Мир Знаний

Административно-правовой статус общественных объединений (стр. 6 из 7)

2. Административно-правовые отношения в сфере деятельности религиозных объединений.

Другие административно-правовые отношения в сфере деятельности религиозных объединений возникают в следующих случаях:

· в процессе регламентации имущественных отношений;

· при урегулировании особенностей вероисповедания;

· в процессе осуществления преподавательской, образовательной и иной творческой деятельности в системе государственного образования;

· при осуществлении государственного контроля за деятельностью религиозных общественных объединений.

Административно-правовая специфика в сфере имущественных отношений проявляется, прежде всего, в участии органов исполнительной власти при закреплении прав собственности, аренды и других прав конфессиональных объединений на молитвенные здания, где адепты данного вероисповедания проводят богослужения или религиозные собрания. Весьма распространенной остается практика предоставления органами исполнительной власти религиозным объединениям отдельных правомочий собственника в отношении объектов религиозного назначения. Чаще всего эти объекты передаются объединениям в пользование, либо в совместное пользование с органами системы Минкультуры.[56]

Передача государственной собственности в собственностьрелигиозных объединений чаще всего производится на основерешения органа исполнительной власти, причем регламентация порядка отчуждения имущества религиозного назначения, относящегося к федеральной собственности, находиться в исключительной компетенции федерального Правительства.

Решение вопросов о передаче имущества религиозным объединениям

в пользование либо в совместное пользование с учреждениями и

организациями культуры, осуществляется Минкультуры. Министерство вправе урегулировать имущественные проблемы только в отношении объектов, являющихся памятниками истории и культуры, культовыми зданиями и строениями с прилегающими к ним территориями и иным движимым и недвижимым имуществом религиозного назначения, расположенным в пределах указанных объектов. Передача религиозным объединениям имущества, относящегося к федеральной собственности, но не являющегося памятником истории и культуры, входит в компетенцию Госкомимущества России.[57]

Органы исполнительной власти в некоторых случаях принимают участие в урегулировании некоторых обрядовых особенностей вероисповедания, например тайны исповеди, охраняемой законом. Следственные действия, предусмотренные УПК, не применяются к священнослужителям, которым стали известны какие-либо обстоятельства из исповеди гражданина. Таким образом, священнослужитель обладает иммунитетом в сферах уголовной, гражданской, административно-правовой юрисдикции.

Администрация лечебных учреждений, домов для престарелых и инвалидов, детских домов и интернатов, мест предварительного заключения и отбывания наказания (включая штрафные изоляторы и помещения камерного типа) обязана обеспечить гражданам условия для осуществления их права на свободу вероисповедания, например представить отдельные помещения для обрядовых таинств, снабдить необходимой религиозной литературой, предметами культа.

Вышеуказанные обязанности распространяются на системы многих федеральных министерств и ведомств, обладающих собственными лечебными и социально-реабилитационными учреждениями, а также на всю подведомственную МВД России пенитенциарную систему. Однако большинство из этих обязанностей не распространяется на воинские части так называемых «силовых» министерств и ведомств.

Органы исполнительной власти и религиозные объединения взаимодействуют в процессе преподавательской, научной и иной творческой деятельности, осуществляемой в системе государственного образования. В системе государственного образования допускается преподавательская деятельность священнослужителей по религиоведению без совершения религиозных обрядов, а соответствующие дисциплины могут входить в учебные программы образовательных учреждений. Естественно, что реализация этих прав невозможна вне совместного участия светских и духовных властей в разработке религиоведческих учебных программ подготовки и издании соответствующих учебных пособий. Ограничения прав граждан на приобщение к духовным устоям вероучения той или иной конфессии, предусмотренные Законом о свободе вероисповеданий, распространяется только на государственную систему образования. Несмотря на то, что Закон распространяет «свободу мысли и религии» также и на несовершеннолетних, практически они лишены возможности участия в сакральных обрядах в государственных образовательных учреждениях и, тем самым, не в состоянии реализовать свое конституционное право религиозного исповедания.[58]

Органы государственной власти правомочны осуществлять контроль за соблюдением федерального законодательства о свободе вероисповеданий. Осуществление функций органами исполнительной власти влечет за собой и возникновение административно-правовых отношений с соответствующим конфессиональным объединением. Контроль федеральных министерств и ведомств – важнейший элемент компетенции федерального органа исполнительной власти. Контрольные функции должностных лиц носят государственный характер – они осуществляются от имени и в пределах компетенции соответствующих министерств и ведомств.[59]

Следует отметить, что светские власти не всегда придерживаются принципа «нейтрального» отношения к религиозным объединениям. Государство признавало и признает значимость Русской Православной Церкви в становлении и развитии Российской государственности. РПЦ представляет собой единственный общественный институт, сохранивший на протяжении тысячелетий истории Отечества устои вероисповедания и каноническую организацию. «Нейтральное» отношение государства к РПЦ невозможно, поскольку для этого пришлось бы отказаться от многовековых традиций, воплощенных в государственно-правовых институтах. Это подтверждает и участие высших иерархов Русской Православной Церкви в официальных государственных акциях, прежде всего в церемонии вступления в должность первого всенародно избранного Президента России 7 августа 1996 г.[60]

«24 мая 2002 г. во время церковно-общественных торжеств в честь святых равноапостольных Кирилла и Мифодия Митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл благословил нового губернатора Смоленской области В. Н. Маслова… Не раз и прежде власть на федеральном и региональном уровне официально признавала привилегированный статус РПЦ. Но на этот раз обращает на себя внимание форма такого признания: при вступлении в должность высшее лицо субъекта Российской Федерации приняло благословение от церкви».[61] Часть 4 ст. 4 Федерального закона «О свободе совести и религиозных организациях»[62] прямо запрещает сопровождать деятельность органов государственной власти публичными религиозными обрядами и церемониями. Обряд церковного благословения, специально приуроченного к вступлению в должность, не может считаться личным делом частного лица. В. Н. Маслова: он принял благословение как лицо, вступающее в должность губернатора.

Довольно часто в последние годы руководители и политики высшего звена нашего согласно Конституции РФ светского государства публично демонстрируют свою поддержку традиционным конфессиям, но особенно заметно выражена поддержка Русской православной церкви.[63]

Заключение

Рассматривая общественные объединения как один из субъектов административного права, следует подчеркнуть, что это один из фундаментальных конституционно-правовых институтов. Нормы об общественных объединениях содержатся в ч. 4, 5 ст. 13; ч. 2 ст. 19; ч. 1 ст. 30; ч. 2 ст. 46 Конституции российской Федерации. В этих статьях дана общая характеристика общественных объединений как субъекта российского права. Более развернутая характеристика общественных объединений как субъекта административного права содержится в Федеральном законе от 19 мая 1995 г. «Об общественных объединениях», являющимся базовым законом, регламентирующим организацию, статус и деятельность общественных объединений; а также в других федеральных законах, нормативно-правовых актах, а также уставах союзов, ассоциаций и иных объединений граждан.

Действующее законодательство РФ регламентирует деятельность системы общественного объединения. Оно закрепляет статус союзов общественных объединений и субъектов, входящих в их системы. «Новое законодательство РФ об общественных объединениях нуждается в более четком разграничении функций объединений и органов государства».[64] Основные принципы их взаимоотношений урегулированы действующим в настоящее время Законом об общественных объединениях.

Следует отметить, что различия видов общественных объединений носят формальный характер, что подтверждает отсутствие каких бы то ни было указаний о статусе структурных подразделений. Хотя Законом предусмотрены четыре вида таких подразделений, он не определяет различия в правовом положении организации, отделения, филиала и представительства. Решение этой проблемы имеет важнейшее практическое значение, поскольку от наличия подразделений на территории России зависит факт государственной регистрации объединения в органах юстиции.

Очевидны противоречия базового Закона об общественных объединениях и законов об отдельных общественных объединениях, а также противоречия нормативно-правовых актов субъектов федерации, издаваемых по вопросам совместного ведения с центральной властью, и федеральных законов, что не соответствует ст. 76 Конституции РФ.[65]