Мир Знаний

Спасская башня (стр. 2 из 2)

Незабываемая страница связана с "грозой двенадцатого года". Байрон, никогда не бывавший в Москве, представлял Наполеона на фоне северных экзотических сооружения, внушенных, очевидно, каким-либо кремлевским пейзажем, увиденным на английской гравюре: "Вот башни полудикие Москвы//Перед тобой из серебра и злата//Блестят на солнце, но, увы, //То солнце твоего заката". Спасскую башню, как и весь Кремль, в конце концов озарило не солнце, а пожар Москвы. Наполеон хотел оставить на приречном холме лишь груду взорванных камней. К счастью, адский замысел - он должен был быть осуществлен в ночь на 11 октября - не удался. Очевидцы считали: Спасская башня не взлетела на воздух только потому, что пламя горевшего шнура было погашено проливным московским дождем.

На снимках семнадцатого года Спасская башня выглядит полуразрушенной. Но впереди преддверие новой славы. Кремлевские куранты зазвучали на весь мир. В предвоенные годы в праздничные дни возник обычай украшать древние стены кумачом, огнями-транспарантами.

С появлением на красной площади ленинского Мавзолея от Спасских ворот к гробнице строевым шагом в положенное время проходили часовые роты почетного караула.

Спасская башня навсегда запомнила Георгия Константиновича Жукова и других славных маршалов, генералов и военачальников - участников Парада Победы в сорок пятом, незабываемом году. Сразу после войны в московском небе вновь загорелись кремлевские звезды.

Когда в далеком путешествии, находясь в стодевятом царстве-государстве, куда и долететь можно только на ковре-самолете, включаешь приемник, и вездесущие радиоволны доносят бой кремлевских курантов, как теплеет сердце Москва шлет привет каждому из нас голосом вечной Спасской башни.