Владимир Иванович Вернадский и его учение о ноосфере (стр. 1 из 4)

Санкт-Петербургский государственный аграрный университет

Кафедра философии

Владимир Иванович Вернадский и его учение о ноосфере

Исполнитель

соискатель В.Г. Мултанен

Санкт-Петербург

2002

Оглавление

Введение

1. Вернадский – становление личности ученого. Путь к идее ноосферы

2. Неизбежность перехода биосферы вноосферу

Заключение

Литература


Введение

Современный человек встречается сегодня с очередным вызовом – сохранить природу для следующих поколений. Решению этой проблемы препятствуют многие противоречия в обществе: межэтнические конфликты, войны, обогащение меньшинства людей на фоне бедноты большинства, политическое и экономическое давление господствующих в мире держав на малые страны и связанная с этим низкая образованность в странах ''третьего мира''. Все это вызывает настороженность, в странах, правительства которых поддерживают терроризм, появляется возможность использования ядерного, химического и бактериологического оружия против населения стран ''первого мира''. Таким образом можно опасаться за будущее человечества и всей планеты.

В этих условиях отчетлива видна необходимость обращения к учению выдающегося русского ученого Владимира Ивановича Вернадского о ноосфере – эволюции биосферы под воздействием человеческого разума. Его убеждение о важной роли роста человеческой личности в прогрессе человеческого общества, о преобладании духовности над материализмом должно быть разделено всеми учеными, правителями, педагогами, то есть всеми, чье мнение и решения влияют на многие судьбы.

В этой работе затронуты биография великого ученого, его учение о биосфере и ноосфере а также труды ученых, комментирующих учение о ноосфере.

Автор использовал в своей работе книги и публикации В.И. Вернадского и приложения к ним, научную биографию В.И. Вернадского, написанную И.И. Мочаловым, специальные выпуски журнала ''Знание''.


1. Вернадский – становление личности ученого. Путь к идее ноосферы

Владимир Иванович Вернадский родился 12 марта 1863 года, когда его отец, Иван Васильевич Вернадский был профессором Александровского лицея и Технологического института. В 1868 году семья Вернадских переехала на юг, в Харьков из-за болезни отца. С 1873 года Володя поступает в первый класс Харьковской классической гимназии. Очень большое влияние на воспитание будущего ученого оказали отец и дядя, Евграф Максимович Короленко. Каждый из них, очевидно, «лепил» детский разум Володи по-своему, сообразно своим наклонностям и вкусам, свойственному ему строю мышления. Однако обе «модели» умственного воспитания отнюдь не исключали, а взаимно дополняли друг друга. И не случайно для уже сложившегося, зрелого стиля научного творчества Вернадского было столь характерно гармоническое сочетание скрупулезности и систематичности научного анализа фактов, с одной стороны, и «фантастической» смелости мышления – с другой. Отчасти Володя был обязан этим отцу и дяде [2].

В 1876 году семья Вернадских переезжает в Санкт-Петербург, где В.И. Вернадский поступает в четвертый класс Первой петербургской классической гимназии. Именно в годы учебы в Петербургской гимназии (1876-1881) происходит решительный поворот интересов Вернадского в сторону естествознания и естественнонаучного мышления. При этом «давние» астрономические и космологические увлечения занимают среди них все более прочное и видное положение.

В 1879-1881 гг. в круг интересов Вернадского входят сложные явления человеческой психики и сознания, которыми он продолжал интересоваться всю жизнь. В это время его внимание привлекли явления гипнотизма и он много читал по этому вопросу.

В последних классах гимназии внимание Вернадского все более привлекают общие проблемы математики, стоящие на границе математики и философии. К этим вопросам он неоднократно возвращался впоследствии, особенно в 1920-1940-е гг.

В 1881 г., после окончания гимназии, Владимир Иванович поступает в Петербургский университет.

В Петербургском университете 1890-х гг. был сосредоточен почти весь цвет русской научной мысли, и Вернадский из удушливой атмосферы толстовской гимназии сразу попал в ошеломляюще светлый и прекрасный мир большой науки.

«Петербургский университет того времени в физико-математическом факультете, на его естественном отделении, был блестящим. Д.И. Менделеев, А.Н. Бекетов, Н.А. Меншуткин, В.В. Докучаев, А.С. Фаминцын, А.П. Богданов, Н.П. Вагнер, И.М. Сеченов, Ф.В. Овсянников, П.А. Костычев, А.А. Иностранцев, А.И. Воейков, А.М. Бутлеров, М.И. Коновалов – оставили глубокий след в истории естествознания в России. На лекциях многих из них – на первом курсе на лекциях Менделеева, Бекетова, Докучаева – открылся перед нами новый мир, и мы все бросились страстно и энергично в научную работу, к которой мы были так несистематично и неполно подготовлены прошлой жизнью»

Лекции по кристаллографии и минералогии читались В.В. Докучаевым. Обе науки очень увлекли Вернадского. Симпатии Докучаева были явно на стороне минералогии, вопросы которой нередко пересекались с проблемами почвоведения, над которыми он тогда усиленно работал. И все же именно Докучаев впервые заронил в сознание Вернадского глубокий интерес к кристаллографическим вопросам, а от них – к философским проблемам строения материи, занявшим в его мировоззрении столь видное место. От Докучаева же берет начало прошедшая красной нитью через всю жизнь Вернадского проблема симметрии.

Докучаеву был присущ глубоко продуманный динамический подход к природе. Он настойчиво развивал и детально обосновывал идею генезиса, т. е. образования и динамики почв как определенных естественных тел. Этот принцип был характерен для него не только как почвоведа, но и как геолога, минералога, биолога. Этот метод Докучаев стремился перенести на любые изучавшиеся им естественные явления.

Нет сомнений, что воздействием именно творческого метода Докучаева можно во многом объяснить органически присущий Вернадскому генетический и динамический взгляд на природу в целом и на отдельные ее явления.

Неизгладимый след оставил в жизни Вернадского великий русский естествоиспытатель Дмитрий Иванович Менделеев. Без преувеличения можно сказать, что космологические и космографические идеи, столь ярко воплотившиеся во всем научном творчестве Вернадского, были заронены в сознание начинающего исследователя прежде всего лекциями Менделеева, которые он читал студентам первого курса естественного отделения. Лишь в университете, благодаря занятиям астрономией и лекциям Менделеева, эти идеи и интересы конкретизируются, принимают сравнительно систематический характер и, что самое важное, выясняются в первом приближении их границы, очерченные в первую очередь проблемами геологической и космической химии.

Д.И. Менделеев оказал решающее влияние на творческий путь Вернадского как естествоиспытателя и мыслителя. Не случайно все важнейшие все естественнонаучные и философские работы Вернадского, по удачному выражению близко знавшего его в студенческие годы и впоследствии внимательно следившего за его научным творчеством Н.А. Рубакина, характеризуются «космическим размахом», пронизаны «духом космической реальности», который является «величайшей силой, делающей человеческую речь (печатную, рукописную, устную) непреоборимо доказательной». Эти черты научного творчества Вернадского Рубакин справедливо связывал с именем Менделеева.

Значительное влияние на формирование научных интересов и мировоззрения Вернадского на первом курсе оказало духовное общение с другим крупнейшим естествоиспытателем, одним из первых активных дарвинистов России, А.Н. Бекетовым, бывшим в то время ректором Петербургского университета, плодотворно разрабатывавшим вопросы теории эволюции растений. Его учениками были А.Н. Краснов, К.А. Тимирязев и другие выдающиеся естествоиспытатели России.

Лекции Бекетова пользовались среди студентов большой популярностью. В них он развертывал перед слушателями яркую картину эволюции живой природы, подчеркивая единство растительного мира, зависимость растительных сообществ от географических условий их обитания и т. п. Все это, естественно, оказывало глубокое воздействие на студенческую аудиторию, побуждая наиболее пытливые умы к самостоятельным размышлениям над принципиальными вопросами биологического знания.

В 1884 году, после окончания университета В.И. Вернадский принимает предложение С.Ф. Глинки остаться при минералогическом кабинете. Теперь его научная работа связана с глубоким методологическим переосмыслением предмета, задач и метода минералогии, характера ее связи с другими науками – словом, существующая картина минерального мира подвергается им основательной критике с позиций картины еще не существующей, но реально возможной и отвечающей в гораздо большей степени действительному положению вещей.

В 1887 году Вернадский сдает магистерские экзамены (аналогичные теперешним кандидатским) по минералогии, геологии, аналитической химии, соответственно, В.В. Докучаеву, А.А. Иностранцеву, Н.А. Меншуткину.

Как ученый, Вернадский уже получает определенное признание в научных кругах. В 1886 г. его избирают членом Петербургского общества естествоиспытателей, в 1887 г. – членом Вольного экономического общества [2].

После Вернадский был командирован за границу, где он принимал участие в Международном геологическом конгрессе. Во время путешествий по Европе знакомится с выдающимися русскими учеными Чернышевым, Павловым. Занимается минералогией и кристаллографией. Знакомится с химиком А.Л. Ле-Шателье. В 1890 году приглашен в Москву на кафедру минералогии. Читает курс минералогии на разных факультетах Московского университета.

Ученый понял, что его не столько предметы, сколько процессы. Как мог образоваться состав земной коры, каким является охваченное жизнью вещество биосферы. «Мне суждено сказать новое в учении о живом веществе. Это учение может оказать такое же влияние, как книга Дарвина», - писал Вернадский.