регистрация /  вход

Государство и экономический кризис (стр. 1 из 3)

Государство и экономический кризис

В условиях экономического кризиса определить регионы, объективно нуждающиеся в целевой государственной поддержке, очень сложно. Для этого органам власти, как на федеральном уровне, так и в субъектах Федерации необходима максимально достоверная информация о социально-экономической ситуации в регионах. Западные специалисты по статистике считают, что в директивной плановой экономике более достоверны микроэкономические и менее достоверны макроэкономические показатели, а в рыночной - наоборот. Однако российский опыт свидетельствует, что в период реформ как макро-, так и микроэкономические показатели официальной статистики не полностью отражают реальную ситуацию. Количественные оценки социально-экономического состояния региона оказываются недостаточными, ибо искаженная информация о потенциале территории, объемах производства в денежном выражении, реальной налоговой базе, доходах предприятий, уровне жизни населения и т.п. не позволяет принимать адекватные решения. Для объективного и полноценного анализа требуются качественные, экспертные, логически осмысленные оценки.

В Институте экономики Уральского отделения РАН исследуются проблемы некоторых депрессивных регионов Урала, являющихся крупными социально-промышленными комплексами. Наиболее продуктивно как с практической. так и с теоретической точек зрения рассмотреть некоторые результаты этих исследований на конкретном примере северной территории Свердловское области.

В данном регионе, включающем десять городов в основном горнопромышленной специализации с населением от 15 тыс. до 120 тыс. человек, 15 поселков городского типа и три сельских района, образован так называемый Северный управленческий округ. По замыслу областных властей это должно способствовать, улучшению государственного воздействия на решение проблем территории. Однако пока на практике этот замысел реализуется слабо. Все задачи государственного регулирования социально-экономических процессов фактически решаются правительством области. Отношение специалистов к созданию управленческих округов неоднозначно: ряд руководителей муниципальных образований и специалистов-управленцев считают округа ненужными промежуточными управленческими звеньями, осложняющими принятие оперативных решений, в то время как большинство руководителей области придерживаются противоположной точки зрения.

Конечно, с одной стороны, координация действий властей муниципальных образований, расположенных на смежных территориях, крайне необходима. С другой - трудно рассчитывать на то, что лишь создание между субъектами Федерации и муниципальным образованием нового управленческого органа в виде округа, уезда и т.п. позволит компенсировать все недоработки законодательства в части взаимоотношений между органами государственной власти и муниципалитетами. Представляется более плодотворным формирование по собственной инициативе ассоциаций экономического взаимодействия территориально тяготеющих друг к другу муниципальных образований. Со временем, по мере отработки механизмов согласования интересов, определения возможных управленческих функций и более четкого разделения ответственности и полномочий между субъектами Федерации и муниципальными образованиями станет ясно, нужны ли действительно для государственного регулирования социально-экономических процессов новые управленческие звенья в локальных регионах.

Что касается оценки социально-экономического состояния регионов, то на основе статистических данных были рассчитаны его индикаторы: экономический, финансовый, уровня жизни и интегральный.

Экономический индикатор учитывает изменение объемов производства промышленной продукции, удельный объем продукции (с учетом работ и услуг) промышленности в расчете на одного жителя, удельную валовую прибыль. Финансовый - сумму налогов и иных обязательных отчислений, удельные капитальные вложения в развитие территории, уровень дебиторской и кредиторской задолженности, степень дотационности местного бюджета. Индикатор уровня жизни - среднемесячный доход работников, занятых в промышленности, уровень официальной безработицы, обеспеченность населения •жильем и личным автотранспортом.

При сопоставлении со среднеобластными данными было определено, что к относительно благополучным может быть отнесен только город Краснотурьинск. В остальных поселениях социально-экономическое положение плохое. Однако для детальной оценки этого положения и решения практических задач поддержки территорий приведенных показателей недостаточно, так как они в некоторой степени условны, кроме того используемые статистические данные неполны, а количественные оценки социально-экономического состояния отдельных территорий несопоставимы.

Опубликованные работы, посвященные оценке социально-экономического состояния регионов, базируются на официальных статистических данных, характеризующих природно-ресурсный и социально-экономический потенциал территорий, объемы производства, занятость и доходы населения, масштабы “теневой” экономики, розничный товарооборот и т.п. По отношению к природно-ресурсному потенциалу в современных условиях наименее достоверными оказываются стоимостные показатели обеспеченности регионов балансовыми запасами минерального сырья, так как в подавляющем большинстве случаев они оценивались в плановой экономике без учета рыночной стоимости соответствующего вида минерального сырья, без маркетинговых исследований, поэтому их необходимо пересчитывать. Традиционно производственный потенциал определяется по балансовой стоимости основных фондов. Между тем, последние, в абсолютном большинстве случаев, морально и физически устарели или требуют, в частности в оборонном комплексе, радикального перепрофилирования.

Неполноценны статистические данные и об объемах производства в стоимостном выражении. Взаимозачеты, неплатежи, дебиторская и кредиторская задолженности, посреднические и толлинговые операции и т.п. - псе это существенно искажает фактические объемы производства. Диапазон этих искажений, по нашей оценке, составляет 10-50%. Некоторые авторы оценивают на макроуровне “виртуальный ВВП” в размере 0,5 просроченной дебиторской задолженности. Вряд ли этот условный метод применим на микроуровне.

Показатели занятости недостоверны по двум основным причинам. Во-первых, люди числящиеся безработными и состоящие на учете в службе занятости на самом деле имеют доход, работая в коммерческой фирме и т.п., во-вторых, часть трудящихся, состоящих в штате крупных предприятий, фактически являются частично или полностью безработными (неполный рабочий день, отпуска без содержания) .

Особую сложность представляет учет масштабов “теневой” экономики. Обычно ее доля в региональном валовом продукте принимаются порядка 20-25%, т.е. в соответствии с общероссийскими данными Госкомстата. Между тем, по данным “Аналитических материалов и предложений МВД РФ для проработки проблем “теневой” экономики к докладу Совета Безопасности Российской Федерации руководству страны” , подготовленных в 1997 г. в “теневой” экономике производилось 46% ВВП. Ее масштабы зависят как от объективных причин (чрезмерное налогообложение, несовершенство законодательства, кризис банковской системы и др.) , так и от субъективных факторов, присущих именно данному региону. К последним необходимо, прежде всего, отнести: традиции нелегальной экономической деятельности, возникшие еще при плановой экономике, экономико-географическое положение данной территории; интересы собственников; масштабы поселений и даже их поло возрастной состав. Точно оценить в каждом муниципальном образовании объемы производства и валовой региональный продукт (ВРП) , региональную налоговую базу, размер укрываемых налогов и другие показатели, не учитываемые официальной статистикой, практически невозможно. Для решения этой задачи нужны специальные исследования с заинтересованным участием органов власти и правоохранительных структур. Приближенные экспертные оценки показали, что по разным поселениям рассматриваемой территории диапазон показателей, не учитываемых статистикой, колеблется в пределах 15-30% официальных данных.

С определением масштабов “теневой” экономики непосредственно связаны и показатели доходов населения. Обычно используются следующие показатели: совокупная покупательная способность населения, легальные доходы на душу населения, среднемесячный (или среднегодовой) доход работников, занятых в промышленности (этот показатель применяется чаще других, поскольку нет более достоверных статистических данных) . Некоторые исследователи самостоятельно рассчитывают усредненную учтенную заработную плату одного трудящегося всех отраслей и видов деятельности.

Доходы, получаемые населением в различных сферах “теневой” экономики, как и в результате разного рода приработков (вроде частного извоза, сдачи квартир и дач в аренду, других видов индивидуальной трудовой деятельности) на региональном уровне официальной статистикой не отражаются.

Недостоверность статистической информации существенно возрастает при использовании в качестве социально-экономических индикаторов интегрированных показателей и сочетании с “весомыми” коэффициентами, которые по субъективным критериям отражают значение того или иного количественного измерителя. Судя по публикациям, спектр подобных индикаторов при оценке социально-экономического состояния территорий весьма широк и включает средневзвешенную, выраженную в денежной форме обеспеченность региона минерально-сырьевыми ресурсами, обобщенную инфраструктурную обустроенность территории, совокупный результат деятельности в регионе, совокупную покупательную способность населения и др.

Все это свидетельствует, что при анализе социально-экономического состояния территории использование обобщенных показателей непродуктивно.