Специфика правового регулирования медиапространства российского сегмента сети Интернет (стр. 1 из 2)

Реферат

по предмету «Сетевая журналистика»

на тему: «Специфика правового регулирования медиапространства российского сегмента сети Интернет»

Тольятти, 2010

Вопрос о пределах юрисдикции государства в отношении отдельных сегментов всемирной компьютерной сети Интернет является одним из на наиболее трудных и важных в современной юриспруденции.

В связи с проблемой правового регулирования Интернет возникают, как минимум, следующие основные вопросы:

• является ли Интернет сферой, которую необходимо регулировать нормами права, какова вообще правовая природа данного явления?

• допустимо ли вмешательство государства в отношения, возникающие в связи с использованием Интернет, и, если да, то в каких пределах, как разграничить юрисдикцию различных государств применительно к таким отношениям?

• каково должно быть соотношение в нормативном регулировании Интернет издаваемых государством общеобязательных правовых норм и саморегулирующих норм сетевого сообщества?

Среди представителей Интернет-сообщества весьма распространенной является точка зрения о невозможности, и даже ненужности какого-либо государственного вмешательства в отношения, возникающие в связи с использованием Интернет.

Интернет с этой точки зрения представляется как уникальная информационная среда, характеризующаяся следующими признаками:

• Интернет не является ни средством массовой информации в его законодательном понимании, ни аппаратным средством связи, он представляет собой уникальную среду межличностного общения, имеющую наднациональный, надгосударственный характер;

• Интернет в целом или в отдельных его частях не имеет собственника, не принадлежит какому-либо государству, организации либо физическому лицу;

• доступ к ресурсам Интернет является частным правом граждан и не может быть ограничен путем установления государством каких-либо административных барьеров, препятствующих в том или иной мере его свободному использованию (лицензирование доступа, цензура содержания Интернет-ресурсов и т.п.);

• Интернет является полностью саморегулируемой информационной средой, пользователи которой самостоятельно определяют правила поведения при ее использовании.

Вместе с тем в последнее время все чаще признается, что единственно возможной и разумной целью регулирования отношений, связанных с Интернет, является приспособление действующего законодательства к "реалиям виртуальной жизни".

Среди областей правого регулирования в этой связи можно назвать: законодательство о средствах массовой информации; гражданское и гражданско-процессуальное законодательство (порядок заключения сделок с использованием средств Интернет, в том числе вопрос об использовании электронно-цифровой подписи, действительность и доказательственная сила электронных документов, признание за доменными именами свойств охраноспособных объектов интеллектуальной собственности и др.); законодательство о конкуренции (в части рекламы в Интернет, недопущения злоупотребления свободой конкуренции в связи с использованием доменных имен).

Интернет является, прежде всего, уникальным средством информационного обмена, в том числе и международного информационного обмена. В этой связи одной из наиболее сложных и серьезных проблем, имеющих место при решении вопроса о регламентировании отношений, возникающих в связи с использованием Интернет, является вопрос о разграничении юрисдикции различных государств применительно к конкретным отношениям, возникающим в связи с использованием интернет-технологий.

Законодателем предпринимаются попытки определить место государства в системе отношений, возникающих в Интернет, теоретически и практически решить проблему обоснования юрисдикции государства применительно к отдельным правилам, сделкам, правонарушениям, возникающих в связи с использованием Интернет.

Как было отмечено в Предложениях по основам государственной политики в области развития и использования российского сегмента сети Интернет, подготовленных заместителем Председателя Комитета Государственной Думы по информационной политике А.В. Шубиным [1], виртуальная природа сети Интернет не выводит ее из-под юрисдикции Российской Федерации, в связи с чем на отношения, возникающие в сети, распространяется действие российского законодательства в полном объеме, с учетом специфики компьютерных коммуникаций.

Следует отметить, что вопрос о юрисдикции государства (о праве государства устанавливать общеобязательные правила поведения и применять в случаях их нарушения предусмотренные законом меры ответственности) в различных отраслях современного права решается исходя из, прежде всего, территориального принципа.

Например, Уголовный кодекс Российской Федерации (ст. 11), устанавливая правила о действии уголовного закона Российской Федерации в пространстве (иными словами, определяя пределы уголовной юрисдикции России), содержит указания на те или иные физические объекты (территория, территориальные воды и воздушное пространство, континентальный шельф, исключительная экономическая зона, судно, приписанное к порту Российской Федерации и т.д.), в пределах которых, в случае совершения уголовно наказуемых деяний, государство имеет право применять меры ответственности. В более сложных случаях (уголовная ответственность дипломатических представителей иностранных государств, военнослужащих воинских частей Российской Федерации, дислоцирующихся за пределами Российской Федерации и др.) вопросы соотношения уголовных юрисдикции различных государств, как правило, решаются на уровне международных договоров.

Даже при поверхностном рассмотрении проблемы определения границ юрисдикции государства в отношении того или иного сегмента (участка адресного пространства) сети Интернет, нетрудно заметить, что традиционно сложившиеся подходы в их чистом виде неприменимы к возникающим в Интернет "виртуальным" отношениям.

Так, проект федерального закона "О регулировании российского сегмента сети Интернет" (Об использовании глобальных общедоступных информационно-телекоммуникационных сетей) определяет российский сегмент интерсети (глобальной общедоступной информационно-телекоммуникационной сети) как совокупность адресов в интерсети, подпадающих под юрисдикцию Российской Федерации. Такое направление законотворческой мысли не является чем-то неожиданным. Исследователями неоднократно отмечалось, что в силу специфики информационных ресурсов, составляющих суть Интернет, к определенной территории каждый Интернет-ресурс может быть "привязан" исключительно за счет регистрации доменного имени в определенном сегменте сети Интернет.

Вместе с тем, само понятие либо правила определения пределов юрисдикции в названном законопроекте отсутствуют. Косвенно из содержания ст.1 Проекта можно заключить, что юрисдикция Российской Федерации возникает в связи с использованием "глобальных общедоступных информационно-телекоммуникационных сетей органами государственной власти и органами местного самоуправления Российской Федерации, юридическими и физическими лицами, находящимися на территории Российской Федерации".

Налицо противоречие, заложенное в базовых нормах проекта закона: с одной стороны границы юрисдикции Российской Федерации очерчиваются определенным адресным пространством (очевидно, зоной .RU), с другой стороны, сделана неуместная, в данном случае, попытка привязать понятие юрисдикции в виртуальном пространстве к пространству физическому, территории государства. В связи с дискуссией о месте государства в отношениях, возникающих при использовании Интернет, юристами неоднократно отмечалось, что невозможно применять классический принцип домицилия, предполагающий наличие определенной физически осязаемой связи субъекта правоотношения с определенной территорией (местожительство, местонахождение) к отношениям в информационной среде Интернет, не имеющей какой-либо четкой территориальной связи с каким-либо из государств.

Тенденция привязки юридических и физических лиц к юрисдикции государства, основываясь на привычном принципе домицилия, прослеживается и в проекте Положения Министерства связи и информатизации РФ "О порядке выделения и использования доменных имен в российском сегменте сети Интернет" [2]: "Официальные сайты российских юридических лиц должны располагаться только в российском сегменте сети "Интернет" (зоне .RU) и только на серверах провайдеров "Интернет", имеющих надлежащую лицензию". Нетрудно заметить, что данное определение также не решает проблему установления четких юрисдикционных правил. Помимо "официальных" сайтов (данное понятие также весьма условно) могут быть и иные, не подпадающие под те или иные возможные критерии. Также вызывает большой вопрос соотносимость подобной обязанности с установленным Конституцией Российской Федерации правом свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом (п.4. ст.29). Кроме того, установление обязанности размещать сайты в определенных сегментах сети не решает само по себе проблему определения подлежащих применению правовых норм в случае вступления российского юридического лица в отношения, осложненные иностранным элементом.

Отношения, возникающие в связи с использованием Интернет, весьма часто просто невозможно привязать к какой-либо территории и, следовательно, к какому-либо правопорядку, вследствие их сложности и отягощенности иностранным элементом. Представляется, что в подобных случаях наиболее логичным было бы предоставление сторонам указанных отношений в соответствии с принципом автономии воли самим решать вопросы применимого права и множество иных вопросов, возникающих в связи с совершением подобных сделок. Однако любые отношения, осложненные иностранным элементом, во-первых, требуют следования известного количества обязательных для сторон предписаний их национальных законодательств, которые не могут быть решены самими сторонами, и, во-вторых, могут быть просто не урегулированы самими сторонами, в связи с чем возникнет необходимость применения коллизионных норм национальных законодательств. Еще больше проблем возникает в сфере отношений, регулируемых такими отраслями публичного права как уголовное и административное. Представляется, что на сегодняшний день единственной реальной возможностью цивилизованного решения вопроса разграничения юрисдикции различных государств применительно к правоотношениям, возникающим в связи с использованием Интернет-технологий, является заключение многостороннего международного договора, который содержал бы обязательные для его участников коллизионные нормы, позволяющие отнести те или иные правоотношения к юрисдикции конкретного государства, или, по крайней мере, предусматривал общие принципы и механизм разрешения коллизионных вопросов заинтересованными государствами. Не менее важной задачей является постепенная унификация законодательства различных государств.