Мир Знаний

Дилинг в современных российских условиях (Доклад) (стр. 3 из 4)

3.5. Плюсы и минусы дилинга.

Для клиента дилингового центра дилинг имеет свои плюсы. Во-первых, инвестировав часть средств инвестиционного портфеля на МВР можно его диверсифицировать: динамика курсов мировых валют пока практически никак не связана с конъюнктурой российского финансового рынка.

Во-вторых, на МВР можно неплохо заработать. Обычно амплитуда колебаний котировок валют незначительна - какие-то доли процента. Однако кредитное плечо позволяет эффект этих колебаний усилить в десятки раз. Так, например, если кредитное плечо составляет 1:100, а курс фунта стерлингов в течение дня повысился на 0,1% - с 1,53 до 1, 53153 доллара за 1 фунт стерлингов (колебания в течение дня зачастую бывают и более сильными), то купив утром английскую валюту на 1 млн. долларов (исходя из страхового депозита 10 тыс. долларов), вечером ее уже можно продать за 1,001 млн. долларов, т.е. получить 1 тыс. долларов, или 10% прибыли за день.

В-третьих, конъюнктура мировых валютных рынков не подвержена силовому и волевому воздействию, характерному для российского рынка. Т.е. эти рынки более спокойны и прогнозируемы.

Наряду с вышеперечисленными преимуществами валютный дилинг сопряжен с большим количеством рисков, которые можно разделить на игровые и неигровые.

Игровые риски.

Они заключаются прежде всего в том, что, хотя динамика мировых валют вялая, однако от этого предсказать ее не менее, а порой и более сложно. Кроме этого, нельзя забывать, что российский игрок, для которого и марка, и доллар - внешние валюты, оказывается в заведомо неравных условиях по сравнению с немцами и американцами, которые хорошо чувствуют слабости своих валют и тем не менее, за редкими исключениями, не получают астрономические прибыли.

Дабы минимизировать игровой риск, имеет смысл, особенно на первых порах, обратиться к помощи профессионалов. Они могут реализовать такие стратегии игры, которые позволяют минимизировать, например, вероятность проигрыша (естественно, при потере доходности), максимизировать вероятность получения заранее намеченной доходности и т.д.

Неигровые риски.

В качестве неигровых рисков можно выделить следующие три:

1. Эффект “казино”. Даже если игрок угадывает динамику котировок с вероятностью 1/2, то это отнюдь не означает, что результат игры будет нулевым и игрок останется при своих деньгах. Спрэд между котировками на покупку и продажу и комиссионные за проведение операций довольно быстро превысят страховой депозит (это - доля крупье, если проводить аналогию с казино). Поэтому, чтобы операции были выгодными, движение курса в сто пунктов должно превышать комиссию банка за двойную конвертацию.

Пунктом называется условная единица измерения курса - последний знак после запятой, до которого принято его округлять. Например, курс немецкой марки к доллару определяют с точностью до одной десятитысячной, скажем, 1,5143 марки за доллар. Следовательно, для нее пункт - 0,01 пфенинга. Курс российского рубля выражается целым числом рублей: 4780 рублей за доллар. Следовательно, наш пункт равен рублю.

Если это требование не удовлетворяется, необходимо ориентироваться на более солидные колебания. Однако в любом случае комиссия, которая составляет более 150 пунктов за одну операцию неприемлема - слишком долго придется ждать благоприятного момента.

2. Работая на валютном рынке через цепочку посредников, игрок рискует заняться так называемым “кухонным” дилингом. А именно, в надежде на то, что игрок рано или поздно все равно проиграется (а этому можно посодействовать, увеличивая спрэд и комиссионные), дилинговый центр или один из его контрагентов может не вести реальных операций, а лишь имитировать их. Если игрок проиграется, то “владелец кухни” получает дополнительную прибыль плюс экономию на накладных расходах, связанных с неосуществлением операций. А если игра будет удачной, то ему придется выплачивать в счет выигрыша свои деньги, а сможет ли он это сделать, зависит от его финансовых возможностей.

3. Риск, связанный с цепочкой посредников. Даже при самом добросовестном отношении посредников к взятым на себя обязательствам они не гарантированы от финансового краха. А когда посредников несколько, то вероятность сбоя многократно увеличивается. Наилучшим вариантом является заключение договора не с западным, а с российским банком, поскольку за его финансовым состоянием следит Цетральный банк.

Однако не стоит драматизировать ситуацию и отрицать возможность реальной игры через крупные западные банки. Можно проводить операции и на полном доверии. Важно лишь осознавать ту степень риска, которая существует для инвестора, пользующегося услугами посредника, о финансовой устойчивости которого он имеет весьма неясные представления.

3.6. Конкуренция на рынке дилинговых услуг.

Не исключено, что именно последний из перечисленных факторов способствует ужесточению конкурентной борьбы за клиентов на рынке дилинговых услуг. В последнее время некоторые дилинговые центры стали менять своих иностранных контрагентов в финансовой схеме на российские банки. Более того, в ближайшее время конкуренция затронет и сами банки, число которых на рынке валютного дилинга постоянно увеличивается. Уже сейчас независимые дилинговые центры всерьез задумываются о том, с кем работать. Например, один из них, “Антверп”, собирался работать через банк “Российский кредит”, однако в итоге выбор остановился на МДМ-банке, что объясняется более выгодными условиями работы с последним.

3.7. Условия работы с клиентами в некоторых московских

дилинговых центрах.

Конкретные значения платежей за предоставленные услуги и условия совершения операций в нескольких наиболее известных дилинговых центрах приведены в таблице 1 (с. 20).

Условия для клиентов различаются не только размерами сумм страхового депозита, но и условиями предоставления кредитного плеча. Например, иностранные компании, выступающие в качестве финансового посредника (IFTN, Global Forex), наряду с комиссионными взимают еще и плату за предоставление этого плеча. Большинство же российских банков не только не взимают платы за плечо, поскольку основной доход они получают за счет оплаты проводимых операций и поэтому стимулируют активную деятельность клиента, но дополнительно еще и начисляют проценты, правда, как правило, небольшие, на клиентский депозит.

3.8. Посредническая фирма IFTN.

Дабы создать прецедент, попробуем разобраться с финансовой устойчивостью одного из посредников в схеме валютного дилинга - фирмы IFTN, которая, в свою очередь, действует через компанию AFT.

Выбор на нее пал из-за того, что, во-первых, через IFTN работает сразу несколько дилинговых центров в Москве: “Российский валютный центр”, “Росбизнесдилинг”, дилинг-центр “Юго-Запад” и др.; а во-вторых, в рекламных материалах сказано, что компания АFT широко известна и ее активы превышают 90 млрд. долларов.

Стандартный контракт в дилинговых центрах IFTN составляет $100 тысяч, за куплю-продажу каждого контракта взимается комиссия $80. Минимальная сумма страхового депозита составляет 5 тысяч долларов, при этом компания предоставляет клиентам кредитное плечо в размере 1:100. Правда, такое плечо предоставляется только для дневной торговли, при ночной торговле оно составляет 1:50. Если клиент закрывает позицию в пределах одного дня, то плечо предоставляется бесплатно. Если же позиция переходит на следующий день, то придется платить из расчете 8,5% годовых. На остаток средств на счете клиента начисляется 3-6% годовых.

Таким образом, условиями работы с клиентами мало чем отличаются от условий, предоставляемых другими дилинговыми центрами. И можно, казалось бы, ожидать, что клиенты могут не беспокоиться о финансовой устойчивости этой посреднической фирмы. Однако, не все так хорошо, как хотелось бы.

Первым, что заставляет насторожиться, является отсутствие упомянутой АFT в справочниках и списках крупнейших компаний и банков. В архивах агентства Reuter, куда стекается информация по всем финансовым компаниям, АFT также не значится. Кроме того, в торговом представительстве английского посольства (а АFT, по ее собственным заявлениям, является английской компанией) осведомлены только об А.F.T. - производителе оборудования для стекольной промышленности.

Во-вторых, страховой депозит и дилинговые выигрыши клиента зачисляются на его счет в Swiss Bank Corporation. Однако, так как деньги перечисляются на юридические реквизиты иностранной компании, а она как известна не подчиняется российскому законодательству, то АFT может в любой момент швейцарский счет закрыть.

В-третьих, финансовая схема компании АFT включает в себя следующие звенья: а) деньги клиента поступают на счета компании АFT в швейцарском банке Swiss Bank Corporation; б) клиентские заявки переадресовываются английскому банку Barclays Bank и им же исполняются. Как уже отмечалось, слишком запутанная схема сделки является поводом для того, чтобы усомниться в чистоте намерений того, кто ее предлагает.

Таким образом, прежде, чем приступить к игре в каком-либо дилинговом центре, например дилинговом центре компании IFTN, желательно получить как можно больше информации о финансовом положении всех посредников, входящих в схему дилинговой игры, о их надежности, а так же оценить риск, связанный с тем, что все расчеты осуществляются через иностранный банк, или с тем, что известная фирма, чьи активы превышают 90 млрд. долларов, отсутствует в справочниках даже телефонной сети и о ее существовании не осведомлены в представительстве английского посольства.

4. Дилинговый центр Межпромбанка.

В отличие от остальных дилинговых центров, которые специализируются на валютном дилинге, Межпромбанк предлагает своим клиентам игру на американских ценных бумагах.

Иностранные бумаги обычно играют в отечественных инвестиционных портфелях роль надежной составляющие: доход они приносят небольшой, но стабильный и предсказуемый. В случае с Межпромбанком речь идет немного о другом: во-первых, он предлагает заняться с западными акциями именно рискованной спекулятивной игрой, а во-вторых, гарантирует выплату прибылей.