регистрация / вход

«Умный» МИР

Может ли машина обладать собственным разумом, а не только слепо выполнять предписания человека? Что стоит за терминами «думающий компьютер», «искусственный интеллект»?

Наталия Дубова

В 1969 году началось производство МИР-2

Может ли машина обладать собственным разумом, а не только слепо выполнять предписания человека? Что стоит за терминами «думающий компьютер», «искусственный интеллект»? Эти вопросы волнуют умы с тех пор, как существует цифровая вычислительная техника. Для Виктора Михайловича Глушкова проблема искусственного интеллекта была одним из важнейших направлений научных исследований и их практического воплощения в архитектуре ЭВМ. Промежуточным этапом в развитии этого направления Глушков называл свои машины МИР, поскольку, по его словам, в них разработчикам удалось реализовать «примитивный искусственный интеллект» — приблизить машинный язык к человеческому, но не разговорному, а математическому языку. В 1969 году в Киеве началось производство второй машины для инженерных применений — МИР-2.

Удивительно неординарная личность, Глушков был нарушителем спокойствия во всем, что делал. Столбовая дорога развития машинных языков предусматривала их упрощение, развитие средств автоматизации программирования. Глушков же считал необходимым всемерно развивать «интеллект» машины. Аппаратная поддержка возможностей языков высокого уровня была важным этапом на пути к этой цели. Для ЭВМ МИР-1, появившейся в 1965 году, разработчики из Института кибернетики АН УССР создали оригинальный язык, который интерпретировала сама машина. Этот язык, в частности, позволял записывать формулы с помощью общепринятых математических символов, включал операторы, заданные русскими словами («вычислить», «заменить», «если», «разрядность» и т. д.) и в то же время имел некоторые элементы традиционных процедурных языков.

Следующая, более совершенная машина МИР-2, относясь к классу малых машин, в том, что касалось скорости аналитических преобразований, не уступала гораздо более мощным универсальным ЭВМ. Глушков вспоминал, что МИРы были способны «щелкать» интегралы и внешне это выглядело очень убедительно, потому что далеко не всякий преподаватель мехмата может решать такие интегралы». МИР-2, интеллектуальный уровень которой значительно превосходил возможности ее предшественницы, пользовалась большой популярностью в учебных институтах, конструкторских бюро и физических лабораториях. Термином «интеллектуальный уровень» Глушков характеризовал математические возможности машины.

В своих малых машинах Глушков реализовал принцип ступенчатого микропрограммирования. Впервые микропрограммное управление появилось в специализированной, предназначенный для системы ПВО ЭВМ «Тетива» в 1962 году. Ее создатель, ученик Брука Николай Яковлевич Матюхин, выдвинул идею микропрограммирования в 1957 году независимо от британского ученого Уилкса. Глушков получил авторское свидетельство на более совершенное, ступенчатое микропрограммное управление, которое он впервые реализовал в машине «Проминь», предшественнице МИРов, а затем и в машинах этой серии.

В МИР-2 впервые появилась возможность работать с машиной в режиме диалога. С помощью дисплея со световым пером инженер-пользователь мог вводить и получать на экране графическую информацию и решать некоторые геометрические задачи.

Глушков не останавливался на пути повышения интеллектуального уровня создаваемых им машин и в конце 60-х начал работу над новой «умной» ЭВМ. Проект, получивший название «Украина», на этот раз предполагал построение высокопроизводительной универсальной ЭВМ с высокоуровневым машинным языком и архитектурой, отличной от традиционных принципов фон Неймана. Проект с огромным интересом обсуждался в Москве, в Минрадиопроме. Сергей Алексеевич Лебедев поначалу выступал основным оппонентом идей Глушкова, но в конце концов поддержал «Украину». Однако проект так и остался нереализованным — элементной базы и производственных технологий, достойных такой сложной задачи, как внедрение языков высокого уровня в структуры ЭВМ, в те годы не существовало даже у американцев.

Глушков считал, что принципы фон Неймана были вполне приемлемы для первых ламповых машин, которые в силу несовершенства элементов должны были строиться на возможно более простых принципах с простыми командами: «Однако я уже тогда предвидел развитие микроэлектроники и то, что конструктивные элементы будут изготовляться в едином технологическом процессе и будут стоить очень дешево. Я сформулировал такую цель для физиков: композиционное конструирование твердого тела для создания машинной среды. В этом случае принципы фон Неймана неприемлемы. В качестве одного из новых принципов я предложил усложненный машинный язык». В конечном итоге Глушков мечтал о разговоре с машиной на естественном языке. Первые шаги к этому были сделаны в машинах МИР, с которыми можно было разговаривать на понятном для специалиста математическом языке. Двигаясь дальше, Глушков работал над автоматизацией логических рассуждений, создавал новое направление в логике — практическую математическую логику, с помощью которой можно было строить математическое доказательство как программу.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 1.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий