Яса Чингизхана

Реферат

На тему: «ЯСА ЧИНГИСХАНА»

\

Выполнила: Шабанова Эсмира

Алматы 2010

1. Условия принятия Ясы

Образование Еке Монгол улуса («Великого Монгольского государства» – так стало

называться созданное Чингисханом государство с 1211 г.) в начале XIII в. вызвало

необходимость выработки общих, закрепленных письменно правовых норм и

законодательных уложений для управления обширной державой. К реализации этой

цели было приспособлено обычное право, подвергшееся кодификации и изменениям,

отвечающим новым условиям. Свод законов и установлений получил название «Великая

Яса» или просто «Яса» Чингисхана.

Яса (более полная форма «ясак»; монгольское – дзасак, йосун) означает

«постановление», «закон». «Яса» Чингисхана – санкционированный Чингисханом

монгольский свод законов и установлений. Новое законодательство формировалось

десятилетия, с одной стороны, долго, а с другой – моментально. Для всех монгольских

племен Чингисова улуса «Яса» была опубликована, как полагают, на Великом курултае

в 1206 году, одновременно с провозглашением Темучина Чингисханом всей Великой

степи. Но и после этого «Яса» дополнялась и расширялась. Это произошло в 1218 г.,

перед войной с Хорезмийским султанатом, и в 1225 г. перед завоеванием Тангутского

царства. Но элементы нового стереотипа поведения начали слагаться, надо полагать, до

1206 г., что вызвало резкое сопротивление всех ревнителей старины, для которых личная

свобода и безответственность были дороже государственного порядка. Вместе взятые,

все эти реформы и их воплощение создали основу нового монгольского императорского

закона – Великой Ясы Чингисхана.

В монгольской летописи «Чиндаманин Эрихэ» говорится: «По изгнании Алтан-

хана китайского и подчинения своей власти большей части китайцев, тибетцев и

монголов, Чингисхан, владея великим просветлением, так Думал: законы и

постановления китайцев тверды, тонки и непеременчивы. И при этой мысли, пригласив

к себе из страны народа великого учителя и 18 его умных учеников, Чингисхан поручил

им составить законы (йосон), из которых исходило бы спокойствие и благоденствие для

всех его подданных, а особенно книгу законов (хули-йосони билик) для охранения правления его. Когда, после составления, законы эти были просмотрены Чингисханом, то

он нашел их соответствующими своим мыслям и составителей наградил титулами и

похвалами».

«Яса» Чингисхана, которая возводила всякий проступок, даже простую

человеческую халатность или неосторожность в ранг преступления и предусматривала

строгое наказание, вплоть до смертной казни, признается «чрезвычайно строгой» даже

официальным историком Монгольской империи Рашид ад-Дином. «По мере того, как

русские знакомились с монгольским уголовным правом, они становились готовыми

принять некоторые принципы монгольского права, – утверждает Г.В. Вернадский. –

Даже Владимирский-Буданов, который в целом преуменьшал монгольское влияние на

Россию, признает, что и смертная казнь (неизвестная Русской Правде Киевской Руси), и

телесные наказания (применяемые только к рабам в Киевской Руси) были включены в

право Московии под влиянием монголов». В.А. Рязановский в своем исследовании

также отмечал, что в сфере русского уголовного права результатом монгольского

влияния было «введение смертной казни, наказания кнутом, пыток – чего не было в

Русской Правде и почти не было в Псковской судной грамоте».

Однако, как мы уже отмечали, не для всех «Яса» стала законом, который должен

был неукоснительно соблюдаться. Это касалось, прежде всего, Чингизидов. Чингисхан

повелел: «Если кто-нибудь из нашего уруга единожды нарушит Ясу, которая

утверждена, пусть его наставят словом. Если он два раза ее нарушит, пусть его накажут

согласно билику, а на третий раз пусть его сошлют в дальнюю местность Балджин-

Кулджур. После того, как он сходит туда и вернется обратно, он образумится. Если он

не исправился, то да определят ему оковы и темницу. Если он выйдет оттуда, усвоив

адаб (нормы поведения), и станет разумным, тем лучше, в противном случае пусть все

близкие и дальние его родичи соберутся, учинят совет и рассудят, как с ним

поступить».

Кроме того, в империи было немало людей из военной аристократии, которым сам

Чингисхан и его преемники даровали титулы, награды и привилегии за их особые

заслуги перед государем и государством. Такие привилегированные люди назывались

тарханами. По утверждению Джувейни, привилегии тарханов заключались в

следующем: 1) они были освобождены от всяких податей; 2) вся добыча, захваченная

ими на войне или на охоте, составляла их полную собственность; 3) во всякое время они

могли входить во дворец без всякого разрешения; 4) они привлекались к

ответственности только за девятое совершенное ими преступление (при этом, однако,

имелись в виду только те преступления, которые влекли за собой смертную казнь); 5) во

время пира тарханы занимали почетные места и получали по чарке вина.

Всюду в «Ясе» мы видим строгую соподчиненность в административно-

политическом отношении. Вот поэтому, видимо, российское самодержавие не имело

аналога на Западе и было так близко и понятно для степной зоны Евразии. В вассальных

уделах, в том числе и на Руси, монголами сохранялось прежнее правление. В то же

время, оставляя старую династию во главе местной администрации, монголы

одновременно ввели для контроля над деятельностью местных вассальных правителей

специально назначенных наместников – баскаков, осуществлявших надзор за

исполнением законов на местах, связь с метрополией, им было придано войско для

сбора дани.

Требовалось также определить имя народа, ядром которого стали верные

сторонники Чингисхана вместе с их семьями и домочадцами. Тогда они назывались

«монголы», и это название официально закрепили за вновь сформированным народом-

войском. Самым примечательным обстоятельством было то, что монгольское войско

выросло с тринадцати тысяч добровольцев до ста десяти тысяч регулярной армии.

Пополнение произошло за счет включения в орду побежденных народов – кереитов и

найманов. Важно, что, оказавшись в армии победителя, они ни разу не проявили__ нелояльности новому хану, а это значит, что для них были созданы приемлемые условия

существования. Ведь на каждого монгольского ветерана приходилось десять

новобранцев-военнопленных, привыкших бунтовать даже против своих племенных

ханов. Чингисхан «направил на путь истины всеязычное государство и ввел народы под

единые бразды свои». В этой армии сила была на стороне побежденных, но они быстро

стали верноподданными. Думается, что здесь сыграла решающую роль степная традиция

централизованной сильной власти, способной противостоять оседлым соседям:

чжурчженям, тангутам и мусульманам. Сменив кличку «цзубу» (прозвище, означающее

«пастухи-кочевники») на гордое имя «монгол», они ничего не проиграли, а те, кто не

хотели жить в объединенном государстве, ушли на запад и продолжили войну. Это были

меркиты и часть найманов. Остальные перенесли свои симпатии на Чингисхана.

Курултай стал высшим органом власти, и только он имел право доверить функции

управления определенному лицу, именуемому в дальнейшем ханом. Своеобразно

трактует его миссию Н.М. Карамзин: «Сей отрок, воспитанный материю в простоте

жизни пастырской, долженствовал удивить мир геройством и счастьем, покорить

миллионы людей и сокрушить государства, знаменитые сильными воинствами,

цветущими искусствами, науками и мудростию своих древних законодателей».

2. Общая характеристика Ясы.

Яса (более полная форма ясак, монг. – дзасак) означает «постановление», «закон».

В.А. Рязановский, занимавшийся исследованием Великой Ясы Чингисхана, писал: "Слово Яса означает запрет, устав, закон... Великая Яса представляет письменный законодательный памятник, изданный Чингисханом . Академик В.В. Бартольд в труде "Туркестан в эпоху монгольского нашествия" дал следующее научное пояснение этого слова: "Яса - постановление, закон, более полная форма ясак выход к арабскому слову (монг. Дзасак).

Академик Б.Я. Владимирцов в книге Чингисхан (1922 г.) писал: "Чингисхан... оставил своим преемникам громадную империю и руководящие начала ее устройства, которые и были изложены им в его установлениях это Джасаке и его Изречениях - Билике. По мнению калмыцкого историка Эренжина Хара-Давана, Большой Джасак Чингисхана как бы состоял из двух крупных разделов.

Современный исследователь Чингисхана Е.И. Кычанов полагает, что Яса не являлась систематизированным сводом законов, она включала ярлыки - приказы, ясак - законы, билик - поучения. Несомненно, есть и другие высказывания и суждения по этому вопросу, но каждое из них заслуживает внимания и, бесспорно, может существовать как научная точка зрения. По словам Джувейни, законы и постановления Чингисхана были написаны на свитках («тумар») и хранились у наиболее авторитетных царевичей – знатоков Ясы. Яса не сохранилась в подлиннике и известна лишь в отрывках и сокращенных изложениях. Наиболее подробные сведения о постановлениях Ясы даны у Джувейни и у арабского писателя XV в. Макризи. Продолжительное время Яса оставалась для монгольских государей высшим авторитетом. Члены ханского рода, отступившие от Ясы, строго наказывались в соответствии с изречениями Чингисхана, называвшимися тюркским словом «билик» (знание).
Созданная Чингисханом система права отвечала запросам и потребностям феодализирующегося монгольского общества. В ней законодательным путем были закреплены лишь те из прежних норм обычного права, которые соответствовали интересам феодально-кочевой знати, а также вновь созданные.
Яса Чингисхана регламентировала лишь нормы кочевой жизни. В большинстве покоренных монголами стран, в частности, в Средней Азии, где издревле существовала своя правовая традиция, подчинить население новому праву было чрезвычайно трудно. Правовая система монголов, выработанная на основе обычного права кочевников и преимущественно для кочевников, в иных условиях оказывалась крайне неудобной .Многие стороны социально-бытовой и общественной жизни, в частности юга и юга-востока Казахстана, оставались вовсе не регламентированными Ясой, а отдельные ее предложения вступали в противоречие с мусульманским религиозным правом и обычаями местного населения. На этой почве возникали столкновения между блюстителями Ясы и местным населением, оборачивавшиеся, как правило, трагедией для последнего.
Однако с течением времени Чингизиды и военно-кочевая знать все больше воспринимали традиции мусульманской культуры и государственности и все менее следовали в своей жизни предписаниям Ясы. По словам Хамдаллаха Казвини, «у монголов нет обычая обитать в городах, и это противно Ясаку Чингисхана». Между тем именно это требование наиболее часто нарушалось самими Чингизидами, как в улусе Джучи, так и в улусе Чагатая. Особенно среди кыпчакской знати, в связи с усилением влияния оседло-земледельческих мусульманских стран, постепенно стало распространяться мусульманское право – шариат.


Copyright © MirZnanii.com 2015-2018. All rigths reserved.