регистрация / вход

Исполнительное производство 10

Исполнительное производство Введение Эффективность правосудия вообще и правоприменительная деятельность судов по рассмотрению и разрешению споров во многом зависит от завершающей стадии.

Исполнительное производство

Введение

Эффективность правосудия вообще и правоприменительная деятельность судов по рассмотрению и разрешению споров во многом зависит от завершающей стадии.

Прошло около четырех лет со дня вступления в силу Федеральных Законов «Об исполнительном производстве» и «О судебных приставах», в соответствии с которыми на практике был осуществлен принцип разделения судебной и исполнительной властей и создана самостоятельная, независимая от судебной власти Служба судебных приставов, действующая в рамках Департамента судебных приставов системы Министерства юстиции Российской Федерации.

За прошедшее время во всех субъектах Российской Федерации образованы службы судебных приставов, в составе которой сегодня насчитывается 2635 территориальных подразделений с общей численностью 23898 штатных единиц. В регионах назначают главные судебные приставы, главные судебные приставы федеральных округов, создана стабильно работающая система руководства службой, интенсивно формируется материально-техническая и учебно-методическая база ее деятельности, что, конечно, свидетельствует действенному исполнению судебных актов и актов иных органов.

Тема исполнительного производства в России является актуальной. Почти четырехлетняя практика применения Федеральных Законов «Об исполнительном производстве» «О судебных приставах» выявила массу проблем, разрешение которых необходимо для деятельности судов общей юрисдикции и арбитражных судов в сфере гражданско-правовых отношений. Особая значимость придается в настоящее время правосудию в экономической сфере, связанной с предпринимательской деятельностью. В последние годы вследствие экономической нестабильности кризиса неплатежеспособности создалась обстановка, при которой большинство экономических споров имущественного характера (в частности, о взыскании денежных средств) заканчиваются принудительным исполнением не через банковскую систему, а посредством системы органов судебных приставов-исполнителей.

Целями и задачами этой дипломной работы является анализ проблем исполнения судебных актов, а также попытка разработки предложений по повышению эффективности исполнительного производства в России.

Совершенно очевидно, что судебная защита нарушенных прав и интересов может быть привлекательной, способной демонстрировать над несудебными, а порою ежащими вне правового поля методами разрешения экономических конфликтов только при наличии гарантий реального и своевременного исполнения.

Нельзя не отметить такой важный вопрос, как криминологические аспекты исполнительного производства, которые выражаются в посредничестве организованных преступных формирований и их лидеров в урегулировании имущественных споров, что получило название «теневой юстиции». Привлекательность этой сферы для криминальных структур обусловлена по крайней мере тремя обстоятельствами: значительным спросом на подобные услуги, высокой доходностью (от 10 до 50% и более от спорного имущества) и слабой уязвимостью перед действующим уголовным законом, что объясняется чрезвычайно высокой латентностью подобных фактов.

Необходимо отметить, что насилие реализуют такие криминальные структуры в крайних случаях (при противоборстве с конкурентами, для обеспечения безопасности сделок и др.), а активно обретают связи в среде бизнесменов, устанавливают контакты с должностными лицами.

Чтобы пояснить схему действия «теневой юстиции» приведу пример.

Машиностроительное предприятие «Сибмаш» Красноярского края задолжало АО «Красноярскэнерго», снабжающего его электроэнергией, 80 млн. рублей и не имело свободных средств, чтобы погасить долг. Исполнение решения суда о взыскании суммы долга в установленном законом порядке успехом не увенчалось, поскольку у предприятия просто нет денег, а имущество и продукция предприятия для АО не представляла интереса. Тогда, после обращения к криминалу, были подключены дополнительные звенья. Пария оборудования (стоимость которого в несколько раз превышала долг перед АО) была направлена на нефтеперерабатывающий завод в другой регион, нуждающийся в оборудовании, производимой предприятием-должником. За его поставку нефтеперерабатывающий завод расплатился с фирмой-посредником (учрежденной криминальной структурой) бензином по оптовой цене. Бензин был реализован за наличные деньги по розничной цене через сеть автозаправочных станций, подконтрольных той же криминальной структуре. Одновременно фирма-посредник направляет на АО в счет погашения долга «Сибмаша» уголь (для тепловых электростанций), полученных в форме товарного кредита (то есть без предоплаты) и по заниженной цене с шахты, испытывающей трудности со сбытом традиционным получателям в связи с непомерно высокими тарифами железнодорожных перевозок. Таким образом, долг машиностроительного предприятия перед АО «Красноярскэнерго» был погашен.

Причина обращения к «теневой юстиции» - неприемлемая для ряда лиц длительность срока рассмотрения дел в судах, значительность судебных издержек, нестабильная практика разрешения споров, неоформленные в должной форме отношения с должником и небольшие шансы на принудительное исполнение принятого судебного решения.

Однако необходимо заметить, что в то время как в 1996 г. реально исполнено было лишь 30% судебных актов и актов иных органов, в 1997 г. эта цифра возросла на 43% от общего числа окончательных исполнительных производств, а в 1999 г. было исполнено более 60% актов. При этом если в 1997 г. на исполнение поступало около 14 млн. исполнительных документов в год, то сегодня за такой же период судебным приставам приходится исполнять уже более 18 млн. (в некоторых регионах среднемесячная нагрузка на одного пристава превышала 700 исполнительных документов).

Деятельность судебных приставов приобретает все большую экономическую составляющую: в 200 г. реально взыскано более 64 млрд. рублей. При этом исполнительский сбор составил свыше 1,5 млн. руб.

Красноречивым примером, иллюстрирующим возрастающую роль и значение деятельности судебных приставов, является тот факт, что в истекшем году каждый десятый гражданин России обращался в службу судебных приставов за защитой своих прав и законных интересов либо прав и интересов представляемой им организации.

Ст. 2 Конституции Российской Федерации провозглашает защиту прав и свобод человека и гражданина как одну из основных обязанностей Российского государства. Ст. 12 Гражданского Кодекса Российской Федерации среди способов защиты гражданских прав называет восстановление положения существовавшего до нарушения права. В соответствии со ст. Гражданского Кодекса Российской Федерации органом, осуществляющим защиту нарушенных или оспоренных прав, является суд. Подробно порядок осуществления судебной защиты регулируется Гражданским процессуальным Кодексом РСФСР, который построен таким образом, чтобы обеспечить выполнение основных задач правосудия по гражданским делам: восстановление нарушенного права, устранение последствий нарушений закона в области гражданских правоотношений, предупреждение правонарушений и воспитание граждан в духе соблюдения российских законов.

Разрешая конкретный гражданско-правовой спор суд всегда должен стремиться к тому, чтобы обеспечить полное восстановление нарушенного права.

Действенность судебной защиты и авторитет судебной власти зависят не только от того, насколько грамотно, законны и обоснованны судебные акты, исходящие от суда, но и от того, насколько быстро и реально произойдет их исполнение, претворение в жизнь. Написать на бумаге, даже именем государства, в нашей стране можно что угодно, но реализация конституционного права на защиту не достигнет своей цели до тех пор, пока лицо, обратившееся за помощью к судебной власти реально не получит свое субъективное право. Поэтому изъятие на основании Федерального закона «Об исполнительном производстве из судебной подчиненности исполнительного производства не должно принимать роли исполнения судебных актов в системе организации правосудия по гражданским делам.

Целью данной работы является не столько общий обзор темы исполнительного производства, сколько выявление слабых сторон законодательства об исполнительном производстве и попытка обозначения путей решения практических проблем исполнительного производства.

1. Теоретический анализ проблем исполнительного производства

1.1. Законодательство Российской Федерации об исполнительном производстве

Необходимо отметить, что исполнение судебных актов совершается в процессуальной форме: порядок деятельности органов исполнения заранее предписан законом; заинтересованным лицам обеспечена возможность участия в исполнительном производстве им предоставляются определенные процессуальные права.

Исполнение судебных актов регламентируется Гражданским процессуальным Кодексом РСФСР (раздел V «Исполнительное производство»), Арбитражным процессуальным Кодексом Российской Федерации (раздел IV «Исполнение судебных актов») и Федеральным Законом «Об исполнительном производстве».

Хотя в настоящее время исполнительное производство не находится в компетенции судов, а осуществляется Службой судебных приставов Министерства юстиции Российской Федерации, в нем, как в любой другой стадии гражданского или арбитражного процессов, участвуют две стороны, которые именуются не «истец и ответчик», а взыскатель и должник.

Взыскатель – это лицо, в пользу которого вынесено решение и должно быть совершено определенное действие, то есть в интересах которого ведется исполнительное производство.

Должником является лицо, чья обязанность совершить определенные действия подтверждена судебным решением, то есть лицо, против которого осуществляется исполнение.

Сторонам в исполнительном производстве предоставлен ряд процессуальных прав. В силу ст. 31 Закона «Об исполнительном производстве» они вправе знакомиться с материалами исполнительного производства, делать выписки, снимать копии, предоставлять дополнительные материалы, заявлять ходатайства, участвовать в совершении исполнительных действий, давать устные и письменные объяснения, высказывать свои доводы и соображения по всем вопросам, возникающим в ходе исполнительного производства, возражать против ходатайств, доводов и соображений других лиц, участвующих в исполнительном производстве, заявлять отводы, обжаловать действия (бездействие) судебного пристава-исполнителя.

Как правило, исполнительное производство возбуждается по заявлению взыскателя. Однако по некоторым делам исполнительное производство возбуждается судом без взыскателя. В частности, это дела о взыскании денежных сумм (государственная пошлина) в пользу государства и другие. По таким делам суд по своей инициативе направляет исполнительный лист для исполнения, о чем извещает взыскателя или финансовый орган. Однако чаще всего исполнительный документ не исполняется должником добровольно. Статья 358 ГПК РСФСР и ст. 45 Закона «Об исполнительном производстве» предусматривает следующие меры принудительного исполнения:

1. обращение взыскания на имущество путем наложения ареста на имущество и его реализации,

2. обращение взыскания на заработную плату, пенсию, стипендию и иные виды доходов должника,

3. обращение взыскания на денежные средства и иное имущество должника, находящиеся у других лиц,

4. изъятие у должника и передача взыскателю определенных предметов, указанных в исполнительном документе,

5. иные меры, предпринимаемые в соответствии с настоящим Федеральным законом и иными федеральными законами, обеспечивающие исполнение исполнительного документа.

Выбор меры принудительного исполнения зависит от того, какое решение должно быть исполнено.

Заканчивается исполнительное производство приведением решения в исполнение. Однако в ходе исполнения возникают различные обстоятельства, которые препятствуют его продолжению и вызывают необходимость в приостановлении или даже в окончании производства без приведения решения. В частности, это: предъявление кем-либо иска об освобождении имущества от ареста (что встречается довольно часто); оспаривание исполнительного документа, на основании которого возбуждено исполнительное производство, подача жалобы на действия органов (должностных лиц), уполномоченных рассматривать дела об административных правонарушениях и другие, указанные в ст. 20, 21, 23, 27 Закона «Об исполнительном производстве».

Возобновляется исполнительное производство по заявлению взыскателя или по инициативе суда, при устранении обстоятельств, которые препятствуют исполнению.

Прекращение исполнительного производства – это окончание производства без исполнения решения и без права на возобновление производства в будущем. Оно не может быть начато вновь (ч. 3 ст. 364 ГПК РСФСР и ст. 23 Закона «Об исполнительном производстве».

Существует еще одна форма окончания исполнительного производства без исполнения судебного акта – возвращение исполнительных документов взыскателю. В таком случае за взыскателем сохраняется право вновь предъявить исполнительный документ к исполнению в пределах срока исковой давности (для судебных актов общей юрисдикции – 3 года, арбитражных судов – 6 месяцев). Основаниями для этого являются:

1. заявление самого взыскателя;

2. если нарушен срок предъявления исполнительного документа к исполнению;

3. если невозможно установить адрес должника-организации или места жительства должника-гражданина, либо нахождения имущества должника либо получить сведения о наличии принадлежащих ему денежных средств и иных ценностей, находящихся на счетах и во вкладах или на хранении в банках или иных кредитных организациях (за исключением случаев, когда настоящим Федеральным законом предусмотрен розыск должника или его имущества);

4. если у должника отсутствуют имущество или доходов, на которые может быть обращено взыскание, и принятие судебным приставом-исполнителем все допустимые законом меры по отысканию его имущества или доходов оказались безрезультатными;

5. если взыскатель отказался оставить за собой имущество должника, не проданное при исполнении исполнительного документа;

6. если взыскатель своими действиями (бездействием) препятствует исполнению исполнительного документа.

В случаях, указанных под пунктами 3-6, пристав-исполнитель должен составить соответствующий акт (акт о невозможности взыскания).

Такая форма окончания исполнительного производства очень распространена.

Иногда исполнение судебных актов отменяется, выносится новое решение, по содержанию противоположное первому. В этом случае в иске, который раньше был удовлетворен отказывается. Основание исполнения отпадает. В таких случаях у ответчика возникает право требовать всего того, что было исполнено по решению, впоследствии отмененному. Процессуальный порядок осуществления указанного требования составляет так называемый поворот исполнения решения (статьи 430 ГПК РСФСР, 208 АПК Российской Федерации).

Поворотом исполнения решения называется восстановление через суд прав ответчика, нарушенных исполнением впоследствии отмененного решения, то есть поворотом исполнения решения должны быть восстановлены нарушенные права лица, в отношение которого произведено исполнение.

Для эффективного исполнения судебных актов должны в полном объеме применяться все установленные законом меры. Одним из критериев оценки деятельности по отправлению правосудия является реальность и безусловность исполнения актов судов. Этот принцип должен быть основополагающим в исполнительном производстве.

Можно сказать, что новый Закон «Об исполнительном производстве» подорвал устоявшееся за многие десятилетия в российской юридической литературе положение о том, что исполнение судебных решений и иных юрисдикционных актов – завершающая, заключительная стадия гражданского процесса. Однако необходимо заметить, что даже более поздние учебные издания утверждают, что исполнительное производство является последней стадией гражданского процесса, несмотря на реформирование органов исполнения и самого исполнительного производства.

Необходимо заметить, что проблемы исполнительного производства отличаются как в деятельности судебных приставов-исполнителей, так и в самом Законе «Об исполнительном производстве».

Федеральный Закон «Об исполнительном производстве» действует уже около четырех лет, однако до сих пор сохраняются как существенные противоречия в самом законе, так и его несогласованность с другими нормативными актами. Хотелось бы обратить внимание на следующие недочеты:

1. В законе – там, где речь идет о распределении 7% от взысканной суммы исполнительного сбора, предусмотренного статьей 81 – содержаться ошибки. Так, 30% этих денег отчисляется в федеральный бюджет (п. 3 ст. 81 Закона), а остальная сумма, (то есть 4,9% от всей взысканной суммы) поступает во внебюджетный фонд развития исполнительного производства. Однако в соответствии со ст. 89 Закона судебный пристав-исполнитель должен получить вознаграждение в размере 5% от взысканной суммы. Откуда берется еще 0,1% от взысканной суммы, и на какие деньги будет развиваться исполнительное производство, Закон умалчивает. Думается, что необходимо внести ясности в этот вопрос.

2. Предлагаемые в законе сроки часто просто невозможно соблюсти. Только реализация арестованного имущества в соответствии со ст. 54 составляет два месяца, в то время, как на все исполнительное производство отводятся те же два месяца (статья 13), в которые входят три дня возбуждения исполнительного производства (ст. 9), пять дней для добровольного исполнения (ст. 356 ГПК РСФСР и ст. 9 Закона «Об исполнительном производстве»).

3. Только в одной статье Закона (ст. 26) предусмотрено такое основание возвращения исполнительного документа, как «отсутствие исполнительных действий». В частности, невозможно исполнить решение суда, если в резолютивной части исполнительного листа указано: «Лишить родительских прав», «Признать умершим» и т. д. Данные исполнительные листы возвращаются на основании не ст. 26, а п. 4 статьи 73 Закона – в случае невозможности исполнения, что влечет в ряде случаев существенные проблемы.

Например, арбитражным судом Хабаровского края был выдан исполнительный лист, который гласил: «…Зарегистрировать договор залога недвижимости».

С одной стороны, судебный пристав-исполнитель возвратит данный лист без исполнения в связи с отсутствием исполнительных действий, так как в соответствии со статьей 131 Гражданского Кодекса Российской Федерации и ст. 5 Федерального Закона от 21.07.1997 г. №122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» (далее – Закон №122-ФЗ) это действие относится к компетенции органа учреждения юстиции, осуществляющего государственную регистрацию в едином государственном реестре.

В соответствии с п. 3. ст. 165 Гражданского Кодекса Российской Федерации и п. 1 ст. 16 Закона №122-ФЗ при уклонении одной из сторон от государственной сделки, суд вправе по требованию стороны вынести решение о регистрации сделки, которая регистрируется указанными органами юстиции на основании решения суда.

Статья 17 Закона №122-ФЗ указывает, что основанием для государственной регистрации прав является вступившее в законную силу судебное решение. Согласно ст. 28 этого Закона, права на недвижимость, установленные решением суда, подлежат государственной регистрации на общих основаниях.

Поскольку в решении суда сказано «зарегистрировать», а не «обязать зарегистрировать», судебному приставу-исполнителю не остается ничего другого, как возвратить исполнительный лист в связи с отсутствием исполнительных действий.

С другой стороны, в соответствии со ст. 5 Закона все другие органы только могут исполнять судебные акты, в то время как судебные приставы обязаны это делать. В частности, при восстановлении на работе, сам судебный пристав не может «восстановить» гражданина, он должен лишь обеспечить данное решение суда.

4. Немало споров вызывает вопрос об исполнении исполнительных документов, в которых в качестве должников фигурируют государственные либо муниципальные предприятия, основанные на праве оперативного управления или хозяйственного ведения. Статьей 58 Закона «Об исполнительном производстве» регламентировано, что в случае отсутствия у должника-организации денежных средств, достаточных для погашения задолженности, взыскание обращается на иное имущество, принадлежащее ему на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления (за исключением имущества, изъятого из оборота либо ограничиваемого в обороте, независимо от того, где и в чьем фактическом пользовании оно находится).

Однако Гражданский Кодекс Российской Федерации гласит, что распоряжение имуществом, находящимся в оперативном управлении, а также независимым имуществом, принадлежащем лицу на праве хозяйственного ведения, допускается только с согласия собственника этого имущества, то есть государства или муниципальных органов. Этот тезис подтверждает и недавнее Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, которое запрещает обращать взыскание на имущество учреждений, находящееся на праве оперативного управления.

Таким образом, государство действует не очень честно, создавая такие противоречия, которые необходимо устранить.

Все те вопросы, которые возникали в процессе применения Закона «Об исполнительном производстве», стали проблемами в практической деятельности и для судебных приставов-исполнителей, и для сторон исполнительного производства, и для других причастных лиц.

На основе и во исполнение указанного закона, на наш взгляд, должен быть принят ряд нормативных правовых актов Правительства Российской Федерации.

В частности, Правительству надлежит определить порядок наложения ареста на ценные бумаги (п. 8 ст. 51 Закона), порядок и условия хранения арестованного и изъятого имущества (п. 3 ст. 53 Закона), утвердить положение о внебюджетном фонде развития исполнительного производства (п. 1 ст. 82 Закона).

Постановление Правительства Российской Федерации от 06.01.1998 г. «О Федеральном домовом центре при Правительстве Российской Федерации» образован названный центр – специализированное государственное учреждение, созданное для обеспечения исполнительных действий при обращении взыскания на имущество организаций-должников. Закон предполагает принятие и других нормативно-правовых актов, направленных на обеспечение реализации его положений.

1.2. Правовые основы деятельности судебных приставов

С переходом страны к рыночной экономике существенно осложнился характер гражданско-правовых отношений. В новых условиях, чтобы обеспечить надлежащую правовую защиту законных прав и интересов участников гражданско-правовых отношений, повысить эффективность и авторитет власти в обществе, усилить ответственность организаций и граждан в отношении исполнения собственных обязательств, потребовалось создать принципиально новый правоохранительный орган. Для достижения указанных целей был принят Федеральный закон «О судебных приставах» №118-ФЗ, который вступил в силу 06.11.1997 г. Этим законом, а также Федеральным Законом «Об исполнительном производстве» в связи с проведенной в соответствии с ними реформой, сами исполнительные органы были не только переименованы, превратившись из судебных исполнителей, подчиненных судам, в судебных приставов-исполнителей, судебный контроль за которыми ограничивается предусмотренной законом возможностью обжалования в судебном порядке их действий (как и действий любых других должностных лиц в Российской Федерации), но и получили совершенно новое качество.

Судебные приставы-исполнители на основании Указа Президента Российской Федерации от 28.04.1998 г. №462 «О внесении изменений и дополнений» в Указ Президента Российской Федерации от 03.10.1997 г. №981 «Об утверждении перечня государственных должностей федеральной государственной службы» вошли в категорию государственных чиновников и даже получили возможность иметь и применять в необходимых случаях боевое стрелковое оружие. Однако старые проблемы исполнителей, в основной своей части, перешли «по наследству» к службе судебных приставов-исполнителей по той простой причине, что контингент этой службы по сути остался тем же, то есть состоящим в основном из молодых девушек и женщин, не имеющих юридического образования (по закону оно обязательно только для старших судебных приставов). По последним статистическим данным «от всего количества судебных исполнителей мужчин не будет и десяти процентов». При специфике работы судебных приставов-исполнителей, это не может не отразиться на качестве исполнительного производства.

В соответствии со статьей 4 Закона о судебных приставах в зависимости от характера осуществляемой ими деятельности существуют:

А) судебные приставы - исполнители, непосредственно, осуществляющие исполнение исполнительных документов, выносимых судами и иными органами, уполномоченными принимать решения;

Б) судебные приставы, обеспечивающие установленный порядок деятельности судов, которые в пределах своих законных полномочий принимают меры для обеспечения порядка до, во время и после судебных заседаний, защита участников судебного процесса, а также осуществляют меры принудительного или силового воздействия в отношение правонарушителя или должника. В настоящее время формирование службы судебных приставов второго типа еще не завершено, пока их роль выполняют привлекаемые в случае необходимости подразделения специального назначения ГЦИН Министерства юстиции России.

Согласно ст. 4 Закона о судебных приставах, п. 4 статьи 3 Закона об исполнительном производстве, ст. 30, 36 Налогового Кодекса (НК) Российской Федерации, ст. 10 Таможенного Кодекса (ТК) Российской Федерации, ст. ст. 199-224. 11 КоАП РСФСР органами, осуществляющими в России исполнение исполнительных документов (то есть органами взыскания), являются:

А) территориальные подразделения соответствующих служб судебных приставов субъектов Российской Федерации, образующие вместе с Департаментом судебных приставов систему службы судебных приставов Министерства юстиции России;

Б) налоговые инспекции субъектов Российской Федерации и соответствующие территориальные налоговые инспекции Министерства Российской Федерации по налогам и сборам;

В) органы Федеральной службы налоговой полиции (ФСНП) (по поручению налоговых инспекций);

Г) государственная таможенная служба (ГТС) Российской Федерации в лице своих региональных подразделений;

Д) органы, уполномоченные в соответствии с КоАП РСФСР рассматривать дела об административных правонарушениях.

В настоящее время Служба судебных приставов находится в стадии формирования и становления, несмотря на то, что окончание этого процесса было намечено на 2000 г. Поэтому остро стоит вопрос о взаимодействии между органами, осуществляющими взыскание. Вопрос взаимодействия между органами взыскания начал осуществляться и на уровне соответствующих служб субъектов Российской Федерации.

Однако, необходимо отметить, что такое взаимодействие не всегда эффективно. Только один пример. В целях наложения ареста на денежные средства должника судебный пристав направляет запрос в налоговую инспекцию, но, ссылаясь на п. 2. 5. Письма Государственной налоговой службы Российской Федерации от 17.06.1998 г. налоговые органы отказывают в предоставлении конкретной информации о счетах должника. На сегодняшний день этот вопрос частично урегулирован совместным приказом Министерства юстиции Российской Федерации и Министерства Российской Федерации по налогам и сборам от 22.03.1999 г. установлена обязанность налоговых органов предоставлять судебному приставу-исполнителю практически всю запрашиваемую информацию о должнике, начиная от номеров счетов и заканчивая документами установленной формы отчетности о финансово-хозяйственной деятельности должника.

Не всегда, как уже отмечалось, процесс исполнения судебного акта протекает без затруднений. В связи с этим на действия судебных приставов-исполнителей поступает большое количество жалоб (ст. 90 Закона «Об исполнительном производстве»).

Большая часть жалоб на судебного пристава-исполнителя связана с длительностью исполнений решений судов и актов иных органов. Штатное количество судебных приставов- исполнителей каждого подразделения зависит от численности населения, проживающего на подведомственной территории, и количестве обслуживаемых улиц. Число организаций, находящихся на обслуживаемой территории, не учитывается. В условиях увеличивающейся нагрузки, при существующей нехватке кадров, быстро и оперативно исполнять требования, содержащимися в исполнительном документе в двухмесячный срок, отведенный п. 1 статьи 13 Закона «Об исполнительном производстве», практически не реально. Кроме того, несоблюдение или нарушение этого срока никоим образом не пресекает исполнительное производство и не влечет никаких процессуальных санкций. По своей правовой природе двухмесячный срок, как мне представляется, является не процессуальным, а служебным: судебный акт или акт иного органа считается быстро и своевременно исполнение именно в данный срок. Это учитывается при выплате в соответствии со статьей 89 Закона «Об исполнительном производстве» вознаграждения: судебный пристав-исполнитель, осуществивший исполнение, но не уложившийся в два месяца (кроме случаев, когда исполнительное производство было приостановлено или отменено), вознаграждения не получит.

Стоит обратить внимание и еще на одно существенное обстоятельство. В связи со спецификой некоторых видов взыскания (длящихся) введение жесткого срока исполнения сделает производство по таким категориям дел бессмысленным. Речь идет, в частности, о таких взысканиях неимущественного характера, как вселение, выселение, восстановление на работе, а также взысканиях имущественного характера, таких как выплата периодических платежей (алименты, возмещение ущерба в связи с нетрудоспособностью и т. п.). Например, дела о вселении не всегда удается завершить одновременно, так как порой должник (организация либо физическое лицо) систематически совершает действия, препятствующие нормальному проживанию взыскателя в присужденном помещении, в результате чего вселение приходится производить неоднократно.

Процесс исполнения исполнительно документа во многом зависит от категории, характера и степени сложности дел. В связи с большим различием между исполнительными документами по характеру взыскания (это может быть исполнительный лист как суда общей юрисдикции о взыскании государственной пошлины в размере 03 рубля 03 копейки, так и арбитражного суда о взыскании 3000000 долларов США) было бы целесообразно при взыскании суммы, не превышающей двукратного размера минимальной оплаты труда (МРОТ), законодательно ввести понятие «упрощенный порядок взыскания в связи с малозначительностью исполнительного производства. В сущности, такой порядок частично регламентирован ст. 64 Закона «Об исполнительном производстве»: в случае взыскания суммы, не превышающей двукратного размера МРОТ, взыскание обращается только на заработную плату или иные виды доходов должника.

В пункте 4 ст. 3 Закона «Об исполнительном производстве» специально оговорено, что непосредственное исполнение судебных актов и актов других органов возлагается только на территориальные подразделения Службы судебных приставов. В силу такого положения указанная Служба субъекта Федерации исполнением более сложных дел заниматься не имеет права, что не отвечает провозглашенному тем же законом принципу своевременного, правильного, быстрого и полного исполнения судебных актов и актов иных органов. Однако при этом законодатель определил, что исполнением исполнительных документов, издаваемых Конституционным Судом Российской Федерации, Верховным Судом Российской Федерации и Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации (и, надо полагать, соответствующими судами субъектов Российской Федерации)0, территориальные подразделения Службы судебных приставов заниматься не имеют права в силу п. 2 ст. 5 Закона «О судебных приставах»», который предусматривает существование соответствующих подразделений Службы судебных приставов при Конституционном Суде Российской Федерации, Верховном Суде Российской Федерации и Высшим Арбитражном Суде Российской Федерации. То есть, законодателем, частично введен принцип подведомственности в исполнительном производстве. Правда, пока таких подразделений Службы судебных приставов нет. (Подобная служба создана при Арбитражном Суде г. Москвы: с 1998 г. существует отдел судебных приставов по исполнению решений Арбитражного Суда г. Москвы, работающий по исполнительным документам указанного суда, если сумма взыскания по исполнительному листу превышает 3000000 рублей).

К сожалению, в настоящее время в Службе судебных приставов еще не сложилась четко организованная система, которая позволила бы максимально оптимизировать процесс выполнения основных задач, стоящих перед судебным приставом. Например, в рамках территориального подразделения Службы судебных приставов необходимо создать группы, которые бы в силу специализации занимались бы исполнением лишь одной, строго определенной категории – в зависимости от вида исполнительного документа, характера и степени сложности осуществляемого взыскания. Можно выделить группы:

А) по исполнению судебных актов и актов иных органов в отношении физических лиц;

Б) по исполнению судебных актов и актов иных органов в отношении юридических лиц;

В) по исполнению исполнительных производств особой важности (исполнительные производства, возбужденные в отношении системо- и градообразующих организаций, СП, предприятий топливно-энергетического комплекса (ТЭК) или связаны с ТЭК, органов государственной власти, управления или органов власти субъектов Российской Федерации; исполнительные производства по взысканию особо крупных сумм).

Большие трудности возникают и в ходе непосредственного осуществления взыскания по исполнительным документам. При выполнении своих служебных обязанностей судебных приставов-исполнителей в соответствии с п. 2 ст. 12 Закона «О судебных приставах» производит такие мероприятия, как опрос граждан; наведение справок; исследование предметов; наблюдение; обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств. (Аналогичный перечень содержится и в ст. 6 Федерального Закона от 12.08.1995 г. №144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности (с изменениями)).

Кроме того, судебному приставу-исполнителю в соответствии со ст. 28 Закона «Об исполнительном производстве» при согласии взыскателя приходится авансировать расходы по розыску (за исключением исполнительных документов о взыскании алиментов, отобрание алиментов, возмещении вреда здоровью, возмещении вреда в связи с потерей кормильца, по которым производство розыска обязательно), также ему дано право вести розыск должника-организации (розыск должника-гражданина или ребенка осуществляют органы внутренних дел), а также имущества должника (гражданина или организации). В соответствии со ст. 21Закона» Об исполнительном производстве» право принять решение о приостановлении исполнительного производства в связи с объявлением розыска оставлено на усмотрение суда. Но суд может и не приостанавливать исполнительное производство даже по тем делам, по которым розыск обязателен. Думаю, что это лишает смысла проведения розыскных мероприятий: как и в отношении кого, осуществлять исполнительные действия, если нет ни должника, ни его имущества, а исполнительное производств о не приостановлено? Следствием такой ситуации становится вынесение акта о недвижимости взыскания.

В соответствии со ст. 2 Закона «О судебных приставах» в своей деятельности судебные приставы руководствуются Конституцией, законом «О судебных приставах», Федеральным Законом «Об исполнительном производстве» и иными федеральными законами, а также принятыми в соответствии с ними нормативно-правовыми актами Президента, Правительства Российской Федерации, Министерства юстиции Российской Федерации. В связи с этим можно сказать, что только от четкого и неуклонного соблюдения законодательства и будет зависеть эффективность работы судебных приставов.

2. Анализ исполнения судебных актов в деятельности второй коллегии адвокатов

2.1. Особенности мер принудительного исполнения в деятельности второй коллегии адвокатов

До принятия Федеральных Законов «Об исполнительном производстве» и «О судебных приставах» исполнение судебных актов осуществляется в соответствии с Инструкцией Министерства юстиции СССР 1985 года, которая была приспособлена в основном к исполнению решений судов общей юрисдикции. Безусловно, она не могла учесть особенности исполнения судебных актов арбитражных судов.

Согласно ст. 9 Закона об исполнительном производстве, судебный пристав-исполнитель обязан принять к исполнению исполнительный документ от суда или другого органа, его выдавшего, либо взыскателя и возбудить исполнительное производство, если не истек срок предъявления исполнительного документа к исполнению и данный документ соответствует требованиям, указанным в ст. 8 Закона. Постановление о возбуждении исполнительного производства судебный пристав-исполнитель обязан вынести в трехдневный срок со дня поступления к нему исполнительного документа. В постановлении судебный пристав-исполнитель устанавливает срок дня добровольного исполнения содержащихся в исполнительном документе требований, который не может превышать пять дней со дня возбуждения исполнительного производства, и уведомляет должника о принудительном исполнении указанных требований по истечении установленного срока с взысканием с него исполнительного сбора и расходов по совершению исполнительных действий.

Основаниями применения мер принудительного исполнения являются:

1. предъявление в установленном порядке надлежаще оформленного исполнительного применения;

2. принятие судебным приставом-исполнителем постановления о возбуждении исполнительного производства;

3. истечение срока, установленного судебным приставом-исполнителем для добровольного исполнения.

Только при наличии всех трех указанных в Законе оснований возможно принятие мер принудительного исполнения.

В силу ст. 45 Закона «Об исполнительном производстве»» мерами принудительного исполнения являются:

1. обращение взыскания на имущество должника путем наложения ареста на имущество и его реализации;

2. обращение взыскания на заработную плату, пенсию, степендию и иные виды доходов должника;

3. обращение взыскания на денежные средства и иное имущество должника, находящегося у других лиц;

4. изъятие у должника и передача взыскателю определенных предметов, указанных в исполнительном документе;

5. иные меры, предпринимаемые в соответствии с Федеральным Законом «Об исполнительном производстве» и иными федеральными законами, обеспечивающие исполнение исполнительного документа.

Приведенный в ст. 45 перечень мер принудительного исполнения исполнительных документов не является исчерпывающим. Эти меры определяются судебным приставом-исполнителем в зависимости от характера предписания исполнительного документа, изложенного в резолютивной части подлежащего принудительному исполнению акта или акта иного органа.

Порядок обращения взыскания на денежные средства и иное имущество должника определен в ст. 46 Закона «Об исполнительном производстве». Нормы этой статьи устанавливают общие правила применения этой наиболее распространенной и эффективной меры принудительного исполнения в отношении физических и юридических лиц. В соответствии со ст. 64 Закона взыскание обращается на имущество должника-гражданина, если размер взыскиваемых сумм превышает два минимальных размера оплаты труда.

При обращении взыскатель на имущество должника-организации следует учитывать особенности, предусмотренные главой V Закона. Если невозможно применить нормы главы VI Закона, то в соответствии с п п. 2, 3, 4 ст. 46 судебный пристав-исполнитель в первую очередь осуществляет действия по обращению взыскания на денежные средства и иные ценности должника, на наличные денежные средства должника как в рублях, так и в иностранной валюте, находящиеся на счетах в банках и иных кредитных учреждениях.

По смыслу ст. 6 Закона, требований п. 2 ст. 854 ГК Российской Федерации, а также Положения о безналичных расчетах в Российской Федерации от 09.07.1992 г. судебный пристав-исполнитель направляет в учреждение банка, осуществляющего обслуживание расчетного или иного счета должника, исполнительный документ с инкассовым поручением для списания денежных средств, находящихся на счете должника, на депозитный счет подразделения судебных приставов-исполнителей. В соответствии с п. 2 ст. 6 Закона кредитная организация в трехдневный срок исполняет содержащиеся в исполнительном документе требования о взыскании денежных средств либо делает отметку о полном или частичном неисполнении данных требований в связи с отсутствием средств на счете должника. Одновременно с направлением исполнительного документа с инкассовым поручением в кредитное учреждение для обращения взыскания на денежные средства должника на известном счете судебный пристав-исполнитель принимает меры к установлению других возможно имеющихся счетов должника путем направления соответствующих запросов. Если же должником является физическое лицо, указанные запросы целесообразно направить в местные филиалы и отделения действующих на территории соответствующего района банки.

Так, 20.11.2000 г. судебных приставов-исполнителей №1 Центрального района г. Хабаровска было возбуждено исполнительное производство №16177/19-00 в отношении Хабаровского краевого управления инкассации «Росинкас» на основании исполнительного листа, выданного арбитражным судом Хабаровского края о взыскании с должника в пользу ЗАО «Вербит» 19349 руб. 22 коп.

Должнику предлагалось в пятидневный срок со дня возбуждения исполнительного производства заплатив ЗАО «Вербит» указанную сумму, перечислив ее на р./счет подразделения судебных приставов №1. Поскольку добровольно «Росинкас» данную сумму не перечислило, судебный пристав-исполнитель направил в учреждение банка, обслуживающее счета должника исполнительный лист с инкассовым поручением для списания денежных средств в сумме задолженности и исполнительского сбора в размере 7%, находившихся на счете должника на депозитный счет подразделения судебных приставов-исполнителей.

В течение трех дней эти требования банком были исполнены. Подразделением судебных приставов-исполнителей №1 сумма взысканной задолженности перечислена на расчетный счет ЗАО «Вербит».

15.01.2001 г. исполнительное производство №16177/19-00 было окончено.

Кроме денежных средств взыскание может быть обращено и на иное имущество должника. Эта мера применяется при отсутствии денежных средств или недостаточности их для удовлетворения всех требований. Закон предоставляет должнику право указать на имущество, на которое следует обратить взыскание в первую очередь, но окончательно очередность обращения взыскания на денежные средства или иное имущество определяет судебный пристав-исполнитель. Взыскание на имущество должника может быть обращено в том размере и объеме, которые необходимы для исполнения документа с учетом исполнительского спроса и расходов по совершению исполнительских действий.

При обращении взыскания на имущество следует помнить, что в соответствии с гражданским законодательством гражданин отвечает по обязательствам всем своим имуществом, за исключением имущества, на которое в соответствии с законом не может быть обращено взыскание (ст. 50).

Аналогичная ответственность установлена и для юридических лиц (ст. 56 ГК Российской Федерации). Особенности обращения взыскания на их имущество указаны в главе V Закона «Об исполнительном производстве».

Однако необходимо заметить, что в сложившейся действительности даже обращение взыскания на имущество должника (в особенности, юридического лица), не всегда приносит должные результаты.

Так, ЗАО «Рубин» обратилось в арбитражный суд Хабаровского края с исковым заявлением о взыскании с Производственного предприятия «Амурские Россияне» 101912 руб. 13 коп. Решением суда требования ЗАО «Рубин» были удовлетворены и выдан исполнительный лист от 27.07.200 г. №065058 22.09.2000 г. судебным приставом-исполнителем подразделения судебных приставов №3 Железнодорожного района г. Хабаровска было вынесено постановление об обращении взыскания на денежные средства ПП «Амурские Россияне

« на его расчетных счетах в ОАО «Далькомбанк» железнодорожном филиале г. Хабаровска. 2 октября 2000 г. указанное постановление было возвращено Далькомбанком без исполнения в связи с отсутствием денежных средств на счетах в течение текущего года.

12.10.2000 г. судебным приставом-исполнителем было вынесено постановление об обращении взыскания на имущество должника. 26.10.2000 г. судебный пристав-исполнитель по исполнительному производству №18585 на основании исполнительного листа №065058 выданного арбитражным судом Хабаровского края о взыскании в пользу ЗАО «Рубин» 101912 руб. 31 коп. с выходом на место (ул. Ленинградская, 49-5) провела проверку возможности взыскания.

Проверкой установлено, что должник по указанному адресу отсутствует, имущество в счет погашения не обнаружено.

На этом основании был составлен акт о невозможности взыскания от 26.10.2000 г., вынесены постановления об окончании исполнительного производства в соответствии с п. 3 ст. 27 Закона «Об исполнительном производстве» и возвращение исполнительного документа согласно ст. 26 Закона «Об исполнительном производстве». Необходимо отметить, что в случае обнаружения имущества у должника ЗАО «Рубин» имеет право предъявить данный исполнительный лист повторно в течение шести месяцев с момента возврата.

Такого рода случай в практике 2-й коллегии адвокатов не является единичным.

Так, 18.05.1998 г. ООО «Дальцветмет» обратилось в арбитражный суд Хабаровского края с исковым заявлением о взыскании с АОЗТ «Алькор» 839084 руб. 10 коп. Исковые требования ООО «Дальцветмет» были удовлетворены, выдан исполнительный лист №005678 от 23.06.98 г. В исполнительном листе содержалось указание взыскать с АОЗТ «Алькор» в пользу ООО «Дальцветмет» сумму дома и проценты за пользование чужими денежными средствами – всего в сумме 839084 руб. 10 коп., а при отсутствии денежных средств на счетах ответчика обратить взыскание на имущество, принадлежащее АОЗТ «Алькор».

На основании указанного листа судебным приставом-исполнителем подразделения судебных приставов №3 железнодорожного района г Хабаровска Протасовой Т.М. 29.06.1998 г. было вынесено постановление о возбуждении исполнительного производства №005112. Однако в связи с получением сведений ОАО «Далькомбанк» и АК СБ Российской Федерации Хабаровского банка об отсутствии денежных средств на счетах должника, а также в связи с тем, что при выходе на место проведения проверки возможности взыскания установлено, что фирма АОЗТ «Алькор». По ул. Станционной, 8-41 не находится, имущества, принадлежащего должнику в счет погашения долга не обнаружено, в настоящее время по указанному адресу семья Усольцевых, 7 декабря 1998 г. составлен акт о невозможности взыскания (ст. 11 Закона). 19.01.99 г. судебный пристав-исполнитель вынесла постановление об окончании исполнительного производства в соответствии с п. 3 ст. 27 Закона «Об исполнительном производстве» и возвращении исполнительного листа взыскателю согласно ст. 26 Закона «Об исполнительном производстве».

Дел, когда взыскание с должника присужденной истцу суммы является невозможным в деятельности 2-ой коллегии адвокатов множество. Это свидетельствует о несовершенстве российского законодательства об исполнительном производстве.

Считаю, что в него необходимо внесение дополнений, поскольку в настоящее время практически не развит процесс привлечения физических лиц к ответственности (и гражданско-правовой, и уголовный) за долги юридических лиц. Нет ничего проще, чем, получив любыми путями от кредиторов денежные средства, растратить, забрать или скрыть имущество фирмы или сменить место ее нахождения, а при возможности назначить подставного директора. В этом случае учредители ответственности за долги общества не несут, прежний директор (как наемный работник) уволен, имущество, на которое можно обратить взыскание, отсутствует, а при смене места нахождения судебный пристав-исполнитель возвратит исполнительный лист в связи с невозможностью взыскания по ст. 26 Закона.

Большой интерес в исполнительном производстве представляет институт производства. Случаи, когда при исполнении судебных актов оказывается, что у должника имеется правопреемник в практике 2-ой коллегии адвокатов, встречаются отнюдь не редко.

Интерес представляет дело о взыскании суммы долга в размере 244340 руб. 67 коп. с Управления по внешнеэкономическим связям Государственно-акционерной корпорации «Узрыба» в пользу ОАО «Строймаркет». Решением арбитражного суда Хабаровского края исковые требования ОАО «Строймаркет» были удовлетворены и выдан исполнительный лист от 11.05.1999 г. №038439.

Исполнительный лист поступил на исполнение к судебному приставу-исполнителю подразделения судебных приставов №1 г. Хабаровска Л.С. Витык 14.07.99 г. было вынесено постановление о возбуждении исполнительного производства №7146/4, сделаны запросы в инспекции министерства по налогам и сборам, Управление юстиции о наличии банковских счетов, автотранспорта и недвижимого имущества. По сообщениям ГИБДД и Управления юстиции по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним зарегистрированного автотранспорта и недвижимости за данной организацией не значится. 21.01.2000 г. по выходе по адресу должника был составлен акт о невозможности взыскания по ст. 26 Закона «Об исполнительном производстве» в связи с отсутствием имущества и денежных средств, на которые может быть обращено взыскание.

Однако к ОАО «Строймаркет» поступила информация о том, что Управление по внешнеэкономическим связям Государственно-акционерной корпорации «Узрыба» при кабинете министров республики Узбекистан свою деятельность прекратило и его правопреемником является полное хозяйственное товарищество «ОК Жайхун», расположенное и функционирующее в г. Ташкенте.

На этом основании ОАО «Строймаркет» обратилось в арбитражный суд Хабаровского края с заявлением об изменении порядка исполнения судебного акта, поскольку вследствие вышеизложенного взыскание суммы долга с должника в пользу ОАО «Строймаркет» не может быть произведено по месту нахождения филиала УВЭС ГАК «Узрыба» в г. Хабаровске.

Руководствуясь ст. 205 АПК Российской Федерации, арбитражный суд Хабаровского края определил «изменить порядок исполнения решения арбитражного суда Хабаровского края от 30.03.99 г. по делу А73-1126/9-99.

Выдать» ОАО «Строймаркет» по истечение месяца исполнительный лист на взыскание в его пользу 244340 руб. 67 коп. с полного хозяйственного товарищества «ОК Жайхун», юридический адрес которого: Республика Узбекистан, Ташкент, массив…» 16.05.2000 г. был выдан исполнительный лист №0411482 о взыскании с ПХТ «ОК Жайхун» в пользу ОАО «Строймаркет» 244340 руб. 67 коп.

На этом основании ОАО «Строймаркет» обратилось с ходатайством в хозяйственный суд г. Ташкента с просьбой о взыскании с ПХТ «ОК Жайхун» вышеуказанной суммы (что предусмотрено Соглашением «О порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности», подписанным Правительствами государств-участников СНГ 20.03.1992 г в г. Киеве).

Однако определением Хозяйственного суда г. Ташкента от 21.11.2000г., «в проведении в исполнение арбитражного суда Хабаровского края от 30.03.99 г. о взыскании 244340 руб. 67 коп. было отказано по формальному признаку.

В связи с этим хочется обратить внимание на то, что возможность исполнения судебных актов часто зависит не только от судебных приставов-исполнителей (их действий или бездействия), но и от противодействия исполнению правомерно вынесенного решения судебной бюрократической машины, в частности от заинтересованности суда государства-участника СНГ (республики Узбекистан) в исполнении или неисполнении судебного решения хозяйствующего субъекта, расположенного на его территории.

Необходимо отметить, что споры об освобождении имущества от ареста суда рассматривают по правилам искового производства независимо от того, наложен ли арест в порядке применения мер обеспечения иска, обращения взыскания на имущество должника во исполнение решения или приговора суда, либо когда нотариусом произведена опись по охране наследственного имущества и в иных, предусмотренных законом случаях.

Реализация имущества во исполнение решения суда не является основанием для отказа в принятии искового заявления о признании права собственности на это имущество.

Показательным примером освобождения имущества от ареста являются дела, рассматриваемые в настоящее время Краснофлотским районным судом г. Хабаровска: арест на гаражные боксы гаражно-строительного кооператива №382 был наложен судебным приставом-исполнителем Краснофлотского района подразделения судебных приставов-исполнителей №5 14.07.1998 г. во исполнение решений арбитражного суда Хабаровского края и федерального арбитражного суда Дальневосточного округа.

Однако начиная с 1998 года по настоящее время граждане, являющиеся членами указанного гаражно-строительного кооператива обращаются в суд с исковыми заявлениями об освобождении их гаражных строений от ареста и исключении их описи. Поэтому, до вступления в законную силу решения суда по иску об освобождении имущества от ареста исполнительное производство по делам приостановлено в силу п. 4 ст. 361 ГПК РСФСР.

Хотелось бы остановиться на таком важном аспекте исполнительного производства и мерах производственного исполнения судебных актов по делам, связанным с воспитанием детей.

Споры о детях, связанные с их семейным воспитанием, относятся к числу наиболее сложных. Причин тому много. Одна из них заключается в противостоянии сторон – равных обладателей родительских прав, находящихся обычно в состоянии ожесточенного конфликта. Поэтому много препятствий возникает зачастую именно в момент исполнения судебного решения. Осуществляется оно в соответствии с требованиями статьи 79 Семейного Кодекса Российской Федерации по правилам, установленным Федеральными Законами «Об исполнительном производстве» и «О судебных приставах», а также иными федеральными законами, регулирующие условия и порядок принудительного исполнения судебных актов. В подавляющем большинстве таких дел рассчитывать на добровольное исполнение не приходится. Что касается места и времени исполнения, то их определение не относится к малозначительным деталям. Возникают серьезные проблемы, поскольку речь идет о принудительной передаче ребенка одной из сторон либо изъятие несовершеннолетнего из семьи, отобрание его у родителей, что само по себе чрезвычайно трудно. Вот почему статья 11 Закона «Об исполнительном производстве» не связывает руки судебному приставу-исполнителю, разрешая ему исполнять решения суда там, где это ему удобно, в том числе и территории, на которую не распространяются его функции. Такое место может быть подсказано родителями, если они спорили о месте проживания ребенка. Но лучше все-таки осуществлять исполнение не в родительском доме, а в нейтральной обстановке – в детском саду, школе, любом воспитательном учреждении либо в доме родственников, знакомых, способных обеспечить хотя бы относительное спокойствие при совершении акта передачи ребенка одному из родителей.

То же самое можно сказать о месте исполнения, когда предстоит отобрать ребенка у лица, лишенного родительских прав либо ограниченного судом в этих правах. Однако в исключительных и не терпящих отлагательства случаях приходится вторгаться в дом родителей, который и становится местом исполнения решения.

Но связан судебный пристав и со временем совершения исполнительных действий, которые могут совершаться в рабочие дни с 6 до 22 часов местного времени (п. 1 ст. 12 Закона «Об исполнительном производстве»). Из этого правила делается исключение для случаев, не терпящих отлагательства, или тогда, когда по вине так называемого должника исполнение в другие дни невозможно. Подобного рода исключение допустимо при исполнении решения, связанного с отобранием ребенка у лиц, лишенных родительских прав, ограниченных судом в родительских правах, а также удерживающих ребенка без законных к тому оснований, если они чинят исполнению всяческие препятствия.

При возврате ребенка родителям, опекуну (попечителю) от лиц, удерживающих несовершеннолетних без законных к тому оснований, также желательны всякого рода соглашения относительно времени и места исполнения, так как и здесь предстоит крайне тяжелая процедура по изъятию ребенка и передаче его истцу. При этом следует иметь в виду, что всякого рода соглашения относительно время и места исполнения уже входят в перечень действий, совершаемых для исполнения. А это должно укладываться в сроки, предусмотренные п. 1 ст. 13 Закона «Об исполнительном производстве», то есть в 2-х месячный срок со дня поступления к судебному приставу-исполнителю исполнительного документа. Это общее правило, которое может иметь исключения, о чем говориться в подпункте 3 пункта 2 ст. 13 того же Закона. Но если передача ребенка для проживания с одним из спорящих родителей может быть растянута во времени, необходим для создания более или менее благоприятных условий для исполнения, то иначе обстоит дело, когда требуется изъятие ребенка, которое чаще всего не терпит отлагательства. Думаю, что в таких случаях в судебном решении должна быть специальная оговорка о немедленном исполнении, что найдет свое отражение в исполнительном документе.

2.2. Защита прав взыскателя и должника в исполнительном производстве в практике второй коллегии адвокатов

Проблемы, возникающие до принятия Федеральных Законов «Об исполнительном производстве» и «О судебных приставах», многие юристы-ученые и практики объясняли, прежде всего, отсутствием названных законов, которые не принимались в течение длительного времени (около трех лет). Однако надежды на повышение эффективности судопроизводства с введением их в действие, к сожалению, не вполне оправдались. Практика применения долгожданных законов, которые вправе на федеральном уровне достаточно подробно регламентируют организацию и порядок исполнения судебных актов, показывает, что, с одной стороны, создание службы судебных приставов позволяет освободить судебные органы от решения соответствующих вопросов. С другой стороны, множество жалоб на действия (бездействие) судебных приставов-исполнителей свидетельствует о крупных недостатках в их работе и требует выявления причин такого положения дел.

В этом смысле особую актуальность принимает вопрос защиты прав взыскателя, должника и других лиц при совершении исполнительных действий.

Согласно ст. 9 Закона «Об исполнительном производстве» судебный пристав-исполнитель обязан принять к исполнению исполнительный документ от суда либо другого органа, его выдавшего, либо взыскателя и возбудить исполнительное производство, если не истек срок предъявления исполнительного документа к исполнению и данный документ соответствует требованиям статьи 8 Закона. Постановление о возбуждении исполнительного производства судебный пристав-исполнитель обязан вынести в трехдневный срок со дня поступления к нему исполнительного документа.

В этом постановлении устанавливается срок для добровольного исполнения содержащих в исполнительном документе требований, который не может превышать пять дней со дня возбуждения исполнительного производства, и уведомляет должника о принудительном исполнении указанных требований со взысканием с него исполнительского сбора и расходов по совершению исполнительных действий, предусмотренных статьями 81 и 82 Закона «Об исполнительном производстве».

Поскольку размер исполнительного сбора составляет 7 процентов от взыскиваемой суммы или стоимости имущества, должника (ст. 81), и взимается в первоочередном порядке, его уплата может повлечь существенный материальный ущерб для должника.

Законом предусмотрено, что копия постановления о возбуждении исполнительного производства не позднее следующего дня после его вынесения направляется взыскателю, должнику, а также в суд, или другой орган, выдавший исполнительный документ (п. 4 ст. 9). Обязанность судебного пристава-исполнителя направить копию постановления очень важна, поскольку одновременно с его вынесением судебный пристав-исполнитель вправе произвести опись имущества и наложить на него арест, о чем указывается в постановлении. Необходимость вовремя выслать копию связано также с тем, что постановление о возбуждении исполнительного производства может быть обжаловано в соответствующий суд в 10-тидневный срок. Однако практика 2-ой коллегии адвокатов свидетельствует, что судебные приставы-исполнители зачастую не выполняют требований Закона о направлении копии, что порождает многочисленные жалобы.

Копия постановления либо не направляется вовсе, либо нарушается установленный для этого срок. Заинтересованную сторону тем самым умышленно ставят в такое положение, когда она не может обжаловать действия судебного пристава-исполнителя из-за пропуска срока. Возможность восстановления определенных в Законе процессуальных сроков судам не предоставлена. АПК и ГПК также не содержат норм ни об указанных сроках, ни о самой процедуре исполнительного производства в силу принятия их в разное время.

Согласно Закону исполнительные действия должны быть совершены и требования, содержащиеся в исполнительном документе, исполнены судебным приставом-исполнителем в двухмесячный срок со дня поступления к нему исполнительного документа (п. 1 ст. 13). Однако на практике указанный срок, как правило, не выдерживается.

Учитывая важность судебного контроля за действиями судебного пристава-исполнителя в целях обеспечения защиты законных прав лиц, участвующих в исполнительном производстве, целесообразно, по моему мнению доработать установленный действующим законодательством порядок обжалования.

Прежде всего, желательно прямо указать в Законе (ст. 90), что обжалованию подлежат не только действия судебного пристава-исполнителя, но и его противоправное бездействие, что также весьма распространено.

Так, судом Кировского района было вынесено решение о взыскании суммы долга по договору займа в пользу гр. Коваленко А.М., на основании которого был выдан исполнительный лист.

3.02.2000 г. данный исполнительный документ поступил на исполнение в подразделение судебных приставов-исполнителей №4 Кировского района г. Хабаровска. 5.02.2000 г. судебным приставом-исполнителем было вынесено постановление о возбуждении исполнительного производства. Однако дальше этого исполнительного действия дело не пошло. Около года 2-я коллегия адвокатов (в интересах взыскателя) предпринимала все усилия для исполнения судебного решения. После обращений с многочисленными жалобами на бездействие судебного пристава-исполнителя в управление юстиции Хабаровского края, Дальневосточного округа и в Департамент судебных приставов Министерства юстиции Российской Федерации, 2-я коллегия адвокатов (опять же в интересах Коваленко) обратилась в суд с жалобой на бездействие судебного пристава-исполнителя. Суд своим решением признал его неправильным. Но разве этого хотел заявитель? Едва ли его может удовлетворить формальное признание неправным бездействия. Эта неправомерность очевидна. Взыскателю важны последствия признание бездействия неправомерности, а в данном случае они не наступают и не наступят. Свои функции судебный пристав-исполнитель обязан осуществлять в силу Закона, но не исполняет, нарушая тем самым законные права и интересы. Гражданских процессуальных правоотношений. Может ли суд принудить судебного пристава-исполнителя выполнения им своих функций. Закон ответа на этот вопрос не дает.

Необходимо заметить, что приведенная ситуация вполне типична.

В исключительной компетенции соответствующего суда отнесено приостановление исполнительного производства. Закон подробно регламентирует обязательные и возможные случаи приостановления, его порядок и сроки. Однако не следует забывать, что на практике приостановление исполнительного производства применяется как одна из важнейших мер оперативного реагирования суда на жалобу по поводу действий судебного пристава-исполнителя до ее рассмотрения по существу.

В этой связи хотелось бы обратить внимание на явную «нестыковку» Закона «Об исполнительном производстве» с АПК Российской Федерации и ГПК РСФСР.

Так, как следует из ст. 24 Закона, арбитражный суд выносит определение о приостановлении исполнительного производства, которое может быть обжаловано в сроки и в порядке, предусмотренные АПК Российской Федерации.

Учитывая, что в АПК Российской Федерации вообще не упомянута возможность вынесения определения суда по этому вопросу, следует считать, что на указанное определение распространенный общий 30-дневный срок обжалования. Однако это фактически означает, что определение суда о приостановлении исполнительного производства вступает в силу только по истечении 30-дневного срока на его обжалование. По моему мнению, в целях устранения этого пробела целесообразно дополнить п. 4 ст. 24 Закона положением о том, что, несмотря на подачу жалобы на определение арбитражного суда о приостановлении исполнительного производства, оно вступает в законную силу немедленно.

Что касается отложения исполнительного производства, то ст. 19 Закона «Об исполнительном производстве» лишь устанавливает, что оно может быть совершено судебным приставом-исполнителем по инициативе взыскателя или по определению суда. Однако обстоятельства, при наличии которых принимается такое же определение суда, Закон не указал.

Конечно, такие вопросы, от которых зависят права и интересы и взыскателя, и должника в исполнительном производстве, необходимо решать.

В связи с этим, хотелось бы в таблице привести некоторые статистические данные, свидетельствующие о деятельности арбитражных судов по защите прав взыскателя, должника и других лиц, участвующих в исполнительном производстве.

Таблица 1

Основные показатели работы арбитражных судов РФ по рассмотрению дел, связанных с исполнительным производством в 1999 – 2000 гг.

Наименование показателя

1999 г.

2000 г.

Увеличение (уменьшение)

Рассмотрение заявлений, связанных с обеспечением исполнения судебных актов

34338

20686

-3652 (10,6%)

Рассмотрение заявлений в связи с исполнением исполнительных действий

14991

18747

+3756 (25,1%)

Рассмотрение жалоб на постановления и действий судебных приставов-исполнителей, из них:

8952

11123

+2171 (24,3%)

Признано обоснованными

3576 (39,9%)

4014 (36,1%)

-

В практике 2-й коллегии адвокатов актуальным является и вопрос о том, как поступать судебным приставам-исполнителям, когда судебное решение вступило в силу, исполнительный лист поступил на исполнение, а решение пересматривается в апелляционной инстанции. Таких случаев в судебной практике множество. Они связаны с восстановлением пропущенного срока для подачи апелляционной жалобы. Суды поступают, видимо, правильно, если удовлетворяют ходатайство стороны и, восстановив пропущенный срок, принимают апелляционную жалобу к рассмотрению.

В отличие от кассационной и надзорной инстанций апелляционный суд не наделен правом приостанавливать исполнение судебного акта. Обжалование судебного акта не является основанием для приостановления исполнительного производства (ст. ст. 20, 21 Закона «Об исполнительном производстве»). Правда, в п. 4 ст. 20, где перечислены основания обязательного приостановления исполнительного производства, упоминается оспаривание должником исполнительного документа (но не судебного акта!) в судебном порядке, если такое оспаривание допускается законом. Несомненно, законодатель в данном случае имеет в виду не исполнительные документы, выданные на основе судебных актов, а постановления иных органов, удостоверения комиссий по трудовым спорам, нотариально удостоверенные соглашения об оплате алиментов и другие.

Но ведь если оспорен судебный акт, на основании которого выдан исполнительный лист, спорным становится и исполнительный лист. Поэтому представляется внести в п. 4 ст. 20 Закона соответствующие коррективы. А пока такие коллегии имеют место, защищенность прав и взыскателя, и должника, и иных лиц вызывает сомнения.

Так, удовлетворив исковые требования ОАО «Далькомбанк», представителем которого выступала 2-я коллегия адвокатов арбитражным судом Хабаровского края был выдан исполнительный лист о взыскании с ООО «Восток» 1500000 руб. по договору поручительства. После поступления его к судебному приставу-исполнителю, было вынесено постановление о возбуждении исполнительного производства, а поскольку денежные средства на банковских счетах отсутствовали, и постановление о наложении ареста на имущество должника.

ООО «Восток» был пропущен срок подачи апелляционной жалобы, но затем восстановлен апелляционной инстанцией. Однако вся эта процедура длилась месяцы, а имущество ООО «Восток» было уже арестовано, несмотря на то, что апелляционный суд своим постановлением решение суда первой инстанции отменил и отказал в удовлетворении исковых требований ОАО «Далькомбанк».

Несомненно, этими действиями судебных приставов-исполнителей были нарушены права должника, по причине этого – несовершенство и процессуального законодательства, и Закона «Об исполнительном производстве».

При применении Закона некоторые проблемы возникают в связи с защитой прав взыскателя и других лиц при совершении исполнительных действий, что встречается в делах 2-й коллегии адвокатов. Из анализа этой небольшой категории дел следует, что взыскатель вправе предъявить организации иск о взыскании подлежащей удержанию с должника суммы, не удержанной по вине этой организации.

Однако относятся ли к числу таких организаций только службы судебных приставов-исполнителей или и другие организации, указанные в статье 5 Закона «Об исполнительном производстве» и не являющихся органами принудительного исполнения?

Думаю, что если рассматривать ст. 91 в совокупности с нормами статей 1, 5, и 6 Закона, можно сделать вывод о том, что ответственность несут организации, исполняющие требования судебных актов (банки, иные кредитные организации и т. п.), помимо органов принудительного исполнения. Однако мне представляется, это целесообразно конкретизировать норму статьи 91 в предлагаемом аспекте. Согласно этой статье взыскатель должен реализовать свое право через предъявление иска. Однако исковая форма защиты нарушенного права традиционно применяется в случае нарушения материального права. В рассматриваемом случае, думаю, имеет место нарушение процессуального права – права на получение присужденного (а оно в конечном счете и является целью деятельности судебных приставов и всего исполнительного производства), например, в порядке ст. 206 АПК Российской Федерации.

В связи с изложенным считаю, что поскольку в настоящее время первое по значимости место занимает уже не сам факт вынесения решения в пользу истца, а реальное его желание, что следует из проблем исполнительного производства в делах, которыми занимается 2-я коллегия адвокатов, необходимо в кратчайшие сроки внести изменения и дополнения в законодательство об исполнительном производстве, устранив наиболее существенные его противоречия.

Применительно к проблеме исполнения судебных актов, то есть осуществлению при этом защиты прав взыскателя и должника, хотелось бы обратить внимание также и на вопросы исполнения решений международного коммерческого арбитражного суда при торгово-промышленной палате Российской Федерации (далее МКАС) и иных международных арбитражных судов.

Исполнение решений МКАС и международных арбитражных судов на территории Российской Федерации регламентируется, в частности, гражданский процессуальный кодекс РСФСР. В ст. 338 ГПК приведена общая норма о том, что решения МКАС исполняются по правилам, приложенным в ГПК. Статья 339 указывает, что исполнительными документами являются исполнительные листы, выдаваемые на основании решений МКАС. Эти статьи трактуют вопросы исполнения решений именно МКАС, а не иных международных, в том числе иностранных, арбитражных судов. Это и понятно, поскольку исполнение иностранных судебных решений регламентируется в разделе VI ГПК.

В условиях монополии внешнеэкономической деятельности вопросы принудительного исполнения решений МКАС против российских ответчиков на территории Российской Федерации вовсе не были актуальными, так как эти решения исполнялись на договорной основе и у истцов не было надобности прибегать к принудительному исполнению. В тех случаях, когда истцы обращались в суды общей юрисдикции с просьбами о выдаче исполнительных листов, ходатайства истцов рассматривались обычно народным судом по месту нахождения МКАС, который удовлетворял их не прибегая к каким-либо процессуальным процедурам.

Ситуация резко изменилась в последние годы. Вновь вышедшие на внешний рынок российские юридические лица, оказались в роли ответчиков в спорах, рассмотренных в МКАС, Подчас уклоняются от выполнения принятых против них решений у истцов возникают проблемы в вопросах исполнения.

В настоящее время можно констатировать, что существует правовая ситуация, при которой в законодательстве Российской Федерации различно регулируется порядок признания и исполнения иностранных судебных и арбитражных решений, в том числе иностранных, и порядок признания и исполнения решений МКАС при ТТП Российской Федерации. Так, признание и исполнение иностранных судебных и арбитражных решений регулируется Указом Президиума Верховного Суда СССР от 21.06.1988 г. К иностранным арбитражным решениям относятся решения, вынесенные международными арбитражными судами, расположенными вне территории России. При этом не имеет значения, являются эти арбитражные суды институционными или созданы по случаю (ad hoc) для решения конкретного спора.

Признание и исполнение арбитражных иностранных решений регулируется не только Указом от 21.06.1988 г., но и в большинстве случаев Нью-Йорской конвенцией 1958 года «О признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений» и Законом Российской Федерации от 07.07.1993 года»О международном коммерческом арбитраже».

Необходимо отметить, что признание судебного решения без его исполнения применяется в случаях, когда решение не предусматривает исполнения. Разрешение на исполнение ведется в случае, когда в решении содержится указание об исполнении. Российскому судье, который рассматривает просьбу о выдаче исполнительного листа, порой чрезвычайно трудно вынести свое суждение в отношении правильности решения международного суда и его юрисдикции, поскольку мы не можем ожидать от российского судьи достаточных знаний иностранного законодательства, а также знания действующих международных доктрин юрисдикции международного арбитража.

Что касается судебного заседания для рассмотрения ходатайства о выдаче исполнительного листа, то вполне логично проводить его таким же образом, как предусмотрено в Указе от 21.06.1998 г., то есть рассматривать эти ходатайства в открытом судебном заседании с извещением ответчика. Как показывает практика, вызов ответчика на заседание и его присутствие на нем способствуют успешному проведению исполнительного производства.

Правовой основой для признания и исполнения за границей решений МКАС считается Нью-Йорская конвенция 1958 г., среди участников которой значительное число государств. Кроме того, основой для исполнения решений МКАС также являются Европейская конвенция о внешнеторговом арбитраже, двусторонние договоры между СССР (Российской Федерации) и иностранными государствами, в которых содержаться статьи об арбитраже. Следует специально упомянуть Московскую конвенцию 1972 г. о разрешении арбитражным путем гражданско-правовых споров, вытекающих из отношений экономического и научно-технического сотрудничества, статьи IV и V которой посвящены исполнению решений международных арбитражных судов. Изначально участниками Конвенции были Болгария, Венгрия, ГДР, Монголия, Польша, Румыния, СССР, Чехословакия, Куба. В настоящее время участниками Конвенции являются только Болгария, Монголия, Румыния, Куба и Российской Федерации. Конвенция предусматривает обязательство соответствующей юрисдикционной системы привести в исполнение решение МКАС, если только противной стороной не будут предоставлены доказательства, которые могут привести к отказу в признании и исполнении. Перечень таких оснований дан в ст. V Конвенции.

В своей правовой практике исполнения решений за рубежом решений МКАС 2-я коллегия адвокатов старается учесть возможные препятствия, основанные на ст. V Конвенции, которые могут возникнуть при разбирательстве дела в судебных органах. Чаще всего ответчик, против которого вынесено решение, желал уклониться от исполнения, ссылается на п. 1. В ст. V Конвенции, согласно которому в исполнении может быть отказано, если не будет доказано, что ответчик был уведомлен должным образом о назначении арбитра или об арбитражном разбирательстве.

По многим делам значительную проблему составляют фальшивые адреса должников либо их отсутствия, ввиду того, как оказывалось в последствие, фирма с подобным названием в стране вообще не зарегистрирована. Поэтому истец, а потом взыскатель не может добиться исполнения вынесенного в его пользу решения.

Вопросами исполнения решений МКАС в иностранных государствах занимаются местные адвокаты, которым препровождаются документация, необходимая для исполнительного производства.

Значительным препятствием для исполнения решения становится отсутствие ликвидности ответчика, действительной или фальшивой. В случае действительного отсутствия ликвидности возникает процедура банкротства. Поэтому необходимо проверять ликвидность ответчика, находящегося в иностранном государстве не только до начала процедуры исполнительного производства, но и до начала арбитражного процесса. Если имеются серьезные сомнения в ликвидности должника и его добропорядочности, то полезно исследовать возможности принятия обеспечительных мер, в частности, путем получения приказа об аресте его имущества. Однако такого рода приказ может быть получен только в правоохранительных органах страны должника. Следует отметить, что меры обеспечения, которые может принять председатель МКАС при ТТП Российской Федерации согласно параграфу 1.6 Регламента МКАС, имеют правовые последствия на территории Российской Федерации, но не за ее пределами.

Исполнение решений Международного коммерческого арбитражного суда при торгово-промышленной палате Российской Федерации и иных международных арбитражных судов является очень сложным и длительным процессом и, к сожалению далеко не всегда успешно завершается. Думается, что одной из многих причин этого является не только отсутствие у российских судей достаточных знаний иностранного законодательства, но и очень ограниченное взаимодействие органов, осуществляющих исполнение судебных актов, а также отсутствие современных соглашений и Конвенций по вопросам исполнения решений судов на территории иностранных государств.

В настоящее время, чтобы защитить свои инвестиции, иностранные предприниматели при заключении договоров с российскими юридическими лицами одним из существенных условий определяют подведомственность споров третейскому суду, находящимися за границей. Наиболее популярными являются Лондонский Суд Международного Арбитража, Арбитражный институт Торговой палаты г. Стокгольма, Международный Арбитражный суд Международной Торговой палаты в Париже и другие.

В письме Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от01.03.1996 г. разъясняется вопрос применения арбитражными судами международных договоров при разрешении вопроса об исполнении решений арбитражных судов государства на территории другого государства. В этом же письме разъясняется, что иностранные арбитражные суды, осуществляющие разбирательство по делам о коммерческих споров, по принятой в нашей стране терминологии относятся к третейским судам.

В соответствии со ст. 25 Временного положения о третейском суде для разрешения экономических споров, утвержденного постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 24.06.1992 г. в случае неисполнения должником решения третейского суда в установленный срок заявление о выдаче исполнительного листа подается стороной, в пользу которой вынесено решение, в соответствующий арбитражный суд.

Судебная практика арбитражных судов свидетельствует о том, что российские арбитражные суды рассматривают дела о признании решений третейских, в том числе иностранных, судов информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 16.02.1998 г.; постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.09.1997 г.; Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11.06.1998 г.; письмо Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в связи с утверждением Временного положения и третейском суде для разрешения экономических споров. Это особенно актуально, поскольку важен сам факт признания иностранного решения судебной властью страны, в которой оно должно быть исполнено.

Думается, что судам (в особенности арбитражным) необходимо иметь специалиста, который бы курировал исполнение судебных актов. Учитывая особенности их исполнения, судебные приставы-исполнители должны иметь специальную подготовку для исполнения указанных актов.

Назрела необходимость совместной подготовки обзора юридических ошибок, допускаемых судами Российской Федерации при исполнении поручений иностранных судов. По этому поводу возникает много претензий, в особенности, в связи с несоблюдением отечественными судами существующего порядка оформления документов. Хотя Министерство юстиции систематически возвращает ненадлежаще оформленные материалы в территориальный орган юстиции с рекомендациями производить на местах разбор ошибок, поток неверно оформленных документов не сокращается.

Именно поэтому Минюст Российской Федерации выступил инициатором создания рабочей группы из представителей Верховного Суда Российской Федерации, Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации и, конечно, Минюста России для подготовки совместного письма об основных организационных формах взаимодействия на основе накопленного опыта. Кроме того, необходимы согласованные формы отчетности, постоянный обмен информацией.

Министерство юстиции Российской Федерации весьма заинтересовано в подобном информационном обмене прежде всего потому, что обсуждение в судах практики исполнения судебных решений с участием судебных приставов, способствовало бы, по моему мнению, выработки конструктивных предложений по уменьшению работы службы судебных приставов.

Во всяком случае именно в таком плане Президент Российской Федерации В.В. Путин в июне 2000 г. дал Министерству юстиции России указание подготовить предложения по повышению эффективности исполнения судебных решений. Основания для такой постановки вопроса весьма веские: в связи с резко возросшим объемом работ за шесть месяцев 2000 г. судебными приставами-исполнителями взыскано всего 15,7 процента от суммы, обозначенной в исполнительных документах.

Защита прав как взыскателя, так и должника в исполнительном производстве во многом зависит, в первую очередь, от профессионализма, образовательного уровня и востребованности деятельности судебных приставов-исполнителей населением, поскольку именно от судебных приставов зависит законность и эффективность деятельности по исполнению судебных актов, а вместе с тем правовая защищенность сторон исполнительного производства.

3. Предложения и рекомендации по решению проблем исполнительного производства

3.1. Судебный контроль за действиями судебных приставов

Вряд ли можно считать целесообразной сложившуюся в настоящее время практику, согласно которой судья, вынесший решение или постановивший судебный приказ, фактически сразу же забывает о нем. Правосудие при этом не достигнет своей цели – защиты прав и охраняемых законом интересов граждан и юридических лиц. Роль судьи не должна заключаться лишь в рассмотрении жалоб на действия (бездействие) судебного пристава-исполнителя. Необходимо повысить роль суда в исполнительном производстве таким образом, чтобы, не подменяя собой органы принудительного исполнения, судьи могли реально влиять на ход исполнительного производства. Сделать это возможно в частности путем возложения на судей доли ответственности за правильное и своевременное исполнения вынесенных ими юрисдикционных актов. Гражданское дело должно оставаться на контроле у судьи до полного исполнения вынесенного по нему окончательного судебного решения. Тогда, вероятнее всего, гораздо меньше будет решений с такими резолютивными частями, которые исполнить просто нереально.

Невыполнение судебным приставом-исполнителем своих прямых обязанностей является грубым нарушением закона. В этой связи вызывает интерес вопрос о возможности применения такой меры реагирования суда, как вынесение частного определения в адрес соответствующего государственного органа, должностного лица. Закон (АПК и ГПК) предоставляет судам право вынести частное определение, если нарушение законов и иных нормативных правовых актов выявлены при рассмотрении спора. Можно ли приравнять разбирательство жалобы бездействие судебного пристава-исполнителя в данном случае к рассмотрению спора по существу?

Частное определение является одним из средств решения главных задач деятельности судов: защиты нарушенных и оспариваемых прав, а также предупреждения соответствующих нарушений. Поэтому представляется, что по смыслу, например, нормы ст. 141 АПК Российской Федерации в тех случаях, когда по результатам разбирательства жалобы суд принимает конкретные меры по устранению допущенного нарушения (обязывает судебного пристава-исполнителя совершить определенные действия либо отменить конкретные действия судебного пристава-исполнителя), вынесения частного определения не требуется. Если же суд не может принимать конкретных мер по устранению выявленного нарушения, а лишь признает действия (9бездействие) судебного пристава-исполнителя неправомерными, вынесение частного определения следует признать необходимым.

Вместе с тем, учитывая также и профилактическое, превентивное значение частных определений суда, думаю, что вполне допустимо вынесение частных определений не зависимо от принятых судом непосредственных мер по устранению выявленных нарушений с целью информирования органа юстиции, службы судебных приставов субъекта Российской Федерации о допущенных нарушениях законодательства в деятельности судебных приставов-исполнителей.

В связи с этим заслуживает разработки вопрос о правовой природе актов, принимаемых судебными приставами-исполнителями в исполнительном производстве: являются ли они властно-распорядительными актами органа государственной исполнительной власти, каковым выступает Министерство юстиции Российской Федерации, или это нечто иное, скажем акт процессуального характера (гражданского или арбитражного). Выяснение данного вопроса очень важно. Если признать правильным первый вариант, то по аналогии с налоговым законодательством такие властно-распорядительные акты должны утверждаться руководителем или заместителем руководителя организации-должника. И тогда жалобы на незаконные действия (бездействие) судебных приставов следует рассматривать как иски о нарушениях недействительными актов ненормативного характера. Иски о нарушении недействительными таких актов в арбитражном суде рассматриваются коллегиальным составом судей.

Нужно ли в таком случае вносить изменения в законодательство, усложнять процедуру рассмотрения жалоб на действия (бездействие) судебных приставов-исполнителей до искового производства? Решая его, нужно помнить о реалиях судебной практики, загруженности судов и др., но самое главное: надо иметь в виду, что суд разрешает спор по существу предмета спора, а спор (жалоба) по исполнению судебного акта вторичен по отношению к первоначальному суду.

Кроме того, если признать, что жалобы должны рассматриваться по правилам искового производства, то следует учесть, что жалоба (исковое заявление) заявляется по всем правилам подачи искового заявления, в том числе и с оплатой государственной пошлины. Однако ст. 91 Закона «Об исполнительном производстве» гласит: «Взыскатель вправе предъявить организации иск о взыскании подлежащей удержанию с должника суммы, не удержанной по вине этой организации. При этом взыскатель освобождается от уплаты государственной пошлины». Это правильно: ведь по делу уже уплачена госпошлина и не требуется платить дополнительно, чтобы решение было выполнено. Это еще раз подтверждает то, что жалоба на действия судебного пристава-исполнителя должна рассматриваться в рамках единого процесса, а не в исковом производстве.

В законе установлен 10-тидневный срок для обжалования различных постановлений (ст. ст. 9, 10, 19, 27, 28, 43, 47, 73, 85, 87) и действий судебного пристава-исполнителя (ст. 90). Закон не предусматривает возможности восстановления пропущенного срока, однако в судебной практике он восстанавливается при наличии уважительных причин. Чем при этом руководствуются суды? Скорее всего, интуицией и стремлением обеспечить свободный доступ к правосудию всем заинтересованным лицам.

При этом, как представляется, надо учитывать два подхода к этой проблеме. Если данные сроки характеризовать как процессуальные, поскольку жалобы рассматриваются в судебном процессе, с участием суда, нормы, устанавливающие их, следует признать процессуальными и, следовательно, надо отнести Закон «Об исполнительном производстве» к процессуальному, а исполнительное производство – к стадиям гражданского или административного процесса. Если же квалифицировать эти нормы в качестве условий для применения материального права, возможность его восстановления должна быть предусмотрена в материальном законе. Так, действующий Кодекс РСФСР об административных правонарушениях, регулирующий применение административных мер за правонарушения к гражданам и должностным лицам, устанавливает возможность восстановления пропущенного по уважительным причинам 10-тиденвного срока на обжалование постановлений по делу об административном правонарушении (ст. 268). Но советское право не предусматривало возможности привлечения к административной ответственности юридических лиц и потому действующее законодательство не содержит подобных норм о юридических лицах. Гражданский Кодекс Российской Федерации, регулирующий отношения в гражданском обороте, вообще не допускает восстановления сроков исковой давности для юридических лиц. Налоговый Кодекс Российской Федерации представляет такую возможность лишь при подаче жалобы вышестоящему налоговому органу или вышестоящему должностному лицу.

При подобной неурегулированности суду (арбитражному суду) остается только руководствоваться соответствующими нормативами ГПК РСФСР (АПК Российской Федерации). И видимо, такая практика должна найти законодательное подтверждение.

Интересен вопрос о праве судебного пристава-исполнителя (или юридического лица, где он состоит на государственной службе) обжаловать определение суда, принятого по результатам рассмотрения жалобы на его действия (бездействие).

В ходе исполнительного производства заинтересованы взыскатель и должник. Их право на обжалование судебного акта не подвергается сомнению. А какой интерес, в отношение, таких определений судов у судебного пристава-исполнителя? Интереса экономического характера быть не может, поскольку первичный судебный акт вынесен по поводу спора истца и ответчика. Если истец и ответчик, то есть взыскатель и должник, согласны с судебным актом на действия судебного пристава-исполнителя, целесообразно ли затягивать процесс только ради того, чтобы удовлетворить служебные или личные амбиции судебного пристава-исполнителя?

Думаю, что вынесение вопроса о необходимости судебного контроля за действиями судебных приставов-исполнителей весьма важно, поскольку его отсутствие прямо сказывается на успешности их работы. Однако этот вопрос пока не нашел адекватного разрешения ни в процессуальном законодательстве, нив законодательстве об исполнительном производстве.

3.2. Очередность требований удовлетворения по исполнительным листам

Об очередности удовлетворения требований взыскателя говорится в ст. 78 Закона «Об исполнительном производстве».

При недостаточности взысканной с должника денежной суммы для удовлетворения всех требований по исполнительным листам, указанная сумма распределяется между взыскателями в следующей очередности:

- В первую очередь удовлетворяются требования по взысканию алиментов, возмещение вреда, причиненного здоровью, а также возмещению вреда лицам, понесшим ущерб в результате смерти кормильца;

- Во вторую очередь удовлетворяются требования работников, вытекающих из трудовых правоотношений; требования членов производственных кооперативов, связанные с их трудом в этих организациях; требования по оплате адвокатами оказанной юридической помощи, выплате вознаграждения, причитающегося автору за использованием его произведения, а также за использование открытия, изобретения, полезной модели, промышленного образца, на которые выданы соответствующие свидетельства;

- В третью очередь удовлетворяются требования по отчислениям в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации;

- В четвертую очередь удовлетворяются требования по платежам в бюджеты всех уровней и государственные внебюджетные фонды, отчисления в которые не предусмотрены третьей очередью;

- В пятую очередь удовлетворяются все остальные требования в порядке поступления исполнительных документов.

Требования каждой последующей очереди удовлетворяются после полного погашения требований предыдущей очереди.

При недостаточности взысканной денежной суммы для полного удовлетворения всех требований одной очереди они удовлетворяются пропорционально причитающихся каждому взыскателю сумме. В этом случае судебный пристав-исполнитель должен составить расчет по суммам, подлежащим выплате каждому из взыскателей.

Например, судебному приставу в производство поступило три исполнительных документа одной очереди. Из них один на взыскание 1000 руб., второй – 2000 руб. и третий - 3000руб., а от реализации имущества должника на депозитный счет службы судебных приставов поступило лишь 3000 руб. В данном случае на каждый рубль взыскания будет приходиться: 3000: (1000 + 2000 + 3000) = 0,5 руб. Следовательно, по первому исполнительному листу будет передано 1000 * 0, = 500 руб., по второму – 2000 * 0,5 = 1000 руб., по третьему – 3000 * 0,5 = 1500 руб.

Однако такой порядок не всегда соблюдается. Чаще всего судебный пристав-исполнитель удовлетворяет исполнительный документ, первый поступивший ему в производство.

Вопрос об установлении очередности распределения взысканной суммы между взыскателями может возникнуть только в случае недостаточности взысканной с должника суммы для удовлетворения всех требований по исполнительным документам. Поэтому прежде, чем принимать правила, содержащиеся в п. 2 ст. 78 судебный пристав-исполнитель должен удостовериться в недостаточности взысканных сумм для удовлетворения требований по всем исполнительным документам.

Установленная в п. 2 ст. 78 очередность должна неукоснительно соблюдаться. Требования каждой последующей очереди могут быть погашены после полного погашения требований предыдущей очереди. Несоблюдение этого правила часто приводит к нарушению прав взыскателей более ранней очередности и дает основание для подачи жалобы на незаконные действия судебного пристава-исполнителя.

Однако едва ли можно признать оправданным, что удовлетворение требований по исполнительным листам организаций отнесено к пятой, последней, очереди. Юридическое лицо, обращаясь в суд за защитой своих законных прав и интересов, уже заплатило в бюджет государственную пошлину. Так почему же эта организация не вправе рассчитывать если не на внеочередное, то по крайней мере на первоочередное удовлетворение своих требований? Ведь из этих средств организация-взыскатель выплачивает заработную плату, вносит обязательные платежи в бюджет и внебюджетные (пенсионный и другие) фонды. А при принудительном исполнении гарантия получить присужденное по судебному акту взыскателя взыскивается также путем удержания в первую очередь исполнительского сбора и других расходов по совершению исполнительных действий.

Несомненно, труд судебных приставов-исполнителей должен стимулироваться, но ведь не за счет взыскателя, когда у должника не хватает имущества для удовлетворения требований взыскателя и покрытия исполнительских расходов. Поэтому, на мой взгляд, необходимо внесение изменений в очередность порядка удовлетворения требований взыскателя по исполнительным документам с учетом того, что предприятия и организации являются фундаментом для экономики страны.

3.3. Процессуальное правопреемство в исполнительном производстве

На исполнение судебных актов распространяются общие положения арбитражного и гражданского процессуального Кодексов Российской Федерации, в том числе и норма статьи 400 процессуальном производстве.

В процессе исполнения судебного акта права или обязанности субъектов спорного материального правоотношения в силу тех или иных обстоятельств могут перейти к другому лицу, не являющемуся участником данного конкретного дела. В этом случае происходит процессуальное правопреемство, то есть замена одной из сторон процесса другим лицом, то есть правопреемником.

Замена стороны его правопреемником, как правило, происходит в случаях выбытия одной из сторон исполнительного производства, (реорганизация, уступка прав требования, перевод долга, смерть гражданина и в других случаях).

Замена стороны правопреемником происходит, как правило, в случаях перемены субъекта исполнительного производства, когда новый субъект полностью или частично принимает на себя право или обязанность правопредшественника, то есть в случае универсального или сингулярного правопреемства в материальном праве.

Универсальное правопреемство, то есть переход всех правомочий к другому лицу (от правопредшественника к правопреемнику) может иметь место в таких случаях, как например, правопреемство при реорганизации юридических лиц, которая может осуществляться в разменных формах. Одной из них является преобразование юридического лица из одной организационно-правовой формы в другую (п. 1 статьи 57 ГК Российской Федерации). При этом, в случае преобразования государственного предприятия, которое произошло по условиям конкурса, в другую организационно-правовую форму, правопреемник становиться должником по обязательствам, вытекающим из договора, который заключил правопредшественник.

Правопреемство в отдельном материальном отношении (сингулярное) влечет за собой процессуальное правопреемство. Так, например, уступка права требования кредитором другому лицу допускается, если она не противоречит закону, иным правовым актам, договору. Однако как при уступки требований кредитором другому лицу, так и при переводе долга на другое лицо должником допускается процессуальное правопреемство и основанием его является правопреемство в материальном правоотношении, допускаемом законом.

Правопреемство не допускается, если оно не может иметь места в материальном праве. Так, поскольку исключается правопреемство в трудовых правоотношениях по делам о восстановлении на работе, его не может быть по соответствующим делам и в исполнительном производстве.

Согласно ст. 381 Гражданского Кодекса Российской Федерации переход к другому лицу прав, неразрывно связанных с личностью кредитора, в частности требований об алиментах и о возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью, не допускается. Следовательно, по этим требованиям невозможно правопреемство и в исполнительном производстве.

О допуске правопреемника в исполнительное производство судебный пристав-исполнитель должен вынести постановление. Для правопреемника, допущенного в исполнительное производство, все действия, совершенные до его вступления в исполнительное производство, обязательны в той мере, в какой они были обязательны для стороны, которую правопреемник заменил.

Однако вызывает сомнение правомерность такой замены.

Судебная практика показывает, что особые трудности вызывает оценка правомерности и правовых последствий различных уступок требования (например, долга и процентов, признанных решением суда), которые влекут сингулярное правопреемство. При этом при замене выбывающей стороны ее правопреемником не нужно никаких судебных решений. Правда, Закон указывает, что такая замена должна производиться в порядке, установленном федеральным законом. Каким? Может быть, АПК Российской Федерации? Тогда зачем постановление судебного пристава-исполнителя? Насколько правильно такое расширение его компетенции и подмена им судебных органов?

Думается, что решение вопросов правопреемства в исполнительном производстве целесообразно оставить в исключительной компетенции суда, выдавшего исполнительный лист. Это необходимо, прежде всего, для сохранения последовательности положений Закона. Ведь, например, обращение взыскания на имущество должника, находящееся у других лиц, производится по определению суда (ст. 48), а не по самостоятельному постановлению судебного пристава-исполнителя.

3.4. Мероприятия по решению проблем исполнительного производства в деятельности второй коллегии адвокатов

Почти четырехлетнее применение федеральных законов «Об исполнительном производстве» и «О судебных приставах», ставших основой создания службы судебных актов и актов других органов, выявило наряду с этим некоторые проблемы, вставшие также и в деятельности 2-ой коллегии адвокатов.

2-я коллегия адвокатов предпринимает различные меры по повышению эффективности исполнительного производства. Так, ей были разработаны мероприятия по взысканию с работодателя задолженности по заработной плате.

На многих крупных предприятиях, которые в течение продолжительного периода времени не в состоянии рассчитаться со своими работниками, создаются комиссии по трудовым спорам (КТС). Используя данные органы, работники имеют возможность в упрощенном порядке взыскивать с работодателя и получать по исполнительным документам (удостоверениям КТС) задолженность работодателя по заработной плате в обход картотеки исполнительных документов к расчетным актам предприятия. Нем не менее в функционировании КТС и при осуществлении действий по исполнению их удостоверений есть ряд аспектов, которые затрудняют практическую реализацию денежных средств взыскателями (работниками) и которые встали в связи с этим перед 2-ой коллегией адвокатов.

Режим работы и организация КТС определены Кодексом законов о труде Российской Федерации. Комиссия по трудовым спорам является вторым органом трудового коллектива.

Основная функция КТС заключается в регулировании трудовых споров работника и работодателя, рассмотрение которых не отнесено к компетенции иных органов (ст. 204 КзоТ), КТС не только рассматривает трудовые споры, но и правомочно выдавать удостоверения на выплату задолженности по заработной плате, имеющие силу исполнительного листа (ст. 209 КЗоТ, ст. 7 Федерального Закона «Об исполнительном производстве»)0. Именно в данных вопросах и возникли сложности.

Статья 6 названного закона предусматривает право взыскателя направить исполнительный документ на взыскание денежных средств в банк при условии, что взыскатель располагает сведениями об имеющихся там счетах и наличие на них денежных средств, или судебному приставу при отсутствии указанных сведений для надлежащего исполнения. Таким образом, взыскатель имеет право выбора формы исполнения своего исполнительного документа – через банк или через судебного пристава. Статья 209 КЗоТ устанавливает, что на основании удостоверений, выданных КТС и предъявленных не позднее трехмесячного срока со дня получения в службу судебных приставов (ранее – в районный суд – в редакции КЗоТ), судебный пристав-исполнитель проводит решение КТС в исполнение в принудительном порядке, то есть исполнение удостоверения КТС возможно только через судебного пристава.

Из практики 2-ой коллегии адвокатов требует, что такую позицию приняли мнение банка при осуществлении действий при осуществлении действий по исполнении удостоверений КТС. Следствием этого стала выдача отказов в исполнении удостоверений КТС взыскателям, самостоятельно представляющим в банке данные исполнительные документы. При этом нормы ст. 209 КЗоТ трактуются как специальные нормы, регулирующие принудительное исполнение исполнительных документов, по отношению к нормам Федерального Закона «Об исполнительном производстве».

Однако представляется, что подобное толкование закона является необоснованным. В ст. 1 Закона сфера его регулирования определена как порядок принудительного исполнения судебных актов и актов иных органов, а в ст. 3 установлено, что принудительное исполнение судебных актов и актов иных органов возлагается на службу судебных приставов. Исходя из этого можно сделать вывод, что принудительным исполнением является исключительно исполнение обязательных актов через службу судебных приставов. В статье 5 и 6 Закона указано, что исполнение могут осуществлять другие органы, а именно банки, взыскатель, то есть данное исполнение не является принудительным и не относится к сфере, регулируемой данным Законом и иными нормами права, регламентирующими принудительное исполнение.

Упомянутая ст. 209 КЗоТ устанавливает особенности принудительного исполнения удостоверений КТС, а это, в свою очередь, указывает на то, что данная норма не распространяет свое действие на осуществление исполнительных процедур не принудительным способом (не через службу судебных приставов).

Данное толкование Закона обосновывает возможность взыскателя по удостоверениям КТС предъявлять свои требования непосредственно в банке. Это также обосновывает наличие двух форм реализации исполнительных документов – принудительное исполнение через службу судебных приставов и исполнение через другие органы (в частности, через банки) – эту проблему и решает в своей работе 2-ая коллегия адвокатов.

Важно отметить, что общие начала и цели исполнительного производства заключаются в надлежащем удовлетворении требований взыскателя. Поэтому толкование нормативных актов, усложняющее взыскание денежных средств по исполнительным документам в практике затрудняет реализацию прав взыскателя.

Что касается исполнения актов арбитражного суда, то, как уже указывалось, судебные приставы-исполнители в основном исполняют те решения по имущественным спорам, по взысканию денежных средств, которые не могут быть исполнены из-за отсутствия денежных средств на счетах должника. Ясно, что добровольно исполнить решение суда должник не может, что отсутствие на счетах денежных средств вполне уважительная причина, учитывая общую экономическую ситуацию в стране. Так какой же смысл заложил законодатель в ст. 9 Закона, предписывающую должнику в пятидневный срок добровольно исполнить требования исполнительного листа по указанию судебного пристава-исполнителя. Должник не мог его исполнить добровольно и за более длительный срок. Да и принудительно такие требования на практике исполняются месяцами, а то и годами. Однако по истечении пятидневного срока требования исполняются принудительно со взысканием исполнительского сбора. А исполнительский сбор – это плата за осуществляемые действия по исполнению судебного акта или санкция за неисполнение решения суда в добровольном порядке?

Если это плата за услуги, оказываемые судебным приставом по реализации имущества во исполнение требований исполнительного листа, она должна взыскиваться лишь после реального оказания услуг. В практике 2-ой коллегии адвокатов встречаются случаи, далеко не единичные, когда после возбуждения исполнительного производства судебный пристав-исполнитель никаких действий не осуществляя, стороны сами договорились об исполнении и взыскатель отозвал исполнительный лист без исполнения, но тем не менее исполнительский сбор судебным приставом был взыскан.

Так, например, арбитражным судом Хабаровского края был выдан исполнительный лист на взыскание с ООО «Грунт» в пользу ЗАО «Стройлист» 252502 руб. 34 коп. (его интересы представляла 2-ая коллегия адвокатов).

Впоследствии, уже после принятия его к производству службой судебных приставов Центрального района Хабаровска, стороны договорились о том, что должник «отработает» указанную сумму на строительных объектах взыскателя.

Постановлением о возмещении исполнительного документа, по которому взыскание не проводилось, судебный пристав-исполнитель, руководствуясь ст. 26 Закона возвратил данный исполнительный лист на основании заявления взыскателя. Однако исполнительский сбор был уже взыскан.

Думаю, что такие действия абсолютно неправомерны, и исполнительский сбор превращается в семипроцентный штраф от суммы требования всего лишь за исполнение последнего в пятидневный срок. Но не слишком ли велика ответственность. И почему тогда законодатель не установил ответственность судебного пристава-исполнителя за невыполнение в сроки действий, предусмотренных законодательством об исполнительском производстве. Это в большей мере стимулировало бы названные службы к добросовестному исполнению своих обязанностей.

Из практики 2-ой коллегии адвокатов, связанной с исполнением судебных актов о возбуждении денежных сумм следует, что более правильным и справедливым было бы исчисление исполнительского сбора от реально взысканной суммы. С учетом этого предложения нуждается в изменении правило об однократности (при первом поступлении исполнительного документа судебному приставу-исполнителю) взыскания исполнительского сбора (п. 2 ст. 81 Закона).

Законом установлено, что исполнительский сбор взыскивается «в случае неисполнения исполнительного документа без уважительных причин в срок, установленный для добровольного исполнения указанного документа». Однако на практике существует совершенно различное понимание уважительности причин неисполнения исполнительного документа, что влечет увеличение числа жалоб на действия судебных приставов (в деятельности 2-й коллегии адвокатов такие случаи не редкость), необходимо указать в Законе, какие именно причины следует считать уважительными.

Особого внимания в практике 2-й коллегии адвокатов заслуживает вопрос о штрафах, налагаемых судебными приставами в соответствии со ст. 85 и 87 Закона «Об исполнительном производстве». Прежде всего, большое сомнение вызывает правомерность наделения судебного пристава – исполнителя правил единолично решать вопрос о применении штрафа с вынесением постановления, пусть и утверждаемого старшим судебным приставом – исполнителем. Ведь даже суд вопрос о наложении штрафа решает в заседании суда. О времени и месте заседания лица, в отношении которых решается вопрос о наложении штрафа, извещаются заказным письмом с уведомлением о вручении. Ничего подобного не устанавливается для судебного пристава – исполнителя. Получается, ему доверяют больше, чем судье? Но ведь судебные приставы даже не всегда имеют высшее образование, не говоря уже о высшем юридическом.

В совей работе 2-я коллегия адвокатов столкнулась с вопросом о том, куда должны зачисляться суммы штрафов. Воспользовавшись пробелом в законодательстве хабаровские приставы – исполнители одно время зачисляли их на собственный счет, то есть в свою пользу. Этот вопрос был поднят адвокатами 2-й коллегии адвокатов.

Представляется, что указанная проблема должна решаться по аналогии закона, то есть нужно, как предусмотрено, например в АПК, зачислять суммы штрафов в федеральный бюджет. Это тем более очевидно, что служба судебных приставов финансируется из федерального бюджета, и нельзя допустить, чтобы у государственной службы была экономическая заинтересованность в применении санкций.

В своей деятельности 2-я коллегия адвокатов сталкивается со множеством проблем, возникающих из исполнительного производства и старается решать их и для повышения эффективности правосудия, и для полного удовлетворения требований, обращающихся в 2-ю коллегию адвокатов граждан. Однако подавляющее большинство трудностей, возникающих в процессе исполнения судебных актов и актов иных органов, появляется в результате несовершенства законодательства об исполнительном производстве, которое остро нуждается в изменениях и дополнениях.

Заключение

При современном развитии социально-экономических отношений, отнюдь не способствующих стабилизации и появлению прогнозируемости, особое значение приобретают гарантии восстановления нарушенных прав граждан и организаций уполномоченными юрисдикционными органами – службами судебных приставов и самими приставами-исполнителями, действующими на основании как процессуального законодательства Российской Федерации, так и на основании специального законодательства об исполнительном производстве – Федеральных Законов «О судебных приставах» и «Об исполнительном производстве».

Создание эффективной системы исполнительного производства – одно из приоритетных направлений деятельности Министерства юстиции России.

Каждый десятый гражданин Российской Федерации сегодня решает свои насущные проблемы через суд и судебных приставов.

Однако в настоящее время, к сожалению, в судебных решениях не всегда присутствуют реальные механизмы восстановления нарушенного права – такие решения судебных органов, как правило, остаются неисполненными, что сводит на нет силу судебного акта, дестабилизирует экономическую и социальную ситуацию и подрывает доверие предпринимателей к легальным способам защиты своих интересов. Наличие неисполненного судебного акта свидетельствует о том, что подлежащее защите право продолжает оставаться незащищенным, а следовательно, задача судопроизводства – нереализованной.

Вместе с тем и работа службы судебных приставов не лишена недостатков и упущений. Министерством юстиции осуществляются радикальные меры организационного, кадрового и иного характера по совершенствованию службы судебных приставов, взяты под контроль наиболее сложные и важные в социальном отношении исполнительные производства. в настоящее время среднемесячная нагрузка на одного судебного пристава – исполнителя составляет 250 исполнительных производств, однако несмотря на огромную загруженность с 1 января 2000 г. судебные приставы в полном объеме осуществляют принудительное взыскание налогов и сборов.

Отрицательно сказываются на работе судебных приставов пробелы в действующем законодательстве. Поэтому, думаю, назрела необходимость наделения органов юстиции в установленном законом порядке правом производства дознания и предварительного следствия по делам, связанным с деятельностью судебных органов.

В настоящее время единый процесс исполнения решений судов разделен между тремя государственными органами – судебными приставами, органами внутренних дел и прокуратуры, что является еще одной причиной, не способствующей эффективному исполнению судебных решений, поскольку в законодательстве об исполнительном производстве не урегулирован статус судебных приставов – исполнителей, отсутствуют все нормы, регулирующие действие судебных приставов и других участников исполнения по каждой категории исполнительных действий. В определенной мере Закон «Об исполнительном производстве» носит рамочный характер и уже поэтому предполагает наличие по вопросам сферы деятельности федерального закона подзаконных актов, принимаемых не только Правительством Российской Федерации, но и Президентом Российской Федерации, и Министерством юстиции Российской Федерации.

О возможности и целесообразности решения о наделении органов юстиции правом производства дознания и предварительного следствия по указанным делам свидетельствует зарубежный опыт, а также соответствующее указание в Конституции реформирования органов и учреждений юстиции Российской Федерации.

Высказывавшиеся в последнее время предложения о передаче службы судебных приставов в Судебный департамент при Верховном суде Российской Федерации противоречат как основным положениям Концепции судебной реформы, так и принципу разделения властей.

Поскольку Судебный департамент не обеспечивает деятельность Конституционного Суда Российской Федерации и системы арбитражных судов, передача службы судебных приставов может привести к тому, что акты других органов, принудительно исполняемые в настоящее время судебными приставами – исполнителями, не может и не должен выполнять Судебный департамент как орган судебной системы страны.

Поэтому предложение о передаче службы судебных приставов, с моей точки зрения, неконструктивно. В случае его реализации будет ослаблена система государственной власти в России, разрушена недавно созданная и постоянно повышающая свою эффективность государственная структура, снизится эффективность исполнительной деятельности, уменьшатся поступления в бюджет, поскольку в прошлом году в федеральный бюджет судебные приставы перечислили более 300 млн. рублей, взыскали с должников только за 9 месяцев прошлого года 46 млрд. рублей.

И проблемы, и перспективы исполнительного производства тесно связаны с социально-экономическим положением в стране.

Задачей данной работы, как уже указывалось, является не столько теоретическое изложение положений исполнительного производства, сколько выявление его проблем и попытка обозначения путей их решения, что стало результатом анализа законодательства об исполнительном производстве. Работа не претендует на полное изложение всех проблем и указание методов их разрешения. В полном объеме они могут быть выявлены при доработке находящегося в Госдуме законопроекта о внесении изменений и дополнений в Закон «Об исполнительном производстве».

Устранение неточностей и недоработок в законодательстве об исполнительном производстве позволит повысить эффективность правосудия, особенно в экономической сфере, авторитет и значимость системы арбитражных судов и судов общей юрисдикции.

Библиографический список

1. Конституция Российской Федерации. - М.: Аст, 1995

2. Гражданский процессуальный кодекс РСФСР с постатейными материалами. – М.: Юридическая литература, 1998.

3. Кодекс об административно-правовых нарушениях РСФСР. – М.: Проспект, 1998.

4. Таможенный кодекс Российской Федерации. – М.: Юринформцентр, 1995.

5. Об оперативно-разыскной деятельности: Федеральный закон от 12.08.95 г.№144-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. – 1995. - №29. – Ст. 3590.

6. Об исполнительном производстве: Федеральный закон от 21.07.97 г. // Собрание законодательства Российской Федерации. – 1997. - №30. – Ст. 3590.

7. Об оперативно-розыскной деятельности:

8. О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним: Федеральный закон от 21.07.97 г. // Собрание законодательства Российской Федерации. – 1997. - №30. – Ст. 3594.

9. О судебных приставах: Федеральный закон от 21.07.97 г. // Собрание законодательства Российской Федерации. – 1997. - №30. – Ст. 3589.

10. Об утверждении перечня государственных должностей Федеральной государственной службы: Указ Президента Российской Федерации от 28.04.98 г. №462 // Российская газета. – 1998. - №6.

11. Об утверждении перечня боевого стрелкового оружия: Постановление Правительства Российской Федерации от 30.12.98 г. №1584 // Российская газета. – 1999. - №1.

12. О некоторых вопросах, связанных с исполнением денежных обязательств и обращением взыскания на имущество: Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 20.01.99 г. №2 // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. – 1999. - №2.

13. Инструкция об исполнительном производстве от 15 ноября 1995 г. №22 // Бюллетень нормативных актов министерств и ведомств СССР. – 1987. - №11.

14. Андреева Т. Комментарий к Федеральному закону «Об исполнительном производстве»: гл. XI – XII // Хозяйство и право. – 1999. - №4.

15. Белоусов Л. Комментарий к Федеральному закону «Об исполнительном производстве»: гл. X // Хозяйство и право. – 1999. - №3.

16. Блажеев В.В., Боннэр А.Т. Гражданское процессуальное право России. – М.: Статус, 1999.

17. Иванова Л.М., Аргунов В.М. Арбитражный процесс. – М.: Юрист, 1999.

18. Козлов П.Н. Новой службе – силовую поддержку (в помощь приставу) // Российская юстиция. – 1999. - №5.

19. Комментарий к арбитражному процессуальному кодексу / Под ред. С.А. Зинченко, А.А. Лукьянцева. – Ростов-на-Дону: Феникс, 1996.

20. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Ч. 1. / Под ред. О.Н. Садикова. – М.: Юринформцентр, 1997.

21. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Ч. 2. / Под ред. О.Н. Садикова. – М.: Инфра-Норма, 1997.

22. Комментарий к кодексу законов о труде / Под ред. К.Н. Гусова. – М.: Юринформцентр, 1996.

23. Комментарий к налоговому кодексу Российской Федерации / Под ред. В. Слома. – М.: Статус. – 1999.

24. Лисковец Б.А., Чугунов Г.В. Исполнение судебных решений. – М.: Государственное издательство юридической литературы, 1952.

25. Мартынова В. Комментарий к Федеральному закону «Об исполнительном производстве»: гл. II - III // Хозяйство и право. – 1998. - №10.

26. Мельников А. Судебные приставы – это исполнительная власть // Российская юстиция. – 2000. - №4.

27.

28. Чайка Ю.Л. Основные направления развития Системы Министерства юстиции Российской Федерации // Хозяйство и право. – 2000. - №3.

29. Ягудзинский А. Взаимодействие между органами, осуществляющими взыскание по исполнительным документам // Российская юстиция. – 2000. - №5.

30. Материалы судебной практики и практики исполнительного производства – дела второй коллегии адвокатов за 1998 – 2001 гг.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий