Формы соучастия в уголовном праве 2

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

Государственное образовательное учреждение

Высшего профессионального образования

«АЛТАЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»

Юридический факультет

Кафедра Уголовного права и криминологии.

ФОРМЫ СОУЧАСТИЯ В УГОЛОВНОМ ПРАВЕ

(курсовая работа)

Выполнила студентка

2 курса, 371 группы

Сафонова Елена

__________________

Научный руководитель:

К. ю. н., доцент

Л.Н. Смирнова

____________________

Работа защищена

_______________2008г.

Оценка _____________

Барнаул 2009

Содержание:

Введение……………………………………………………3

1. Элементарное и групповое соучастие……………………………………………………….4

2. Группа лиц без предварительного сговора……………………………………………………………8

3. Группа заранее договорившихся лиц………………………………………………………………..15

4. Организованная группа…………………………………………20

5. Преступное сообщество…………………………………………26

Заключение…………………………………………………31

Список использованной литературы …………………….33

Введение

Вопросы форм соучастия в преступлении занимают центральное место во всей проблематике института соучастия. Их уяснение позволяет не только раскрыть сущность соучастия, но и обеспечить необходимую дифференциацию уголовной ответственности соучастников. В теории уголовного права уделяется повышенное внимание исследованию форм соучастия. Это представляется оправданным, поскольку в уголовном законодательстве отсутствует даже понятие «форма соучастия». Критерии классификации форм соучастия наиболее дискуссионны в теории российского уголовного права.

Необходимость уяснения вопросов форм соучастия в преступлении и предопределило выбор темы курсовой работы, ее актуальность и цель.

Важнейшие по своей содержательной глубине и перспективному значению разработки в области изучения соучастия и его форм в преступлении разрабатывались целой плеядой известных ученых. Следует выделить работы А.П. Козлова, Р.Р. Галиакбарова, М.М. Кудрина, П.Ф. Тельнова, Г.А.Кригера, В. Быкова и многих других. Труды этих авторов являются теоретической базой данной работы.

Во многих изданиях содержатся очень важные сведения, которые действительно помогли в исследовании форм соучастия. У каждого автора, безусловно, какие-то части работы изложены намного подробнее, но также полно, невозможно осветить эти вопросы, поскольку есть ограничения по объему работы. Поэтому материал будет изложен достаточно развернуто, но в тоже время компактно.

Целью работы является анализ имеющихся в теории уголовного права позиции ученых-юристов, а также выявление особенностей каждой из форм соучастия.

Эмпирической основой курсовой работы являются Постановления Пленума Верховного Суда РФ.

Объектом исследования являются авторские работы, Постановления Пленума ВС РФ, которые в той или иной степени затрагивают вопросы форм соучастия в преступлении. Предметом исследования является развитие и современное состояние уголовного законодательства о формах соучастия в преступлении.

1. Элементарное и групповое соучастие

Формы соучастия предложено дифференцировать по степени сорганизованности. Под сорганизованностью обычно понимают внутреннюю упорядоченность явления, систему взаимосвязей его элементов. Именно поэтому очень важно понять данную систему взаимосвязей, т.е. какие элементы составляют ее, насколько «рыхла» и жестка структура взаимосвязей элементов явления, насколько готова система к менее или более длительному существованию, самораспаду или внешнему воздействию для ее разрушения. Соучастие как система состоит из действий соучастников (исполнителей, организаторов, подстрекателей, пособников), их функциональных и субъективных связей. Именно эти связи в своей совокупности показывают уровень сорганизованности, ничего иного в сорганизованности нет. Отсюда особых проблем при установлении сорганизованности не должно возникать, достаточно определить функции соучастников, их взаимосвязи, степень устойчивости субъективных связей – чем сложнее взаимосвязи, чем глубже дифференцированы уровни их, чем обширнее выходы преступных объединений на социальные институты, тем выше или ниже степени сорганизованности. Проблемы возникают тогда и там, когда и где теряется ясность в функциональной обособленности поведения тех или иных субъектов, в криминальной значимости тех или иных функций и связей, в частности в стойкости субъективных связей.[1]

Степени сорганизованности, на основе которых выделяются формы соучастия, могут быть рассмотрены с нескольких сторон. Прежде всего, их характеризует время достижения соглашения на совершение преступления. Традиционно в уголовном праве выделяются соучастие без предварительного сговора и с предварительным сговором, когда классифицирующим признаком выступает вроде бы время достижения соглашения о совместном совершении преступления.[2] Н.Ф Кузнецова даже предлагает признать время совершения преступления самостоятельным критерием классификации форм соучастия. На самом деле это не так. Время совершения преступления вообще и достижения соглашения в частности, категория, как правило, нейтральная с позиций уголовного закона, и только как исключение из правил становится криминально значимой категорией. Здесь классифицирующим признаком по существу выступает не время достижения соглашения, а тот элемент сорганизованности, который скрывается за ним: чем больше интервал времени между достижением соглашения, тем выше реальность нахождения наиболее эффективных средств и способов его совершения, тем интенсивнее деятельность каждого соучастника, тем организованнее совместная деятельность всех участников. Однако это не означает, что соучастие с предварительным сговором всегда более опасно, нежели соучастие без предварительного соглашения. У последнего есть своя особенность, сказывающаяся на опасности совместной деятельности. Если при предварительном сговоре участники ищут наиболее оптимальный вариант достижения преступного результата, при котором столкновение с законом ограничивается рамками необходимого, то без предварительного сговора действуют стихийно, когда глубоко обдумывать способы и средства совершения преступления нет времени и когда столкновение с законом вполне реально может выйти за пределы необходимого и уже в связи с этим преступление будет более опасным.

Соучастие с предварительным сговором имеется тогда, когда соглашение между соучастниками достигается до начала выполнения объективной стороны преступления исполнителем (соисполнителями), до начала совершения первого телодвижения из всех составляющих деяние-элемент объективной стороны вида преступления. Соучастие без предварительно сговора присутствует, если соглашение в той или иной форме осуществляется на стадии исполнения преступления (исполнитель уже совершает деяние, составляющее объективную сторону вида преступления, и лишь тогда к нему присоединяются другие соучастники). Таким образом, при вычленении указанных двух форм соучастия основным моментом выступает начало исполнения преступления, именно от него зависит наличие либо отсутствие предварительного сговора.

С другой стороны, сорганизованность выражается в степени объединенности действий соучастников: в тесноте их функциональных связей (особенно заметно это в организованных группах), в жесткости связи поведения соучастника и совершения преступления (причинная связь), в степени подготовленности соучастников к совершению преступления и т.д. Только при наличии более или менее длительного времени соглашения и степени объединенности мы получаем представление о формах соучастия.

Раскрывая эту сторону сорганизованности, необходимо выделить несколько уровней классификации ее. Наиболее общий уровень дифференциации степеней сорганизованности заключается в вычленении элементарного соучастия. Однако в теории соучастия данное двучленное деление не закрепилось. В основном авторы пишут о групповом преступлении как форме соучастия. На этом фоне, вроде бы, вполне обоснованным является позиция некоторых авторов , отрицающих преступную группу в качестве формы соучастия, поскольку подобное отождествляет ее с соучастием, в чем нет смысла.[3]

Четко позицию разделения соучастия-группового преступления и соучастия, не являющегося таковым, высказывали многие криминалисты. Так, М.М. Кудрин считал необходимым разделять простейшее соучастие от преступной группы и преступного сообщества.[4] П.Ф. Тельнов писал: «Если подстрекатель склоняет другое лицо к исполнению кражи, а тот при содействии пособника добудет орудия взлома, то хотя и возникает соучастие с предварительным соглашением, взаимного согласованного поведения не происходит…Иное положение складывается в преступной группе.[5] По мнению В. Гузуна, «одни авторы, например, считают однозначными понятия «преступления, совершенные в соучастии» и «групповое преступление». С этим утверждением, широко трактующим понятие преступной группы, на наш взгляд, трудно согласиться, ибо не каждое преступление, совершенное в соучастии, можно считать групповым.[6] Данная позиция, разделяющая групповое соучастие и соучастие, не являющееся таковым, была широко распространена. Однако она, к сожалению, не приводила к однозначному решению из-за неясности толкования простейшего соучастия и из-за неопределенности понимания группы лиц. Но вместе с тем она жестко, однозначно и абсолютно оправданно разделяла соучастие – групповое преступление и соучастие, таковым не являющееся.


Copyright © MirZnanii.com 2015-2018. All rigths reserved.