регистрация / вход

Еврейский вопрос в России в конце XIX – начале XX вв.: позиция общества и власти

Российское законодательство в еврейском вопросе в конце XIX - начале XX вв. Ограничение в правах и регламентирование жизни иудейского населения при Екатерине II. Начало установления черты оседлости. Крайний антисемитизм Александра III и Николая II.

Федеральное государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования

"СИБИРСКИЙ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ"

Гуманитарный институт

КУРСОВАЯ РАБОТА

Еврейский вопрос в России в конце XIX- начале XX вв.: позиция общества и власти

Руководитель _____________ М.Г. Тарасов

подпись, дата

Студент ФИ05-41с ____________ А.С. Пальцева

подпись, дата

Красноярск 2009

Содержание

Введение

Глава 1. Российское законодательство в еврейском вопросе в конце xix - начале xx вв.

§ 1. Установление черты оседлости

§ 2. Законодательство во время правления Александра III

§ 3. Законодательство во время правления Николая II

Глава 2. Русское общественное движение в еврейском вопросе в конце xix - начале xx в.

Заключение

Список использованной литературы

Введение

Самодержавная политика российского правительства в отношении жителей иудейского вероисповедания была неоднозначной и сложной в разные периоды ее истории. С одной стороны, она была направлена на обособление евреев, как отличающихся от прочего населения по своему мировоззрению и характеру своей экономической деятельности, а с другой стороны - на слияние их с прочим населением. Эти тенденции непосредственно зависели от отношения правящего императора и его окружения к еврейскому вопросу. Данная работа посвящена истории российского законодательства в еврейском вопросе в конце XIX- начале XX вв. Этот период интересен тем, что насыщен событиями, которые негативно отразились на еврейском населении Российской империи, "вылившись" в ограничительные законы антисемитского характера.

В данной работе я использовала в основном труды исследователя еврейской истории XIX- начала XX вв. А.Б. Миндлина, диссертацию Н.А. Ореховой[1] , которая исследовала в своей работе еврейские общины Енисейской губернии, но часть труда посвятила общероссийскому законодательству. Так же я применила в своей работе книги еврейских историков Ф. Канделя[2] , Й. Петровского-Штерна[3] , Й. Френкеля[4] , В.В. Энгеля[5] .

Цель моей работы - исследовать законотворчество российского правительства в отношении еврейского населения и реакцию на действия власти русской общественности.

Хронологические рамки исследования ограничиваются периодом с начала 80-х годов XIX в. до начала XX в. Выбор нижней хронологической границы обусловлен тем, что с начала 1880-х гг. прослеживаются тенденции усиления антисемитизма в правительственных кругах, что привело впоследствии к еще большим ограничениям, закрепленным законодательно. Выбор верхней границы связан с рубежными событиями февраля 1917 г., которые привели к отмене всех законодательных актов, ущемляющих права еврейского населения.

Территориальные рамки исследования включают регионы расселения евреев в России.

Глава 1. Российское законодательство в еврейском вопросе в конце xix- начале xxвв.

§ 1. Установление черты оседлости

Еврейский вопрос относился к числу наиболее острых среди широкого круга вопросов, связанных с национальной политикой имперской России. Отношения царствующих особ к евреям еще до периода разделов Польского государства было неоднозначным: оно периодически менялось то в лучшую, то в худшую сторону. Немногочисленных евреев часто изгоняли из страны, не желая иметь "от врагов христовых интересной прибыли". В основе такой недоброжелательности были не экономические, а религиозные причины, суть которых состояла в защите и охране православия от присутствия нехристиан-иудеев. Еврейский вопрос стал ощутимей в политике Российского государства со второй половины XVIII в., когда в состав Российской империи после трех разделов Польши вошли польско-белорусские и польско-украинские земли с еврейским населением, общая численность которого составляла не менее 600 тысяч человек.

Некоторые историки отмечают, что "именно со времен Екатерины II ведут свое начало все ненормальности, ошибки и противоречия в нашем законодательстве о евреях"[6] . Это было связано с установлением черты еврейской оседлости, остававшейся на протяжении 126 лет ключевым моментом в российском законодательстве и русской истории евреев.

После первого раздела Польши Екатерина II столкнулась с рядом проблем, связанных с включением в общую правовую и административную систему новых русских подданных. Сначала евреям были предоставлены одинаковые права со всеми прочими русскими подданными. Но постепенно иудейское население было ограничено в правах. Указ Екатерины II от 23 декабря 1791 г. положил начало установлению черты оседлости. Она закрыла евреям доступ во внутренние губернии и ограничила их в праве свободного передвижения за пределы западных губерний[7] .

Законодательство сильно регламентировало жизнь еврейского населения. Духовные дела евреев ограничивались статьями Устава иностранных исповеданий.

В эпоху правления Павла I (1796-1801) в целом не последовало особых репрессивных мер в отношении евреев. Только с 1800 г. евреев стали ссылать за долги и бродяжничество в Сибирь[8] .

Политика Александра I (1801-1825) в начале его царствования имела либеральное направление в решении еврейского вопроса. С 1802 по 1823 гг. Работали три Еврейских комитета по вопросам, с "гражданским устройством" евреев. В 1802 г. был создан "Комитет по благоустройству евреев" (А. Чарторыйский, В. Кочубей, М. Сперанский и др.), который приступил к еврейской реформе из-за необходимости "спасения крестьян от вреда, приносящего им евреями"[9] .

Именно эта "близорукая тенденция" затем легла в основу Высочайше утвержденного положения "Об устройстве евреев" 9 декабря 1804 г. В соответствии со статьей 34 этого Положения, в течение трех лет из сел и деревень должно было быть выселено все еврейское население, которому при этом еще и запрещалось содержать шинки и брать аренды[10] .

В этом Положении правительством предусматривались также меры, направленные на улучшение быта просвещение еврейского населения. Детей евреев приобщали к российской жизни через систему образования. Они имели право поступать во все российские учебные заведения наравне с другими.

После 1815 г. отношение Александра I к евреям изменилось. Появились жесткие меры религиозного характера, их стали привлекать к христианству. Предпринятые шаги явились началом ограничительных мер, которые не замедлили перейти на экономическую почву.

В 30-летний период царствования Николая I (1825-1855) наблюдались интенсивность и расцвет законотворчества в отношении евреев. Было введено в действие около 600 законодательных положений[11] .

Николай I продолжал политику своего предшественника по отношению к евреям, направленную на их вовлечение в российскую жизнь с целью разрушения традиционных внутриобщинных связей.

"Устав о рекрутской повинности и военной службе", подписанный императором 26 августа 1827 г., явился самым жестоким актом правительства по отношению к евреям. Произошла отмена денежного налога как средства отбывания рекрутской повинности.

Евреи должны были отбывать службу с 12 до 25 лет, причем действительная служба начиналась с 18 лет. Малолетние евреи (с 12 до 18 лет) обращались в так называемые "кантоны" - батальоны для приготовления к военной службе. Рекрутов-евреев отправляли на самые дальние окраины Российской империи с целью отвратить их от традиционного религиозно-бытового уклада и приобщить к жизни в русской среде[12] .

Перелом в государственной политике по отношению к евреям произошел в правление Александра II (1855-1881), в эпоху великих времен. В 1856 г. Александр II повелел пересмотреть все существующие о евреях постановления вновь созданному Еврейскому комитету. Именным Указом от 26 августа 1856 г. император облегчил суровые рекрутские повинности евреев: был отменен прием малолетних детей в рекруты и приказано "рекрутов с евреев взимать наравне с другими состояниями на одинаковых с ними основаниях"[13] .

Ранее, согласно российскому законодательству, евреи могли покидать черту оседлости временно, с определенными целями и обязательно с разрешения полиции и административной власти.

И только в правление Александра II некоторым категориям евреев впервые было даровано право повсеместного жительства в Российской империи.

Постепенно такое право в течение двадцати лет получили: в 1859 г. - купцы I гильдии; в 1861 г. - евреи, обладающие учеными званиями (доктора, магистры и кандидаты), а также служащие при еврейских учебных заведениях; в 1865 г. - широкий круг ремесленников: евреи-механики, винокуры, пивовары; в 1867 г. - отставные солдаты из евреев; в 1879 г. - евреи, окончившие курс в высших учебных заведениях, аптекарские помощники, дантисты, фельдшеры, повивальные бабки, изучающие фармацию, фельдшерское и повивальное искусство[14] .

В 1876 г. евреям в черте общей их оседлости, равно как и везде, "где дозволено им постоянное пребывание", разрешено было не только переселяться с одного места на другое на общих правилах, но и "приобретать недвижимую собственность всякого рода, кроме имений населенных, владение которыми евреям воспрещается".

По мнению Н.А. Ореховой, одна из важных причин либерализма законодательной политики Александра II в отношении евреев заключалась "в осознании правящими кругами необходимости содействовать развитию российской промышленности, как и людскими ресурсами, так и капиталами"[15] .

§ 2. Законодательство во время правления Александра III

В царствование Александра III (1881-1894) радикально изменилась административная политика в еврейском вопросе. Наступила полоса притеснений еврейского народа и крайнего антисемитизма. Еврейские погромы на юге России, начавшиеся в начале 80-х гг. XIX в. после убийства Александра II, явились причиной массовой эмиграции евреев из черты оседлости через "западную границу империи, открытую для евреев", в Аргентину, Великобританию, США[16] .

3 мая 1882 г. было издано Высочайше утвержденное положение Комитета Министров "Временные правила" о евреях, в основу которого легло стремление правительства ослабить эксплуатацию коренного сельского населения евреями[17] . Согласно правилам, евреям вновь было запрещено селиться вне городов и местечек, приобретать и арендовать там имущество, торговать в воскресенье и праздничные дни. Ограничения были также распространены на те категории евреев, которые имели право постоянного жительства по всей империи; исключение составляли лица, имевшие высшее образование.

В 1887 г. началось ограничение приема евреев в высшие и средние учебные заведения с установлением процентной нормы (в черте оседлости - 10%, вне ее - 5%, в столицах - 3% от общего числа поступивших христиан), а в 1889 г. - в адвокатуру. В 1890-х гг. последовали ограничения, запрещающие участие евреев в некоторых акционерных обществах (1890), в нефтяном промысле (1892) [18] .

Ограничения касались и участия евреев в общественной жизни. По Городовому положению от 11 июня 1892 г. евреи не допускались к участию в городских избирательных собраниях. Они "были устранены от выбора гласных, членов управы, городского головы, и сами были лишены права быть избираемыми на указанные общественные должности". Дарованные ранее права евреям в избирательной кампании по Городовому положению 1870 г. были отменены[19] .

В период с 1881 по 1904 гг. российской властью было создано пять правительственных структур, призванных решать "вечный вопрос", а всего с 1800 г. в Российской империи действовало одиннадцать структурных подразделений, занимавшихся еврейской проблемой[20] .

§ 3. Законодательство во время правления Николая II

Продолжая политику своего предшественника, Николай II (1894-1917) направил ее в русло борьбы с любыми проявлениями революционных настроений в империи, носителями которых являлись, в том числе, представители еврейского населения.

На рубеже XIX- XX вв. большая часть еврейского населения была сосредоточена в городах, из сельской местности евреев выселяли. Власти поняли, что их политика, вызывая "крайнюю скученность еврейского населения в городах оседлости", создает "класс озлобленного… еврейского пролетариата", включавшегося в революционное движение. В связи со сложившейся нестабильной политической ситуацией в стране, российское правительство пошло на изменение некоторых законов в отношении российских евреев.

В 1903 г. Департамент полиции МВД разослал губернаторам, градоначальникам и обер-полицейским депешу. В ней сообщалось о том, что существующие относительно евреев законоположения устарели; они не соответствовали настоящим условиям жизни.

Однако речь шла не о кардинальных преобразованиях законодательства о евреях, а только о его частичном усовершенствовании[21] .

В законодательной политике по отношению к евреям последовали незначительные послабления: 7 июня 1904 г. была отменена 50-верстная пограничная полоса, она вошла составной частью в черту еврейской оседлости, 11 августа 1904 г. были отменены "Временные правила" (от 3 мая 1882 г) в отношении групп, которые пользовались правом повсеместного жительства[22] .

Министерство внутренних дел установило выдачу нижним чинам из евреев, принимавшим участие в войне с Японией, особых удостоверений о праве их повсеместного жительства в Империи.

17 октября 1905 г. Николай подписал Манифест "Об усовершенствовании государственного порядка".

Издание Манифеста способствовало оживлению общественно-политической жизни и появлению политических партий. В 1905 г. была учреждена самая влиятельная монархическая партия - "Союз русского народа" (СРН). Национализм и антисемитизм составляли основу ее программы, что особенно отразилось в пятом разделе под названием "Еврейский вопрос". В 1905-1906 гг. представители этой партии способствовали организации беспорядков, которые переросли в еврейские погромы по всей империи[23] .

В 1906 г. П.А. Столыпин, понимая сложность ситуации в стране, предложил Совету министров начать подготовку к отмене еврейских ограничений. Комитет министров отмечал, что с государственной точки зрения правильным было бы полное уравнение евреев в правах с остальным населением империи. Император передал законопроект, подготовленный Советом министров, на рассмотрение Думы. Но ни II, ни III и ни IV Думы проект не рассмотрели. В целом вопросы, связанные с антиеврейским законодательством, поднимавшиеся на заседаниях Думы, не имели практических последствий.

Согласно циркуляру министра внутренних дел П.А. Столыпина от 22 мая 1907 г. губернаторам внутренних губерний было предложено "приостановить, впредь до пересмотра в законодательном порядке, общего вопроса о праве жительства евреев, выселение всех тех из числа поселившихся до 1 августа 1906 года в местностях, где им жительство воспрещено, кои:

1) или поселились в названных местах на законном основании, но затем утратили это право;

2) или имеют семью и "домообзаводство". Непременным условием применения меры "оставить" еврея на жительство в местности, ему запрещенной, являлось решение административной власти: не вреден ли он для общественного порядка и не вызывает ли неудовольствия среди населения, среди которого он проживает[24] .

По отношению к евреям был применен ряд значительных ограничений, касающихся их профессий в предпринимательской деятельности. По закону от 15 июня 1912 г. о преобразовании местного суда, евреям было запрещено занимать должности мировых и волостных судей[25] . В 1913-1914 гг., под предлогом противодействия скупке земель акционерными обществами с еврейским капиталом, были разработаны правила, ограничивающие приобретение земли любыми акционерными предприятиями; евреям же было запрещено становиться управляющими недвижимым имуществом и директорами-распорядителями таких предприятий. Только бурный протест российских промышленников вынудил царя объявить 16 июля 1914 г. о временном прекращении действия этих правил. Но фактически они применялись и в дальнейшем[26] .

В стране процветал антисемитизм, нагнеталась вражда против евреев. Еврейский вопрос еще более обострился в связи с начавшимся позорным делом в суде г. Киева против М. Бейлиса, обвиненного в ритуальном убийстве. В годы Первой мировой войны наблюдалось массовое изгнание евреев из прифронтовой полосы, в вину им ставили предательство и шпионаж. Нет точных данных о том, какое количество жителей черты оседлости, попавшей в зону военных действий, покинуло родные места. Только из одной Курляндской губернии подлежало выселению до 300 тысяч евреев. В действительности в дальнейшем количество беженцев исчислялось миллионами[27] .

Первая мировая война внесла свои коррективы в законодательство о евреях.15 августа 1915 г. министр внутренних дел разослал по губерниям циркуляр, по которому "ввиду чрезвычайных обстоятельств военного времени" евреи получили право поселяться вне черты оседлости[28] . В связи с военными событиями была практически отменена черта оседлости. Это была вынужденная мера российского правительства. Закрытыми оставались Петроград, Москва, казачьи области Войска Донского, Кубанского и Терского, Туркестан, Кавказский край.

Евреи России получили "полную гражданскую эмансипацию лишь в марте 1917 г., когда Временное правительство своим постановление отменило все национальные и вероисповедные ограничения". В целом после февраля и октября 1917 г. были отменены более 100 законоположений антиеврейского толка[29] .

Итак, самодержавная политика по еврейскому вопросу была неоднозначной и противоречивой. С момента установления черты оседлости до рубежа 70-х - 80-х гг. XIX в. она была в основном направлена на ассимиляцию евреев с предоставлением им незначительных прав. С 1881 г. политика в еврейском вопросе кардинально изменилась, началась ожесточенная борьба против евреев во всех областях их жизнедеятельности. Это относилось к эпохе Александра III и первому двадцатилетию правления Николая II. Одной из главных причин ущемления евреев в гражданских правах и запрета повсеместного жительства стала их принадлежность к иудаизму.

Глава 2. Русское общественное движение в еврейском вопросе в конце xix- начале xx в.

Попытки общественности поднять голос в защиту равноправия евреев известны с середины ХIХ века. Одесский журналист А.Б. Думашевский еще в 1858 г. из двух лозунгов "эпохи великих реформ" - эмансипации и просвещения евреев выдвигал на первый план требование эмансипации, несмотря на то, что лозунг просвещения "преобладал в стремлениях большей части еврейской интеллигенции", живущей в черте оседлости[30] .

На протяжении более ста лет - с начала XIX до первых лет XX века - на государственном уровне образовывали различные комитеты или комиссии для пересмотра законодательства о евреях. В недрах таких комитетов и комиссий изредка рождались предложения о предоставлении евреям равноправия. Но это были предложения чиновников. Одной из подобных комиссий - "Высшей комиссии по пересмотру действующих о евреях в Империи законов", названной Паленской по имени ее председателя графа К.И. Палена, решили предоставить материал по различным вопросам еврейской жизни несколько общественных деятелей. Занялись этим известный русский писатель Н.С. Лесков, бывший издатель журнала "Современник" М.А. Антонович и молодой публицист С.М. Дубнов, впоследствии ставший известным еврейским историком[31] .

Лесков написал очерк о быте и нравах евреев, напечатанный без указания автора тиражом всего 50 экземпляров для раздачи членам Паленской комиссии и некоторым крупным чиновникам. Книга была написана в 1884 г., а увидела свет лишь в 1919 г. [32]

Антисемитизм Николая II привел к тому, что вопрос еврейского равноправия в начале ХХ века приобрел значительную остроту. Одним из первых в указанный период высказался известный историк Б.Н. Чичерин. Он выступал за гражданскую свободу евреев. В противовес ряду чиновных предложений о постепенном уравнивании евреев в правах с коренным населением Чичерин призывал к предоставлению им равноправия не постепенно, а сразу. Он говорил, что если основной закон российского государства провозглашает веротерпимость, то на каком основании ограничиваются права людей, "причастных к определенному вероисповеданию"[33] .

В ноябре 1904 г. прошло земское совещание (Второй съезд земских деятелей) с участием делегатов из 33-х земских губерний, созванное для обсуждения условий развития общественной и государственной жизни. Бывший губернский гласный Тверской губернии Ф.И. Родичев предложил внести в программу совещания "общее положение о равенстве всех граждан независимо от их происхождения, племени и вероисповедания". Предложение было принято единогласно в несколько измененной редакции, вошедшей в заключение совещания: "Личные (гражданские и политические) права всех граждан Российской империи должны быть равны". Заключение представили министру внутренних дел. Кроме того, совещание выразило пожелание, чтобы его участники познакомили земскую среду своих губерний с указанным заключением[34] .

Земские собрания некоторых губерний (Вятской, Московской, Новгородской) присоединились к мнениям совещания, в том числе, к призыву всеобщего равноправия. А группа из 14 гласных внесла в Вологодское губернское земское собрание проект решения, в котором подчеркивалось, что пожелания совещания вызвали большое сочувствие в печати и обществе, выразившееся в массе благожелательных адресов, резолюций и статей, а также в ряде манифестаций, из чего "стало ясно, что эти пожелания разделяются всей мыслящей Россией". Однако председатель собрания не дал хода упомянутому проекту[35] .

Откликом на резолюцию земского совещания явился указ от 12 декабря 1904 г. "О предначертаниях к усовершенствованию государственного порядка". В нем в достаточно общей форме формулировались предстоящие реформы. О евреях, отнесенных к инородцам, в указе говорилось расплывчато. Предлагалось "произвести пересмотр действующих постановлений, ограничивающих права инородцев" и сохранить "лишь те, которые вызываются насущными интересами государства и русского народа"[36] .

Негативная реакция на указ от 12 декабря не прошла бесследно; вопрос обсуждался в существовавшем тогда "Бюро защиты евреев", состоявшем из небольшой группы петербуржцев. Часть членов организации предлагала обратиться к правительству; радикалы считали недостойным ходатайствовать перед властью и хотели публично протестовать против позорящего, по их мнению, замалчивания еврейского вопроса. Все же совместное совещание "Союза освобождения" и "Бюро защиты евреев" ввиду исключительного положения евреев в стране признало допустимым обращение по такому поводу к председателю Комитета министров С.Ю. Витте, на которого, как полагали, возлагалось проведение указа в жизнь.

Пришедший к нему делегации С.Ю. Витте заявил, что помочь может только позиция земцев. Он полагал, что резолюция ноябрьского земского совещания слишком неопределенна, недостаточно требовать равноправия всех граждан и необходимо точное указание на евреев; тогда вопрос якобы будет решен[37] .

По инициативе "Бюро защиты евреев" 25 - 27 марта 1905 г. в Вильно прошло совещание 67 представителей еврейской общественности 32 городов[38] . Совещание признало необходимым учредить организацию, названную "Союз для достижения полноправия еврейского народа в России", к которому перешли функции "Бюро", после чего оно прекратило свою деятельность. Одна из основных задач, поставленных совещанием перед "Союзом", заключалась в том, что наряду с участием в общем освободительном движении в стране евреи на основе объединения должны были добиваться для себя гражданских, политических и национальных прав.

С 22 по 25 ноября 1905 г. в Санкт-Петербурге проходил второй съезд "Союза полноправия" с участием 70 представителей из 30 городов. Главной целью съезда стала выработка единой национальной политики. Одним из основных докладчиков был В.Е. Жаботинский, предложивший проект резолюции съезда, в котором, в частности, Центральное бюро "Союза" призывалось к продолжению борьбы за полноправие. Съезд также по докладу Жаботинского принял решение о созыве Всероссийского Еврейского Национального Собрания. В обращении "К еврейскому населению России" съезд опубликовал предложение о созыве Собрания для установления форм и принципов национального самоопределения и основ его внутренней организации. Как главная, опять называлась цель осуществления равноправия. Однако задачу созыва Собрания решить не удалось[39] .

После второго и особенно после третьего съезда, состоявшегося с 10 по 13 февраля 1906 г. в Санкт-Петербурге, деятельность "Союза полноправия" стала направляться, главным образом, на подготовку еврейского населения к выборам в Государственную думу. Резолюция третьего съезда призывала будущих членов I Думы - евреев поднимать вопрос о гражданских свободах для евреев[40] .

В марте того же года "Союз полноправия" переименовали в "Общество полноправия еврейского народа в России".

Вскоре после открытия I Думы в Санкт-Петербурге прошел четвертый съезд "Общества полноправия". Оно развило активную деятельность в период подготовки к выборам во II Думу. Но в это время между группами, временно объединившимися в "Общество полноправия", произошел идейный раскол, и в мае 1907 г. оно прекратило существование[41] .

Вскоре после назначения 19 октября 1905 г.С.Ю. Витте председателем Совета министров его посетила еврейская делегация во главе с бароном Г.О. Гинцбургом. В нее входили М.А. Варшавский, М.М. Винавер, М.И. Кулишер и Г.Б. Слиозберг. Делегация пришла ходатайствовать, чтобы С.Ю. Витте просил у царя уравнивания прав евреев с христианами[42] .

С.Ю. Витте высказал делегации мысль лишь о постепенном уравнивании прав евреев. А главное, он требовал отказа евреев от крайних политических идей и от поддержки русского революционного движения. По уверению Витте, с ним согласились Гинцбург, Кулишер и Слиозберг; Варшавский и Винавер были против[43] .

Осенью 1905 г. известный археолог и нумизмат, вице-президент Академии художеств граф И.И. Толстой создал "Кружок равноправия и братства".И. И. Толстой и другие участники "Кружка равноправия и братства" выступали в печати с критикой националистической политики правительства и, в частности, действовавших законов о евреях[44] .

В программной записке кружка, составленной в том же году, говорилось, что "каждый подданный Русского государства, к какому бы племени он ни принадлежал, должен пользоваться всей полнотой гражданских прав"[45] .

С.Ю. Витте пригласил Толстого в сформированный им Совет министров на пост министра народного просвещения, который тот занимал с 31 октября 1905 г. до момента отставки правительства 24 апреля 1906 г. Наиболее ярко на этом посту Толстой проявил себя, когда вошел в Совет министров с предложением об отмене процентных норм для приема евреев в учебные заведения, первоначально установленных в 1887 г. и корректировавшихся в 1901 и 1903 гг.И. И. Толстой исходил из мысли о том, что "самое естественное разрешение еврейского вопроса заключается в приобщении евреев к национальному образованию". Совет министров после продолжительного обсуждения этого вопроса склонился к принятию предложения министра. Царь не утвердил журнал Совета министров и вернул его с резолюцией, что он даст по этому предмету указания впоследствии. Конечно, никаких указаний царь не дал[46] .

С момента открытия I Государственной думы 27 апреля 1906 г. вопрос о полноправии в основном перешел в ее стены. Формально Дума являлась структурой власти, но фактически I и II Думы, оппозиционные правительству, выражали общественные интересы. И даже в проправительственных III и IV Думах, как показано далее, неоднократно поднимался еврейский вопрос, отражая мнение прогрессивных кругов России.

12 мая 1906 г.50 членов Думы подали заявление с приложением основных положений законопроекта о свободе совести. Председатель Думы объявил, что эти документы должны быть напечатаны и розданы депутатам[47] .

25 июня Дума выбрала комиссию в составе 33-х членов для разработки законов о гражданском равенстве. Своим председателем комиссия избрала известного противника антисемитизма князя С.Д. Урусова[48] .

В виду многочисленности и крайней сложности законодательных и административных актов, касающихся евреев, предполагалось уделить их анализу несколько заседаний комиссии. Первое из них открылось 1 июля докладом М.Я. Острогорского о праве жительства евреев. Доклады же по другим разделам законодательства не состоялись из-за роспуска Думы 8 июля.

29 марта 1907 г. II Дума избрала комиссию из 33-х человек для рассмотрения законопроекта о свободе совести. Председателем комиссия выбрала Н.В. Тесленко[49] .

Комиссия 33-х о свободе совести сразу же после избрания образовала подкомиссию, которой поручила систематизацию законодательного материала по ограничениям в правах лиц, принадлежащих к различным исповеданиям, и представление доклада по указанному вопросу. Сама комиссия 33-х в качестве руководящего принципа приняла основные положения о свободе совести, внесенные, как указано ранее, 12 мая 1906 г. еще в I Думу, а при обсуждении направления работы подкомиссии признала необходимым отменить все содержащиеся в действующем законодательстве ограничения, установленные по религиозному и национальному признакам.

Дума поручила комиссии 33-х рассмотрение законопроекта только о свободе совести, а не о национальном равноправии. Но подкомиссия, состоявшая из 16 человек также под руководством Тесленко, исходила из тесной связи по действующему законодательству между религиозными и национальными ограничениями и невозможностью разделить их. Поэтому она постановила рассмотреть как же, так и другие ограничения. Подкомиссия, начавшая работу 13 апреля, провела всего 5 заседаний и высказалась за то, чтобы комиссия 33-х предложила Думе отменить или изменить конкретные статьи законов или целиком законы, ограничивавшие права инородцев, в том числе евреев. Тесленко вместе с депутатом Г.А. Абрамсоном выполнили огромную работу по составлению полного свода подлежащих отмене ограничительных законов о евреях[50] .

Однако разгон II Думы 3 июня 1907 г. не дал возможности рассмотреть эти положения.

III Дума была под стать атмосфере в стране. Представители либерального меньшинства - члены фракции народной свободы, например, П.Н. Милюков, В.А. Караулов, Ф.И. Родичев в выступлениях ставили вопросы гражданского и национального равенства, но Дума не принимала никаких решений по указанному поводу. Не отражалось это и на политике правительства.

В конце 1909 - начале 1910 гг. фракция Народной свободы решила внести в Думу законопроект о еврейском равноправии. Как ни странно, безотлагательному внесению проекта воспротивилась "Еврейская народная группа" во главе с М.М. Винавером и Г.Б. Слиозбергом[51] .

Эта "Группа" образовалась из части членов "Общества полноправия еврейского народа в России" незадолго до прекращения деятельности последнего. "Еврейская народная группа" по многим вопросам разделяла позиции партии Народной свободы, а в качестве основной задачи приняла борьбу за еврейское равноправие. Несмотря на это "Еврейская народная группа" считала, что упомянутый законопроект без предварительной подготовки принесет евреям вред, ибо в Думе он определенно не прошел бы, а его обсуждение дало бы повод для новых нападок на евреев и могло бы послужить усилению антиеврейских настроений в самой Думе и во всей стране. Все же законопроект подготовили, но в преобразованном виде. В нем речь шла не о полном равноправии евреев, а об отмене черты оседлости.31 мая 1910 г. проект был внесен в Думу за 166 подписями ее членов[52] .

3 декабря 1912 г.32 члена фракции Народной свободы внесли уже в IV Думу пакет законодательных предположений; первым предложили выработать ряд законопроектов, в основу которых должно быть положено начало равенства всех граждан; третье место занимал проект о свободе совести[53] .

13 декабря 1912 г., выступая в прениях по правительственной декларации, П.Н. Милюков критиковал председателя Совета министров В.Н. Коковцова, который в разделе своей речи о национальном вопросе ограничился высказыванием только лишь о благожелательном отношении к инородцам. П.Н. Милюков утверждал, что "закон не может быть ни благожелательным, ни неблагожелательным, закон должен быть просто равным, безличным и справедливым по отношению ко всем"[54] .

13 февраля 1913 г. в Думе прошло короткое обсуждение о желательности законодательного предположения 32-х депутатов о свободе совести от 3 декабря 1912 г., а вернее - от 15 мая 1906 г. Дума приняла решение о передаче проекта в комиссию по вероисповедным вопросам[55] .

27 октября 1913 г. пять депутатов-большевиков, вышедших из социал-демократической фракции, оформились в виде отдельной Российской социал-демократической рабочей партии. В течение года с небольшим, вплоть до ареста в ноябре 1914 г., члены большевистской фракции неоднократно выступали в Думе по национальному вопросу. Они заявляли, что единственной возможностью решения такого вопроса является предоставление всем российским народам полного равноправия.

Весной 1914 г.В.И. Ленин подготовил два законопроекта по национальному вопросу для внесения большевистской фракцией в Думу. Первый из них, опубликованный 28 марта 1914 г. - "Проект закона об отмене всех ограничений прав евреев и всех вообще ограничений, связанных с происхождением или принадлежностью к какой бы то ни было национальности". В преамбуле к проекту Ленин писал, что "мы, согласно ст.4-й, приложили особый перечень подлежащих отмене правил и узаконений. Это приложение будет обнимать около 100 таких узаконений, касающихся одних евреев"[56] .

Вопрос о еврейском равноправии поднимался в Думе и во время войны. В Западном крае и, особенно, в прифронтовой полосе жестоко преследовали евреев. Об этом, например, говорилось в докладе по еврейскому вопросу на конференции ЦК партии Народной свободы, делегатов партии и членов думской партийной фракции 6 - 8 июня 1915 г. [57] Указанные преследования нашли отклик в выступлениях членов Думы. Одновременно обсуждался законопроект о мерах по обеспечению участи беженцев.

26 августа 1915 г. был образован "Прогрессивный блок". Его декларация провозгласила проведение политики, направленной "на сохранение внутреннего мира и устранение розни между национальностями и классами", а в области еврейского вопроса "вступление на путь отмены ограничений в правах евреев"[58] . Необходимо подчеркнуть, что речь шла не о полной отмене ограничений, а только о вступлении на путь их отмены. Говорилось о дальнейших шагах к отмене черты оседлости, облегчении доступа в учебные заведения и отмене стеснений в выборе профессии.

Даже такие "косметические", к тому же только предполагавшиеся меры по облегчению положения евреев вызвали бурное негодование правых против шести думских фракций, объединившихся в "Прогрессивный блок". При обсуждении в Думе доклада бюджетной комиссии по смете расходов министерства внутренних дел на 1916г. член фракции правых Н.Е. Марков 29 февраля и 8 марта 1916 г. и член русской национальной фракции князь К.Н. Шаховской 8 марта обвиняли "Прогрессивный блок" в желании предоставить равноправие евреям. Представители фракций, входивших в блок, А.И. Савенко, граф Д.П. Капнист и В.В. Шульгин 8 марта еще раз указали на то, что в программе блока еврейское равноправие даже не упоминается[59] .

Выше говорилось о царском указе 1906 г. "Об отмене некоторых ограничений в правах сельских обывателей и лиц других бывших податных сословий". Иначе он еще именовался законом о крестьянском или сословном равноправии. Указ действовал по 87 статье Основных законов около 10 лет. В 1916 г. министерство внутренних дел внесло указ в виде законопроекта в Думу для утверждения в законодательном порядке. При обсуждении доклада думской комиссии по судебным реформам по этому проекту сразу же возник вопрос о равноправии не только крестьян, а об общем равноправии. Депутат А.Ф. Керенский 3 июня привел высказывание комиссии о том, что поправку об инородцах принять нельзя, ибо пострадают интересы крестьянства, так как "из-за инородцев Государственный совет и Совет министров не пропустят" законопроект с подобной поправкой. Не соглашаясь с таким тезисом, Керенский утверждал, что единственный правильный путь - "равноправие, провозглашение прав человека и гражданина"[60] .

Фридман и ряд других ораторов предлагали дополнить проект положением о еврейском равноправии. В поправке трудовой группы к проекту кроме отмены ограничений крестьян и привилегий дворян был пункт об отмене ограничений в правах, обусловленных принадлежностью к той или другой национальности и вероисповеданию. Естественно, выступали многие депутаты, не разделявшие подобный взгляд. Но основным противником оказался докладчик по обсуждавшемуся законопроекту от комиссии по судебным реформам, член фракции народной свободы В.А. Маклаков. Выступая 9 июня, он утверждал, что включение в законопроект положения о равноправии евреев затруднит его прохождение не только в Думе, но, главным образом, в последующих инстанциях[61] .

При голосовании Дума отклонила две приведенные выше поправки и таким образом приняла закон только о крестьянском равноправии.

Этот эпизод можно считать завершающим драматическую историю борьбы в Думе и вне ее за еврейское равноправие в царской России, как часть общего движения за полноправие всех народов в стране. Точку в этом процессе поставил декрет Временного правительства от 20 марта 1917 г. об отмене ограничений для всех вероисповеданий и национальностей. В декрете перечислялись тексты статей Свода законов, измененные или отмененные этим постановлением.

Подводя итоги, можно сказать, что русская общественность не оставалась в стороне. На новые законопроекты, ограничивающие права еврейского населения, она реагировала по-разному. Одна часть русской интеллигенции встала на путь борьбы против действий правительства в еврейском вопросе, а другая часть - поддержала власть и активно способствовала распространению антиеврейских взглядов среди императорского окружения.

Заключение

Правовой и социальный статус российских евреев определялся дискриминационным российским законодательством, в основе которого лежала пресловутая черта еврейской оседлости. Причины религиозного, экономического характера, а затем политическая нетерпимость были поводом для правовых ограничений евреев. Либеральные законы сменялись репрессивными мерами по отношению к евреям, и наоборот. И это зависело от позиции правящего императора и его окружения по еврейскому вопросу.

В обществе тоже не было единства мнений по еврейскому вопросу. Многие общественные деятели встали на сторону еврейского населения. Среди них были и высшие чиновники. Наиболее яркими представителями были А.А. Лопухин и князь С.Д. Урусов, которые не побоялись осуждения и пошли против мировоззрения правящей верхушки. Но, тем не менее, антисемитизм был очень распространен среди интеллектуальной элиты Российской империи.

Не смотря на то, что общественность все чаще высказывала идеи о равноправии еврейского населения в Российской империи, власть не меняла своей политики в отношении евреев, хотя ослабление их ограничений могло привести к положительным результатам в экономике.

Список использованной литературы

1. Кандель Ф. Книга времен и событий. История российских евреев. Том 1. - М.: Мосты культуры, 2002. - 400с. Том 2. - М.: Мосты культуры, 2002. - 472 с.

2. Книга о русском еврействе: от 1860-х годов до революции 1917 г. - М.: Мосты культуры, 2002. - 600 с.

3. Лесков Н.С. Евреи в России. - М. Путь, 1994. - 80 с.

4. Миндлин А.Б. Государственные, политические и общественные деятели Российской империи в судьбах евреев.1762 - 1917 годы: справочник персоналий. - СПб.: Алетейя, 2007. - 392 с.

5. Орехова Н.А. Еврейские общины на территории Енисейской губернии: XIX - начало 30-х гг. XX вв. - Красноярск, 2002. - 275 с., ил.

6. Петровский-Штерн Й. Евреи в русской армии. - М.: Новое литературное обозрение, 2003. - 556 с., ил.

7. Френкель Й. Пророчество и политика. - М.: Мосты культуры, 2008. - 848 с.

8. Галай С.М. Еврейские погромы и роспуск I Государственной думы в 1906 году // Вопросы истории. - 2004. - № 9.

9. Миндлин А.Б. Еврейский вопрос в деятельности Н.П. Игнатьева // Вопросы истории. - 2006. - № 11.

10. Миндлин А.Б. Политика С.Ю. Витте по "еврейскому вопросу" // Вопросы истории. - 2004. - № 4.

11. Миндлин А.Б. Правительственные комитеты, комиссии и совещания по еврейскому вопросу в России в XIX- начале XX вв. // Вопросы истории. - 2000. - № 8.

12. Миндлин А.Б. "Еврейская политика" П.А. Столыпина / [электронный ресурс] www.jhistory. nfurman.ru

13. Миндлин А.Б. Российская общественность и проблема еврейского равноправия в начале XX века / [электронный ресурс] www.jhistory. nfurman.ru

14. Миндлин А.Б. "Чужие среди своих": А.А. Лопухин и С.Д. Урусов против государственного антисемитизма / [электронный ресурс] www.jhistory. nfurman.ru

15. Солженицын А.И. Двести лет вместе / [электронный ресурс] www.jhistory. nfurman.ru

16. Энгель В.В. Период реакции в царствование Александра III. Погромы. Истоки еврейских национальных движений / [электронный ресурс] www.jhistory. nfurman.ru


[1] Орехова Н.А.Еврейские общины на территории Енисейской губернии: XIX - начало 30-х гг. XX вв. – Красноярск, 2002. – 275 с., ил.

[2] Кандель Ф. Книга времен и событий. История российских евреев. Том 1. – М.: Мосты культуры, 2002. – 400 с. Том 2. – М.: Мосты культуры, 2002. – 472 с.

[3] Петровский-Штерн Й. Евреи в русской армии. – М.: Новое литературное обозрение, 2003. – 556 с., ил.

[4] Френкель Й. Пророчество и политика. – М.: Мосты культуры, 2008. – 848 с.

[5] Энгель В.В. Период реакции в царствование Александра III. Погромы. Истоки еврейских национальных движений / [электронный ресурс] www.jhistory.nfurman.ru

[6] Орехова Н.А.Еврейские общины на территории Енисейской губернии: XIX - начало 30-х гг. XX вв. – Красноярск, 2002. – с. 27.

[7] Орехова Н.А.Еврейские общины на территории Енисейской губернии: XIX - начало 30-х гг. XX вв. – Красноярск, 2002. – с. 27.

[8] Там же, с. 29.

[9] Миндлин А.Б. Правительственные комитеты, комиссии и совещания по еврейскому вопросу в России в XIX – начале XX вв. // Вопросы истории. – 2000. - № 8.

[10] Орехова Н.А.Еврейские общины на территории Енисейской губернии: XIX - начало 30-х гг. XX вв. – Красноярск, 2002. – с. 31.

[11] Миндлин А.Б. Государственные, политические и общественные деятели Российской империи в судьбах евреев. 1762 – 1917 годы: справочник персоналий. – СПб.: Алетейя, 2007. – с. 240.

[12] Петровский-Штерн Й. Евреи в русской армии. – М.: Новое литературное обозрение, 2003. – с. 43.

[13] Миндлин А.Б. Правительственные комитеты, комиссии и совещания по еврейскому вопросу в России в XIX – начале XX вв. // Вопросы истории. – 2000. - № 8.

[14] Орехова Н.А.Еврейские общины на территории Енисейской губернии: XIX - начало 30-х гг. XX вв. – Красноярск, 2002. – с. 35.

[15] Там же, с. 38.

[16] Энгель В.В. Период реакции в царствование Александра III. Погромы. Истоки еврейских национальных движений / [электронный ресурс] www.jhistory.nfurman.ru

[17] Миндлин А.Б. Еврейский вопрос в деятельности Н.П. Игнатьева // Вопросы истории. – 2006. - № 11.

[18] Книга о русском еврействе: от 1860-х годов до революции 1917 г. – М., 2002. – с. 354.

[19] Книга о русском еврействе: от 1860-х годов до революции 1917 г. – М., 2002. – с. 117.

[20] Миндлин А.Б. Правительственные комитеты, комиссии и совещания по еврейскому вопросу в России в XIX – начале XX вв. // Вопросы истории. – 2000. - № 8.

[21] Орехова Н.А.Еврейские общины на территории Енисейской губернии: XIX - начало 30-х гг. XX вв. – Красноярск, 2002. – с. 41.

[22] Там же.

[23] Галай С.М. Еврейские погромы и роспуск I Государственной думы в 1906 году // Вопросы истории. – 2004. - № 9.

[24] Миндлин А.Б. «Еврейская политика» П.А. Столыпина / [электронный ресурс] www.jhistory.nfurman.ru

[25] Орехова Н.А.Еврейские общины на территории Енисейской губернии: XIX - начало 30-х гг. XX вв. – Красноярск, 2002. – с. 42..

[26] Там же, с. 43.

[27] Солженицын А.И. Двести лет вместе / [электронный ресурс] www.jhistory.nfurman.ru

[28] Орехова Н.А.Еврейские общины на территории Енисейской губернии: XIX - начало 30-х гг. XX вв. – Красноярск, 2002. – с. 44.

[29] Там же.

[30] Френкель Й. Пророчество и политика. – М.: Мосты культуры, 2008. – с. 168.

[31] Миндлин А.Б. Правительственные комитеты, комиссии и совещания по еврейскому вопросу в России в XIX – начале XX вв. // Вопросы истории. – 2000. - № 8.

[32] Лесков Н.С. Евреи в России. – М. Путь, 1994. – с. 5.

[33] Миндлин А.Б. Государственные, политические и общественные деятели Российской империи в судьбах евреев. 1762 – 1917 годы: справочник персоналий. – СПб.: Алетейя, 2007. – с. 369.

[34] Миндлин А.Б. Российская общественность и проблема еврейского равноправия в начале XX века / [электронный ресурс] www.jhistory.nfurman.ru

[35] Миндлин А.Б. Российская общественность и проблема еврейского равноправия в начале XX века / [электронный ресурс] www.jhistory.nfurman.ru

[36] Там же.

[37] Миндлин А.Б. Политика С.Ю. Витте по «еврейскому вопросу» // Вопросы истории. – 2004. - № 4.

[38] Миндлин А.Б. Российская общественность и проблема еврейского равноправия в начале XX века / [электронный ресурс] www.jhistory.nfurman.ru

[39] Там же.

[40] Там же.

[41] Миндлин А.Б. Российская общественность и проблема еврейского равноправия в начале XX века / [электронный ресурс] www.jhistory.nfurman.ru

[42] Миндлин А.Б. Политика С.Ю. Витте по «еврейскому вопросу» // Вопросы истории. – 2004. - № 4.

[43] Миндлин А.Б. Государственные, политические и общественные деятели Российской империи в судьбах евреев. 1762 – 1917 годы: справочник персоналий. – СПб.: Алетейя, 2007. – с. 64.

[44] Френкель Й. Пророчество и политика. – М.: Мосты культуры, 2008. – с. 268.

[45] Там же, с. 269.

[46] Миндлин А.Б. Политика С.Ю. Витте по «еврейскому вопросу» // Вопросы истории. – 2004. - № 4.

[47] Галай С.М. Еврейские погромы и роспуск I Государственной думы в 1906 году // Вопросы истории. – 2004. - № 9.

[48] Миндлин А.Б. «Чужие среди своих»: А.А. Лопухин и С.Д. Урусов против государственного антисемитизма / [электронный ресурс] www.jhistory.nfurman.ru

[49] Миндлин А.Б. Правительственные комитеты, комиссии и совещания по еврейскому вопросу в России в XIX – начале XX вв. // Вопросы истории. – 2000. - № 8.

[50] Там же.

[51] Миндлин А.Б. Российская общественность и проблема еврейского равноправия в начале XX века / [электронный ресурс] www.jhistory.nfurman.ru

[52] Там же.

[53] Миндлин А.Б. Российская общественность и проблема еврейского равноправия в начале XX века / [электронный ресурс] www.jhistory.nfurman.ru

[54] Миндлин А.Б. Государственные, политические и общественные деятели Российской империи в судьбах евреев. 1762 – 1917 годы: справочник персоналий. – СПб.: Алетейя, 2007. – с. 225.

[55] Миндлин А.Б. Российская общественность и проблема еврейского равноправия в начале XX века / [электронный ресурс] www.jhistory.nfurman.ru

[56] Миндлин А.Б. Российская общественность и проблема еврейского равноправия в начале XX века / [электронный ресурс] www.jhistory.nfurman.ru

[57] Книга о русском еврействе: от 1860-х годов до революции 1917 г. – М., 2002. – с. 158.

[58] Френкель Й. Пророчество и политика. – М.: Мосты культуры, 2008. – с. 347.

[59] Френкель Й. Пророчество и политика. – М.: Мосты культуры, 2008. – с. 350.

[60] Миндлин А.Б. Российская общественность и проблема еврейского равноправия в начале XX века / [электронный ресурс] www.jhistory.nfurman.ru

[61] Там же.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий