Мир Знаний

Банковская система в России и пути её дальнейшего развития (стр. 8 из 11)

Один из возможных сценариев восстановления и развития российской банковской системы исходит из предположения, что этот процесс будет протекать достаточно быстро в силу следующих предпосылок:

- в 2000 г. сохранится тенденция к оживлению промышленного производства – темп его прироста составит не менее 3% в год, что дает возможность говорить о преодолении кризиса в экономике России, но не о переходе к устойчивому росту;

- оживление экономической конъюнктуры будет сопровождаться умеренными (снижающимися) темпами инфляции, что может способствовать увеличению спроса на национальную валюту и уменьшению процентных ставок. Сохранение тенденции к ремонетизации реального сектора создаст дополнительные ресурсы для банковской системы и тем самым расширит ее возможности кредитования экономики. Снижение реальной процентной ставки при сохранении ее положительного уровня ограничит норму прибыли банков и будет стимулировать рост спроса на банковские кредиты;

- рынок ценных бумаг начнет выходить из застойного состояния, вызванного кризисом 1998 г. Однако в ближайшие годы здесь {до-прежнему будут доминировать спекулятивные инвесторы. Более активно станет развиваться рынок корпоративных обязательств. В то же время при незначительных размерах бюджетного дефицита можно прогнозировать невысокий уровень) государственных заимствований, что будет препятствовать восстановлению докризисных объемов рынка госбумаг;

- можно ожидать, что к концу 2000 г. в основном будет решена судьба крупных неплатежеспособных банков. В итоге произойдет списание их убытков и увеличение капитала банковской системы в целом.

При прогнозировании траектории развития банковской системы предполагалась достаточно оптимистичная динамика макроэкономической ситуации: прирост ВВП в реальном выражении на 3,5%. Динамика кредитов экономике увязывалась с увеличением объемов промышленного производства и внешней торговли, приростом денежных остатков на счетах предприятий. Снижение уровня кредитования правительства основывается на предположении о существенной • величине первичного профицита федерального бюджета и об отказе бюджета от активных заимствований на рынке. Рост депозитов отражает прирост промышленного производства при закреплении тенденции к повышению монетизации реального сектора и постепенное восстановление сбережений населения в меру увеличения его доходов. Динамика собственного капитала банковской системы определяется допущением о завершении процесса реструктуризации задолженности в 2000 г. и дальнейшим увеличением собственных средств банков пропорционально норме прибыльности банковских операций.

В 1999 г. произошло заметное увеличение уставного капитала российских банков: за 11 месяцев он возрос более чем на 40 млрд. руб. (около 0,9% ВВП) при этом 10 млрд. руб. внесло государство. Если исключить крупные разовые операции5, темп прироста уставного капитала составляет 0,1-0,15% ВВП в квартал, что соответствует темпу прироста уставного капитала непосредственно перед кризисом. Возможности государства по пополнению капитала банков в первую очередь будут зависеть от финансовых возможностей бюджета и поли- тики Агентства по реструктуризации кредитных организаций (АРКО). В федеральном бюджете на 2000 г. на нужды АРКО заложен лишь 1 млрд. руб. (и 4 млрд. руб. гарантий). Единственным вариантом увеличения этой суммы может стать предоставление кредитов международными финансовыми организациями, объем которых оценивается в 200-300 млн. долл. Однако с учетом политики АРКО по распределению средств даже получение этих денег не приведет к увеличению капитала банков более чем на 0,05-0,1% ВВП.

Перспективы получения прибыли банками пока выглядят достаточно оптимистичными. По итогам трех кварталов 1999 г., чистые убытки всей банковской системы составили примерно 2 млрд. руб. Если исключить из рассмотрения несколько убыточных банков, фактически являющихся банкротами (крупнейший из них – СБС-Агро), тол напротив, банковский сектор получил прибыль в 25-30 млрд. руб. Таким образом, даже с учетом неизбежных затрат, связанных с банкротством ряда крупных банков, российская банковская система способна в ближайшие годы зарабатывать и капитализировать 0,5-1% ВВП в год.

Вместе с тем вызывает сомнение устойчивость доходов российских банков. В частности, очевидно преобладающее значение валютной переоценки, о которой говорилось выше. В то же время процентная маржа, хотя и становится положительной, остается на очень низком уровне.

Ситуация с доходами банков в значительной мере объясняется структурой их активов и пассивов, меняющейся под воздействием новой экономической среды. Увеличение активов банковской системы России в 1998 г. до 39% ВВП было обусловлено опережающей переоценкой валютных активов. По мере стабилизации реального курса рубля и адаптации банковской системы к новым рискам объем активности по всем видам банковских операций снизился? При принятых макроэкономических гипотезах восстановление банковских активов до уровня 1998 г. займет 4-5 лет, так как получать доходы от кредитования предприятий значительно сложнее, чем от операций с государственными ценными бумагами.

Структура активов и пассивов российской банковской системы в ближайшие годы будет близка к структуре 1994-1995 гг. вследствие снижения доли операций с государством и возрастания доли кредитования реального сектора и ликвидных активов. Обращает на себя внимание, что относительный объем работающих активов в банковской системе имеет тенденцию к снижению, так как банки вынуждены компенсировать отсутствие устойчивого финансового рынка повышением уровня ликвидности.

Учитывая специфику положения страны, нужно рассматривать не только потребности, но и возможности государства поддерживать банковский сектор. Необходимо выделение реальных денежных ресурсов из федерального бюджета для деятельности АРКО. Главными условиями их предоставления должны быть четкая стратегия деятельности Агентства, «прозрачность» и открытость его операций. Вряд ли можно считать эффективными такие способы предоставления средств АРКО как «застрявшие» налоговые платежи в проблемных банках (получение этих денег возможно только в рамках реструктуризации банков которая требует длительного периода) или выпуск облигаций АРКО под гарантии бюджета (очевидно, что у АРКО нет устойчивых доходных поступлений и кредитной истории, следовательно, Агентства придется соглашаться с более высоким уровнем процентных платежей, что опять-таки ляжет бременем на федеральный бюджет).

Очень важной для российских банков является проблема определения направления бизнеса. Дочерние структуры крупных западных банков в России в основном обслуживают иностранные компании и большинство из них не предлагает быстрого расширения своей деятельности. Работа со средствами населения (неорганизованные сбережения в России составляют не менее 30 млрд. долл.) до последнего времени их не привлекала.

Назовем основные направления бизнеса по активным операциям, существовавшие для российских банков до кризиса. К их числу относились:

- рублевые и валютные межбанковские кредиты;

- вложения в федеральные и субфедеральные облигации, номинированные в рублях;

- вложения в валютные государственные обязательства (еврооблигации, обязательства PRIN и IAK, облигации ВЭБа);

- работа с нефинансовыми учреждениями, включая расчетно-кассовое обслуживание, кредитование в рублях и в валюте, открытие аккредитивов, выдачу гарантий и пр.;

- вложения в векселя и другие долговые обязательства финансовых и нефинансовых учреждений;

- операции FOREX;

- участие в зачетных схемах;

- участие в капитале финансовых и нефинансовых организаций.

По оценке, в результате кризиса доходы банков сократились более чем в 10 раз. В настоящее время вложения в государственные обязательства так же, как и рынок межбанковских кредитов, перестали относиться к инструментам поддержания банковской ликвидности. Теперь свободные средства остаются на корсчетах или депонируются в ЦБР. Значительные объемы таких средств (около 30 млрд. руб. на корсчетах и 20 млрд. руб. на депозитах) обусловлены неспособностью банков определять приемлемые направления вложений. По существу, эти средства представляют денежный «навес», связанный с административными ограничениями на конвертацию рублей в валюту. Зачетные схемы временно приостановлены, вложения в долговые обязательства финансовых и нефинансовых предприятии не могут рассматриваться как важные направления бизнеса.

Отдельно нужно остановиться на основном (в классическом понимании) направлении банковского бизнеса – обслуживании нефинансовых предприятий. Для большинства банков работа с предприятиями должна стать главным источником дохода. Проблема состоит в том, что в России сравнительно немного стабильно работающих предприятий, продающих свою продукцию за «живые» деньга и способных брать и нормально обслуживать банковские кредиты. К их числу относятся экспортоориентированные предприятия я небольшая группа предприятий, работающих на внутренний рынок. Другая проблема – неразвитость законодательства (в частности, залогового права) и корпоративной этики, что делает коммерческое кредитование чрезвычайно рискованным бизнесом. Уменьшение рисков осуществляется путем образования законодательно оформленных или неоформленных ФПГ, в рамках которых устанавливаются отношения взаимозависимости между банками и предприятиями, способствующие большей надежности коммерческого кредита. «Примерами могут служить РАО «Газпром» со своей системой банков, группы, связанные с банками МЕНАТЕП и ОНЭКСИМ, правда, уже не существующие в прежнем виде. После кризиса ситуация в этой области не изменилась: нет жесткой связи между предприятием и банком – нет возможности безопасного кредитования. Отметим, что коммерческий кредит даже в период инвестиционного бума 1997 г. не играл существенной роли в российской экономике.