регистрация / вход

Внешняя политика Советского Союза в годы второй мировой войны

Московский государственный технический университет имени Н.Э. Баумана Реферат по политологии Тема: ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА СОВЕТСКОГО СОЮЗА В ГОДЫ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ.

Московский государственный технический университет имени Н.Э. Баумана

Реферат по политологии

Тема:

ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА СОВЕТСКОГО СОЮЗА В ГОДЫ

ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ.

Исполнил студент 2-го курса

радиотехнического факультета

группы КМТ 3-31

ПОТАПОВ А.Е.

Москва 1996


О Г Л А В Л Е Н И Е

ВВЕДЕНИЕ .................................…………………………………................ 3

1. ФОРМИРОВАНИЕ АНТИГИТЛЕРОВСКОЙ КОАЛИЦИИ ................... 4

2. ПРОБЛЕМЫ ОТКРЫТИЯ “ВТОРОГО ФРОНТА” ...............………........ 9

3. КАКИМ БЫТЬ МИРУ ПОСЛЕ ВОЙНЫ ? .....................…………….......14

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ ...........................…………………………...........21

.

ВВЕДЕНИЕ


Если государство готовится к войне оно обязательно должно позаботиться о формировании благоприятного общественного мнения в мире по отношению к своей политики. Это предопределяет его дипломатическую ак-тивность в предвоенный период, ставит перед военно-политическим руко-водством важнейшую задачу поиска союзников и нейтрализации действий других государств, которые иначе могли бы войти в союзнические отноше-ния с противной стороной, обрекая тем самым другую сторону на изоляцию в политическом, экономическом и моральном смыслах.


В своем блестящем военно-научном труде “Государственная оборона”,незаслуженно забытом, на мой взгляд, в России, первый начальник штаба РККА П.П.Лебедев сформулировал ряд задач, которые предстояло решить органам, ведающим внешней политикой, в период подготовки к войне для обеспечения благоприятных условий ведения военных действий.

Вот эти задачи:

1. Изучение политического положения своего и иностранных госу-дарств, особенно примыкающих к границам нашей страны.

2. Укрепление международного авторитета государства и участиедипломатических ведомств в выработке основного задания для подготовки к вооруженной борьбе.

3. Создание выгодных для войны политических условий, устранение возможности вовлечения государства в невыгодную или непосильную борь-бу.

4. Обеспечение во время войны благоприятных условий, в которых протекает вооруженное противоборство и использование результатов вой-ны.

Часть этих задач была успешно решена нашими дипломатическими ор-ганами, в частности, в определении и расстановке сил накануне войны. Успешно, хотя и не без некоторых издержек для международного авторите-та СССР, был преодолен советско-финляндский кризис, не вызвали принци-пиальных возражений и не оказали негативного воздействия на союзничес-кие отношения территориальные приобретения СССР на границах с Польшей, Румынией и в Прибалтике.

ФОРМИРОВАНИЕ АНТИГИТЛЕРОВСКОЙ КОАЛИЦИИ

Начало войны с Германией не только резко активизировала междуна-родную активность СССР, но и значительно повысило его авторитет, пос-тавив нашу страну в ранг жертвы неспровацированной агрессии. В этот период были сформулированы основные направления деятельности диплома-тических ведомств нашего государства. Среди них:

1. Взаимосвязь с главами государств, ведущих войну с Германией - прежде всего с Англией и США.

2. Поддерживание традиционных дружественных отношений с другими государствами мира, не втянутыми в агрессию, по линии Наркомата иност-ранных дел.

3. Создание по военной линии на уровне Ставки Верховного Главно-командования и Генерального штаба военных миссий, а также представи-тельств при Генштабах вооруженных сил союзных воюющих государств.

4. Установление и упрочнение связей с союзными и нейтральными го-сударствами по линии наркомата внешней торговли в СССР и соответствую-щих ведомств в других странах.

Вопросы создания антигитлеровской коалиции, начиная с 22 июня 1941 года, решались быстро и положительно. Неудобство ситуации было, было, однако, в том, что формирование союзного антигерманского блока сильно затянулась.

Нельзя сказать, чтобы И.В.Сталин и его окружение вообще не делали попыток сближения с потенциальными союзниками в конце 30-х годов. Пе-реговоры, однако, велись формально, в результате еще в 1938 году был упущен шанс заключить крупномасштабный союзнический договор между Анг-лией, Францией, Польшей и Советским Союзом, который мог коренным обра-зом изменить ход дальнейших политических событий, так как в это время соотношение сил могло сложиться далеко не в пользу стран германского блока.

Однако фактом остается то весьма сложное положение, в котором очутился Советский Союз после нападения на него германских войск. В этих условиях главной целью советской внешней политики стало обеспечение наиболее благоприятных международных условий для организации отпо-

ра врагу. Необходимо было также предотвратить нападение на Советский Союз тех государств, которые сохранили пока вооруженный нейтралитет в советско-германском конфликте. Причем симпатия их находилась явно на стороне Германии. Япония, Турция, Иран лишь выжидали благоприятного

развертывания событий, чтобы обеспечить себе крупные территориальные приобретения за счет СССР. Не торопились с конкретно помощью и нашисоюзники. Международная политика-жесткая вещь, в которой нет места симпатиям и антипатиям. Политики и дипломаты в первую очередь просчи-тывают реальные и возможные выгоды и убытки от тех или иных действий и только потом принимают конкретные решения.

Англичане и американцы втечении первых месяцев войны внимательно наблюдали за ситуацией на советско-германском фронте, не торопясь ока-зывать реальную помощь Советскому Союзу. Надо учитывать, что в этих государствах были влиятельные силы, которые считали, что надо дать Германии и СССР как следует увязнуть в войне, подождать, пока они вза-имно ослабят друг друга до уровня государств второго сорта. Кое-кому в Англии и США очень не нравился уверенный тон И.В.Сталина, когда он го-ворил об обязательной победе советского народа над Германией, хотя Красная Армия терпела на фронте поражение за поражением.

В июне 1941 года, буквально в первые дни Великой Отечественной войны Нарком иностранных дел В.М.Молотов провел три беседы с послом Великобритании в СССР Криппсом. В результате проделанной ими работы 12 июля состоялось подписание “Соглашения между правительствами СССР и Великобритании о совместных действиях в борьбе против Германии”. Это соглашение легло в основу создания антигитлеровской коалиции, хотя до реальной помощи Советскому Союзу со стороны Англии было еще очень да-леко, так как военные специалисты в Лондоне считали, что СССР не смо-жет долго противостоять Вермахту, отводя пять-шесть недель для полного разгрома РККА.

Аналогичные оценки делались и в США, с той разницей, что американские военные эксперты называли еще меньшие сроки русского сопротивления агрессии. Президент Ф.Рузвельт недоверчиво отнесся к этим оценкам. Он стремился получить информацию из первых рук, для чего и направил в СССР миссию во главе со своим представителем и личным другом Г.Гопкинсом. Последний прибыл в Москву 28 июля 1941 года, во второй половине дня, а уже вечером был принят И.В.Сталиным. В беседе с Вер-ховным Главнокомандующим Г.Гопкинс сообщил, что президент США считает самым важным в сложившихся условиях нанесение поражения Гитлеру, пере-дав твердое обещание президента оказать помощь наше стране.

31 июля, после обсуждения ряда вопросов с послом Великобритании С.Криппсом и Наркомом иностранных дел В.М.Молотовым, Г.Гопкинс вновь встретился со Сталиным. На этой встрече, после ознакомления Г.Гопкинса с ситуацией на фронтах и экономическими возможностями Советского Сою-за, Г.Гопкинс заявил, что широкомасштабная помощь СССР со стороны США невозможна без проведения конференции на уровне глав государств анти-гитлеровско коалиции, которая может состояться только после стабилиза-ции положения дел на фронтах, ибо в противном случае И.В.Сталину труднно будет оторваться от руководства военными действиями. Г.Гопкинс писсимистически оценивая шансы Советского Союза в противостоянии с Германией и хотел оттянуть переговоры на высшем уровне.

Доклад Г.Гопкинса президенту и правительству США сыграл положи-тельную роль в формировании последовательного антигитлеровского курса администрации администрации Ф.Рузвельта и организации ею регулярных поставок в СССР военной помощи.

Важное значение в развитии отношений между странами антигитле-ровской коалиции имели переговоры в сентябре-октябре 1941 года анг-ло-американских миссий во главе с лордом Бивербруком (Англия) и А.Гар-риманом (США) с советским правительством. Во время переговоров были уточнены потребности Советского Союза в боевой технике. Главы миссий были приняты И.В.Сталиным, выразившим недовольство медленным разверты-ванием поставок вооружения.

Тем не менее 1 октября на заключительном заседании итоговые документы переговоров были подписаны. На следующий день верховный направил послания премьер-министру Англии У.Черчиллю и Президенту США Ф.Руз-вельту с благодарностью за оказанную помощь и с просьбой увеличить ее объем, так как именно в этот момент Вермахт резко усилил активность на советско-германском фронте, ставя задачей окончательный разгром Крас-ной Армии до наступления зимы.

Верховный считал нецелесообразным обсуждать в данной ситуации вопрос о Прибалтике, что же касается Японии, говорить о ней он считал преждевременным, так как вступление СССР в войну с этой страной ослож-нило бы наше и без того нелегкого положения.

После завершения переговоров Верховного с министром иностранных дел Великобритании было опубликовано совместное советско-английское коммюнике. В нем, в частности, говорилось о единстве взглядов сторон в отношении войны с Германией и ее союзниками, о принятии мер, которые не допустили бы повторения германской агрессии в будущем, а также о послевоенной организации Европы. В целом эти переговоры были важным шагом в деле консолидации антигитлеровско коалиции.

В этот период наблюдается интенсивный обмен посланиями глав государств “Большой тройки”. В средствах массовой информации появились их заявления о безусловном выполнении взятых на себя обязательств. Однако на деле все обстояло далеко не так безоблачно. Например, за октябрь декабрь 1941 года Англия поставила СССР 669 самолетов, 487 танков, 330 танкеток, хотя должна была поставить в соответствии с заключенными договорами 800, 1000, и 600 единиц указанной техники соответственно. Еще хуже обстояло дело с поставками из США. Кроме того союзники норовили всучить нам устаревшие образцы боевой техники. В это связи, в послании Ф.Рузвельту от 7 октября, И.В.Сталин выразил готовность отказаться от утвержденных союзническими договорами американских танках, артиллерии и боеприпасов в обмен на увеличение поставок истребителей современного типа. Ф.Рузвельт отделался обещанием изучить данный вопрос.

ПРОБЛЕМА “ВТОРОГО ФРОНТА”

Осложняла отношения между союзниками и проблема открытия “второго фронта. После нападения Японии на военно-морскую базу США Перл-Харбор союзники с удвоенной энергией начали оттягивать дату высадки анг-ло-американских войск на севере Франции. Английское правительство, ис-ходя из собственных стратегических интересов, разработало операцию “Факел” по вытеснению немецких войск из Северной Африки. Эта операция была успешно осуществлена при участии американских войск. Потребности высадки во Франции у союзников практически не было.Советско-германский фронт напрочь сковал силы немцев и их союзников. Разумеется, англичане и американцы предпочли решать свои домашние дела, спасая от распада Британскую империю.

О том, что “второй фронт” будет открыт в 1942 году У.Черчилль официально уведомил И.В.Сталина. В резком ответном послании Верховный подчеркнул, что такое решение противоречит англо-советскому коммюнике о принятии неотложных мер по высадке союзников во Франции, заявив да-лее, что Советский Союз не может мириться с таким вопиющим нарушением договоренностей. Ситуация становилась угрожающей, и У.Черчилль поспе-шил в Москву. Вместе с ним прибыл и личный представитель В.Рузвельта А.Гарриман.

Вечером 12 августа 1942 года они были приняты в Кремле И.В.Стали-ным. На встрече также присутствовали В.М.Молотов, К.Е.Ворошилов и анг-лийский посол А.К.Керр.

В ходе беседы У.Черчилль пытался обосновать причину отказа от проведения операции в Северной Франции трудностями сосредоточения на территории Англии больших масс войск и наличием сильной группировки немцев на Западе. Его поддерживал А.Гарриман. Верховный возражал. Опи-раясь на разведданные, он проанализировал состав немецкой группировки во Франции, вплоть до дивизии. Он выразил несогласие советского прави-тельства с переносом сроков открытия “второго фронта”. У.Черчилль на-чал говорить о преимуществах балканского варианта вторжения союзников в Европу, в котором нетрудно было заметить далеко идущие цели британс-кой политики по отношению к государствам южной группы.

Переговоры продолжились 13 августа. На них возникали все те же проблемы. И.В.Сталин настаивал на открытии “второго фронта” в 1942 го-ду. Иронизируя над присутствующими, он говорил, что немцев бояться не стоит, чем приводил У.Черчилля в бешенство. Вечером Верховный в отлич-ном настроении принимал гостей в Екатерининском зале Кремлевского дворца. В ходе обеда велся разговор о проблемах войны, о выполнении союзнического долга, о возможно встрече И.В.Сталина и Ф.Рузвельта.

После Сталинградской битвы уже не было сомнений, что в конечном итоге Советский Союз одержит победу над Германией и ее союзниками. Речь шла лишь о том и в какие сроки эта победа будет достигнута. Разу-меется, военно-политическое руководство страны было заинтересовано в военной помощи США и Англии. Речь не идет лишь о том, что экономичес-кая мощь нашего государства ослабла и мы не могли сами в достаточной степени обеспечить себя военной техникой, боеприпасами или продоволь-ствием. Вопрос стоял так:союзники по антигитлеровской коалиции были обязаны помогать СССР в силу ряда заключенных договоров, а также по той причине, что Восточный фронт оттягивал на себя подавляющее коли-чество германского военного потенциала.

В сущности, все успехи англичан и американцев в Северной и Северо-Западной Африке были достигнуты исключительно за счет мужества и стойкости советского солдата. 36 дивизий, из них 6 танковых, было вы-нуждено перебросить немецкое командование на советско-германский фронт зимой 1943 года. Не случись это - Роммель вышвырнул бы англичан из Египта, ибо в военном отношении немецкая армия значительно превосходи-ла Вооруженные Силы США и Англии.

Ставка и лично Верховный Главнокомандующий были вправе ждать от союзников усиления конкретной материальной помощи, чтобы ускорить нашу общую победу над сильным и достойным противником. Президент США Ф.Руз-вельт предложил организовать встречу военных представительств СССР и США в Вашингтоне, чтобы обсудить практические вопросы помощи Советско-му Союзу боевой техникой, в том числе и авиацией.

И.В.Сталин согласился с необходимостью такой встречи, предложив, однако, перенести ее в Москву. Ф.Рузвельт назначил американскими представителями генерал-майора Фоллета Брэдли, военного аташе в Москве полковника Микела и военно-морского аташе капитана Данкина. Перед ними была поставлена задача организовать поставку американских самолетов через Аляску и Сибирь на Западный фронт, а также обеспечить советское правительство информацией относительно условий переброски, ее маршру-тов и технических характеристик перебрасываемой техники.

Конечно американская военная помощь сыграла немаловажную роль в деле разгрома Вермахта, но все же главной и самой болезненной пробле-мой зимой и весной 1943 года оставалось открытие “второго фронта”. Со-ветский народ устал в одиночку сражаться с врагом, в распоряжении ко-торого был военный потенциал всей Европы, включая сюда и “нейтральные” страны. Из Швеции, например, в Германию поставлялась марганцевая и ни-келевая руда, без которой вермахт давно бы уже потерял все свои танки.

Из Испании и Португалии в Германию шло продовольствие: прежде всего рыбные консервы, оливковое масло и фрукты. Швейцарские банки исправно выполняли для Германии сложнейшие финансовые операции.

Срок высадки англо-американских войск во Франции откладывался несколько раз. Вина за это лежит исключительно на военно-политическом руководстве союзников, совершившем грубейшую ошибку стратегического характера, не сумевшем просчитать те убытки, которые были неизбежны в случае затягивания процесса освобождения Европы от “нового порядка”, установленного там немцами. Кстати, по числу жертв и разрушений он ос-тавил далеко позади сталинский тип государства “диктатуры рабочего класса”.

Вместо реальных действий союзники предпочли позицию наблюдателей. Они наблюдали за противостоянием СССР и Германии на протяжении всего 1943 года, оценивая и взвешивая шансы противников, размышляя, кто кого одолеет в той страшной свирепой борьбе. Здесь заключается еще один грубейший просчет руководителей военных ведомств США и Англии, не су-мевших дать правильную военную оценку происходившим на их глазах собы-тиям. А ведь именно военные специалисты должны своими советами пра-вильно орентировать высшее политическое руководство на принятие карди-нальных решений. С этой задачей они не справились.

В мае 1943 года У.Черчилль и Ф.Рузвельт приняли совместное реше-ние об открытии “второго фронта” только в 1944 году, о чем и уведомил И.В.Сталина. Последний, в который уже раз, обратился к главам союзных государств с резким посланием (от 11 июня 1943 года), в котором прямо указывал на невозможность принятия столь важных решений без участий третьего партнера. В послании подчеркивалось, что принятое решение окажет прямое воздействие на ход войны.

В послании У.Черчиллю от 24 июня 1943 года Верховный указывал на многочисленные и ироковещательные обещания британского премьера форсировать Ла-Манш в августе или сентябре 1943 года. И.В.Сталин писал, что теперь, когда десантная операция отложена, речь идет не о разоча-ровании советского правительства, а о том, что не удается сохранить миллионы жизней как в оккупированных странах Европы, так и в советской армии. Иными словами, речь шла о сохранении доверия союзникам.

Все же, пока шла война, союзникам удавалось найти приемлемые компромисные варианты. Например, было принято решение провести в Моск-ве 18 октября 1943 года конференцию Министров иностранных дел СССР, Англии и США. В ней приняли участие В.М.Молотов, А.Иден и госсекретарь США К.Хэлл. Ф.Рузвельт пытался заменить Хэлла заместителем Госсекрета-ря Уэллесом, настроенным резко антисоветски, противником каких-либо совместных действий СССР и США, но последний сам отказался от поездки. Он отдавал себе отчет, что его участие в переговорах неизбежно привело бы их к срыву.

Повесткой для конференции предусматривались два основных вопроса:

1. О мероприятиях по сокращению сроков войны.

2. О подписании декларации по всеобщей безопасности.

Обсуждались на ней и другие вопросы, в частности, об отношении союзников к Италии, о репарациях и об ответственности гитлеровцев за совершенные военные преступления.

Первый вопрос повестки дня был практически полностью посвящен проблемам открытия “второго фронта”. Союзники обещали открыть его вес-ной 1944 года, однако ставили перед этом ряд условий. Так, они ставили перед Верховным Главнокомандованием СССР задачу принять меры к сокра-щению количества германской истребительной авиации в Западной Европе.

Говорилось также и о том, что проведение десантной стратегической операции - дело настолько сложное, что требует резкого повышения активности советских войск для оттягивания части сил Вермахта с Западного

фронта на Восточный.

Несмотря на явную чрезмерность требований, удалось согласовать и принять документы по первому вопросу. При обсуждении второго вопроса на конференцию был приглашен посол Китая в СССР Фу Бинчан. 30 октября 1943 года главы делегаций СССР, США, Англии и Китая подписали Деклара-цию по всеобщей безопасности (так называемая “Декларация четырех”), заложив тем самым фундамент послевоенного устройства общества и основы для формирования Организации Объединенных Наций.

Остальные вопросы конференции носили не столь глобальный харак-тер. Вопрос о репарациях, например, был решен в принципе. Каждая из жертв гитлеровской агрессии должна была получать репарации пропорцио-нально своим потерям и утратам, но не в виде денежных выплат, а в виде товаров и услуг. На конференции была также решена техническая проблема обеспечения “челночных” операций американских и английских ВВС, для чего советская сторона выделила союзникам аэродромы в районе Полтавы. Конференция обсудила и приняла “Декларацию об ответственности гитле-ровцев за совершенные зверства”.

После окончания конференции, 30 октября 1943 года, в кремле сос-тоялся прием для ее участников. Во время приема И.В.Сталин поздравил всех присутствующих с успешным окончанием работы.

КАКИМ БЫТЬ МИРУ ПОСЛЕ ВОЙНЫ ?

В дипломатической истории Второй мировой войны особое место занимает состоявшаяся 28 ноября - 2 декабря 1943 года Тегеранская конференция руководителей трех великих держав. Именно в Тегеране впервые

собрались вместе три великих политика XX столетия - Ф.Рузвельт. У.Черчилль и И.В.Сталин. При всей противоречивости своих действий и неоднозначности оценок этих людей со стороны современников и отомков, их заслуги в победе над гитлеризмом неоспоримы. Не случайно многие исто-рики считают Тегеранскую конференцию главным звеном в деятельности ан-тигитлеровской коалиции. 28 октября, в 16 часов, конференцию открыл Ф.Рузвельт - самый младший из трех Глав государств. Обсудить предстояло главным образом две проблемы:

1. О скорейшем окончании войны.

2. О будущем человечества - послевоенном обустройстве мира.

В соответствии с решениями Тегеранской конференции, осуществление долгожданной операции “Оверлорд” началось 6 июня 1944 года.

В условиях сложившейся военно-политической обстановки, когда на повестку дня стал вопрос об освобождении стран Восточной Европы, обострились проблемы определения восточных границ Польши, раздела сфер влияния союзниках в Восточной Европе и на Балканах. Активизировалась, например, деятельность польского эмигрантского правительства в Лондоне во главе с Миколайчиком, которое стремилось восстановить польские гра-ницы по состоянию на 1 сентября 1939 года. Эти притязания были поддер-жаны У.Черчиллем в нарушение решений Тегеранской конференции, устано-вивших восточные границы Польши, по так называемой “линии Керзона”. Тем самым британский лидер собственными руками заложил основу будущей жесткой конфронтации между Западом и Востоком, которой в принципе мож-но и нужно было избежать.

Тем не менее советское правительство твердо стояло за установление восточной границе Польши по “линии Кирзона”” которая была установлена по национальному признаку. Эта граница была принята в 1919 году

Верховным Советом Союзных держав Антанты и опубликовав в виде “Декларации Верховного Совета Союзных и объединившихся держав” 8 декабря 1919 года. Пользуясь развалом Российской Империи, очевидной слабостью, возникшей на ее развалинах Советской России, Польша во время мирных переговоров в Риге в марте 1921 года навязала нашей стране другую гра-ницу, захватив тем самым бывшие западные губернии Имперской России. Вернулись они в состав СССР лишь в 1939 году.

В октябре 1944 года в Москву прибыл У.Черчилль и А.Иден. Цель их визита-урегулирование польского вопроса, а также установление сфер влияния в Европе между Англией и СССР. Во время встречи с Верховным У.Черчилль подал ему специальную записку, предложив конкретный план взаимодействия двух стран и Румынии, Болгарии, Югославии и Греции. И.В.Сталин не стал даже обсуждать этот вопрос, внеся тем самым свой посильный вклад в дело значительного ухудшения политического климата в послевоенной Европе. Зато по некоторым другим проблемам стороны пришли к соглашению.

В частности, договорились заключить перемирие с Болгарией и соз-дать в ней контрольную союзную комиссию под председательством советс-кого правительства. Советский Союз отказался от мысли направить свои войска в Грецию и на Адриатическое побережье. Стороны прешли к выводу о необходимости проведения согласованной политики в отношении Югосла-вии и образовании в ней единого югославского правительства. По вопросу о послевоенной судьбе Германии союзники на сумели договориться.

Церемония подписания капитуляции Германии была назначена на 2 ча-са 30 минут 7 мая 1945 года. Создавалась ситуация, когда акт о капиту-ляции Германии мог быть подписан только между Германией, Англией и США, что дало бы немцам возможность продолжать боевые действия на Вос-точном фронте. В 2 часа 41 минуту протокол о капитуляции был подписан.

И.В.Сталин сумел настоять на проведении церемонии в Берлине и был в своей настойчивости тысячекратно прав. Только так должна была проходить церемония окончания самой кровавой и самой тяжелой войны в исто-рии человечества - торжественно, в присутствии высших представителей победившей и побежденной страны. В 0 часов 50 минут церемония, на ко-торой была принята безоговорочная капитуляция немецких Вооруженных Сил, закончилась. Мы победили - и в этом заключена та самая историчес-кая правда, которую не изменить, не отменить нельзя.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Жилин П.А. О войне и военной истории. -М.: “Наука”, 1984.

2. Тельпуковский Б.С. Великая Отечественная война Советского Союза.М.: Воениздат, 1984.

3. Горьков Ю.А. Кремль. Ставка. Генштаб. Тверь: “Риф ЛТД”, 1995.

4. Виноградов В.И. История СССР в документах и иллюстрациях. -М.:“Просвещение”, 1981.

5. Жуков Е.М. Причины возникновения Второй Мировой войны. -М.: “Наука”, 1982.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий