Контрольные карты Шухарта контроль по доле дефектных изделий распределение параметра дискр

МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ

РАДИОТЕХНИКИ, ЭЛЕКТРОНИКИ И АВТОМАТИКИ

(ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ)

Курсовая работа

по предмету

Управление процессами

Тема: Контрольные карты Шухарта (контроль по доле дефектных изделий – распределение параметра дискретно)

Группа: ЭК-1-06

Исполнитель: студент Призов А.А.

Руководитель: Гродзенский С.Я.

МОСКВА 2009

1.Введение.

Шел 1923 год. Работы по телефонизации Америки быстро расширялись. Это стало возможным благодаря изобретению Александра Белла и соз­данию им специальной корпорации — American Telephone and Telegraph (АТ&Т) для внедрения телефона в жизнь. Как всегда, в новом деле не все ладилось. А тут еще, откуда ни возьмись, появились конкуренты. Пришлось принимать меры. Сгоряча компания объявила, что берется исправлять любую ситуацию, связанную с претензией клиента, в течение суток с того момента, когда о ней узнает.

Одна из главных проблем заключалась в том, что внезапно отказывали промежуточные усилители сигнала, включенные в проводную сеть через каждые 500 м. Без них сигнал становился таким слабым, что практически ничего не было слышно. Так вот, эти усилители были ламповыми (полупро­водники еще только предстояло открыть) и часто переставали работать из-за отказов той или иной лампы. Хотя в технических условиях были указаны гарантийные сроки их безотказной работы, лампы про это ничего не знали и гарантийных сроков совершенно не соблюдали. Из-за этого не удавалось сосчитать, сколько требуется аварийных бригад, необходимого для них транс­порта и запасных ламп для замены перегоревших.

Компания АТ&Т обратилась за помощью в исследовательский центр, соз­данный А. Беллом специально для таких целей. Он-то и назывался Веll Laboratories. Случилось так, что как раз в это время туда поступил на работу молодой инженер-физик, которого звали Уолтер Шухарт. Ему и поручили разбираться с проблемой вариабельности (непостоянства) моментов, когда происходили отказы электронных ламп. И он разобрался, причем не только с лампами, но и с тем, как устроены сложные системы и какое воздействие на них оказывает вариабельность.

В мае следующего, 1924 г., Шухарт предложил решение проблемы ана­лиза вариабельности любого процесса, которое оказалось гораздо шире проблемы отказов ламп и привело к созданию концепции статистического мышления, изменило существовавшие представления о свойствах систем и создало предпосылки для современных систем менеджмента качества. Словом, решение У. Шухарта совершило революцию в нашем понимании мира.

Как известно, в 1905 г. Альберт Эйнштейн открыл сначала специальную, а затем, в 1916 г., и общую теорию относительности. А примерно в 20-х гг. того же XX в. Вернер Гейзенберг и Эрвин Шредингер сформулировали основ­ные положения квантовой механики. Эти открытия в корне перевернули физику как науку, изменив наше понимание того, как устроена природа. В очередной раз оказалось, что реальный мир совсем не похож на наше представление о нем.

Большинство людей жили (и живут) в статичном детерминированном мире, где четко прослеживаются причины и их следствия, где заранее из­вестно, «что будет, если...». Открытие теории относительности и квантовой механики похоронило эту картину мира. Оказалось, что нет ни абсолютно­го пространства, ни абсолютного времени, что результат наблюдения влия­ет на объект, за которым мы наблюдаем, и что предсказать, что «будет, ес­ли...», можно только с некоторой вероятностью или неопределенностью. Детерминизм как концепция утратил свои доминирующие позиции в науке. При этом на обычную жизнь простого человека ни теория относительности, ни квантовая механика никакого практического влияния не оказывали и не оказывают.

Почти одновременно с этими великими достижениями человеческого разума было совершено еще одно открытие, которое, имеет ничуть не меньшее значение для человечества, — это открытие фундамен­тальной роли вариабельности мира и способа минимизировать ее влияние на решения, которые мы принимаем. Его как раз и совершил Уолтер Шухарт в 1924 г.

Основная идея теории Шухарта очень проста: мир сложен, и точно пред­сказать результат большинства реальных процессов невозможно в принци­пе. Но для практики этого и не нужно: достаточно научиться предсказывать результаты с той степенью уверенности, которая экономически оправданна на данном этапе развития человечества и при данном уровне последствий принимаемых решений. Чтобы это сделать, следует принять во внимание, что большая часть результатов любого процесса определяется системой, в которой этот процесс проходит, и лишь небольшая их часть вызвана внеш­ними по отношению к этой системе причинами.

Это важное открытие сделал Джозеф Джуран, предложивший правило 85:15. Оно означало, что 85% всех неприятностей обусловлено поведением системы и только 15% зависят от конкретных внутренних или внешних обстоятельств, например от поведения людей в системе или от качества сырья. Доктор Эдвардc Деминг много раз уточнял оценку Дж. Джурана и в конце жизни пришел к соотношению 98:2, оставляя без присмотра системы всего 2% неприятностей. Поэтому прежде всего надо научиться опреде­лять, какие результаты принадлежат системе, а какие — внешним или вну­тренним внесистемным силам.

Результатами, обусловленными системой, можно управлять, только из­меняя саму систему. Но сначала надо устранить все внесистемные воздействия, поскольку они по определению неуправляемы и, следовательно, непредска­зуемы. Инструментом, помогающим понять, какие воздействия принадлежат системе, а какие нет, и служат контрольные карты Шухарта (ККШ), теория которых была разработана, а затем развита и расширена в работах другого выдающегося ученого — Эдвардса Деминга.

По сути, речь идет о том, что все системы и все процессы очень болтливы. Они хотят рассказать нам о том, как устроены. Проблема в том, что разгова­ривают они на своем языке, который надо научиться понимать, т. е. научить­ся слушать и слышать «голос процесса» или «голос системы». ККШ — это как раз способ перевода информации о процессе или о системе на наш обычный человеческий язык, инструмент, с помощью которого мы можем общаться с нашими процессами и оптимально управлять ими.

Шухарт обнаружил, что система (т.е. вся совокупность элементов, определяющих результат бизнес-процесса), если она находится в стабильном, управляемом, устойчивом состоянии, ведет себя так, что ее результаты можно предсказы­вать с определенной точностью до тех пор, пока что-то или кто-то не выведет ее из этого состояния. Такую систему принято называть статистически управ­ляемой. Предсказуемость — бесценный дар. Именно она позволяет управлять процессом, а значит, и улучшать его. Без предсказуемости никакое совер­шенствование невозможно.

Напротив, если есть какие-то внешние вмешательства в систему, то о предсказаниях можно забыть. Система становится не только непредсказуе­мой, но и неуправляемой. Тогда надо как можно быстрее выявить и устранить источник внешнего вмешательства и вернуть ее в управляемое состояние. Дело за малым. Нужно научиться различать состояния, в которых находится система, а затем решать, что и кому надо с ней делать (или не делать).

ККШ — это и есть диагностический инструмент для ответа на вопрос: надо или не надо вмешиваться в систему, и если надо, то кому? Он построен с помощью статистических методов, но сам не имеет, статистической природы. Это сделано для того, чтобы модели могли избежать «смирительной рубашки» теоретической статистики. В условиях накопления информации система может и сама служить себе эмпирической моделью, гораздо более естественной, чем теоретические модели, навязанные извне. Их призвана заменить концепция операциональных определений.

У Шухарта скрывались не столько статистика, сколько экономика и его соображения о том, оправдаются ли расходы, связанные с выявлением при­знаков неуправляемости процесса, теми выгодами, которые мы получим благодаря их обнаружению и устранению.

В настоящее время в связи с резким ростом автомобилизации России в нашей стране широко внедряется комплекс стандартов, объединенных под шапкой ИСО/ТУ 16949. В этих стандартах применение ККШ для анализа стабильности процессов — обязательное требование.

2.Контрольные карты для дискретных величин.

.

Дискретные величины — результаты под­счета чего-либо, например числа дефектов какого-либо изделия или числа бракованных изделий в проверенной партии. Поскольку эти величины пред­ставляют собой число появлений некоего признака (атрибута) изделий, они иногда называются атрибутами.

Существуют два коренных отличия атрибутов от факторов. Во-первых, в отличие от факторов атрибуты обладают естественной неустранимой дис­кретностью. Во-вторых, любой подсчет должен предусматривать выбор «об­ласти определения» или «множества возможных значений».

Строго говоря, непрерывные величины (факторы) тоже имеют некоторую дискретность, но ее всегда можно уменьшить, используя меньшие единицы измерения. Для счетных данных, основанных на появлении отдельных со­бытий или признаков (атрибутов), это невозможно. Атрибуты — это всегда натуральные числа. Дискретность им внутренне присуща и поэтому неустра­нима. Дискретность атрибутов обязательно надо учитывать при построении контрольных карт.

Область определения представляет собой основу для интерпретации ре­зультатов счета. Для сравнения двух дискретных величин надо, чтобы они имели совпадающие области определения. Если же их области определения не совпадают, пусть даже незначительно, то сравниваемые величины надо превратить в относительные показатели (дроби), и лишь тогда их можно осмысленно сравнивать. Такое преобразование дискретных данных в доли достигается делением результатов подсчета на их область определения.

Операции с дискретными данными предполагают ответ на два вопроса. Сильно ли мешает их неустранимая дискретность построению контрольных карт? Равны ли области определения? Когда число событий мало, дискрет­ность служит препятствием и нужны специальные методы построения кон­трольных карт. Если области определения не совпадают (хотя бы приблизи­тельно), результаты подсчета нельзя сравнивать (пока они не обращены в доли).


Copyright © MirZnanii.com 2015-2018. All rigths reserved.