Общая характеристика Русской правды её значение в истории русского права

Общая характеристика Русской правды, её значение в истории русского права

Содержание

Введение

1. Источники кодификации “Русской правды”

1.1. Правовое положение отдельных групп населения

2. “Русская правда” - кодекс частного права

3. Формы наказания по “Русской правде”

3.1. Цели наказаний по “Русской правде”

4. Гражданско-правовые нормы в “Русской правде”

5. Уголовное право

5.1. Система доказательств по “Русской правде”

Заключение

Литература

Введение

Наиболее крупным памятником древнерусского права является “Русская правда” , сохранившая свое значение и в более поздние периоды истории и не только для русского права. До наших дней дошло более ста списков Русской правды. Все они распадаются на три основных редакции: Краткая, Пространная и Сокращенная. Древнейшей редакцией (подготовлена не позднее 1054 г.) является краткая Правда, состоящая из правды Ярослава (ст. 1-18) , Правды Ярославовичей (ст. 19-41) , Покона вирного (ст. 42) , Урока мостников (ст. 43) . Пространная редакция, возникшая не ранее 1113 г. и связанная с именем Владимира Мономаха, разделяется на Суд Ярослава (ст. 1 — 52) и Устав Владимира Мономаха (ст. 53— 121) . Сокращенная редакция появилась в середине XV в. из переработанной Пространной редакции.

Сравнение сохранившихся редакций убеждает в том, что “Права” – отнюдь не официальный сборник.

Внешняя форма памятника (от лица князя нигде не говорится, и князья упоминаются в третьем лице) , переработка отдельных статей в смысле постепенного обобщения содержащихся в них правил, разнообразие статей в разных списках позднейшей редакции, характерные комментарии к некоторым статьям – все это не оставляет сомнения в том, что “Правда” – это разновременный труд многих частных лиц. Кроме обычаев, в нее вошли записи отдельных судебных решений (первоначально во всей конкретной обстановке) , княжеские уставы, или уроки, и заимствованные из Византии правовые нормы.

1. Источники кодификации “Русской правды”

Источниками кодификации явились нормы обычного права и княжеская судебная практика. К числу норм <В>обычного права<D> относятся прежде всего положения о кровной мести (ст. 1) и круговой поруке (ст. 19 КП) . Законодатель проявляет различное отношение к этим обычаям: кровную месть он стремится ограничить (сужая круг мстителей) или вовсе отменить, заменив денежным штрафом (вирой) . Круговая порука, напротив, сохраняется им как политическая мера, связывающая всех членов общины ответственностью за своего члена, совершившего преступление (“дикая вира” налагалась на всю общину) . Нормы, выработанные княжеской судебной практикой, многочисленны в Русской Правде и связываются иногда с именами князей, принимавших их (Ярослава, сыновей Ярослава, Владимира Мономаха) .

Определенное влияние на Русскую Правду оказало византийское каноническое право.

1.1. Правовое положение отдельных групп населения

В Русской Правде содержится ряд норм, определяющих правовое положение отдельных групп населения. По ее тексту достаточно трудно провести грань, разделяющую правовой статус правящего слоя и остальной массы населения. Мы находим лишь два юридических критерия, особо выделяющих эти группы в составе общества: нормы о повышенной (двойной) уголовной ответственности за убийство представителя привилегированного слоя (ст. 1 ПП) и нормы об особом порядке наследования недвижимости (земли) для представителей этого слоя (ст. 91 ПП) . Эти юридические привилегии распространялись на субъектов, поименованных в Русской Правде следующим образом: князья, бояре, княжьи мужи, княжеские тиуны, огнищане. В этом перечне не все лица могут быть названы “феодалами” , можно говорить лишь об их привилегиях, связанных с особым социальным статусом, приближенностью к княжескому двору и имущественным положением.

Основная масса населения разделялась на свободных и зависимых людей, существовали также промежуточные и переходные категории. Юридически и экономически независимыми группами были посадские люди и смерды-общинники (они уплачивали налоги и выполняли повинности только в пользу государства) . Городское население делилось на ряд социальных групп: боярство, духовенство, купечество, “низы” (ремесленники, мелкие торговцы, рабочие и пр.) . Кроме свободных смердов существовали и другие их категории, о которых Русская Правда упоминает как о зависимых людях. В литературе существует несколько точек зрения на правовое положение этой группы населения, однако, следует помнить, что она не была однородной: наряду со свободными были и зависимые (“крепостные” ) смерды, находившиеся в кабале и услужении у феодалов. Свободный смерд-общинник обладал определенным имуществом, которое он мог завещать детям (землю — только сыновьям) . При отсутствии наследников его имущество переходило общине. Закон защищал личность и имущество смерда. За совершенные проступки и преступления, а также по обязательствам и договорам он нес личную и имущественную ответственность. В судебном процессе смерд выступал полноправным участником.

Более сложной юридической фигурой является закуп. Краткая редакция Русской Правда не упоминает закупа, зато в Пространной редакции помещен специальный Устав о закупах. Закуп — человек, работающий в хозяйстве феодала за “купу” — заем, в который могли включаться разные ценности: земля, скот, зерно, деньги и пр. Этот долг следовало отработать, причем установленных нормативов и эквивалентов не существовало. Объем работы определялся кредитором. Поэтому с нарастанием процентов на заем, кабальная зависимость усиливалась и могла продолжаться долгое время.

Первое юридическое урегулирование долговых отношений закупов с кредиторами было произведено в Уставе Владимира Мономаха после восстания закупов в 1113 г. Были установлены предельные размеры процентов на долг. Закон охранял личность и имущество закупа, запрещая господину беспричинно наказывать его и отнимать имущество. Если сам закуп совершал правонарушение, ответственность была двоякой: господин уплачивал за него штраф потерпевшему, но сам закуп мог быть “выдан головой” , т.е. превращен в полного холопа. Его правовой статус резко менялся. За попытку уйти от господина, не расплатившись, закуп также обращался в холопа. В качестве свидетеля в судебном процессе закуп мог выступать только в особых случаях: по малозначительным делам (“в малых исках) или в случае отсутствия других свидетелей (“по нужде” ) . Закуп был той юридической фигурой, в которой больше всего отразился процесс “феодализации” , закабаления, закрепощения бывших свободных общинников.

Холоп — наиболее бесправный субъект права. Его имущественное положение особое: все, чем он обладал, являлось собственностью господина. Все последствия, вытекающие из договоров и обязательств, которые заключал холоп (с ведома хозяина) , также ложились на господина. Личность холопа как субъекта права фактически не защищалась законом. За его убийство взимался штраф как за уничтожение имущества либо господину передавался в качестве компенсации другой холоп. Самого холопа, совершившего преступление, следовало выдать потерпевшему (в более ранний период его можно было просто убить на месте преступления) . Штрафную ответственность за холопа всегда нес господин. В судебном процессе холоп не мог выступать в качестве стороны (истца, ответчика, свидетеля) . Ссылаясь на его показания в суде, свободный человек должен был оговориться, что ссылается на “слова холопа” .

Закон регламентировал различные источники холопства. Русская Правда предусматривала следующие случаи: самопродажа в рабство (одного человека либо всей семьи) , рождение от раба, женитьба на рабе, “ключничество” — поступление в услужение к господину, но без оговорки о сохранении статуса свободного человека. Источниками холопства были также совершение преступления (такое наказание, как “поток и разграбление” , предусматривало выдачу преступника “головой” , превращение в холопа) , бегство закупа от господина, злостное банкротство (купец проигрывает или транжирит чужое имущество) . Наиболее распространенным источником холопства, не упомянутым, однако, в Русской Правде, был плен.

2. “Русская правда” - кодекс частного права

Русскую Правду можно определить как кодекс частного права — все ее субъекты являются физическими лицами, понятия юридического лица закон еще не знает. С этим связаны некоторые особенности кодификации. Среди видов преступлений, предусмотренных Русской Правдой, нет преступлений против государства. Однако это не означает, что выступления против княжеской власти проходили безнаказанно. Просто в таких случаях применялась непосредственная расправа без суда и следствия. Личность самого князя как объекта преступного посягательства рассматривалась в качестве физического лица, отличавшегося от других только более высоким положением и привилегиями. С конкретными субъектами связывалось содержание права собственности; оно могло быть раз личным в зависимости и от объекта собственности. Русская Правда еще не знает абстрактных понятий: “собственность” , “владение” , “преступление” . Кодекс строился по казуальной системе, законодатель стремился предусмотреть все возможные жизненные ситуации.

Эти юридические особенности обусловлены источниковой базой Русской Правды. Включенные в нее нормы и принципы обычного права несовместимы с абстрактным понятие юридического лица. Для обычая все субъекты равны, и все они могут быть только физическими лицами.

Другой источник — княжеская судебная практика — вносит субъективный элемент в определение круга лиц и в оценку юридических действий. Для княжеской судебной практики наиболее значительными субъектами являются такие, которые всего ближе стоят к княжескому двору. Поэтому правовые привилегии распространяются прежде всего на приближенных лиц.

Частный характер древнего права проявился в сфере уголовного права. Преступление по Русской Правде определялось не как нарушение закона или княжеской воли, а как “обида” , т.е. причинение морального или материального ущерба лицу или группе лиц. Уголовное правонарушение не отграничивалось в законе от гражданско-правового. Объектами преступления были личность и имущество. Объективная сторона преступления распадалась на две стадии: покушение на преступление (например, наказывался человек, обнаживший меч, но не ударивший) и оконченное преступление. Закон намечал понятие соучастия (упомянут случай разбойного нападения “скопом” ) . ноете не разделял ролей соучастников (подстрекатель, укрыватель и т.д.) . В Русской Правде уже существует представление о превышении пределов необходимой обороны (если вора убьют после его задержания, спустя некоторое время, когда непосредственная опасность в его действиях уже отпала) . К смягчающим обстоятельствам закон относил состояние опьянения преступника, к отягчающим — корыстный умысел. Законодатель знал понятие рецидива, повторности преступления (в случае конокрадства) .


Copyright © MirZnanii.com 2015-2018. All rigths reserved.