Мир Знаний

Некоторые квалифицированные виды убийства (стр. 11 из 14)

В марте 2006 года Мосгорсуд оправдал врачей, так как не нашел состава преступления ни в одном из пунктов обвинительного заключения. Суд счел недоказанным мотив совершения преступления, выдвинутый следствием, что обвиняемые, изымая у А. Орехова органы, рассчитывали в дальнейшем получить за них денежное вознаграждение.

Верховный Суд РФ отменил оправдательный приговор по этому делу и отправил дело на новое рассмотрение [23, с.14-17]. Насколько возможно понять из отрывочных данных, дело было возбуждено из-за того, что, по мнению следствия, врачи приступили к изъятию органов и тканей раньше, чем была зафиксирована смерть, и преследовали при этом корыстные цели.

Очевидно, что, какая бы презумпция ни была закреплена, при доказанности состава преступления действия врачей остались бы незаконными.

Таким образом, нельзя сказать, что введение презумпции несогласия решит проблемы, существующие в сфере российской трансплантологии.

В свете всего изложенного выше можно прийти к выводу: закрепление презумпции согласия или презумпции несогласия само по себе не способно перевести трансплантологию на новый уровень развития. Решение множества проблем, которые существуют в этой сфере, не так уж сильно зависит от выбора законодателем того или иного пути.

Представляется, что все рассмотренные проблемы возникают не из-за трансплантологии как таковой, а из-за отношения общества к ней [23, с.17].

Весьма значительна роль субъективной стороны и при разграничении преступлений, сходных по объективным признакам, как об этом свидетельствует изложенное выше.

Вопросы квалификации и разграничения сходных составов преступлений тесно связаны между собой, так как правильная квалификация деяния предполагает и правильное разграничение конкретного преступления со смежными общественно опасными деяниями.

Именно содержание субъективной стороны помогает определить степень общественной опасности, как преступного деяния, так и лица, его совершившего.

Глава 3. Убийство и смежные составы преступлений

3.1 Убийство и посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля

Защита государства, органов власти, установленной политической и экономической системы является приоритетной задачей любого уголовного законодательства. Преступления, посягающие на основы государственного устройства, на внешнюю и внутреннюю безопасность государства, всегда рассматривались как особо опасные.

В мировой практике преступления делятся на политические и общеуголовные. В российском уголовном праве такого разграничения нет.

Преступлениями против основ конституционного строя и безопасности государства признаются предусмотренные Уголовным кодексом общественно опасные деяния, посягающие на государственную безопасность Российской Федерации [17, с.17].

Родовым объектом государственных преступлений являются основы конституционного строя и безопасность государства.

Конституционный строй определяется государственной властью, осуществляемой на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную (ст.10, 11 Конституции РФ), светским состоянием государства (ст.14), признанием многопартийности и идеологического многообразия (ст.13), признанием различных видов собственности (ст.18), установлением равноправия граждан (ст. 19).

Государственная безопасность включает внешнюю и внутреннюю безопасность. Внешнюю безопасность государства образует суверенитет Российской Федерации, неприкосновенность и неделимость ее территории, обороноспособность.

Внутренняя безопасность включает возможность законного функционирования государственной власти и политических структур, экономическую, общественную, экологическую безопасность, реализацию принципа равноправия граждан вне зависимости от расы, национальности, отношения к религии и т.п.

Понятие посягательства на жизнь появилось в советском уголовном законодательстве в 1962 г. при включении в УК РСФСР ст. 191 "Посягательство на жизнь работника милиции или народного дружинника".

Пленум Верховного Суда СССР разъяснил, что понятие "посягательство на жизнь" включает умышленное убийство и покушение на убийство. Такое содержание данного понятия было воспринято доктриной уголовного права.

Смысл этого толкования заключается в признании покушения на убийство оконченным преступлением и, таким образом, в усилении ответственности за подобные деяния.

Объектом рассматриваемого преступления является политическое устройство и политическая стабильность страны как основа ее внутренней безопасности, а также жизнь государственного или общественного деятеля.

Объективная сторона преступления выражается в убийстве или в действиях (бездействии), направленных на убийство определенного лица или группы лиц.

Данное преступление, как правило, совершается путем активных действий (прицельная стрельба, производство взрыва и т.п.), но возможно совершение преступления и путем бездействия, например врач не оказывает помощи тяжело больному государственному деятелю, и тот умирает [26, с.822].

При покушении на убийство государственного или общественного деятеля действие (бездействие) виновного направлено на причинение смерти, но преступный результат не наступает по не зависящим от виновного обстоятельствам.

Потерпевшими при рассматриваемом преступлении являются только лица, признанные государственными или общественными деятелями. Деятель - лицо, проявившее себя в какой-либо области общественной деятельности [43, с. 195].

Государственными деятелями следует признавать лиц, занимающих государственные должности субъекта РФ, а также глав органов местного самоуправления.

Общественными деятелями являются руководители и лидеры политических партий и общественных движений, члены руководящих органов таких объединений, ответственные функционеры партий, движений и объединений.

Убийство рядовых членов партий или государственного служащего, совершенное по политическим мотивам, должно квалифицироваться по п. "б" ч.2 ст.105 УК как убийство лица в связи с осуществлением им служебной деятельности или выполнением общественного долга.

Не образует состава комментируемого преступления убийство или покушение на убийство членов семьи и близких государственного или общественного деятеля. В этих случаях деяние квалифицируется по п. "б" ч.2 ст.105 УК.

В УК РСФСР предусматривалась специальная ответственность за убийство представителя иностранного государства с целью провокации войны или международных отношений (ст.67). Действующее законодательство России не выделяет аналогичного состава преступления. Поэтому возникает вопрос, охватывает ли состав преступления, предусмотренный ст.277 УК РФ, посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля иностранного государства или нет [25, с.824].

Поскольку статья 277 находится в главе "Преступления против основ конституционного строя и безопасности государства", следует считать, что все преступления, определенные в этой главе, направлены против внешней или внутренней безопасности России.

Следует отметить, что нападение на представителя иностранного государства или сотрудника международной организации, пользующихся международной защитой, предусмотрено гл.34 "Преступления против мира и безопасности человечества" УК (ст.360).

Поэтому посягательство на жизнь иностранного государственного или общественного деятеля, совершенное по политическим мотивам, следует квалифицировать по п. "б" ч.2 ст.105 УК в случае убийства и по ч.3 ст.30 и п. "б" ч.2 ст.105 УК - в случае покушения на убийство.

Совершение преступления общеопасным способом (например, стрельба в людном месте) следует квалифицировать по совокупности преступлений в зависимости от наступивших последствий. Так, если помимо государственного или общественного деятеля были убиты или ранены другие лица, деяние следует квалифицировать как посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля и квалифицированное убийство либо причинение вреда здоровью по совокупности.

Также по совокупности квалифицируется использование при совершении комментируемого преступления орудий и средств, незаконное приобретение, хранение и использование которых образуют самостоятельные составы преступлений (оружие, взрывчатые вещества).

Субъектом преступления может быть любое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста. Несовершеннолетний в возрасте от 14 до 16 лет в случае совершения рассматриваемого преступления отвечает по ч.2 ст.105 УК.

Субъективная сторона комментируемого преступления характеризуется умышленной виной. Убийство может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом, покушение на убийство совершается только с прямым умыслом.

Решающую роль при определении субъективной стороны имеет установление мотива и цели преступного деяния. Закон указывает на цель - прекращение государственной или иной политической деятельности государственного или общественного деятеля, а также на мотив - месть за такую деятельность.

Исходя из этих положений, следует признать, что данное преступление носит политический характер. При физическом уничтожении государственного или общественного деятеля естественно прекращается и его деятельность, но она может прекратиться и при покушении, когда потерпевший остается жив, но по состоянию здоровья не может продолжать свою деятельность.