Нарышкин, Лев Александрович обер-шталмейстер

План Введение 1 Биография 2 Место в истории Список литературы Введение Лев Александрович Нарышкин (26 февраля (9 марта) 1733, Санкт-Петербург — 9 (20) ноября 1799, там же) — обер-шталмейстер.



План
Введение
1 Биография
2 Место в истории
Список литературы

Введение

Лев Александрович Нарышкин (26 февраля (9 марта) 1733, Санкт-Петербург — 9 (20) ноября 1799, там же) — обер-шталмейстер.

1. Биография

Начал службу в Преображенском полку; в 1751 году был назначен камер-юнкером при дворе великого князя Петра Федоровича. В 1756 году получил чин камергера, а через год был награжден орденом Святой Анны I степени. В 1759 году Нарышкин женился на Марине Осиповне Закревской, племяннице К. Г. Разумовского. 10 февраля 1761 года был награжден орденом Святого Александра Невского.

После того, как 25 декабря на престол вступил Петр III, Нарышкин стал одним из его фаворитов. 28 декабря ему было пожаловано 16000 рублей из денег камер-конторы. 1 января 1762 года он был произведен в шталмейстеры с рангом и жалованьем действительного генерал-поручика; 10 февраля получил в подарок каменный дом; 16 февраля, вследствие упразднения Канцелярии тайных и розыскных дел, был назначен вместе с А. П. Мельгуновым и Д. В. Волковым для приема в Санкт-Петербурге доносов об умысле по 1-му или 2-му пункту. 17 мая в заведование Нарышкина было отдано соединенное управление главной конюшенной канцелярии и придворной конторы; в июне он получил орден Святого апостола Андрея Первозванного.

Однажды утром Нарышкин находился в уборной государя, когда тот одевался к выходу. Князь воспользовался веселым расположением духа Петра и попросил позволения примерить лежавшую на столе Андреевскую ленту.

Надев ее, Нарышкин пошел в другую комнату, говоря:
— Там больше зеркало и мне будет лучше видно, идет ли мне голубой цвет…
Из той комнаты Нарышкин перешел в следующую, потом — дальше… И наконец возвратился как будто смущенный и расстроенный.
— Государь! — закричал он в величайшем волнении. — Не губите, не выставляйте меня на посмешище!
— Что случилось? — спросил Петр в изумлении.
— Ах, государь, — продолжил Нарышкин. — Я погиб да и только, если не спасете!
— Но говори же скорее, почему ты так встревожен?
— Вообразите, государь, мой стыд, мое изумление: выхожу в третью комнату от уборной, в ту самую, где большие зеркала… Вдруг, откуда ни возьмись, придворные, окружают меня… И военные, и штатские, и Бог знает кто… Один жмет руку, другой душит в объятиях, третий, поздравляя, заикается от досады, четвертый, кланяясь в пояс, стряхивает на меня всю пудру со своего парика… Я с большим трудом вырвался из толпы, где множество голосов, словно нарочно, слились в один, поздравляя с монаршей милостью… Что мне теперь делать? Как показаться? Пропал да и только…

Петр рассмеялся и успокоил Нарышкина, сказав, что жалует его Андреевским орденом[1].

До самой кончины Петра III Нарышкин находился при нем неотлучно, и по вступлении Екатерины II на престол был арестован в Ораниенбауме в числе приверженцев императора. Арест его был, однако, непродолжителен, и Екатерина II стала по-прежнему милостиво относиться к Нарышкину, и в день своей коронации, 22 сентября 1762 года, пожаловала в обер-шталмейстеры. В 1766 году он сопровождал великого князя Павла Петровича в Берлин. В следующем году Нарышкин был избран депутатом от дворян Перемышльского и Воротынского уездов в Законодательную комиссию, попав вместе с тем и в члены Комиссии о благочинии. Посещая заседания Комиссии, он не проявил особой активности в ее работе, хотя имя его и попадается иногда в числе лиц, подписавших то или другое заявление о согласии или разногласии с каким-либо положением, выработанным комиссией.

Находясь при особе государыни, Нарышкин всю свою жизнь провел в придворном кругу. Он сопровождал императрицу в ее путешествиях в 1780-86 гг. в Белоруссию, Вышний Волочек и Крым.

Нарышкин отличался необыкновенным хлебосольством и страстью устраивать великолепные и шумные балы, маскарады и пикники. Один из маскарадов, данный Нарышкиным для Екатерины ІІ в 1772 году, стоил ему 300000 рублей. Описание этого маскарада было сделано в тогдашних «Санкт-Петербургских ведомостях»[2]. Его дом был всегда с утра до вечера открыт для посетителей, причем хозяин не знал многих своих гостей и по фамилии, но всех принимал с одинаковым радушием.

Умер 9 (20) ноября 1799 года, незадолго до смерти пожалованный в действительные камергеры.

2. Место в истории

Несмотря на то, что Нарышкин не занимал крупных постов, сам он по этому поводу нисколько не расстраивался, поскольку и не стремился к этому — но всегда гордился своей родовитостью, будучи двоюродным племянником Петра I.

Нарышкин был необыкновенно популярен в петербургском обществе и считался, пожалуй, самой яркой звездой среди придворных Екатерины, внося в их круг веселость и оживление и являясь, по сути, главным шутом двора. Его веселый, добродушный характер, общительность и остроумие снискали ему расположение Петра III, обычно подозрительно относившегося к придворным своей супруги. М. М. Щербатов в сочинении «О повреждении нравов в России», характеризуя Петра III, писал:

Екатерина II, будучи очень невысокого мнения о дарованиях и нравственных качествах Нарышкина и называя его то «прирожденным арлекином», то «слабой головой, бесхарактерным» или, наконец, «человеком незначительным», тем не менее, очень ценила его общительный характер и умение развлекать общество:

Более того, когда в 1783 году на страницах журнала «Собеседник любителей российского слова» скрывшийся под маской анонима Фонвизин обратился к Екатерине II с вопросом, намекающим на Нарышкина: «Отчего в прежние времена шуты, шпыни и балагуры чинов не имели, а ныне имеют и весьма большие?», — он получил от Екатерины весьма жесткую отповедь.

Оригинальная личность Нарышкина отразилась на некоторых литературных произведениях императрицы. Так, она вывела его в своей комедии «L’Insouciant» и в двух юмористических очерках: «Relation authentique d’un voyage outre-mer, que sir Leon grand’ecuyer aurait entrepris par l’avis de ses amis» и «Leoniana ou faits et dits de sir Leon, grand’ecuyer, recueillis par ses amis». Нарышкин не был писателем, но его интерес к литературе и ее деятелям достаточно засвидетельствован; в частности, Н. И. Новиков посвятил ему 2-е издание своего «Трутня».

Державин, посвятивший Нарышкину два стихотворения, писал о нем:

А из посмертных отзывов о Нарышкине характерен следующий:

Список литературы:

1. Исторические анекдоты из русской жизни. М.: Захаров, 2004. С. 246.

2. baba

3. М.М. Щербатов. О повреждении нравов в России

4. Мемуары Екатерины II

5. В. А. Западов. Комментарий: Державин. Стихотворения. На рождение царицы Гремиславы Л. А. Нарышкину

6. «Москвитянин», 1842, ч. 1, стр. 483.

Источник: http://ru.wikipedia.org/wiki/Нарышкин,_Лев_Александрович_(обер-шталмейстер)