Мир Знаний

Банковская система Республики Беларусь: проблемы и перспективы развития (стр. 6 из 10)

Из долгов, не доводя дела до банкротства, можно выйти, только продолжая работу, хотя бы на уровне простого воспроизводства, или взяв средства со стороны. В этом должен быть заинтересован и сам кредитор, иначе он может вообще не получить своих средств.

Чтобы работать, субъекту хозяйствования надо в первую очередь рассчитываться с теми поставщиками, которые обеспечивают его производственный процесс. Источником же погашения задолженности при простом воспроизводстве может быть только прибыль. В лучшем случае доля затрат с учетом фонда оплаты труда и текущих налогов составляет около 80% от цены товара (услуги). Поэтому, если на средства субъекта хозяйствования смотреть не с точки зрения "обшей кучи", а по их составу и размещению, то становится очевидной экономическая несостоятельность и пагубность заложенного 10-процентного размера внеочередных платежей, который уничтожает оборотные средства. Ведь после того как субъект хозяйствования рассчитается по долгам, он практически не способен работать дальше в нормальном режиме из-за отсутствия оборотных средств.

Следовательно, можно сделать вывод, что кризис неплатежей, задержки по выплате зарплаты имеют законодательное подкрепление. Удивляет только, что постоянно "обескровливая" предприятия, государство сетует на отсутствие должного прироста промышленного производства и услуг.

Решить эти вопросы без лишних согласований и проблем удобнее следующим образом. Поскольку есть разрешение Президента, то все субъекты хозяйствования, без чьих-либо дополнительных разрешений, должны иметь право на расчеты наличными средствами из выручки или полученными от учредителя в размере не более 50 минимальных зарплат. Кроме того, надо ввести норму, что при покупке материальных ценностей за наличный расчет для отчета должен прилагаться только документ установленной формы, подтверждающий оплату, а для приходования материальных ценностей по номенклатуре и стоимости покупатель сам заполняет свои бланки накладных. Когда-то же хватало одного авансового отчета. И не надо здесь бояться криминала, т.к. на затраты будет списываться в любом случае вся сумма чека и государству ни к чему усложнять контроль за мелкой номенклатурой. Для этого есть руководство субъекта хозяйствования, которое лучше разберется в этом вопросе.[2]

Банковская тайна всегда рассматривается в качестве одной из гарантий защиты инвесторов, способствующей перемещению денег из теневого в легальный оборот. Свидетельством верности данного тезиса может послужить увеличение размера валютных вкладов граждан после принятия Декрета Президента от 20.04.98г. N 4 "О гарантиях сохранности средств физических лиц в иностранной валюте, находящихся на счетах и во вкладах в банках Республики Беларусь" (далее -- Декрет N 4), которым в качестве одного из стимулов привлечения средств населения был установлен более жесткий режим банковской тайны. И дело не в желании клиентов с помощью банковской тайны скрыть незаконно полученные доходы. По этому поводу можно заметить, что подобные лица вряд ли будут открыто размещать их в банках. Поэтому смысл банковской тайны проявляется в стремлении клиентов, открыто доверивших свои деньги банкам, обеспечить конфиденциальность и безопасность ведения своих операций, защиту от возможных преступных посягательств. А поэтому степень доверия к банковской системе, и, следовательно, ее стабильность, во многом зависят от надежности банковской тайны. В силу ст.122 Банковского кодекса (БК) не подлежат разглашению и являются банковской тайной сведения о счетах и вкладах, в том числе сведения о наличии счета в данном банке, его владельце, номере и других реквизитах счета, размере средств, находящихся на счетах и во вкладах, а равно сведения о конкретных сделках, об операциях по счетам и вкладам, а также имуществе, находящемся на хранении в банке. Наше законодательство базируется на узком понятии банковской тайны (объем сведений о клиенте, которые банк должен сохранять в тайне, определен достаточно четко). Законодательство и судебная практика некоторых европейских стран (например, Франции), наоборот, исходят из того, что правовой режим банковской тайны распространяется на любую информацию, которая стала известна банку в связи с осуществляемой им деятельностью. Следует отметить, что принятие БК привнесло целых ряд прогрессивных изменений в режим банковской тайны:

во-первых, конкретизирован состав сведений, входящих в банковскую тайну, при этом он существенно расширился по сравнению со ст.22 ранее действовавшего Закона "О банках и банковской деятельности". Так, в состав банковской тайны теперь включены сведения об имуществе, находящемся на хранении в банке. Кроме того, банки сами могут включать в него иные сведения, однако, не вступая при этом в противоречие с законодательством;

во-вторых, несмотря на свой специфический статус, наряду с иными банками на Нацбанк возложено соблюдение режима банковской тайны. Безусловно, это является позитивным моментом, так как объем информации, получаемой им от банков в виде отчетности весьма значителен, и если Нацбанк разгласит данную информацию, правовой режим банковской тайны в иных банках теряет всякий смысл;

в-третьих, банки-корреспонденты в своем праве на защиту их банковской тайны приравнены к иным клиентам банков. Из этого можно сделать вывод, что банк обязан хранить банковскую тайну и по клиентам банка-корреспондента, если данная информация является частью банковской тайны по сделкам последнего.

Согласно ст.122 БК сведения, составляющие банковскую тайну юрлиц и индивидуальных предпринимателей, представляются банком им самим, их представителям при наличии у них соответствующих полномочий, аудиторским организациям (аудиторам), осуществляющим их аудит, а также в случаях, предусмотренных законодательными актами Беларуси: судам (судьям) по находящимся в их производстве уголовным и гражданским делам; прокурору; с санкции прокурора -- органам дознания и предварительного следствия по находящимся в их производстве уголовным делам; органам Комитета госконтроля; налоговым и таможенным органам; Нацбанку. Кроме того, банки обязаны представлять Главному государственному казначейству Минфина данные о состоянии счетов республиканских органов государственного управления, а также организаций, использующих средства республиканского и местных бюджетов и государственных целевых бюджетных и внебюджетных фондов.

Некоторым государственным органам и должностным лицам предоставлено право получения информации по счетам юридических лиц и индивидуальных предпринимателей (например, судебные исполнители, ГКФР) иными законодательными актами. В результате возникает коллизия норм, из которой можно сделать ряд выводов:

1) БК содержит правовые нормы, имеющие специальный предмет правового регулирования, -- объем и содержание института банковской тайны.

2) Исходя из данного подхода, информация по банковской тайне юридических лиц должна предоставляться только тем органам, которые указаны в ст.122 кодекса. Так, судебные исполнителя утратили свое право на получение подобной информации, а органы ГКФР сохранили. Это обусловлено тем, что налоговые органы имеют право на получение информации. А из п.4 Указа Президента от 11.02.98г. N 71 "Об образовании Государственного комитета финансовых расследований Республики Беларусь" вытекает, что он действует в

соответствии с Законом "О государственной налоговой инспекции Республики Беларусь".

Режим банковской тайны по счетам физических лиц является более жестким. Во-первых, перечень органов, имеющих право получать информацию по счетам и вкладам в три раза меньше, чем в отношении юридических лиц (органы дознания и следственные органы, суды, нотариальные конторы, консульские учреждения). Во-вторых, даже эти инстанции вправе получать информацию не всегда, а лишь в некоторых случаях, указанных в ст.122 БК.

Еще более строгим является режим банковской тайны по счетам и вкладам физических лиц в иностранной валюте. С принятием Декрета N 4 налоговые органы вообще утратили возможность получения подобной информации. Другие органы, обладавшие правом получать информацию по валютным счетам физических лиц, при принятии Декрета также его лишились. Такой же жесткий подход в защите банковской тайны физических лиц сохранен в ст.122 БК.

Проблема проведения четких границ между интересами общества (борьба с "отмыванием денег") и интересами юридических и физических лиц (банковская тайна) является общемировой проблемой. Закон "О предотвращении легализации доходов, добытых незаконным путем" от

19.07.2000г. существенно сузил сферу действия норм о банковской тайне.

Во-первых, в силу ч.4 ст.6 Закона органы предварительного расследования получили возможность получать информацию по счетам и вкладам граждан по любым, находящимся в их производстве делам (до принятия Закона только по уголовным делам, по которым грозит конфискация имущества). А суды, органы прокуратуры, органы финрасследований и другие уполномоченные органы и вообще без производства по делу.

Во-вторых, данным Законом банки обязали самостоятельно предоставлять специальные формуляры, содержащие информацию о многих операциях (о большинстве их) по счетам юридических и физических лиц. Причем не только подозрительных, но и тех, которые субъекты хозяйствования проводят в процессе их нормальной хозяйственной деятельности (например, международный перевод денежных средств субъектом права, за исключением физического лица, не являющегося индивидуальным предпринимателем, в течение шести месяцев с момента его государственной регистрации и т.п.).