Мир Знаний

Авторское право (стр. 2 из 7)

В начале 60-х годов в ходе проводившейся в тот период кодификации законодательства нормы авторского права были существенно пересмотрены в направлении дальнейшего расширения прав авторов и укрепления их позиций в отношениях с организациями, использующими их произведения. В 1973 г. СССР становится участником Женевской конвенции об авторском праве и в советском законодательстве впервые закрепляется право автора на перевод произведения, срок действия авторского права после смерти автора возрастает до 25 лет, расширен круг субъектов авторского права.

В связи с распадом Советского Союза многие нормы авторского права, которые значительно расширяли права авторов, исключив свободное использование произведений в кино, на радио и телевидении, а также публичное исполнение без согласия автора, продлили срок действия авторского права до 50 лет после смерти автора и вступили в силу лишь в июле 1992 г., как раздел V Основ гражданского законодательства.

И вот 3 августа 1993 г. вступил в действие Закон РФ "Об авторском праве и смежных правах", с принятием которого утратил силу раздел V Основ гражданского законодательства.

Глава II

Объекты авторского права

Закон РФ "Об авторском праве и смежных правах" не содержит легального определения понятия произведения, хотя указывает на те признаки, которыми оно должно обладать, чтобы пользоваться правовой охраной.[13] Согласно ст. 6 Закона "Авторское право распространяется на произведения науки, литературы и искусства, являющиеся результатом творческой деятельности, независимо от назначения и достоинства произведения, а также от способа его выражения. Авторское право распространяется как на обнародованные произведения, так и на необнародованные произведения, существующие в какой-либо объективной форме."

Задача определения понятия "произведение", казалось бы, не должна входить в компетенцию гражданского права, т.к. составляет предмет специальных наук: теории литературы, теории искусства, теории науки. Тем не менее был высказан другой взгляд. В.И. Серебровский утверждал: "Закон, гарантируя охрану произведения, не указывает, однако, что следует понимать под "произведением". Задача дать определение понятия произведения падает, таким образом, на долю науки гражданского права."[14]

"Объектом авторского права, — писал Г.Ф. Шершеневич, — является литературное произведение, как продукт духовного творчества, облеченный в письменную или словесную форму и предназначенный к обращению в обществе. Отчеты о заседаниях суда, ученых обществ, земств и т. п., не выражающие духовного творчества их составителей, не могут считаться такими объектами."[15] А.Я. Канторович под "умственным произведением" понимал "не деятельность духа, а продукт этой деятельности, который со своей стороны предназначен к воздействию на человеческий дух. Объектом авторского права, — говорил он, — общим образом говоря, является продукт духовного творчества облеченный в определенную форму и предназначенный к обращению в обществе."[16] Произведение — это результат творческой деятельности автора, его творческого мышления, продукт человеческого мозга. Но мозг человека может производить только нематериальные объекты.[17] Объектом авторского права следует считать не просто работу автора и не идеи, выраженные автором, а произведение, как комплекс идей и образов, получивших свое выражение в готовом труде[18], как индивидуальное и неповторимое творческое отражение объективной действительности.[19] Наибольшее распространение все же получает определение произведения, сформулированное В.И. Серебровским, как более подробное, с включением него и некоторых других признаков. "Произведение, — писал он в 1956 г., — можно было бы определить, как совокупность идей, мыслей и образов, получивших в результате творческой деятельности автора свое выражение в доступной для восприятия человеческими чувствами конкретной форме, допускающей возможность воспроизведения."[20]

В связи с этим важно различать само произведение, имеющее нематериальную сущность, и форму его воплощения, например, рукопись, рисунок, нотная запись и т.д. Связь произведения со своим материальным носителем может быть неразрывной.[21] Это касается картин и скульптур, как результатов труда художника. При этом и картина, и скульптура являются как объектами авторского права, так и объектами права собственности. Материальные носители произведений могут быть уникальны, но авторское право охраняет произведение как систему идей, мыслей и образов именно в связи с возможностью его воспроизведения. Поэтому авторское право на произведение сохраняется даже в случае гибели того материального носителя, в котором оно было воплощено. Конечно, практическое значение это имеет лишь тогда, когда, например, сохра­нилась копия или репродукция утраченного произведения искусства, когда литературное или музыкальное произведение могло быть кем-ли­бо воспроизведено по памяти и т.д.

Однако не всякое произведение как результат мыслительной дея­тельности человека охраняется нормами авторского права. Объектами авторского права признаются лишь такие произведения, которые об­ладают предусмотренными законом признаками. Такими признаками являются творческий характер произведения и объективная форма его выражения.

Для авторского права в социалистическом обществе характерен еще один признак. "Произведение, — говорил М.В. Гордон, — по своему характеру должен был общественно полезным."[22] Думаю, не стоит останавливаться на анализе этого признака, характеризующего конкретную эпоху. Ни прежде, ни ныне действующее законодательство такого требования к произведению не содержало и не содержит. Иностранные законодательства прошлых лет тоже прямо указывают на отсутствие этого признака.

Общее начало, которым руководствовалась французская судебная практика выражено в следующих словах: "Закон не оценивает произведения, не взвешивает их ценность и достоинство, а защищает их слепо: длинное или короткое, хорошее и плохое, полезное или опасное, плод гения или простой продукт труда и терпения, — всякое произведение литературное или художественное подлежит защите."

Тоже общее начало применяется германской практикой. "Произведения литературы, — говорится в одном из решений, — есть выражение посредством письменных знаков, которое составляет продукт индивидуального умственного труда, а не механической работы. Мера требовавшегося умственного труда, объем, внутреннее содержание и достоинство работы не имеют значение."[23]

В ст. 6 закона "Об авторском праве и смежных правах" прямо отмечается: "Авторское право распространяется на произведения науки, литературы и искусства, являющиеся результатом творческой деятельности, независимо от назначения и достоинства произведения, а также от способа его выражения."

Но вернемся к признакам объекта авторского права, таким как творческий характер произведения и объективная форма его выражения. В самом законе признак творчества не раскрывается, а в литературе существует множество его определений. М.Горький определял творчество как "ту степень напряжения работы памяти, когда быстрота ее работы извлекает из запаса знаний, впечатлений наиболее выпуклые и характерные факты, картины, детали и включает их в наиболее яркие, точные, общепонятные слова".[24] По мнению И.А. Грингольца "творчество — это интеллектуальная работа, направленная на создание нового."[25] Наиболее удачно выделяется определение Э.П. Гаврилова, который определяет творчество как "деятельность человека, порождающую нечто качественно новое и отличающееся неповторимостью, оригинальностью и уникальностью."[26]

Показателем творческого характера произведения, по мнению большинства ученых, является его новизна. Новизна в данном случае рассматривается как синоним оригинальности произведения. Она может выражаться в новом содержании, новой форме произведения, новой идее, новой научной концепции и т. п.

Произведение как результат творческой деятельности автора становится объектом авторского права лишь при условии, что оно выражено в какой-либо объективной форме. До тех пор пока мысли и образы автора не проявились вовне, а существуют лишь в виде творческого замысла, они не могут быть восприняты другими людьми, и, следова­тельно, не существует и практической надобности в их правовой охране.[27]

Объективной формой произведения следует считать всякое внешнее выражение авторской мысли. Объективная форма выражения произведения тесным образом свя­зана с возможностью его воспроизведения. Иногда высказывается мнение, что поскольку объективная форма придает продукту творческой деятельности автора способность существовать и по окончании творческого процесса, то, следовательно, в силу этого возникает и способность произведения к воспроизведению, а потому нет оснований способность к воспроизведению считать самостоятельным признаком произведения.[28]

Другие ученые полагают, что воспроизводимость является самосто­ятельным признаком произведения или, что то же самое, закон охра­няет только такие произведения, объективная форма которых обеспечивает возможность их воспроизведения без участия самого автора. Они признают, что произнесенные речи и доклады, исполнен­ные музыкальные произведения и прочитанные устно стихотворения, даже если они нигде и никак не зафиксированы, существовали в объективной форме, иначе они не могли бы восприниматься другими людьми. Но такая форма, не связанная с каким-либо материальным носителем, является крайне неустойчивой, легко может быть утрачена и искажена. Никакой слушатель или зритель, кроме, может быть, случаев особой гениальности, не в состоянии запомнить и воспроиз­вести во всех деталях публично исполненное произведение. Закон об авторском праве, разрешая этот многолетний спор, огра­ничивается указанием на необходимость придания произведению объ­ективной формы и не упоминает при этом о том, что данная форма должна позволять воспроизводить результат творческой деятельности автора. Иными словами, законодатель однозначно признал, что автор­ским правом охраняются любые выраженные вовне произведения, в том числе и те, объективная форма которых не связана с материальным носителем. Конечно, защита подобных произведений, например, пуб­лично произнесенных, но нигде не зафиксированных речей, лекций, докладов, особенно защита их от искажения, представляется более сложной, чем защита произведений, связанных с каким-либо матери­альным носителем. Но в принципе она может быть обеспечена, в связи с чем исключение из закона специального упоминания о возможности воспроизведения результата творческой деятельности как особого при­знака охраняемого произведения представляется оправданным.[29]