регистрация / вход

Богданов

Московский государственный Авиационный институт (технический университет) “ ” Гуманитарный факультет. Кафедра социологии и психологии.

Московский государственный

Авиационный институт

(технический университет)

МАИ

Гуманитарный факультет.

Кафедра социологии и психологии.

Александр Александрович Богданов

(1873-1928)

Выполнил: Аксенов И. Н. гр.10-201

Руководитель: проф. Култыгин В. П.

Москва 1997

Александр Александрович Богданов (настоящая фамилия Малиновский, другие наиболее известные псевдонимы - Максимов, Рядовой, Вернер) -известный русский экономист, социолог, политический деятель, ученый-естествоиспытатель, родился 10 (22) августа 1873 г. в городе Соколка Гродненской губернии. Был вторым из шести детей народного учителя, А. А. Малиновского, выходца из коренной вологодской семьи. Окончив гимназию с золотой медалью, в 1893 г. поступил на естественное отделение Московского университета, из которого в декабре 1894 г. был исключен за участие в народовольческом Союзе Северных землячеств. В 1899 году окончил медицинский факультет Харьковского Университета. С 1896 года член социал-демократической партии. В 1903 году примкнул к большевикам.

Беседуя с рабочими на экономические темы, опираясь на “Капитал” Маркса, Богданов составил специальные лекции, из которых вырос “Краткий курс экономической науки” (1897), служивший в дореволюционные годы одним из основных пособий по изучению марксистской экономической теории в рабочих кружках.

Богданов активно участвовал в революции 1905 г., как член исполкома Петербургского Совета рабочих депутатов был арестован; выйдя из тюрьмы, снова вернулся к партийной работе.

Во время первой мировой войны Богданов был мобилизован в действующую армию и год пробыл на фронте врачом. По отношению к войне он занимал “последовательную интернационалистическую позицию”.

В октябрьской революции А. А. Богданов участия не принимал, но воспринял ее как “огромное социальное завоевание” и активно работал в советских организациях. Был привлечен к преподавательской деятельности, работал профессором политической экономии 1-го МГУ.

В 20-е годы многократно переиздавались и пользовались большой популярностью беллетристические произведения Богданова - “Красная звезда” и “Инженер Мэнни”.

Главная работа А. А. Богданова - “Тектология” была издана уже в советские годы. По своему содержанию она намного обогнала свое время, и, как это часто происходило в истории, в момент публикации она оказалась непонятой научным философским обществом. Вместе с тем “Тектология”, конечно, неотделима от времени ее создания: уровень развития марксистской философии, характерные для начала ХХ в. дискуссии среди философов-марксистов - все это нашло свое выражение в тектологических идеях А. А. Богданова.

“Всеобщая организационная наука” сразу же после ее публикации оказалась объектом интенсивной и резкой критики. Во многом эта критика давала ложное представление о целях этой концепции, ее основаниях и специфических особенностях. На часть этой критики успел ответить сам А. А. Богданов - эти ответы опубликованы в качестве приложений к 3-му изданию “Тектологии” (1925-1929гг.). Часть критических замечаний в адрес “Тектологии” вообще осталась без ответа, и в условиях в целом негативного отношения к творчеству А. А. Богданова, которое сложилось в 20 - 60-е годы, постепенно выработался набор внешне бесспорных аргументов против “Тектологии”, кочевавшей из издания в издание, от автора к автору.

Исходным пунктом тектологии является признание необходимости подхода к изучению любого явления с точки зрения его организации. Принять организационную точку зрения - значит изучать любую систему с точки зрения как отношений всех ее частей, так и отношений ее как целого со средой, т. е. со всеми внешними системами. Законы организации систем едины для любых объектов, самые разнородные явления объединяются общими структурными связями и закономерностями, а на такой основе организационные задачи могут решаться способами, аналогичными математическим.

Среди множества организационных форм А. А. Богданов выделяет два универсальных типа систем - централистический (эгрессия) и скелетный (дегрессия). Для систем первого типа (эгрессия - от латинского “выхождение из ряда”) характерно наличие центрального, более высокоорганизованного комплекса, по отношению к которому все остальные комплексы играют роль периферии. Системы второго типа (дегрессия - от латинского “схождение вниз”), напротив, образуются за счет организационно низших группировок, выделяемых сложноорганизованными пластичными комплексами.

Специальному анализу подвергаются основные организационные механизмы - механизмы формирования и регулирования систем. К формирующим механизмам относятся конъюгация (соединение комплексов), ингрессия ( вхождение элемента одного комплекса в другой) и дезингрессия (распад комплекса). Универсальный регулирующий механизм обозначается Богдановым термином “подбор” и распространяется на процессы сохранения и разрушения всех видов систем.

Прогрессивному отбору (“подбору”) уделяется основное внимание в “Тектологии”, поскольку, с точки зрения автора, действительное сохранение форм в природе возможно лишь путем их прогрессивного развития. Отбор может быть положительным или отрицательным - он действует при развитии комплексов и в процессе их относительного упадка. В совокупности положительный и отрицательный отборы охватывают всю динамику мирового развития. Положительный отбор, усложняя формы, увеличивает разнородность бытия, доставляет для нее материал, все более возрастающий; отрицательный отбор, упрощая этот материал, устраняя из него все непрочное, нестройное, противоречивое, внося в его связи однородность и согласованность, упорядочивает последний. Взаимодополняя друг друга, оба процесса стихийно организуют мир.

В соответствии с организационной точкой зрения мир рассматривается А. А. Богдановым как находящийся в непрерывном изменении, в нем нет ничего постоянного, все суть изменения, действия и противодействия.

В основе тектологии, согласно А. А. Богданову, лежат три основных цикла научного знания: науки математические, естественные и общественные. К их данным применяются научные методы исследования и рассуждения. Философские основания тектологии, вытекают из самих ее строительных кирпичей.

А. А. Богданов высказывает тезис об отмирании философии в котором можно выделить две стороны. Первая в том, что “тектология должна делать излишней философию”. Вторая касается утверждения А. А. Богданова о том, что тектология не просто снимает философию, а преодолевает ее ограниченность, в том числе и ограниченность марксистской философии. А. А. Богданов разрабатывает, в частности, “огромный вопрос об идеологиях, т. е. формах речи, мышления, права, морали и т. д., вопрос, охватывающий обширную область социальных наук, обычно рассматривался вне представления о социальной организации, как целом, части которого связаны необходимой жизненной связью. Марксизм впервые определенно выяснил эту связь, но не полностью, а лишь частично, одну ее сторону - зависимость идеологии от отношений производства как форм вторичных или производных от форм основных... Вся идеологическая сторона жизни представляется в новом свете, и целый ряд ее загадок разъясняются сравнительно легко”. Эти и аналогичные рассуждения А. А. Богданова приводят его к выводу о том, что Карл Маркс - “великий предшественник организационной науки”.

А. А. Богданов уделил большое внимание проблеме системной целостности общества и его отдельных подсистем различного рода. Он обосновал два положения:

Общество как организованное целое есть сумма человеческих активностей, развертывающихся в природной среде;

Каждая отрасль народного хозяйства, предприятие, работник как часть организационной системы выполняет в ней и для нее свою определенную функцию.

Эти два исходных момента лежат в основе равновесия экономики как всякой организационной системы.

Рассматривая такие системы, А. А. Богданов указывает, с одной стороны, на “организмичность” политических систем, организационных структур, их отдельных звеньев и т. д., наличие у них собственных интересов (в сохранении и укреплении своей стабильности, своего места в общественном разделении труда, положения, влияния, власти и т. д.) и средств для их реализации, в чем выражается консервативное начало структуры. С другой стороны, структуре присущи лабильность, изменчивость, способность к развитию, выражающие функциональную сторону организации. Этот подход позволяет изучать и объективно оценивать влияние организационных структур на процессы общественной жизнедеятельности, которое нередко бывает очень большим и даже решающим.

Интересно и соображения А. А. Богданова о том, что государство является более устойчивым и общественно эффективным, если оно имеет слитную, централизованную структуру при неблагоприятных обстоятельствах (“отрицательном организационном подборе”) или (при “положительном подборе”) структуру, основанную на федерации, автономии, самоуправлении.

С этим тесно связана и проблема равновесия (соответствия, пропорциональности и т. п.) между элементами организации. А. А. Богданов различает системы уравновешенные и неуравновешенные, пишет о возможностях их перехода из одного состояния в другое. Он рассматривает равновесное состояние системы не как раз и навсегда данное, а как динамическое равновесие. Система, находящаяся в равновесии, в процессе развития постепенно утрачивает это качество и переживает это состояние как “кризис”, а преодолевая его, приходит к новому равновесию на новом уровне своего развития.

А. А. Богданов считал, что социалистическое (“коллективистское”) общество - “высокодифференцированная система, между его частями и разными сторонами должны возникать все новые и новые расхождения”. Дифференциация, богатство внутренних связей системы выражают уровень ее развития. Одновременно целостность системы требует гармонизации во взаимодействии ее элементов, их взаимодополнения, что обеспечивается развитием соответствующих связей (“дополнительных соотношений”) между расходящимися частями. Таким образом возрастание различий между элементами системы ведет ко все более устойчивым структурным соотношениям внутри нее.

“Системное расхождение заключает в себе тенденцию развития, направленную к дополнительным связям”

Одновременно системное расхождение заключает в себе и другую тенденцию, развивающую определенные условия неустойчивости - обострение системных противоречий. Противоречия эти способны перевешивать значение дополнительных связей.

Любая система “путем дифференциации элементов развивается прогрессивно до известного предела, когда части целого становятся слишком различны в своей организации”. На этой стадии дезорганизующий момент - следствие накопившихся системных противоречий - перевешивает силу дополнительных связей между частями и ведет к разрыву этих связей - дезингрессиям, к общему крушению организационной формы целого. “Результатом должно явиться или преобразование структуры, или простой распад”.

В трудах А. А. Богданова особое место занимает использование тектологических законов и принципов для разработки проблем организации и управления хозяйственными структурами. Богданов, так же как и многие другие марксисты, разделял мнение, что социализм означает преодоление товарного производства. Вместе с тем он признавал необходимость использования товарно-денежных отношений “в условиях строительства социализма”.

На основе “Тектологии” А. А. Богданов выдвигал в центр внимания научной и плановой работы новаторскую в то время задачу разработки модели хозяйственного плана. В 1920 г., когда еще не было определенного представления об едином хозяйственном плане, А. А. Богданов сформулировал сущность и основные принципы его построения. Он писал: “Какое хозяйство может быть названо планомерным? Такое, в котором все части стройно согласованы на основе единого, методически выработанного хозяйственного плана. Как же следует приступать к решению этой задачи, беспримерной по масштабу и по своим трудностям? Принципы могут быть установлены лишь с научно-организационной точки зрения”.

А. А. Богданов сформулировал важнейшие принципы хозяйства: целостности экономики и единства плана, прямых и обратных связей в управлении и планировании, равновесия плана, пропорциональности, сбалансированности, удовлетворения человеческих потребностей как исходного пункта планирования.

Устойчивость равновесия всех организационных форм, по А. А. Богданову, определяется крепостью самого слабого звена (закон наименьших), что имеет особое значение для обеспечения пропорциональности и сбалансированности различных сторон, сфер и отраслей народного хозяйства. Наиболее важным в теории и практике планирования является необходимость учета наиболее слабых звеньев, их подтягивания до ушедших в своем развитии вперед и достижения нужного соответствия между различными частями и показателями плана.

Именно эта идея в США была положена в основу распространенного в 60-70 гг. метода сетевого планирования и управления. Он состоит в определении “критического пути” управляемого процесса через “слабейшие точки” каждого его этапа. Этот “критический путь” наиболее напряжен и продолжителен по времени; им измеряется продолжительность всего процесса. Его “слабейшие точки” могут быть укреплены за счет ресурсов других, менее напряженных “событий и работ”, что сокращает время на прохождение всего пути.

Этот метод получил распространение за рубежом. В СССР его внедрение в народное хозяйство было предусмотрено постановлением Совета Министров СССР от 15 августа 1966 г. и рядом других нормативных актов. Тем не менее системы сетевого планирования и управления, сетевые графики и т. п. до сих пор не получили распространения.

Укрепление “слабейших точек” соответствует и другому тектологическому правилу - пропорциональности между элементами единой системы. Развитие такого подхода фактически являются практические меры и теоретические положения, направленные на опережающее развитие некоторых отраслей и производств, представляющих собою узкие места, сдерживающие “социально-экономический прогресс страны в целом.

В волнах идеологических осуждений конца 20-х и 30-х годов утонула открытая “Тектологией” возможность математического моделирования экономических процессов вообще, и хозяйственного планирования в частности. Объясняя “конъюгацию как исходную категорию “Тектологии”, выражающую соединение различных элементов (комплексов) в нечто единое, А. А. Богданов пишет: “Научно-организационные понятия так же строго формальны, как математические; которые, собственно, к ним относятся; “конъюгация” настолько же формальное понятие, насколько сложение величин, которое есть ее частный случай”.

И хотя идеи “Тектологии” открыто не принимались, некоторые из богдановских тектологических принципов, отражавших те или иные стороны общественных процессов, фактически в определенной степени осуществлялись в ходе “строительства социализма”. Когда во весь рост встала задача планирования, его основой стала разработка баланса народного хозяйства, к которой приступили плановые и статистические органы в начале 20-х годов.

Основывая построение баланса в значительной мере на тектологических идеях Богданова, его составители по обстановке того времени находили более целесообразным ссылаться не на А. А. Богданова, а на Н. И. Бухарина, который довольно упрощенно воспринял тектологическое объяснение универсальных явлений природы и общества. Однако после обвинения Бухарина в правом уклоне началась резкая критика его теоретических позиций, приведшей к ее огульному отрицанию. На конференции аграрников-марксистов И. В. Сталин отверг идею экономического равновесия, трактуя ее как обоснование ее как статического (а не динамического) равновесия секторов хозяйства, как “антимарксистский поиск несуществующего пути между капитализмом и социализмом.

Многие ученые придерживаются мнения, что “Тектология” глубоко родственна таким современным научным направлениям, как кибернетика, системный подход, структурализм, теория катастроф и т. п.

“По существу Богданов был предшественником кибернетики Винера - писал советский кибернетик Г. Н. Поваров - Философские и политические заблуждения А. А. Богданова известны, но только ли они определяют его научное лицо... Сам Богданов отделял тектологию от своих философских теорий. Он определял ее как “всеобщую организационную науку”, но нередко толковал ее как теорию систем; термин “комплекс” у него в тектологии значит просто “система”... Было бы справедливо, если бы нынешние кибернетики рассмотрели тектологию вновь и решили, что в ней достойно внимания, а что в ней заблуждения и абсурд”.

А. А. Богданов первым оценил огромные перспективы, которые открывает перед человечеством овладение атомной энергией, и те опасности, которые таит ее неконтролируемое использование.

В последние годы жизни А. А. Богданов энергично работал директором основанного им в 1926 г. первого в мире Института переливания крови. Метод трансфузии (переливания крови) он рассматривал как возможность применения в медицине положений, развиваемых “всеобщей организационной наукой”, как средство повышения жизнеспособности организма, продления человеческой жизни.

С самого начала своей деятельности Институт ставил перед собой не только научно-исследовательские, но и практические задачи. Решение научно-эксперементальных задач Института было сопряжено с известным риском. Богданов считал возможным проводить наиболее рискованные опыты только на самом себе. Двенадцатый эксперимент закончился для него трагически - тяжелой болезнью и смертью 7 апреля 1928 г.

Постановлением Совнаркома РСФСР от 13 апреля 1928 г. Государственному научному институту переливания крови было присвоено имя А. А. Богданова.

А. А. Богданов похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве.

Литература.

1. Богданов А. А. Тектология: (Всеобщая организационная наука). В 2-х книгах. М.: Экономика, 1989.

2. Моисеев Н. Н. Социализм и информатика. М.: Политиздат, 1988.

3. История философии в СССР. Т.5. Кн.1. М.,1985.

4. Белова А. А., А. А. Богданов //Выдающиеся деятели советского здравоохранения. М., 1974.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий