Загородные царские резиденции (стр. 1 из 6)

"Явился Петр, и, по какому-то странному инстинкту души высокой, обняв одним взглядом все болезни отечества, постигнув прекрасное и святое значение слова государство, он ударил по России, как страшная, но благодетельная гроза. Удар по сословию судей-воров; удар по боярам, думающим о родах своих и забывающих родину; удар по монахам ищущим душеспасения в келиях и поборов по городам, а забывающим церковь и отечество, и братство христианское… Много ошибок помрачают славу преобразователя России, но ему остается честь пробуждения ее к силе и к сознанию силы".

А. С. Хомяков. "О старом и новом" 1839 г.

"Если моя книга займет внимание читателей и хоть отчасти поможет им вспомнить или даже, может быть, узнать "забытое прошлое", то я достиг моей цели и ничего другого не желаю".

М. И. Пыляев

Одновременно со строительством Санкт-Петербурга (в основном с 1711 года) появляются одна за другой царские пригородные резиденции, расположенные на побережье Финского залива на облюбованных еще ранее Петром Великим местах, - Петергоф, Стрельна, Дубки и другие. Дворцы и парковые ансамбли Петровских времен либо не сохранились до наших дней, либо дошли в перестроенном и измененном виде. Поэтому в основе моего реферата лежат не книги современных авторов, а следующие издания: книга М. И. Пыляева "Забытое прошлое окрестностей Петербурга" 1889г, книга С. Н. Величковского "Царское Село" 1911г. и "Описание Петергофа" А. Гейрота 1868г. Большое место в моей работе посвящено описанию внутреннего убранства Дворцов, а также обычаям и нравам Петровского времени. Таким образом, мне хотелось передать дух той эпохи. Вполне сознавая неполноту и несовершенство настоящей монографии, я буду считать, однако ж, цель достигнутою, если читатели раскроют для себя какие-либо новые стороны в личности Петра Великого.

ЕКАТЕРИНГОФСКИЙ ДВОРЕЦ

Одержав знаменитую Полтавскую победу и утвердившись на берегах Невы, Петр Великий деятельно занялся устройством юной столицы – Петербурга. Мысль превратить его пустынные окрестности в места общественных увеселений по образцу иностранных загородных дач стала любимой его страстью. С этой целью он стал раздавать своим вельможам окрестные острова: Меншикову подарил Крестовский остров, Шафирову – Елагин, графу Головкину – Каменный, царевне Натальи Алексеевне – Петровский. В 1711 году, в память первой победы, одержанной над шведам и 6 мая 1703 года, когда он лично в звании капитана бомбардирской роты взял два шведских судна и вместе с любимцем своим Меншиковым был награжден орденом св. Андрея Первозванного, вблизи места, бывшего свидетелем этого важного события, заложил деревянный дворец. Этот дворец был подарен Петром его супруге для летнего пребывания и в честь нее назван Екатерингофским. Одновременно с этим подле Екатерингофа на островке, носившем у шведов название Овечий остров, Петр построил двухэтажный каменный дворец с башней, в которой он особенно любил проводить время в уединении и, глядя в подзорную трубу, ожидал появления из Кронштадта желанных ему кораблей. По этой причине этот дворец назывался Подзорным. Впоследствии этот дворец был обращен в адмиралтейские магазины, а остров, на котором он находился, получил название Подзорный. В царствование Елизаветы Петровны, в 1745 году, по проекту графа Миниха Екатерингофский дворец был расширен новыми постройками, из одноэтажного сделан двухэтажным. Но стены, построенные при Петре, уцелели. Дворец сделался гораздо обширнее, в нем в обоих этажах была 21 комната, причем в нижнем этаже сохранено было убранство петровского времени, с присущей ему простотой. А в верхнем этаже господствовали пышность, роскошь и великолепие, свойственные вкусу уже позднейшего времени.

Вот что описывает в своем очерке "Екатерингофский дворец" М. И. Пыляев. "Помимо вообще роскошного убранства Екатерингофского дворца и множества, находящихся в нем драгоценностей особенное внимание посетителя привлекают вещи, принадлежащие незабвенному царю Петру. Из них в нижнем этаже помещены: икона Владимирской Божьей Матери, поставленная здесь еще при жизни Петра Великого перед его опочивальней; шкаф, в котором хранится парадный кафтан, синий, с золотым шитьем по карманам, борту и рукавам, который Петр носил в торжественные дни; лосиный колет, с золотым позументом по борту и рукавам, носимый Петром в сражениях. В спальне стоит кровать, сколоченная, по преданию, самим Петром, без всяких украшений, простая, из соснового дерева, с наволочками из шелковой ткани и шелковым же одеялом зеленого цвета, теперь уже совсем выцветшими, с нашивными золотыми гербами; на стене голландская картина, представляющая морской вид; напротив кровати небольшое старинное зеркало в зеркальных рамах и поставиц с чашками китайской работы и резной посудой; в столовой круглый стол, доставленный Петру Великому из Архангельска, сделанный из лиственницы, над ним два компаса и над камином большой компас с указателем ветра, соединенный с флюгером, установленным на крыше дворца, и портрет Петра Великого, представленного одетым в латы.

В верхнем этаже находится пять изображений деяний и побед Петра Великого, сделанные из меди выпукло. В угловой комнате стоит резное изображение Петра Великого в лавровом венке, окруженного воинскими доспехами и снарядами, поднесенное ему после Полтавской победы иностранцем Кинчем; на этом изображении надпись: " Ob devictos Svevos ad Poltavam MDCCZX. D. 29. I" и стих: " Vicit tortunam atque Herculis aedem (т.е. победил счастие и мощь Геркулеса) ".

В некоторых комнатах установлены китайские шкафы, комод, бюро, лакированные ширмы с позолотой по черни и разными живописными изображениями. Эти китайские вещи привезены были еще при жизни Петра из Пекина полномочным послом, лейб-гвардии капитаном Львом Измайловым, и на покупку их Измайлову выдано было десять тысяч рублей. На стене висит большое старинное зеркало. Замечательны также барельефное изображение Петра Великого из бронзы, а также тканый вензель его, первый опыт изделия русской мануфактуры его времени. Интересна также старопечатная картина, на которой представлена императрица Екатерина I в императорской мантии, со скипетром в руках, окруженная изображениями русских государей от Рюрика в виде родословного древа, с надписью внизу: "Екатерина Алексеевна, Императрица и Самодержица Всероссийская, мужеви своему Петру Великому всяким благотворением бесприкладно угодив и от него за великодушное в военных с ним походах труды и подвиги мужеский дух имети свидетельствуя – и в необычайную честь преславно венчанные, по отшествии его в вечное с великою Россиан печалию, скипетра его с великих их же образованием приемшая, вторая в России Ольга, достойная такого монарха наследница".

На стене, по лестнице из нижнего этажа в верхний, вместо обоев повешана карта на холсте Азиатской России, начерченная, очевидно, ради шутки: положение стран света на ней извращено, вверху море Индейское и Песчаное, внизу Север и Ледовитое море, к западу, Камчатка и на берегу реки Амура царство Гилянское, еще более убеждает в шуточности этой карты надпись: "До сего места Александр Македонский доходил, спрятал, колокол оставил". На этой карте, шутки ради, царь Петр экзаменовал нетвердых в знании географии". (Сейчас мы можем видеть эту карту в одном из залов Эрмитажа) .

Во времена Елизаветы Петровны Екатерингофский дворец достраивался и процветал. В нем существовала обширная библиотека, до ста томов, в красивых переплетах с золотыми гербами и надписью: "Екатерингофского дворца". Содержание книг в этой библиотеке касалось исключительно только жизни и дел императора Петра Великого.

С кончиной Елизаветы Петровны Екатерингофский дворец совершенно опустел, и только раз в год тишина его садов оживлялась наплывом публики. Ежегодно 1 мая здесь праздновали встречу весны. В 1796 году Екатерингоф был присоединен к городу, причем получил особую привилегию: в городской черте Петербурга на улицах было строго воспрещено курение табака, а гуляющим по Екатерингофу оно было дозволено.

Время прошло, все вокруг дворца запустело, пруды покрылись плесенью, и вековой обычай петербуржцев встречать весну 1 мая в Екатерингофе, был утрачен. Деревянный дворец до нашего времени не сохранился. После октября 1917 года Екатерингофский сад был переименован в сад им. 1-го Мая, а в 1948 году – в парк им. 30-летия Комсомола.

ДУБКИ

20 сентября 1714 года, после разгрома шведского флота у Гангута, Петр I прибыл на реку Сестру. Живописные пейзажи этого чудесного уголка северной природы произвели на него столь сильное впечатление, что он тут же распорядился основать у реки Сестры свою летнюю резиденцию.

Вскоре в глухой чаще, недалеко от Зеленой горки, раскинулся табор солдат-строителей. Заросли лесов прорезала ровная просека - первая дорога, протянувшаяся в Устьрецкий порт. А у самого края дороги, недалеко от порта, из густых зарослей сосняка уже выглядывали черно-белая полосатая будка и длинная жердь шлагбаума. Здесь у своих пушек круглосуточно стояли часовые-канониры. С того времени прибрежный участок между рекой Сестрой и Финским заливом стал называться Канонирским.

Первым зданием, выстроенным здесь в 1719-1720 годах из добротного кирпича местного производства, был дворец Петра I в Дубках. Здание дворца располагалось на длинной песчаной косе, глубоко вдающейся в Финский залив. Каменный двухэтажный дворец соединялся галереями с деревянными павильонами (архитектор С. ван Звитен) . Над его сооружением работало более двух тысяч солдат и приписных государевых крестьян. Они же под наблюдением царя, собственноручно посадившего около 200 молодых деревцев, высадили в Дубках 2000 деревьев.

Развивая на Балтике судостроение, Петр распорядился строжайше охранять строевой лес на всем побережье. 22 сентября 1720 года он издал специальный указ "О запрещении рубить дубовый лес в ближних от Санкт-Петербурга провинциях под смертной казнью". Исключения допускались лишь в тех случаях, когда дубовые бревна "ставились к Адмиралтейству на галеры и на блоки, и на прочие дела на какие годны".


Copyright © MirZnanii.com 2015-2018. All rigths reserved.