда иначе. Так, в случае мятежа или бунта «зачинщиков безо всякого милосердия повесить, а с остальными поступить, как о беглецах упомянуто» (арт. 133 и 149). В соучастии, как и в преступлении совершаемом группой лиц, Петр I видел особо опасную деятельность для государства. Если в краже участвовало несколько человек, то наказание (арт. 189) применялось так, «яко бы един все воровство учинил». Соучастники (арт. 19), «которые в том вспомогали, или совет свой подавали», признавались «оскорбителями» царя и подлежали одинаковому наказанию с главными преступниками.

По законодательству Петра I наказанию подлежали как главные исполнители, так и подстрекатели, пособники, недоносители, попустители.

КОЛЛЕГИИ

1717-1719 годы были подготовительным периодом становления новых учреждений - коллегий. До 1719г. президенты коллегий должны были сочинять регламенты и не вступать в дела. Образование коллегий вытекало из предшествующего приказного строя, т.к. большинство коллегий создавалось на базе приказов и являлись их правопреемниками. Система коллегий не сложилась сразу. По указу 14 декабря 1717г. было создано 9 коллегий: Военная, Берг, Ревизион, Иностранных дел, Адмиралтейская, Юстиц, Камер, Штатс-контор, Мануфактур. Всего к концу 1-ой четверти ХVПв. существовало 13 коллегий, которые стали центральными государственными учреждениями, формируемыми по функциональному принципу. Генеральный регламент коллегий (1720г.) устанавливал общие положения управления, штаты и порядок делопроизводства.

Присутствие коллегии составляли: президент, вице-президент, 4-5 советников, 4 асессора. Штат коллегии состоял из секретарей, нотариуса, переводчика, актуариуса, копиистов, регистраторов и канцеляристов. При коллегиях состоял фискал (позднее прокурор), который осуществлял контроль за деятельностью коллегий и подчинялся генерал-прокурору. Коллегии получали указы только от монарха и Сената и имели право не исполнять указы последнего, если они противоречили указам царя. Коллегии выполняли сенатские указы, присылали копии своих решений и доклады о своей деятельности в Сенат.

Коллегия иностранных дел заменила собой Посольскую канцелярию. Ее компетенция была определена указом от 12 декабря 1718г., в которую входило ведать "всякими иностранными и посольскими делами", координировать деятельность дипломатических агентов, заведовать сношениями и переговорами с иностранными послами, осуществлять дипломатическую переписку.

Особенностями коллегии являлось то, что в ней "никаких судных дел не судят".

На Военную коллегию возлагалось управление "всеми воинскими делами": комплектование регулярной армии, управление делами казачества, устройство госпиталей, обеспечение армии. В системе Военной коллегии находилась военная юстиция, состоящая из полковых и генеральных кригсрехтов.

Адмиралтейская коллегия ведала "флот со всеми морскими воинскими служители, к тому принадлежащими морскими делами и управлениями" и руководствовалась в своей деятельности "Регламентом о управлении адмиралтейства и верфи" (1722) и "Регламентом морским". В ее состав входили Военно-морская и Адмиралтейская канцелярии, а также Мундирная, Вальдмайстерская, Академическая, Канальная конторы и Партикулярная верфь.


Copyright © MirZnanii.com 2015-2018. All rigths reserved.